Глава 850. Цюэрчик, успокойся…

Сун Цюэ даже не понимал, что он что-то говорит. Он просто стоял, уставившись на Бай Хао, и дрожал всем телом, позабыв как дышать.

— Нет, это, должно быть, какая-то ошибка…

Мир закружился вокруг него, словно сам он прошиб какой-то барьер невероятного, о котором даже не подозревал. Он не хотел особо задумываться о том, как связаны эти два человека, он просто был не в состоянии удержать свои мысли от этого… Чжоу Исин называл господином только одного человека, и это был Бай Хао. А то, что Бай Хао назвал Бай Сяочуня наставником, сделало всё только ещё очевиднее… Бай Сяочунь был наставником Бай Хао и господином Чжоу Исина. Сун Цюэ ощутил, словно его сознание поразили молнии, оставляя его в полной растерянности. Бай Сяочунь не желал, чтобы подобное происходило, поэтому тут же поспешил всё прояснить:

— Цюэрчик, успокойся, позволь я всё объясню…

— Ты… ты… — Сун Цюэ указал на Бай Сяочуня, и его глаза покраснели. Не успел Бай Сяочунь ничего объяснить, как Сун Цюэ воскликнул: — Бай Сяочунь! Скажи мне правду! Раньше ты выдавал себя за Бай Хао?!

Сун Цюэ был близок к безумию, когда эта мысль возникла у него в голове. Если правда всё так и было, и он не только стал питомцем Бай Сяочуня, но ещё и постоянно вытягивал шею, чтобы приблизить голову к руке Бай Сяочуня, и тот ерошил ему волосы, то мир Сун Цюэ был бы окончательно разрушен.

— Абсолютно точно нет! — сразу же ответил Бай Сяочунь, даже не моргнув, и энергично замотал головой. Беспокоясь, что Сун Цюэ не поверит ему, он указал на Бай Хао и Чжоу Исина. — Я серьёзно. Спроси их. Я вовсе не выдавал себя за Бай Хао. И сегодня я впервые встретил тебя в диких землях. Я не шучу. Это правда! — пока он говорил, он даже не моргнул ни разу. Его слова казались очень искренними.

Тяжело дыша Сун Цюэ какое-то время пристально смотрел на Бай Сяочуня, а затем повернулся к Бай Хао. Бай Хао несколько раз моргнул. Он знал, что Бай Сяочунь — дядя Сун Цюэ, поэтому не смел рассказать ему правду. Он быстро кивнул, что помогло Сун Цюэ немного расслабиться. Однако он до сих пор не был до конца убеждён, поэтому посмотрел на Чжоу Исина, ожидая подтверждения.

Чжоу Исин на самом деле тоже был весьма поражён, но не так сильно, как Сун Цюэ. В его голове до сих пор громко раздавались слова «я последую твоему приказу». Ни Бай Хао, ни Бай Сяочунь не придавали этому особого значения. Бай Хао часто отвечал так Бай Сяочуню раньше. Но когда Чжоу Исин услышал это, то его сердце чуть не остановилось от потрясения.

На самом деле он почти решил, что ему послышалось. Бай Хао был императором ада. По мнению Чжоу Исина, если даже Бай Хао и принимал указания от Бай Сяочуня, ему было достаточно произнести что-то вроде «хорошо». Или он мог просто кивнуть. Чжоу Исин и подумать не мог, что Бай Хао прямо скажет, что последует приказу. На самом деле почти у любого жителя диких земель была бы такая же реакция. Это сразу привело к Чжоу Исина к выводу, что настоящим правителем диких земель… является Бай Сяочунь!

Чжоу Исин с трудом сдерживал свои эмоции в этот миг. Поэтому, когда Сун Цюэ посмотрел на него и понял, что тот не собирается ничего говорить, он сразу же снова ощутил беспокойство и задрожал. Из его макушки заструился белый пар.

Бай Сяочунь ещё сильнее разволновался. Беспокоясь, что Сун Цюэ окажется слишком сильно обижен и не сможет принять правду, Бай Сяочунь грозно посмотрел на Чжоу Исина.

— Что ты делаешь, Чжоу Исин?! — воскликнул он. — Я сказал, что не выдавал себя за Бай Хао и впервые вижу Сун Цюэ в диких землях. Подтверди мои слова скорее!

Возглас Бай Сяочуня привёл Чжоу Исина в чувства. Он сразу же кивнул и даже забеспокоился, что Сун Цюэ не поверит ему. Поэтому он ударил себя в грудь и громко заявил:

— Я, Чжоу Исин, торжественно клянусь, что господин никогда не выдавал себя за Бай Хао.

Когда Сун Цюэ услышал слова Чжоу Исина, то снова немного расслабился. Его сознание пребывало в хаосе и он с трудом мог здраво мыслить. Поэтому свидетельства Бай Хао и Чжоу Исина походили на протянутую тонущему верёвку. Сун Цюэ даже не хотел анализировать факты. Бай Сяочунь с облегчением увидел, что Сун Цюэ наконец успокаивается.

— Ах, Цюэрчик, — сказал он, — не стоит так переживать. Это судьба свела нас вместе в диких землях. Ты очень возмужал, Цюэрчик. Тебе вредно так волноваться. Посмотри, у тебя из макушки струится пар!

Ни капли не задумываясь, Бай Сяочунь протянул ладонь и смахнул пар с головы Сун Цюэ. Движение было настолько естественным и привычным, словно он уже не раз трепал Сун Цюэ по голове, в то время как Сун Цюэ инстинктивно вытянул шею, подставляя голову… Однако в этот миг они оба замерли на месте… Сердце Бай Сяочуня быстро забилось, и он отдёрнул руку. А Сун Цюэ издал протяжный вой, потрясший и небеса и землю.

— Это чувство… это ты, Бай Сяочунь! Ты обманул меня! Это всегда был ты!

К этому моменту Сун Цюэ оказался полностью убеждён, что для него разыграли представление. Привычное движение руки Бай Сяочуня у него в волосах сразу же открыло ему правду. От мысли, что он стал питомцем Бай Сяочуня и что он сам подставлял свою голову под руку, ерошившую ему волосы, у него из макушки вырвался большой залп пара. Его голова пошла кругом, он взвыл и упал без чувств.

Поражённый Бай Сяочунь поспешил, разжал ему рот и запихнул туда лекарственную пилюлю. Потом он беспомощно оглянулся на Бай Хао и Чжоу Исина. Бай Сяочунь уже ощутил, как подступает головная боль.

— Это не моя вина, скорее помогите мне придумать, что делать.

— Эм… наставник, я тут уже давно. Я уверен, что старший хранитель гробницы потерял меня… Увидимся как-нибудь в другой раз! — Бай Хао просто не мог больше выносить это и решил, что уже выполнил приказ наставника… На его лице появилось странное выражение и он полетел к Подземной Реке.

Чжоу Исин быстро сомкнул руки, прощаясь с Бай Сяочунем, и поспешил за Бай Хао. Как только он достиг Подземной реки, они вместе с Бай Хао постепенно исчезли из виду. За их спинами раздался голос Бай Сяочуня:

— Хао’эр, не забудь помочь мне найти других культиваторов, которых телепортировало в дикие земли!

За мгновение до того, как Бай Хао полностью исчез, он успел подтвердить, что поможет. После их ухода Бай Сяочунь беспомощно уставился на бессознательного Сун Цюэ. Взъерошив ему волосы, он вздохнул.

«А, без разницы. Он просто переволновался и потерял сознание. Вот и всё. В любом случае, это уже не в первый раз. Когда он придёт в себя, то с ним всё будет в порядке». Установив вокруг Сун Цюэ защитную магическую формацию, он вернулся в свою временную пещеру бессмертного и сел со скрещёнными ногами.

«Ему просто нужно время, чтобы прийти в себя. Теперь, когда у меня есть двадцатицветное пламя, настало время довести свою основу культивации до великой завершённости стадии зарождения души». Ни капли не медля, он вынул черепашью сковороду и отправил в неё свою зарождённую душу. Потом он достал двадцатицветное пламя и какое-то время с предвкушением смотрел на него.

Как только пламя коснулось сковороды, сразу же во все стороны распространился золотой свет, окутав его зарождённую душу. Потом запульсировала мощная энергия небес и земли. Послышался грохот, но быстро прошёл. В то же время золотой свет затух, позволяя увидеть кристальную зарождённую душу.

Зарождённая душа выглядела точной копией Бай Сяочуня, и от неё во все стороны пульсировали колебания небесного Дао. Это была стадия великой завершённости небесного Дао зарождения души! Такой уровень силы нельзя было сравнивать ни с чем, кроме небес и земли.

Воздух вокруг зарождённой души пошёл рябью и исказился, и на ней появился десятый золотой узор. Каждый узор пульсировал поразительными магическими колебаниями. Более того, уже можно было представить, что должно произойти после двадцать первого духовного улучшения. Все эти узоры должны были объединиться, образовывая один пурпурный узор. Когда этот миг настанет, то произойдёт нечто легендарное и неслыханное в этом мире. Он станет… совершенным дэвом!

— Если верить легендам, то двадцать одно духовное улучшение зарождённой души приводит к достижению стадии царства дэвов… Правда это или нет, я не узнаю, пока не попробую сам! — в его глазах сверкнуло предвкушение, и он продолжил: — Когда Цюэрчик очнётся, то мы покинем дикие земли. Из-за того, что больше не существует великой стены, нам придётся пересечь мёртвую зону. Потом я освою формулу для двадцатиодноцветного огня и найду возможность стать дэвом!

В этот миг Бай Сяочунь был как никогда переполнен радостным предвкушением.