Глава 73.2. Кто это сделал?

Это было важной вещью для очищения лекарств, которую Бай Сяочунь получил от секты. Ею можно было легко определить, содержатся ли в духовном лекарстве ядовитые вещества, вредные для человека. Бай Сяочунь медленно вонзил бамбуковую иглу в красную пилюлю и вытащил её спустя полмгновения – бамбуковая игла осталась такой же и не почернела.

— Там нет яда! — Бай Сяочунь облегчённо вздохнул. Тем не менее из-за своей осторожности он так и не принял лекарственную пилюлю. Он взял пилюли и покинул Павильон Очищения Лекарств. Когда Бай Сяочунь шёл в секту, на улице всё ещё было раннее утро.

В небе изящно парила стая пятицветных фениксов, издававших кристально чистые звуки. Бай Сяочунь не стал заморачиваться с этими фениксами, вместо этого, он направился к курятнику с Духовными Хвостатыми Курами и попросил одну из кур. После этого, он сразу же направился к себе во двор и достал одну из красных пилюль. Лёгким движением руки он бросил лекарственную пилюлю на землю перед Духовной Хвостатой Курицей.

Заметив пилюлю, Духовная Хвостатая Курица, которая первоначально лениво слонялась вокруг, вздрогнула, затем она, без каких-либо колебаний, рванулась к пилюле и попыталась её склевать.

Но именно тогда с неба вдруг раздался резкий крик, за которым последовал яростный порыв ветра. И даже прежде, чем Духовная Хвостатая Курица успела съесть пилюлю, её мгновенно смело ветром.

Бай Сяочунь подпрыгнул от шока и поспешно отступил. Взглянув вверх, он увидел, что теперь пятицветные фениксы, которые только что парили в небе, с жадностью в глазах бросились к лекарственной пилюле и даже сражались друг с другом по пути. Вскоре один гораздо более мускулистый, очевидно, самец, подавил всех остальных и мгновенно спикировал вниз. Он клюнул лекарственную пилюлю и быстро её проглотил.

После этого он бросил презрительный взгляд в сторону Духовной Хвостатой Курицы, которую отнесло в сторону, а затем элегантно поднялся в небо. В полном недоумении, глядя на небо, Бай Сяочунь не знал, смеяться ему или плакать.

Феникс, который элегантно парил в воздухе, вдруг вздрогнул и испустил пронзительный визг. Его глаза покраснели, в них расширилось бесчисленное множество кровеносных сосудов. Все его перья встали дыбом, словно из него собиралось извергнуться пламя.

Ещё более удивительным было то, что мышцы по всему телу феникса-самца вдруг вздулись, послышался треск, вся его фигура увеличилась вдвое. В частности, покрытая перьями область живота между двумя его лапами, в центре которой внезапно появилась жёсткая палка.

Взгляд этого феникса-самца стал странным, он вдруг обернулся и уставился на окружающих его фениксов.

Фениксы, парящие вокруг, вдруг задрожали. И прямо тогда, когда они уже собирались броситься врассыпную, феникс-самец вдруг набросился на одну из них, словно поражённый безумием. Мгновенно в воздухе раздался пронзительный крик феникса.

Бай Сяочунь смотрел с открытым ртом. Глубоко вздохнув, он стоял у себя во дворе и глядел на сцену, происходящую в небе прямо перед ним. Он наблюдал, как тот мускулистый феникс… надругался над всеми остальными фениксами. После этого, он со всё ещё красными глазами рванул к Бай Сяочуню, словно всё его тело было в огне.

Это до смерти напугало Бай Сяочуня, он быстро отступил назад, едва подавив желание закричать.

К счастью, Бай Сяочунь обнаружил, что феникс направляется не к нему, а к Духовной Хвостатой Курице, которую ранее отнесло ветром.

Некоторое время спустя Бай Сяочунь увидел, что феникс-самец с пронзительным визгом полетел к вершине горы. Только тогда Бай Сяочунь вытер пот у себя со лба.

— Это было слишком страшно… Что же это за лекарственная пилюля такая?! — Бай Сяочунь опустил голову и посмотрел на две оставшиеся в его руке лекарственные пилюли. Он чувствовал, что его сердце дрожит, и смутно догадывался о том, что эти лекарственные пилюли имеют эффект схожий с пилюлями афродизиака, и совершенно очевидно… что их эффективность выше среднего.

Для всех учеников Горы Душистых Облаков этот день станет незабываемым…

Потому что в этот день, на глазах у бесчисленного множества учеников, сумасшедший феникс, выращенный старейшиной Чжоу, надругался над всеми птицами Горы Душистых Облаков, вне зависимости от их вида. Ученики своими глазами видели, как все эти птицы, испуская трагические вопли, пытались вырваться из лап этого монстра, но ни одна из них не могла сравниться с силой феникса старейшины Чжоу, таким образом, их судьба была решена…

Этот распутный феникс не пощадил даже Духовных Хвостатых Кур, которые были гораздо меньше птиц других видов, выращенных старейшиной Чжоу. Итак, все крылатые создания от вершины и до подножия горы… В этот день испытали свой самый худший кошмар.

Все ученики, ставшие свидетелями этих сцен, горячо обсуждали произошедшее. Каждый из них чувствовал, что его сердце дрожит от страха. Новости об этом достигли даже Горы Фиолетового Котла и Пика Зелёной Горы, среди учеников этих гор нашлись достаточно любопытные, чтобы прийти и увидеть это лично.

— Ты слышал, один из фениксов старейшины Чжоу с Горы Душистых Облаков сошёл с ума и бросается на любую птицу, которую увидит…

— Я видел это своими собственными глазами, этот феникс слишком жестокий, он не пощадил даже сорок, которые просто пролетали мимо…

— Что же сделал старейшина Чжоу, чтобы заставить феникса творить такое…

— Как ужасно, я даже видел, как этот феникс, будучи не в силах побороть свою похоть, нападал на некоторых птиц снова и снова, какая трагедия!

Пока Бай Сяочунь шёл в секту, он слышал, как бесчисленное множество людей приглушёнными голосами обсуждает случившееся, его сердце, отягощённое чувством вины, дрожало.

«Вы не можете винить меня, это действительно не моя вина… Я собирался дать лекарственную пилюлю Духовной Хвостатой Курице… этот феникс стащил её по собственной воле!» — почувствовав себя обиженным, Бай Сяочунь быстро рванул назад к Павильону Очищения Лекарств, думая о том, что он не может позволить никому узнать об этом.

Внутри Павильона Очищения Лекарств он вздохнул, достал две красных лекарственных пилюли и глубоко о чем-то задумался.

«Кто бы мог подумать, что эта пилюля настолько впечатляюща, возможно, она станет одним из моих козырей… В будущем, когда я встречусь с монстрами, я больше не буду бояться».

«Если я хочу использовать её в качестве козыря, то в дополнение к ней, я должен очистить пилюлю, которая будет источать сильный женский аромат», — Бай Сяочунь представил себе сценарий: с помощью этих двух лекарственных пилюль, всякий раз, когда он повстречает монстра, он сразу же бросит одну в него, а другую – куда-нибудь ещё, таким образом отвлекая монстра.

В его сердце было искушение, однако у него не было рецепта такой пилюли. Бай Сяочунь долго и упорно размышлял, все его травяные знания промелькнули у него в голове, он прошёлся по каждому из них, собираясь создать свой собственный лекарственный рецепт.

Пока Бай Сяочунь был в Павильоне Очищения Лекарств и обдумывал свой новый лекарственный рецепт, старейшина Чжоу вышел из здания на вершине Горы Душистых Облаков. Он был потрясён, увидев, как вяло выглядит большинство фениксов. Не так далеко от него, феникс-самец давил своим телом Духовную Хвостатую Курицу, которая снова и снова пронзительно визжала.

Старейшина Чжоу почувствовал, будто в его голове раздался взрыв, его тело дрожало. Весь мир перед ним, казалось, завертелся, он испустил сотрясающий землю рёв.

— КТО ЭТО СДЕЛАЛ?!!!