Глава 876. Возвращение домой

С поразительной победы Бай Сяочуня в битве у секты Противостояния Реке прошло совсем мало времени. На самом деле сама битва плюс обчищение Двора Реки Дао заняли всего несколько часов. Культиваторы трёх сект до сих пор не добрались до своих сект и продолжали бежать, а ученики секты Противостояния Реке — их преследовать. Область вокруг секты Противостояния Реке осталась в полном беспорядке. Патриархи никак не могли успокоить пыл учеников. Ранее тем пришлось перенести самый тяжёлый кризис и давление смертельной опасности для всей секты. А теперь у них была возможность принять ответные действия!

Двести пятьдесят километров. Пятьсот километров. Тысяча километров. Вскоре культиваторы трёх сект полностью отчаялись. Те, кто не успел сбежать, решили сдаться. После расстояния в полторы тысячи километров энтузиазм учеников секты Противостояния Реке начал угасать. Ещё они почувствовали усталость. Наконец патриархи дали приказ прекратить преследование. Убегающие культиваторы трёх сект с облегчением выдохнули и разбежались кто куда. Они хорошо понимали… секта Противостояния Реке теперь прославится.

Бай Сяочунь коренным образом изменил положение, и хотя секта Противостояния Реке понесла тяжёлые потери, но в итоге им удалось победить! Любой ученик других трёх сект, встречая в будущем ученика секты Противостояния Реке, будет полон страха и не посмеет ничего сделать, чтобы спровоцировать его. После сражения три секты оказались разбиты не только физически, но и их боевой дух был полностью сломлен.

Можно было представить, насколько быстро вести о произошедшем распространились в мире культиваторов средних пределов. Почти сразу же о произошедшем стало известно и в нижних пределах. Вся структура средних пределов менялась. Очевидно, что новости добрались и до секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. В конце концов, у трёх сект было молчаливое одобрение начальства оттуда. К тому же Бай Сяочунь был членом не только секты Противостояния Реке. Ещё он был учеником секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, а также служил в звании генерал-майора на великой стене.

Исторически сложилось так, что генерал-майоры всегда присоединялись к гильдии Стальной Воли, становясь самыми могущественными старейшинами в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. И это не говоря уже о том, что в секте у Бай Сяочуня были друзья. Например, тот же Чжао Тяньцзяо и его даосская спутница Чень Юэшань, а также Бай Линь с великой стены и другие.

Раньше, до возвращения Бай Сяочуня, эти люди делали всё, что могли, чтобы защищать интересы секты Противостояния Реке. А теперь, когда Бай Сяочунь вернулся, можно только представить, как отреагируют на это его друзья в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Сама секта непременно заинтересуется взрывной боевой мощью Бай Сяочуня. Более того, он знал, что совсем скоро насчёт дальнейших действий придут приказы сверху.

Однако какую бы позицию в этом вопросе ни заняла секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей, секта Противостояния Реке после большого сражения больше всего нуждалась в стабильности. Им нужно было отдохнуть и восстановиться, победа досталась огромной ценой. Защитная магическая формация, обеспечиваемая Лютым Небесным баньяном, была почти полностью уничтожена, и её нужно было достаточно долго восстанавливать. Силы резерва четырёх подразделений были либо сильно повреждены, либо вовсе уничтожены. Большая часть штаб-квартиры секты оказалась разрушенной. Из четырёх горных цепей две наполовину разрушились. Для их восстановления требовалась значительная помощь патриархов.

К тому времени, когда вернулись Бай Сяочунь и Ли Цинхоу, работы по восстановлению уже начались. Многие люди очень обрадовались, увидев Ли Цинхоу, включая Чжэн Юаньдуна, патриарха Духовный Поток и многих других друзей. Особенно счастлива была Сюй Мэйсян. Ранее она была в полном отчаянии и, увидев Ли Цинхоу теперь, не смогла сдержать слёз.

Ли Цинхоу был очень тронут, встретив Сюй Мэйсян после полугода в плену. Как только они увидели друг друга, Бай Сяочунь моргнул и улыбнулся. На пути домой он дал Ли Цинхоу душу дэва, продолжив лечить его ранения. Поэтому он чувствовал себя вполне спокойным, предоставляя Ли Цинхоу в расположение Сюй Мэйсян и забирая с собой Крутыша, чтобы осмотреть секту. Как только он сам увидел, насколько велики разрушения и как много раненых и убитых, его настроение испортилось.

По правде говоря, потери секты были тяжелейшими. Однако им удалось и кое-чего добиться. Они взяли в плен десятки тысяч культиваторов, а также смогли захватить множество магических предметов и других ресурсов. Ещё больше им повезло с множеством сил резерва и драгоценными сокровищами, которые ранее принадлежали трём сектам. Патриархи-дэвы не успели забрать их с собой, и их собрали ученики секты Противостояния Реке.

В битве геройски отличился не только Бай Сяочунь. Хотя ему принадлежала заслуга по перелому хода битвы, продержаться до прихода Бай Сяочуня во многом удалось благодаря усилиям в том числе Крутыша. Его основа культивации уже достигла великой завершённости зарождения души, он был королём зверей, что значило, что он мог при необходимости сражаться с дэвами. Хотя в таком бою он не мог победить, его боевая мощь всё равно была невероятной. Более того, через какое-то время, будучи королём зверей, он тоже должен был достичь царства дэвов, что принесёт неописуемые выгоды секте в целом.

Помимо Крутыша в бою отличилась Сун Цзюньвань. Хотя она ещё не достигла стадии зарождения души и находилась лишь на великой завершённости формирования ядра, в её распоряжении был кровавый меч Средней Вершины, которым она орудовала со смертоносной точностью и доблестью. Она превзошла лидеров других вершин, став кровавым демоном, ведущим подразделение Кровавого Потока вперёд в сражении с врагом.

И в рядах подразделения Духовного Потока нашлось немало героев. Шангуань Тянью был одним из них. Сейчас он находился на стадии псевдозарождения души и помимо Бай Сяочуня был одним из самых сильных учеников в секте. Его имя было довольно знаменито. В конце концов, не зря патриархи говорили, что Шангуань Тянью является перерождением бессмертного мастера меча! Более того, его личность тоже претерпела сильные изменения. Он стал намного более тихим и серьёзным, за что его уважали только ещё больше.

А ещё был Бэйхань Ле. Хотя он никогда не являлся самым сильным среди избранных, он смог достичь возведения основания земной нити в ходе испытания огнём в Бездне Упавшего Меча. Сейчас он находился на уровне позднего формирования ядра и хотя не мог превзойти Шангуань Тянью, но всё равно был далеко впереди других культиваторов своего поколения. И в других подразделениях были отличившиеся и прославившиеся ученики. Не стоит упоминать, что секта хорошо наградила их, а также им было гарантированно радужное будущее в секте.

Бай Сяочунь видел одно знакомое лицо за другим, а также замечал, с каким рвением и восхищением смотрят на него, из-за чего внезапно он почувствовал тепло в душе. Он вдруг ощутил, что вернулся домой. Этого чувства он не испытывал ни разу за всё время пребывания в диких землях. А всё потому, что именно здесь, в секте Противостояния Реке, было то место, которое он всю жизнь будет звать домом.

В то время как секта приступила к восстановительным работам, Бай Сяочунь присоединился к ним. В какой-то момент он встретил чернильного дракона Небесный Рог, который с трудом дышал от серьёзных ранений. Другие в секте уже пытались помочь ему вылечить ранения, но сейчас казалось, что он может умереть в любой момент. Бай Сяочунь тут же приступил к работе: используя силы зарождения души небесного Дао, он постепенно залечил ранения дракона.

Крутыш куда-то пропал, но ко времени завершения лечения дракона он вернулся. Когда Бай Сяочунь увидел его, у него глаза полезли на лоб. Вокруг Крутыша находилось множество странных зверей. Некоторые были большими, другие — маленькими, но все они были самками…

— Это твои жёны? — спросил поражённый Бай Сяочунь. Крутыш заскулил, после чего сердце Бай Сяочуня удивлённо дрогнуло. — А это?.. — продолжил Бай Сяочунь, указывая на группу из более тысячи небольших зверей за самками.

На мордочке Крутыша отразилась гордость, и он издал ещё несколько звуков. Хотя многие из секты уже догадались, в чём дело, никто из них не понимал ситуацию так же хорошо, как Бай Сяочунь.

— Ничего себе… Это всё твои дети? — у Бай Сяочуня язык пристал к нёбу, он посмотрел на самок, а потом на детей Крутыша и внезапно проникся пониманием, насколько тот невероятен.

Крутыш был очень доволен реакцией Бай Сяочуня. Посмотрев на самок, он тявкнул. Сразу же все духовные звери преклонили колени и взвыли. В их поведении не было ничего агрессивного. Это был вой приветствия кого-то из старшего поколения.

Бай Сяочунь хитро улыбнулся, хорошо понимая, что хочет сказать Крутыш. Потрепав того по голове, он вздохнул. Раз Крутыш в некотором смысле приходился ему сыном, то его дети для Бай Сяочуня являлись внуками. Подумав об этом, Бай Сяочунь похлопал по бездонной сумке и вынул немного лекарств душ из диких земель, чтобы подарить им в качестве приветственного дара. В конце концов, эти лекарства использовались культиваторами душ как духовные камни, поэтому были чрезвычайно эффективны для духовных зверей. Более того, в регионе рек Достигающих Небес они были большой редкостью.

Духовные звери очень обрадовались, получив такой подарок от Бай Сяочуня, и начали завывать от восторга. Крутыш тоже был очень доволен, он выглядел как представитель старшего поколения, к которому на виду у его младших отнеслись с огромным почтением. Видя, как счастлив Крутыш, Бай Сяочунь тоже невольно заулыбался.

«Да, я действительно дома…»