Глава 851. Почему ты не принимаешь это, Сун Цюэ?

«Я близок к тому, чтобы стать дэвом!» От одной этой мысли мир для Бай Сяочуня начинал казаться замечательным местом. Особенно ему нравилось то, что даже в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, величественной секте истока реки, всего пять дэвов. Любой из этих дэвов был невероятно важным.

«Они всемогущи и живут на синей радуге». Чем больше он думал об этом, тем больше предвкушал. Потом он вспомнил свою жизнь на великой стене и как дэв Чень Хэтянь так жестоко и низко обошёлся с ним. «Просто подожди, пока я вернусь. Пройдёт совсем немного времени, и я стану дэвом. А потом… хм! Прошли десятки лет, но отомстить Чень Хэтяню никогда не поздно!» Бай Сяочунь ощущал себя великолепно. Его приключения в диких землях подвели его к самому зениту жизни. Теперь между небом и землёй очень сложно было найти избранных, которые смогли бы сравниться с ним.

«Ах, как это одиноко!» Соединив руки за спиной, он покачал головой, наслаждаясь великолепными ощущениями. Потом он вышел из своей пещеры бессмертного и важно зашагал к бессознательному Сун Цюэ.

От одного взгляда на Сун Цюэ он сразу ощутил приступ головной боли. Немного подумав, он взмахнул пальцем и отправил в него поток духовной энергии. Сун Цюэ задрожал и медленно открыл глаза. Сначала он растерянно смотрел перед собой, но потом увидел Бай Сяочуня и вздрогнул. Его глаза налились кровью, а голова пошла кругом, когда в его памяти возникли все те сцены между ним и Бай Сяочунем в прошлом. Бай Сяочунь быстро попытался исправить положение:

— Позволь, я всё объясню, Цюэрчик…

Но не успел он продолжить, как Сун Цюэ закричал:

— Ты… ты!..

Он считал, что стать питомцем Бай Сяочуня — это самое ужасное, что могло произойти с ним в этой жизни. Гнев и презрение, которые он при этом ощущал, чуть ли не разрывали его изнутри.

Бай Сяочунь почувствовал, как его головная боль усилилась. Видя, что Сун Цюэ не собирается дать ему возможность оправдаться, он напряг мозги, чтобы придумать план действий. Внезапно выражение на его лице изменилось. Вместо того, чтобы пытаться что-то объяснять, он принял торжественный и скорбный вид. Прежде чем Сун Цюэ успел хоть что-то сказать, Бай Сяочунь заговорил на огромной громкости, так что разгневанный Сун Цюэ немного оторопел:

— Сун Цюэ, я знаю, ты не хочешь признавать это. Но… Почему ты не принимаешь это, Сун Цюэ? Это правда, что я, Бай Сяочунь, достиг невероятных высот в секте Кровавого Потока, секте Противостояния Реке, секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, на великой стене и в диких землях. Но ты видел меня только тогда, когда я уже добирался до вершины. А знаешь ли ты, через что мне пришлось пройти для этого? Я расскажу тебе. Фух! Мне удалось это только по той причине, что я постоянно шёл на жертвы!

Это внезапное признание застало Сун Цюэ врасплох. Он ещё никогда не видел, чтобы Бай Сяочунь вёл себя подобным образом.

— В секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей вы все бросили меня. Мне оставалось лишь полагаться на собственные способности и навыки. Я стал владельцем таверны, а потом даже получил повышение на радугу. Тогда я не был должен вам ровным счётом ничего. Только благодаря моим умениям изготавливать лекарства я смог достичь ранга генерал-майора на великой стене. Ты думаешь, что дэв там был полным идиотом? Думаешь, вся секта — одни идиоты? Думаешь, они просто так решили сделать меня генерал-майором? Нет! Я заслужил этот ранг, добившись успеха, — он взмахнул рукавом, чтобы подчеркнуть свои слова, наполненные решимостью.

Несмотря на то, что Сун Цюэ был на шаг от безумия, он невольно оказался под впечатлением от слов Бай Сяочуня.

— Ты и сам видел, сколько людей в диких землях хотят моей смерти, верно? Ты знаешь, сколько раз мне приходилось сталкиваться со смертельной опасностью? Вся знать и аристократия ненавидит меня до мозга костей. Я даже чуть не выдал себя, когда спасал тебя. Ну и что с того, что я ерошил твои волосы? Что в этом такого необычного? Мне нельзя дотрагиваться до твоей головы, что ли? Я не достоин? Я не только твой дядя, но к тому же мой тесть — полубог. Я наставник императора ада! Я настоящий правитель диких земель! Хочешь поговорить о статусе? Я на таком же уровне, что и Божественный! Кто в этом мире посмеет говорить со мной о том, чего я достоин, а чего нет?!

Его голос громогласно разносился по окрестностям. На лице Сун Цюэ не осталось и кровинки, а его унижение и ярость постепенно стихали. Тирада Бай Сяочуня заставила его отодвинуться назад. Его глаза налились кровью, а сердце громыхало, словно гром с небес. Ему приходилось признать, что всё сказанное Бай Сяочунем правда. Бай Сяочунь не был ему ничем обязан, но при этом не раз одаривал его. Он даже много раз спасал его. На самом деле, если бы не Бай Сяочунь, то Сун Цюэ к этому времени уже либо погиб бы, либо был в очень плачевном положении.

Он отказывался принять эту правду, потому что был очень гордым человеком. А Бай Сяочуня он настолько сильно не любил только потому, что во всём уступал ему. Что касается последней части о том, чего Бай Сяочунь был достоин, а чего нет, то тут Сун Цюэ нечего было ответить. Ему оставалось лишь стоять молча и тяжело дышать.

Когда Бай Сяочунь увидел, что усмирил Сун Цюэ, то про себя облегчённо вздохнул. У него правда не было другого выбора, кроме как сказать всё то, что он сказал. На самом деле то, что это сработало, доставило ему большое удовольствие. Однако он сохранял на лице серьёзное и торжественное выражение.

— Тебе совсем не обязательно любить меня, Сун Цюэ. На самом деле, просто думай обо мне как о горе, которую ты когда-нибудь опрокинешь. Бай Сяочунь… будет ждать тебя. Но. до тех пор, пока ты не достиг нужного уровня, тебе придётся хорошо себя вести! — с этими словами он взмахнул рукавом. В его голосе звучали доминирующие нотки, он даже в тайне добавил в голос немного энергии из Кулака Неумирающего Императора. Это наряду со смыслом произносимых слов заставило его казаться могущественным королём или даже императором, заслуживающим всеобщего уважения.

Его сокрушительная словесная атака врезалась в сознание Сун Цюэ, заставляя его отойти ещё на несколько шагов. Задрожав, он снова посмотрел на Бай Сяочуня, ощущая, как в его душе зашевелилось нечто похожее на уважение к этому человеку.

— Я собираюсь покинуть дикие земли и направиться в секту Противостояния Реке, — продолжил Бай Сяочунь. — Итак, Сун Цюэ, хочешь ли пойти вместе со мной? Если нет, то я не буду принуждать тебя! — холодно хмыкнув, он отвёл взгляд от Сун Цюэ и стал медленно подниматься в воздух, словно собираясь уйти.

«Всё, что я сказал, должно сработать, — подумал он. — Ах, сплошная головная боль. Ох, Цзюньвань, если бы ты знала, как я забочусь о нашем племяннике». Несколько раз моргнув, он потёр переносицу и вздохнул.

Тем временем Сун Цюэ стоял на берегу Подземной реки и в его взгляде читались смешанные эмоции. Наконец он вздохнул и на миг закрыл глаза. Когда он снова открыл их, то в них засияла решимость.

«Рано или поздно, я обязательно превзойду его!» По правде говоря, даже он сам не верил в это. Однако он настолько привык к этой мысли, что ему казалось странным, если бы он не произнёс это про себя. Холодно хмыкнув, Сун Цюэ поднялся в воздух и полетел за Бай Сяочунем.

Когда Бай Сяочунь увидел это, то снова с облегчением вздохнул про себя. По правде говоря, он сожалел о том, что нечаянно выдал себя, когда протянул руку и взъерошил волосы Сун Цюэ.

«Что ж, я же не заставлял его вытягивать шею, чтобы подставить голову мне под руку. Он сам это сделал!» Конечно, он не стал говорить подобное вслух. Если бы он сказал такое, что это бы могло привести к очередному срыву Сун Цюэ, после чего его опять пришлось бы успокаивать.

«Эх, слишком уж легко он выходит из себя». Покачав головой, Бай Сяочунь полетел дальше. Сун Цюэ следовал за ним. Какое-то время они летели молча, направляясь к месту, где когда-то встречались северная и восточная части великой стены. Именно там они должны были начать своё путешествие к секте Противостояния Реке. Их дорога домой лежала через… мёртвую зону. Учитывая их скорость, им бы понадобилось всего несколько месяцев, чтобы пересечь её.

В мгновение ока прошло два месяца. На пути им не встретилось ни одного города, лишь разрушающиеся горы и бесконечные джунгли. Иногда попадались культиваторы душ и совсем редко племена гигантов-дикарей. Бай Сяочунь уже начал тихо вздыхать о том, насколько тихо он уходит из диких земель. Ему даже начало казаться, что никому там не было до него никакого дела…

«А, без разницы. Лучше всего всегда лишний раз не высовываться». Снова вздохнув, он посмотрел на горную цепь вдалеке. Согласно карте, сразу после этих гор они должны были достичь самой окраины диких земель.

Однако уже собираясь повести Сун Цюэ в этом направлении, он внезапно замер. Сун Цюэ все два месяца летел с очень угрюмой физиономией, и сейчас, посмотрев в определённом направлении, он вдруг прищурился.

Тут они оба увидели, что прямо на одной из ближайших вершин стоит женщина. Её длинные волосы и красные одежды развевались на ветру, она была прекрасна и элегантна словно бессмертная. Это была не кто иная, как… госпожа Красная Пыль!