Глава 270

Сражения… Сражения были неотъемлемой частью жизни каждого настоящего воина. А те сражения, которые заканчивались поражением, неизбежно приводили к их дальнейшему прогрессу.

Итак, закрыв глаза, Камиан в очередной раз начал проигрывать в своём уме события сегодняшнего дня.

«Когда Грид решил нанести мне удар…».

Что, если вместо защиты он решил бы произвести встречную атаку?

«Я бы всё равно упал. То же самое случилось бы, развернись я боком».

Тогда что, если бы он решил отступить?

«Даже так ничего бы не изменилось. Грид приближался ко мне слишком быстро, и рано или поздно это всё равно закончилось бы моим падением».

С какой бы стороны Камиан на это ни смотрел, лучшим выбором всё равно оставался переход в глухую оборону. Тем не менее, фехтование рыцаря попросту не могло парировать столь быстрый и мощный удар.

«Ему потребовалось всего мгновение, чтобы колющая атака преобразовалась в круговую».

Копьё, летящее в него по прямой траектории, внезапно отразило меч и нанесло удар по рёбрам. По правде говоря, нечто подобное было под силу лишь избранным Красным Рыцарям, а потому Камиан невольно почувствовал, как по его спине пробежали мурашки.

«Я должен был ответить своим собственным навыком».

Если бы он воспользовался Тяжёлой Бронёй, то наверняка смог бы защититься от атаки. А затем ему представился бы шанс нанести свой собственный удар.

«И тогда из этой битвы победителем вышел бы я».

Тем не менее, Камиан не думал, что ему придётся использовать свой главный козырь в первом же столкновении. И в результате этого проиграл.

«Чёрт возьми… Не думал, что будет настолько больно».

Не будь на нём Красных Доспехов, он бы наверняка скончался на месте. Сила атаки Копья Лифаэля находилась за гранью воображения и полностью оправдывала звание божественного артефакта.

«Этот бой был неправильным с самого начала».

Камиан не ожидал, что Грид сможет использовать это оружие. Именно поэтому он не проявил должной бдительности и не отреагировал, когда Грид вооружился Копьём Лифаэля.

«Но разве он не мечник?».

Несколько последователей Церкви Ребекки видели, как Грид сражался с Древиго. Среди этих людей были и старейшины, которым вполне можно было доверять. Итак, они не раз упоминали, что Преемник Пагмы был вооружён двуручным мечом.

Тогда каким образом он смог использовать копьё?

«Кроме того, не просто копьё, а Копьё Лифаэля!».

Разве божественные артефакты Церкви Ребекки не могли использовать лишь избранные «женщины», получившие божественное послание?

«Это действительно раздражает».

Как бы там ни было, главной причиной поражения Камиана была дезинформация. Именно она привела к запоздалой реакции, недооценке противника и, в конечном результате, к проигрышу.

«Я должен был предположить, что Грид сможет использовать Копьё Лифаэля».

Тогда он бы не пропустил столь болезненный удар!

Шкр-р-р-р!

От злости Камиан так сильно сжал челюсти, что раздался противный скрип. Рыцарь прямо-таки кипел от гнева. То, что он проиграл по столь глупой случайности, попросту сводило его с ума.

«Грид! В следующий раз всё будет по-другому! Я буду подготовлен и покажу тебе истинную силу Красных Рыцарей!».

По мнению некоторых людей, нынешние Красные Рыцари существенно уступали своим предшественникам. И это было неизбежно. В прошлом подразделении служил великий мечник Пиаро, а потому теперешние Красные Рыцари уже были на порядок слабее. Даже сам герцог Лимит ни разу не смог одолеть Пиаро.

Однако всё это было в прошлом.

«Сейчас Лимит гораздо сильнее Пиаро».

А раз так, и остальные Красные Рыцари, обучавшиеся у герцога Лимита, также превосходили его. В качестве доказательства можно было привести тот факт, что за последние годы Красные Рыцари не потерпели ни одного поражения.

За исключением разве что Камиана.

– Ничего, скоро ты у меня за это поплатишься! – воскликнул 30-ый Красный Рыцарь, после чего рубанул своим клинком по лежащему рядом булыжнику с такой силой, что тот разделился на две половинки, словно переспелое яблоко.

Благодаря проигранной битве Камиан стал ещё сильнее.

***

– Пагма…

Легендарный кузнец и лучший мечник после мастера меча Мюллера. Как известно, он мог использовать абсолютно любое оружие. То же самое касалось и Грида, унаследовавшего его способности. Но чтобы свободно орудовать божественными артефактами, права на которые принадлежали исключительно церкви…

– Это расстраивает.

Паскалю нужно было как можно быстрее определиться с преемником Изабель. Он планировал укрепить свою позицию, назначив на эту должность девушку, которую он лично воспитывал в качестве новой Дочери Ребекки. Но проблема состояла в том, что Грид совершенно не намеревался возвращать Копьё Лифаэля.

– Этот ублюдочный Дамиан…

Паскаль был уверен, что всё происходящее – дело рук Агента Богини. Должно быть, именно он попросил Грида придержать у себя Копье Лифаэля, чтобы сдержать Паскаля.

– Нет, я на такой трюк не попадусь, – пробормотал Паскаль, после чего немедленно отправился к старейшинам и заставил их подписать указ о том, чтобы Грид вернул Копьё Лифаэля.

«Даже ты, Грид, не можешь нарушить официальный указ нашей церкви».

Ну а если Преемник Пагмы воспротивится их воле…

– Тогда ты будешь объявлен врагом Церкви Ребекки…! А-а?

Внезапно Паскаль, направляющийся прямиком в кузницу с указом в руках, наткнулся на того, кого совершенно не ожидал здесь увидеть.

– Паскаль?

– Дамиан!?

Агент Богини как раз проводил предвыборную агитацию, не стесняясь при этом использовать красноречие Хуроя, которого Паскаль считал настоящим шарлатаном.

– Ты! Копьё Лифаэля – божественный артефакт нашей церкви! Передача его Гриду – незаконна! Ты должен вернуть его, иначе будешь наказан! – воскликнул первосвященник.

– О чём это ты? Текущий владелец Копья Лифаэля – Изабель. Если уж кто-то и передал это копьё Гриду, так это она… – проговорил ничего не понимающий паладин.

– Молчать!

– …

– Изабель мертва! Итак, собственность на Копье Лифаэля вернулось к старейшинам… Кхек!? – начал было кричать Паскаль, как вдруг заткнулся и замер, как вкопанный. Его лицо стало ещё более бледным, чем когда он решил, что Грид – женщина. И причиной тому была приближающаяся к нему девушка, чьи волосы сияли ярким платиновым светом.

– Что здесь за суета? – с улыбкой глядя на первосвященника, поинтересовалась Изабель.

– К-как это возможно?

Разве она не умерла? Нет, разве, в крайнем случае, она не должна была лежать при смерти, обессиленная и напрочь лишённая жизненных сил?

– С чего ты взял, что Изабель мертва? Возможно, это первые предпосылки появления старческого маразма?

– Быть того не может!

Каким образом ей удалось выздороветь? Почему!?

«Всё идет ужасно неправильно!».

В последние дни происходили вещи, которые даже он, Паскаль, не мог предсказать. Но что ещё хуже, эти вещи приводили к серьёзным проблемам.

Итак, пытаясь осмыслить сложившуюся ситуацию, Паскаль начал массировать свои виски. А затем, когда он опустил руки, его взгляду внезапно кое-что предстало. И этим чем-то были его выпавшие волосы…

– …

Стресс Паскаля был настолько велик, что каждое прикосновение к голове заканчивалось выпадением волос!

– Гри-и-и-и-и-и-и-ид!

Именно он был корнем всех его проблем. Именно после его появления всё пошло наперекосяк! Паскаль больше не мог терпеть присутствие Грида, а потому разорвал церковный указ и, подняв голову к небу, что есть мочи проорал:

– Тебе конец, Грид!

Тем временем Изабель и Дамиан, глядя на сходящего с ума Паскаля, могли лишь сочувственно улыбнуться.

***

Другими словами, данный навык предоставлял Копью Лифаэля стопроцентный шанс попадания. Более того, он не потреблял никаких ресурсов и не имел времени перезарядки. У него была «высокая» вероятность активации, а его сила была попросту мошеннической.

– А мне поначалу казалось, что он не очень хорош, поскольку не предоставляет дополнительного урона, – пробормотал Грид.

Однако теперь он понял, насколько велико было это заблуждение. Благодаря необыкновенно высокому базовому урону Копья Лифаэля, стопроцентная вероятность не промахнуться представляла собой первоклассную способность. Именно благодаря данному навыку, всего одного удара хватило, чтобы сбить с ног и серьёзно ранить сильнейшего Красного Рыцаря. Даже для Грида подобный результат был крайне неожиданным.

– Копьё Лифаэля… Что ж, недаром у этого оружия мифический рейтинг.

Однако в этой бочке мёда оказалась и своя ложка дёгтя.

– К сожалению, оно мне не подходит…

Фехтование Пагмы. В деактивированном состоянии оно увеличивало силу атаки Грида на 32%, шанс нанесения критического удара на 22%, а критический урон – на 15%. Ну а про такие выдающиеся навыки, как Убийственная Связь и т.д., которые предоставлялись Гриду при активации Фехтования Пагмы, и вовсе можно было не упоминать.

Тем не менее, всё это происходило при условии, что он использовал меч. Фехтование Пагмы попросту не работало, если Грид вооружался чем-то, существенно отличающимся от меча.

– Что ж, как ни грустно это признавать, но мне придётся отказаться от использования Копья Лифаэля.

Тем не менее, он вполне мог включить его в так называемый «Комплект Грида». Созданные им Копья Лифаэля с превеликой радостью будут использовать члены его гильдии и солдаты, избравшие класс копейщика.

Грид уже предвкушал тот день, когда все вокруг будут носить его именной комплект!

– Уху-ху-ху-ху-ху! Пу-ха-ха-ха-ха!

Вооружённое до зубов Королевство, в котором воины, рыцари и рядовые, облачённые в созданную им экипировку, будут с гордостью выкрикивать название этого фантастического королевства!

– Этот человек… Он меня пугает.

– Не только тебя.

– Кажется, он слегка повредился в уме… – тихо перешёптывались кузнецы, глядя на безумно смеющегося Грида.

Тем не менее, чужие взгляды Грида совершенно не заботили. Нет. Если точнее, он был настолько сосредоточен на Копье Лифаэля и своих дальнейших планах, что больше ни на что не обращал внимания.

Бу-дум! Бу-дум!

Таким образом, в течение последующих двух дней божественное копьё было полностью разобрано, а затем собрано. В ходе этого процесса Преемник Пагмы попытался окончательно выяснить устройство и структуру артефакта. Тем не менее, одного раунда работы над копьём оказалось мало.

В результате этого Янгу продолжал разбирать, собирать, изучать и снова разбирать Копьё Лифаэля. И вот, благодаря своей врожденной настойчивости и концентрации, Грид с головой погрузился в этот процесс, пока не…

– Отлично!

Включая время, проведенное в покоях Изабель, он достиг поставленной перед собой цели ровно через одиннадцать дней. Как и ожидалось, никаких новых скрытых функций не обнаружилось, однако Грид сумел понять, как именно использовать Сущность Богини и как усилить встроенные в копьё навыки. А ещё он заполучил производственную технологию мифического предмета.

Грид был так счастлив, что ему хотелось взлететь.

Конечно, сейчас у него не было материалов, из которых можно было бы выковать новое Копьё Лифаэля. Но…

Хитро улыбнувшись, Грид поднял кузнечный молот и вновь приступил к работе.