Глава 875. Тяжёлый груз и длинный путь

Бай Сяочунь забеспокоился. Поэтому он поспешил на помощь. Учитывая, что никто не знал, как обчищать клан, он взял на себя командование. Махая руками и активно жестикулируя, он воскликнул:

— Нет, не копайте там. Посмотрите на землю. Кто бы стал прятать там ценности?! А вот эта огромная ваза рядом? Вот это настоящее сокровище. Только посмотрите на себя… Как же так можно?! Давайте-ка я вам покажу, как это делается. Вы, триста человек, идите вон к тем валунам. Вы, триста, уберите камни того храма вон в той стороне. А вы, триста, что ж, у вас ещё более важная задача. Направляйтесь вон к той закрытой зоне вон там и заберите всё, что сможете. Знаете, для чего это предмет? Берите его. Не знаете? Тоже берите. Оставшиеся сто идут со мной и забирают всё, на что я укажу. Эй там, это же не духовный камень. Эта плитка для пола сделана из обычного камня…

Учитывая, какой опыт Бай Сяочунь накопил в диких землях, обирая кланы, ему не потребовалось много времени, чтобы при помощи группы учеников смести всё ценное в секте, словно ураган. В итоге он невольно вздохнул.

— Послушайте меня все, когда вы обчищаете секту, то нужно быть очень внимательным. Вы поняли меня?.. Я имею в виду, ну, включайте голову! Если бы вы были патриархом секты, то где бы спрятали сокровища?! Слишком сложно? Ну ладно, я подытожу для вас. Когда вы обираете секту, то нужно помнить три ключевых слова: скорость, безжалостность, точность. Я создал эти Три Слова Мудрости как наследие будущим поколениям.

Скорость — это значит, что вам нужно двигаться быстро, что бы вы ни делали. Видели когда-нибудь саранчу? Когда вы обчищаете секту, то вы должны превратиться в саранчу! Безжалостность — это очень просто. Ваши глаза должны наполниться кровью, чтобы вы хватали всё, на что падает взгляд. Просто представьте, что попали в магазин драгоценных предметов и там всё бесплатно. Чем больше вы сможете похватать, тем больше будет выгода. Наш лозунг: мы берём всё, включая траву с корнями.

И наконец, точность. Как я и сказал, вам нужно быть очень внимательными. Для любителей обчищения кланов, которые ещё не научились быть внимательными, можно воспользоваться уловкой. Вам нужно брать всё, что видите, даже если вы не знаете, для чего это и ценно ли оно. Просто подождите, пока мы вернёмся в секту. Тогда мы сможем разглядеть и оценить всё как следует. Просто нужно убедиться, что у нас будет то, что мы сможем потом оценивать.

Его речь звучала громко, его глаза оглядывали всё и вся, пока он давал этот мастер-класс. Его слова эхом прокатились по руинам Двора Реки Дао, заставив остальных учеников застыть от удивления, поражённо вздыхая про себя.

«Как патриарх стал настолько хорош в обчищении секты?»

«Впервые слышу о Трёх Словах Мудрости об обчищении…»

«Он настолько хорошо понимает, как захватывать ценности в чужих сектах…»

На лицах людей показались странные и даже растерянные выражения. Никто никогда не слышал, чтобы где-то упоминали три слова для описания метода выполнения обчищения. Более того, было очевидно, что подобная мудрость могла родиться только у того, кто обладал большим практическим опытом в этом деле. Только тогда этот человек смог бы кристаллизовать этот опыт в три слова мудрости. Такое было под силу только профессионалу…

И не только ученики прореагировали подобным образом. Ли Цинхоу тоже растерянно смотрел на то, как Бай Сяочунь поспевает и тут, и там, раздавая указания и подсказки. Благодаря им ученики быстро откопали и собрали все сокровища Двора Реки Дао. Оказалось, что Три Слова Мудрости поистине сильны. Ли Цинхоу, с одной стороны, пребывал в лёгкой растерянности, а с другой, чувствовал, что подступает новая головная боль. Потерев переносицу, он беспомощно глянул на Бай Сяочуня, приходя к выводу… что, какого бы тот ни достиг уровня культивации, о нём всё равно придётся беспокоиться.

«Он в самом деле создал правила, по которым нужно обчищать кланы и секты… Думаю… в этом он весьма способный…» — Ли Цинхоу вздохнул, не зная, что и сказать.

Однако от его внимания ускользнуло то, насколько внимательно за всем наблюдал Крутыш. Много лет назад учение, полученное от чёрного пса, позволило Крутышу привлечь внимание множества самок. А теперь он как губка впитывал мудрость от Бай Сяочуня. Внезапно перед его умственным взором возник целый новый мир, отчего его глаза ярко засияли. По его мнению, отец был просто невообразимо крут. Кто бы мог подумать, что он смог стать мастером в подобном деле? Увидев своими глазами особые техники обчищения секты, Крутыш тут же понял, что у него теперь есть ещё одна задача в этой жизни, и всё как следует запомнил.

Ученики полностью смели всё ценное Двора Реки Дао всего за два часа. В конце их отношение к Бай Сяочуню изменилось. Хотя они до сих пор чувствовали восхищение и благоговение, но к этому добавилось что-то ещё, что они не могли как следует вычленить и определить. Многие из них вспомнили про те истории, которые слышали про Бай Сяочуня много лет назад, те самые, над которыми они вдоволь смеялись и плакали одновременно…

«Вот значит, каков этот Бай Сяочунь на самом деле…»

«Патриарх Бай… А, просто продолжу звать его Бай Сяочунем…»

Хотя все ученики думали примерно в одном ключе, после указаний Бай Сяочуня их посетило просветление насчёт Трёх Слов Мудрости и они обчистили Двор Реки Дао, не оставив даже травинки… Они забрали множество валунов и даже остатки большинства зданий… При условии, что ученики Двора Реки Дао когда-нибудь вернутся, их будет ждать большой сюрприз, и скорее всего, они решат, что где-то по дороге свернули не туда. Они ни за что не узнают свою секту.

Крутыш в результате во многом помог. Он не только быстро учился, но ещё и мог изменять размер своего тела по собственному желанию, чтобы залезать в самые мелкие расщелины и искать сокровища. Бай Сяочунь вздыхал, восхищаясь тем, насколько Крутыш невероятно умён.

— Превосходно! У тебя определённо талант, Крутыш. Благодаря тебе наши способности к обчищению многократно возросли! — похвала из уст Бай Сяочуня заставила Крутыша буквально засветиться от гордости.

Однако при всём при этом Бай Сяочунь невольно остался недовольным процессом в целом. Ему действительно не хватало Чжоу Исина. Тот мог раскопать любые сокровища с невероятной скоростью…

«Так дело не пойдёт… — подумал он. Выражение на его лице внезапно стало очень серьёзным. — Да. Кажется, придётся их ещё потренировать. Каждый в нашей секте должен хорошо понять суть процесса обчищения! Тогда в секте Противостояния Реке накопится огромное количество богатств. А у учеников будет предостаточно ресурсов для культивации. Это пойдёт на пользу всем в секте!» Хотя это и обещало быть немного проблематичным, но, по крайней мере, теперь у него появилась новая миссия.

Люди заметили, что у Бай Сяочуня на лице задумчивое выражение. Даже Ли Цинхоу обратил на это внимание. Ли Цинхоу снова помассировал переносицу, и на его лице появилась ухмылка, когда он понял, что Бай Сяочунь снова что-то планирует. Наконец Ли Цинхоу прочистил горло:

— Ну ладно, Сяочунь. Пора возвращаться в секту Противостояния Реке.

Бай Сяочунь сразу же согласился, временно откладывая обдумывание планов. Взмахнув рукавом, он повёл Крутыша, тысячу учеников и Ли Цинхоу в составе большой процессии в сторону родной секты. На обратном пути Ли Цинхоу наконец спросил у Бай Сяочуня о сражении за секту Противостояния Реке. Бай Сяочунь сверкнул глазами и в подробностях рассказал ему обо всём. Когда Ли Цинхоу услышал, что Бай Сяочунь сражался сразу с тремя дэвами и при этом одного убил, другого лишил физического тела, а последнего заставил сбежать, то его сердце дрогнуло. Хотя он догадывался, что случилось что-то в этом духе, но, когда услышал всё в подробностях, оказался поражён.

Они успели ещё немного поговорить прежде, чем оказались на подходах к секте Противостояния Реке.

Тем временем патриарх Реки Дао наконец смог в форме зарождённого божества вернуться домой. На самом деле он уже какое-то время выжидал на расстоянии, пока Бай Сяочунь находился в секте. И только после того как тот покинул секту, полностью обобрав её, патриарх решился вернуться. Там он в растерянности огляделся, думая, что у него галлюцинации.

— Это правда Двор Реки Дао?.. — какое-то время он продолжал глазеть вокруг, прежде чем задрожал, запрокинул голову и закричал: — Ты заходишь слишком далеко, Бай Сяочунь!!!