Глава 1409

Большой голем, излучающий синий свет, ринулся вперёд. Он использовал свои массивные плечи, чтобы с лёгкостью прорваться сквозь строй людей, но… его импульс длился недолго.

Разбросанные во все стороны люди потянули за верёвки, и голем, поскользнувшись на месте, завалился на спину. Он барахтался, как перевёрнутая черепаха, которая не могла подняться, в то время как на него изливались всевозможные навыки.

Зибал с интересом наблюдал, как Вооружённые до зубов охотятся на Лесного Стража, используя ловушки. Собственно, особой похвалы заслуживал средний уровень рейдовой группы. За исключением Тобана, который стоял сзади и командовал, большинство участников обладали всего лишь 200-ым уровнем или около того. Откровенно говоря, бескровное уничтожение Лесного Стража было весьма и весьма неплохим достижением.

Однако всего-навсего две недели назад Зибал стал свидетелем того, как один мальчик в одиночку одолел Пробуждённого Лесного Стража. Именно поэтому его не особо впечатлили Вооружённые до зубов, даже несмотря на то, что они проделывали всевозможные трюки.

– Тобан, почему такой человек, как ты, управляет рейдом такого уровня? Неужели ты не мог поручить это кому-то из второго состава?

– Обычно этим занимается третий состав, но сегодня идет подготовка новобранцев. Вот почему я решил лично посетить это место.

– … Новобранцев?

Значит, все эти люди не входили даже в «третий состав» Вооружённых до зубов?

«Насколько же велик их кадровый резерв?».

Нет, это наверняка был блеф. Они не хотели раскрывать истинную силу своей гильдии посторонним. Итак, Зибал наблюдал за рейдом, как вдруг машинально поднялся со своего места: на место происшествия прибыл Грид.

«Чёртова привычка…», – укорил сам себя Зибал, в то время как Преемник Пагмы подошёл и поприветствовал его:

– Как дела?

На лице Грида была улыбка, а весь его внешний вид демонстрировал дружеский настрой.

– Так себе… – пожав руку Грида, честно ответил Зибал. Последние несколько месяцев после посещения Королевства Хван были настоящим адом. Из-за последователей Бога Боевых Искусств, которые постоянно наступали ему на пятки, он ни на мгновенье не мог расслабиться.

– Прости. Невежливо было спрашивать, всё ли у вас хорошо, когда тебе явно пришлось нелегко, – похлопал его по плечу Грид, после чего вежливо поклонился Зикфректору, –Приятно видеть, что ты в безопасности. Кстати, почему ты живешь в лесу, а не в замке?

Грид порядком удивился этому, когда узнал, что группа Зибала последние две недели жила в лесу за пределами Байрана. Возможно, в этом была бы какая-то логика, будь здесь подходящее охотничье угодье, но Лесной Страж не представлял никакого интереса ни для Зибала, но для гроссмейстера.

– Мана подсказала мне, что именно здесь самое безопасное место.

– Мана?

Неужели древняя магия позволяла говорить с маной? Но когда Грид начал прокручивать в голове свои небольшие познания об этом искусстве, Зикфректор добавил:

– Должно быть, так произошло потому, что ты попросил своего сына уничтожить статуи Бога Боевых Искусств.

– …?

– Не стоит делать вид, будто ты ничего не понимаешь. Я не расстраиваюсь потому, что ты решил испытать меня. Это правда, что моё тело слабеет каждый раз, когда я прохожу через проклятие лени. Но тебе не нужно слишком сильно волноваться.

«Это ещё что значит?», – задумался Грид, в то время как со стороны раздался крик Тобана, собравшего все выпавшие трофеи.

– Ну всё, мы пошли!

Воин явно не хотел отвлекать Преемника Пагмы от разговора с гроссмейстером.

– А, да, давайте. Вы все молодцы, – ответил он, помахав рукой Тобану и прочим Вооружённым до зубов. Те, в свою очередь, широко улыбнулись и поклонились на целых 90 градусов.

– Это и вправду новобранцы… – пробормотал наблюдавший за происходящим Зибал.

Судя по тому, как они были счастливы обычным обменом приветствиями с Гридом, эти люди и вправду были новичками. А для Гильдии Вооруженных до зубов Лесной Страж был не чем иным, как учебным материалом для новичков.

Как только Вооружённые до зубов ушли, Грид что-то пробормотал себе под нос, и перед ним тут же появились два скелета. Один из них был воином, закованным в тяжелые доспехи, в то время как другой – магом с посохом в руке. Также Грид призвал Ною и Рэнди. Затем он приказал им никого не подпускать к этому месту, и питомцы послушно рассыпались во все стороны.

Только тогда Зикфректор перешел к делу.

– Это правда, что ты стал богом.

– … Номинально да, но я всё ещё таковым себя не ощущаю, – посмотрев в глаза гроссмейстеру, ответил Преемник Пагмы. Он думал, что в них будет разочарование, но взгляд гроссмейстера был на удивление спокоен. Возможно, он так же, как и Хаят, понял ситуацию?

– Теперь я понимаю, что это было неизбежно. Твои достижения настолько велики, что мало кто в истории может потягаться с ними. В глазах людей ты естественно должен казаться богом.

– Ты не разочарован?

Зикфректор был человеком, который с нетерпением ждал рождения Убийцы Богов. Ведь известно, что боги не могли убивать других богов.

– Я бы солгал, если бы сказал, что это не так. Я хотел, чтобы ты стал Убийцей Богов, а не богом. Однако вода уже пролита. Вдобавок… – с этими словами взгляд Зикфректора переместился вглубь леса, где стояла Мерседес, которая вернулась после осмотра окрестностей в поисках какой-либо опасности, – Похоже, ты пришёл к выводу, что лучше воспитать Убийцу Богов, чем самому стать им. Думаю, такой способ может быть более эффективным. Я согласен с твоим подходом.

– …?

Воспитать Убийцу Богов?

– На самом деле, я однажды пробовал нечто подобное, – пояснил Зикфректор, – Узнав, что Мерседес родилась с Проницательностью, я попытался воспитать в ней Убийцу Богов. Первое, что я сделал, – это заставил её увидеть Пиаро, чтобы она стала его помощницей…

Зикфректор и сам обладал неплохой проницательностью. Он понял, что с Пиаро Мерседес будет прогрессировать с поразительной скоростью и в конечном итоге станет 1-ым Красным Рыцарем.

– Однако у Мерседес был роковой недостаток: её убеждения, которые ничто не может сломить. Это одновременно и питательное вещество, которое помогало ей расти, и яд.

Мерседес во многом была непреклонной. Она ценила правила больше эффективности, что мешало её развитию. Это подвергало её опасностям любого рода. Откровенно говоря, «такая» Мерседес попросту не могла дожить до своего расцвета.

– Я видел, что ей не суждено прожить долго. Я был уверен, что вместо того, чтобы выйти за пределы своих возможностей и стать трансцендентным человеком, она умрет, так и не осознав свой потенциал.

Взгляд Зикфректора по-прежнему был прикован к Мерседес. Будучи апостолом бога, он сражался с многочисленными противниками и уже давно понял её способности.

– Затем ты исказил убеждения Мерседес и развил их, после чего она стала другой. Ты действительно заслуживаешь быть богом.

«Хоть я и не полный бог…».

Хаят сказал Гриду, что у него ещё есть возможность стать Убийцей Богов, но Зикфректор об этом даже не догадывался. Из этого становилось понятно, что Хаят стоял на уровень выше, чем Зикфректор. Хаят был единственным абсолютным человеком в нынешнюю эпоху и мог по праву называться вершиной человечества.

«Всё может сложиться иначе, если Зикфректор вернет себе тело полубога, но… в любом случае, я горжусь тем, что он признал рост Мерседес».

Безусловно, нынешняя Мерседес была несравнима с днями бытности Красным Рыцарем. Она стала легендарным рыцарем и написала несколько статей в своём рыцарском кодексе.

«Причём это сделала не только она. Другие посланники также невероятно сильны».

Вдобавок следовало упомянуть, что уникальные характеристики посланников Вооружённого до зубов бога заключались в том, чтобы максимально эффективно использовать предметы. Вот почему идея Зикфректора о воспитании их как Убийц Богов была далеко не самой абсурдной. Даже несмотря на то, что сам Грид об этом никогда не задумывался.

«Армия Убийц Богов…».

По сравнению с другими людьми, у Грида были определённые преимущества. Он мог создавать предметы, чтобы сделать своих товарищей по оружию ещё сильнее. Вот почему он думал, что вооружив каждого из посланников и нескольких других людей трансцендентными предметами… он вполне может получить отряд Убийц Богов.

Именно в этот момент Грид и поставил перед собой новую цель.

– Ты раскусил мой план, а потому наверняка знаешь, о чём я собираюсь тебя спросить.

– Конечно, – взяв Грида за руку, проговорил Зикфректор, – Я, Зик, желаю стать посланником Вооружённого до зубов бога.

Это был момент, когда родился шестой посланник. Впрочем, никакого эпоса не последовало. Судя по всему, новый эпос должен был родиться лишь тогда, как Преемник Пагмы заполнит все семь вакантных мест.

***

Вскоре Грид привёл Зикфректора и Зибала в байранский замок.

Он считал своим святым долгом как минимум накормить людей, которые перенесли столько трудностей. А затем, когда первый голод был утолён, он задал вопрос:

– Семь злых святых… их роль заключалась в осуждении тех, кто сомневался в богах, верно? Но разве у богов на тот момент не было апостолов, которых называли ангелами? Почему они выбрали семь человек, чтобы разделить свою силу и предоставить им эту роль?

Возможно, так было сделано для расширения возможностей человечества. То, что они были богами, ещё не означало, что они считали людей незначительными. Возможно, несколько веков назад в человечество ещё верили такие, как Гексетий, боги? Однако полученный ответ был… ужасен.

– Ангелы должны выполнить слишком много условий, чтобы использовать свою силу в аду и в мире людей. Богам нужна была помощь людей для того, чтобы легко управлять миром, который находится за пределами небес.

И в эту секунду Грид кое-что понял. Целью всех игроков было предотвращение окончательного разрушения мира. Другими словами, им было предрешено сражаться и победить богов. А ещё, по какой-то неизвестной причине Янгу чувствовал, что окажется в самом эпицентре этих событий.

«Система назвала меня богом, потому что хочет, чтобы я руководил людьми…?».

Подобное положение было попросту великолепным, но вот бремя, которое оно подразумевало – чересчур тяжелым.

– На данный момент ты… тебе нужно сделать две вещи, – продолжил Зикфректор, – Во-первых, объединить человечество. Объединить землю в рамках подготовки к войне против небес – это естественный процесс. Во-вторых, ты должен убедить Мари Роуз присоединиться к тебе. Боевая мощь Мари Роуз не знает равных. И то, и другое будет сделать крайне нелегко, но я обязуюсь активно помогать тебе.

– Мари Роуз уже присоединилась ко мне в качестве союзника, да и человечество практически едино. Орки и вампиры находятся под моим контролем, а большинство человеческих государств поддерживают с Королевством Вооружённых до зубов дружеские отношения.

В этот момент нож Зикфректора перестал резать мясо. Гроссмейстер пристально посмотрел на Грида и когда понял, что это не ложь, громко рассмеялся.

– Значит, ты уже закончил все приготовления. Как далеко вперёд ты заглянул? Особенно удивительно то, что тебе удалось склонить на свою сторону Мари Роуз. Ты использовал божественную силу?

– Нет, конечно.

– Ясно… В таком случае я не смею даже думать о том, какую великую жертву ты, должно быть, принёс, чтобы убедить Мари Роуз.

– …

Единство человечества было достигнуто с помощью Басары, ну а что касается Мари Роуз… никаких жертв Грид не приносил. Однако в подробных объяснениях не было необходимости.

– Два самых важных условия выполнены, а потому остальные задачи относительно просты. Воспользуйся помощью Мари Роуз, чтобы уничтожить великих демонов ада и приумножить нашу силу.

– Но прежде всего… не лучше ли спасти Бога Гексетия? – задумавшись, проговорил Грид, – Он мой единственный союзник на небесах, и я думаю, что его спасение принесет много пользы.

– Бог не может убить другого бога. Гексетий в безопасности. Прежде, чем сражаться с богами, мы должны победить ад, поскольку есть прецедент, когда боги и великие демоны объединили свои силы.

Услышав это, Грид вспомнил, как однажды Гексетий поручил великим демонам вторгнуться в мир людей.

– А что, если наоборот, великие демоны попросят небеса о поддержке?

– Этого не случится. Боги могут относительно свободно путешествовать между раем и адом, но великие демоны такой властью не обладают. Ятан – единственный, кто может просить небеса о помощи, но это существо является лишь для того, чтобы уничтожить мир.

В это же мгновенье раздался звон, и сквозь разбитое окно в ресторан запрыгнуло сразу несколько человек.

– Ну что, наговорились перед смертью?

Имя говорящего, глаза которого были скрыты под повязкой, и который передвигался вверх ногами на одной руке, звучало как «Хэгак». А позади него стояло ещё несколько десятков последователей Бога Боевых Искусств.

– Вам удавалось скрываться целых две недели.

– Ах ты ж, сукин сын! – вскочив, выругался Зибал.

Это был тот самый человек, который убил его товарищей, а потому Зибалу было трудно контролировать свои эмоции. Два последователя Бога Боевых Искусств тут же вышли вперёд, дабы осадить чрезмерно разволновавшегося всадника, но… в ту же секунду погибли, разрубленные на две аккуратные части.

– …!

– …!

А пока взгляды всех присутствующих приковались к Гриду, тот холодно посмотрел на Хэгака и спросил:

– Ты вообще понимаешь, в какое место решил забраться?

Капающая с его клинка кровь создала кровавый туман, и спустя всего мгновенье клинок Грида метнулся вперёд со скоростью, опережающей даже молнию.