Глава 523

Игровое сообщество больше не интересовалось семью престижными гильдиями. Почему? Да потому что они больше не представляли собой реальной угрозы для большинства других сил.

Они утратили своё величие. Они перестали пользоваться спросом, а их главенство получало больше заявок на выход, нежели на вступление.

Кроме того…

– Мы приняли решение выйти из альянса, – объявил сильнейший французский игрок по имени Бондре. До тех пор, пока он не повстречался с Гридом, его называли «непобедимым ледяным мистиком». Кроме того, он был главой группы сильнейших магов, именуемых Гильдией Ледяных Цветов. Но теперь он выразил своё намерение выйти из альянса.

И лидеры остальных гильдий не стали останавливать его. Более того, заявление Бондре послужило толчком для принятия схожего решения и другими главами. Они больше не хотели зацикливаться на утратившем свою полезность альянсе.

Такого же мнения придерживался и Зибал.

«Я не буду останавливать их…».

После Второго Межнационального Соревнования Зибал сильно изменился. Если поначалу он считал, что в охоте и рейдах ему нет равных, то после проигрыша Гриду его мировоззрение сильно изменилось. Он осознал, что был далеко не самым лучшим. Он был недостаточно квалифицирован, чтобы ставить себя выше других людей и к чему-то их принуждать.

Зибал больше не был одержим семью гильдиями. Он решил сосредоточиться на росте, чтобы однажды вернуть себе былую славу. И прямо сейчас он собирался отправиться на Бехенский Архипелаг.

***

– И что теперь с нами будет?

Гильдия Ледяных Цветов была весьма непростой организацией. Она состояла исключительно из магов, которых было всего лишь 30 человек. Итак, для них было очевидно, что после выхода из альянса им предстоит столкнуться с многочисленными трудностями.

Из-за территориальных споров у них были сложные отношения с некоторыми топ-игроками, а в самой гильдии не было ни ремесленников, ни торговцев, которые могли бы помочь им с продажей добытых трофеев.

– Мы пойдем к Богу Войны. Это сделает нашу жизнь намного лучше, а наше будущее будет гарантировано блестящим, – успокоил их Бондре.

– К Богу Войны? Кто это? – поинтересовались сбитые с толку члены гильдии.

– Арес. Неофициальный топ-игрок с уникальной способностью. Он эквивалентен Гриду, – пояснил француз.

– Вот это да…

Насколько же он был силен, если даже Бондре сравнивал его с Гридом?

– Тогда почему он никому не известен? – слегка сомневаясь в точности подобного сравнения, спросил один из Ледяных Цветов.

– Да. Я тоже впервые о нём слышу, – согласился второй.

– Мир «Satisfy» – широк. Разве вам известны выдающиеся специалисты в каждой сфере реального мира? Мы даже не знаем, сколько этих сфер существует. В этом смысле «Satisfy» похожа на реальность.

На самом деле, до недавнего времени Бондре также понятия не имел, кто такой Арес и что он собой представляет. Однако три дня назад с ним связался Скотт и рассказал ему о своём главе. В результате этого Бондре был просто-напросто шокирован.

– Мир широк и хаоса в нём намного больше, чем порядка… – задумчиво пробормотал Бондре, как вдруг со стороны раздался чей-то странный голос.

– Да, мир широк. Но вы – лишь пыль под моими ногами.

– Это ещё кто? – тут же насторожились члены Гильдии Ледяных Цветов. А затем они увидели, что обе стороны дороги, по которой они шагали, перекрыты скелетами.

– Стань моей жертвой, Бондре, – добавил неопознанный голос, заставив француза и его товарищей почувствовать инстинктивный ужас. Никогда прежде они не испытывали такого от одного лишь голоса.

Возможно, это был монстр класса «босс»?

Но откуда на дороге, по которой ежедневно проходили тысячи людей, взяться боссу?

Это было просто смешно.

– Покажи себя! – воскликнул Бондре, одновременно с этим закончив активацию Ледяного Клинка 8-го уровня и отправив его прямиком туда, откуда доносился голос.

Фьу-у-у-ух!

Острый ледяной клинок, рассекающий воздух с поразительной скоростью, метнулся к заданной цели, а затем совершенно внезапно остановился и… распался на мириады невидимых льдинок. И причиной тому была мгновенно созданная завеса тьмы.

«Моя магия была так легко заблокирована…?», – задался вопросом шокированный Бондре.

А затем, когда кристаллики льда осели, а завеса тьмы исчезла…

– Агнус! – невольно вырвалось у поражённого француза.

Это был тот самый Агнус, который после исчезновения Крюгеля, Зибала и Юры из общеигрового рейтинга, поднялся на 3-е место. Кроме того, по слухам, этот человек был настоящим психопатом, которого избегал даже Крюгель.

И вот, внимательно посмотрев на Бондре, который в данный момент больше всего напоминал собой испуганную крысу, Агнус дико расхохотался:

– Ике-ке-ке-ке!

***

– Охотничьи угодья находятся слишком далеко от города… В следующий раз нужно будет запастись свитком телепортации.

Первоначально Грид планировал вернуться в Пангею только тогда, когда придёт время кузнечного соревнования. Однако после того, как он отыскал Сковороду Идана, его планы резко изменились. Он должен был во что бы то ни стало поднять близость с Иданом.

И причиной тому были особые свойства этой диковинной сковородки.

– Не знаю, понравилась Крюгелю эта отрава или нет, но теперь я понимаю, почему он съел целых четыре порции…

Идан был самой настоящей гусыней, несущей эликсиры. В этом случае даже плохие блюда могли иметь астрономическую ценность, в то время как Идан был настоящим бриллиантом, затерявшимся среди моря песчинок и камней.

Таким образом, Грид решил, что покинет Восточный Континент с Иданом в качестве своего личного шеф-повара!

Итак, добравшись до Северной улицы Пангеи, Преемник Пагмы забежал в ресторан Идана и тут же начал допытываться у работающей в нём официантки:

– Где Идан?

– Шеф пошёл за ингредиентами для своих блюд.

– … Он что, не мог заказать доставку?

– К сожалению, нет такого подрядчика, который доставил бы гнилую печень цзянши (п/п: цзянши, также известный как китайский «подпрыгивающий» вампир, – нечто вроде ожившего трупа в китайском фольклоре).

– Гнилая печень цзянши? – вздрогнул Янгу.

Сковорода Идана была оптимизирована для того, чтобы извлечь уникальный вкус из каждого использованного в блюде ингредиента. Что же произойдет, если Идан решит приготовить гнилую печень?

«… Я этого не переживу», – закрыв глаза, подумал Преемник Пагмы, – «Это какое-то безумие… Зачем ему готовить гнилую печень? К тому же какого-то вурдалака?».

Неужели, если он сделает Идана своим личным шеф-поваром, ему каждый день придётся есть такие блюда?

«Нет, это просто невозможно».

Идан попросту не мог заниматься подобной стряпнёй и на завтрак, и на обед, и на ужин. Он должен был по крайней мере иногда готовить нормальную еду.

«Мне нужно поесть. Может, он всё-таки согласится приготовить для меня обычную яичницу?», – покачал головой Янгу, после чего вновь спросил у официантки:

– И где эти цзянши обитают?

– Если Вы выйдете через южные ворота и направитесь на север, то увидите кладбище. Трупы убитых цзянши, как правило, скидывают там.

– Хорошо, спасибо, – поблагодарил официантку Грид. Но как только он уже собрался было покинуть ресторан…

– М-м-м? Это снова Вы? – раздался голос вернувшегося Идана, в руках которого была корзина с чем-то чёрным.

– Вот. Как и обещал, – проговорил Грид, пытаясь не обращать внимания на исходящий от неё ужасный гнилостный запах.

– Хм-м.

Вернуть семейную реликвию было весьма и весьма непросто, а потому Идан даже не предполагал, что этот авантюрист справится с его заданием всего за два дня. Итак, посмотрев на сковородку с крайне подозрительным выражением лица… Идан возликовал!

– О-о-о-о! Охо-хо-хо-хо! Просто невероятно! Вы так быстро отыскали фамильную реликвию моей семьи!

Идан был искренне счастлив, а потому, как только он взял в руки свою драгоценную сковородку, перед глазами Грида появилось несколько информационных окошек.

«Э-э-э?».

Близость с поваром увеличилась всего лишь на десять единиц даже несмотря на то, что ему удалось вернуть утраченную семейную реликвию?

«Разве она не должна увеличиться по крайней мере на пятьдесят?», – мысленно пробормотал Янгу, находя это довольно странным.

А тем временем Идан подвёл своего гостя к столу и вежливо поинтересовался:

– Вы ещё не ужинали? Пожалуйста, присаживайтесь. Человек, который вернул семейную реликвию, достоин самого великолепного ужина.

– Да, спасибо, – ответил Преемник Пагмы, надеясь, что Идану удастся приготовить блюдо, повышающее его характеристики.

А затем, усевшись на предложенный ему стул, Грид с запозданием кое-что добавил:

– Только прошу обратить внимание, что у меня аллергия на печень.

Это был явный намёк, что он не собирается есть гнилую печень убитого вурдалака!

– Это так? Что ж, хорошо, – с холодным, как лёд, выражением лица проговорил Идан, после чего удалился на кухню. И столь недружелюбное поведение заставило Грида задуматься о наихудшем:

«Только не говорите мне, что из-за этого моя близость с ним упала…».

Вполне вероятно, что Идан относился к той категории НПС, которые благосклонно относились лишь к тем людям, которые употребляли приготовленные ими блюда.

«Да, готов поспорить, что так и есть».

Именно поэтому возвращение сковороды увеличило близость с Иданом всего лишь на десять единиц. Кроме того, в первый день их встречи Грид не доел кремовый пирог, а потому их текущие отношения явно были не самыми лучшими.

«Просто жесть какая-то…».

Чтобы нанять Идана в качестве шеф-повара, требовалось высокое значение близости. Но каким образом ему увеличить близость, не употребляя приготовленную Иданом еду?

А затем, когда Грид окончательно разочаровался в жизни…

– Это моё фирменное блюдо, чапче, которое я приготовил специально для Вас, – провозгласил появившийся возле столика Янгу шеф-повар.

– …

Чапче. Это было любимое блюдо южнокорейцев и, конечно же, самого Грида.

«Уф, слава богу, что не японские пирожные…».

Чапче было чрезвычайно простым в приготовлении и состояло из овощей, мяса и лапши. Итак, схватив палочки, Янгу без колебаний сунул изрядное количество чапче себе в рот. А затем он моментально выплюнул всё это обратно в тарелку. По вкусу овощи напоминали собой глину и похрустывали, словно какой-то песок. Ужасно приготовленная свинина была холодной и твёрдой. Лапша и вовсе практически не прожёвывалась.

И это при всём при том, что в блюде не использовались никакие особенные ингредиенты. Просто их оригинальные вкусы были настолько мощными и не смешивались между собой, что есть это было практически невозможно.

– Да что… – собрался было выругаться Грид, как вдруг остановился. И произошло это потому, что Идан таращился на выплюнутую им пищу.

– Вы выплюнули это, потому что оно не соответствует Вашему вкусу?

– Нет. Чапче просто объедение. Я был настолько удивлен его восхитительным вкусом, что невольно открыл рот и часть еды вывалилась, – ответил Янгу, после чего мысленно приказал себе терпеть и засунул в рот большую порцию лапши с овощами.

Хр-р-русь. Хр-р-русь.

Так с бледным лицом Преемник Пагмы и продолжал жевать чапче, пока Идан не поинтересовался:

– А почему во время еды Вы закрываете нос?

– Не обращайте внимания, это моя привычка.

– Правда? Какая необычная привычка.

«Это твои блюда необычные, изверг…», – мысленно ответил Грид.

И вот, когда он прямо-таки вспотевший от напряжения наконец-то закончил трапезу…

– Ах!

Это был момент, когда Грид не знал, что ему делать: радоваться или плакать.