Глава 68.1. Племянники мои, не бегите!

Бай Сяочунь был очень хорош в получении удовольствия от внимания других людей… Теперь, когда он стал младшим братом главы секты, он с важным видом и в приподнятом настроении направился к Павильону Сдачи Миссий.

Сухо кашлянув, Бай Сяочунь поправил свою одежду, поднял подбородок и сложил руки за спиной, его окутал воздух старшинства.

Как одно из наиболее популярных мест на Горе Душистых Облаков, Павильон Сдачи Миссий, естественно, был заполнен огромной толпой. Каждый день сюда приходит и уходит множество внешних учеников, так что шум было слышно даже издалека.

На то, чтобы достичь Павильона Сдачи Миссий, Бай Сяочуню понадобилось не так много времени. Он стоял там, изобразив, по его мнению, добрую улыбку, и глядел на внешних учеников.

Когда он появился, его присутствие почти мгновенно было замечено. Группа внешних учеников, стоящих прямо перед ним, первоначально обсуждавших какую миссию им взять, заметив его краем глаза, сразу же замерла.

— Это… это старший дядя Бай. Приветствуем старшего дядю Бая!

— Мы выказываем своё уважение, старшему дяде Баю!

Они поспешно подошли и обхватили свои кулаки в знак приветствия Бай Сяочуню. По мере того, как слова распространялись, всё больше и больше людей замечали Бай Сяочуня, и вскоре подавляющее большинство присутствующих здесь внешних учеников подошли к Бай Сяочуню, чтобы выказать своё уважение.

«Хорошая работа. Отличная работа», — услышав слова «старший дядя Бай», Бай Сяочунь внутренне взорвался от восторга. Он улыбнулся и слегка помахал толпе, выходя вперёд.

Окружающие внешние ученики переговаривались приглушенными голосами, глядя на Бай Сяочуня с завистью.

— Старший дядя Бай, младший брат главы секты…

Даже люди, работающие в Павильоне Сдачи Миссий, увидев, что приближается Бай Сяочунь, повставали и прекратили выполнение всех операций, просто чтобы поприветствовать Бай Сяочуня, что сделало его ещё возбужденнее.

— Вы, ребята, продолжайте работать, не обращайте на меня внимания. Я здесь просто для того, чтобы проверить внешних учеников Секты Речного Духа для старшего брата главы секты, — Бай Сяочунь в сердце рассмеялся. Его слова побудили учеников поприветствовать его ещё раз, даже старейшины павильона уважительно ему кивнули.

Но… Несмотря на то, что Бай Сяочунь сказал им не обращать на него внимания, он так и не покинул территорию, а прогуливался в толпе, улыбаясь и кивая ученикам. Эти три слова «старший брат Бай» неоднократно произносились присутствующими здесь внешними учениками, некоторые повторили их более десяти раз.

Постепенно толпа начала осознавать, что Бай Сяочунь присутствует здесь только для того, чтобы привлекать внимание… Однако он знал, когда нужно вовремя остановиться, и со взмахом своей руки покинул это место, позволив Павильону Сдачи Миссий возобновить свою нормальную работу.

«Ах, этот титул даёт мне так много власти», — этим утром глаза Бай Сяочуня светились. Он нашёл, что это очень расслабляет, но, что более важно, он понял разницу между ним и другими людьми, которую давал его новый статус.

«Почётный Ученик, младший брат главы секты… С этим статусом, никто во всей секте не посмеет со мной связываться!» — думая об этом, Бай Сяочунь смеялся и поспешил к Павильону Десяти Тысяч Трав.

Павильон Десяти Тысяч Трав… был набит людьми, как обычно.

Прошло не так много времени, а Бай Сяочунь уже достиг павильона. Он глядел на десять каменных стел, слушая, как люди называют его «старший дядя Бай». Он казался задумчивым и задержался там на длительное время. Только тогда, когда взгляды окружающих начали странным образом отворачиваться, он неохотно ушёл. Несмотря на то, что опустились сумерки, Бай Сяочунь был неутомим и продолжил посещать места, где собирались ученики внешней секты.

Как раз тогда, когда Сюй Бао Цай покидал свой двор, он заметил Бай Сяочуня и быстро обхватил свой кулак.

— Ах, маленький Бао. С тех пор, как я ушел полгода назад, твоя культивация так и не изменилась, чтобы ты ни делал, ты не должен быть небрежным, — сказав это, Бай Сяочунь похлопал Сюй Бао Цая по плечу, гордясь своей причудой.

Сюй Бао Цай моргнул, он был на мгновение ошеломлён. Маленький Бао? С тех пор, как он родился, так его звал лишь его отец, что дало Бай Сяочуню право так его называть? Подумав об этом, его сердце наполнилось неловкостью. Но в конце концов он не осмелился спорить и лишь кивнул в знак согласия.

— Я… Э-э, уважаемый я! — Бай Сяочунь вдруг заметил, что простое «я» не соответствует его высокому статусу, так что, подумав о том, как обратился бы к себе Ли Цин Хоу, он использовал «уважаемый я».

— Уважаемый я — не знаком с областью. Маленький Бао, не мог бы ты провести для уважаемого меня небольшой тур по округе? — Бай Сяочунь сухо кашлянул и приподнял подбородок, его рука опустилась на плечо Сюй Бао Цая.

Сюй Бао Цай беспомощно показал Бай Сяочуню округу.

Внешние ученики уже стали возвращаться в свои дворы и заметили Бай Сяочуня. Многие из них уже встретили его в одном из павильонов, но столкнувшись с ним снова, они переглянулись друг с другом и, не имея другого выбора, поприветствовали его ещё раз.

Бай Сяочунь ещё раз почувствовал славу, которую дал ему его новый статус, довольный тем, что все выказывают ему уважение, он купался в нем до поздней ночи, прежде чем, наконец, уйти удовлетворённым.

Возвращаясь назад, он проходил мимо курятника с Духовными Хвостатыми Курами, и снова послышалось «старший дядя Бай». Он продолжил путь уже с двумя Духовными Хвостатыми Курами в руках.

«Эти выгоды даёт мне мой статус. Ах, когда-то мне приходилось красть, чтобы поесть этих кур. Но теперь, когда глава секты мой старший брат, кто осмелится мне перечить?!» — напевая мелодию себе под нос, Бай Сяочунь триумфально возвратился к себе домой.

На следующий день, как только встало солнце, Бай Сяочунь в приподнятом настроении выскочил из своей постели, привёл в порядок свою одежду, опробовал перед бронзовым зеркалом различные выражения лица, пока не выбрал то, что подобает его статусу, а затем, наконец, вышел.

Он начал относится к этому… как своим обязанностям…

Помимо Павильона Сдачи Миссий, он посещал и другие людные места Горы Душистых Облаков, и даже место, где проходили небольшие соревнования.

На протяжении всего дня его уши заполняли приветствия «старший дядя Бай». Всё это заставило его чувствовать себя так, будто он достиг своей цели увековечивания себя, что делало его очень счастливым, так прошло три, четыре, пять дней…

Спустя десять дней таких прогулок, каждый внешний ученик Горы Душистых Облаков назвал его «старшим дядей Баем» по крайней мере десять раз. Для масс, называть юнца старшим дядей, было просто смешно. Если бы это было один раз, то они были бы в порядке, но так как они должны были делать это снова и снова, они становились всё более подавленными.

В эти дни Бай Сяочунь проживал свою жизнь в полной мере. Ему особенно нравилось встречать знакомых, каждый раз, когда он их видел, он обращался к ним…