Глава 556

«Кажется, его зовут герцогом Лучилловым? Командующий этой армией очень претенциозен».

Процессия из ста тысяч солдат Вечного Королевства вызывала настоящее восхищение. Золотые доспехи солдат сверкали на солнце, а неутомимая барабанная дробь сотрясала само небо. Таков был импульс великой армии. Любой был бы поражен её величием. Однако всё это была лишь видимость.

Большинство солдат, за исключением тех, которые шли впереди, были облачены в старые кожаные доспехи, а звуки барабанов служили лишь поддержкой для их неровного марша. И причина тому была простой. Половина из ста тысяч солдат не были профессионалами, в то время как большая их часть была набрана из посёлков и деревень, в которых местные жители не проходили даже базовой военной подготовки.

– Вот же встряли… И почему мы вообще должны участвовать в борьбе за власть?

– Ну-у, это… Дворянин предал короля. А короля нужно слушаться!

– Какая разница, кто кого предал, если это сулит нам голодную смерть?

Представители нижнего сословия всегда были бедными и голодными. Они не были образованными и никогда не питали особого патриотизма по отношению к своему государству и уж тем более к власти. Целью их жизни было обыкновенное желание выжить.

– Эх… Кто позаботится о моей семье, если меня не станет? Моя беременная жена не сможет прокормить троих детей…

– Почему мне дали такие тяжелые доспехи и копьё?

– Мне страшно… Я хочу увидеть свою маму.

– А у меня уже ноги болят идти. Я больше не могу этого терпеть.

Большую половину этой армии составляли юноши, не достигшие совершеннолетия. Они были обычными людьми, которые хотели мирной жизни в своих деревнях, но по прибытию к Байрану им суждено было поменяться местами с солдатами в сверкающих доспехах и… умереть.

«Однако такими темпами они станут непригодными к использованию ещё до того, как начнётся штурм», – подумал Арс, шагая в самом первом ряду, а также испытывая крайний скептицизм относительно всего этого похода, – «Золотые доспехи, блестящие на солнце, уже становятся бременем для их глаз, а звуки барабанов превращаются в обычный шум, лишь усиливающий их страх. Психическое состояние всех этих людей достигнет предела ещё до того, как они доберутся до Байрана».

Но герцог Лучиллов этого не знал.

Положение и состояние солдат никогда не волновало дворян. Дворяне даже представить себе не могли, что такой чудесный марш может оказать давление на солдат. Кроме того, они были уверены, что все эти люди будут благодарны им за одну только возможность бесплатно поесть.

Трудно было назвать их по-настоящему некомпетентными. Просто… таков был образ мышления всей аристократии.

«Неужели и я был таким-же?», – задался вопросом Арс, пережевывая твёрдый ячменный хлеб, – «Что ж, на следующем привале стоит ожидать массового дезертирства».

И тогда ему представится подходящий шанс.

***

Главными столпами Вечного Королевства издавна считали маркиза Стейма и герцога Лучиллова.

Маркиз Стейм был настоящим героем, сумевшим возродить бесплодный север, в то время как герцог Лучиллов знал, как правильно использовать своё положение. Именно благодаря его влиянию удалось так быстро собрать могучие армии барона Дука, графа Реда, графа Карриона и маркиза Бера.

Но кем же были все эти люди? Будучи хозяевами обширных территорий Вечного Королевства, они были великими мечниками и возглавляли огромные армии. Даже Аслан, занявший трон вместо убитого принца Рена, не рискнул бы пойти против них.

Палатка герцога Лучиллова.

– Для нас большая честь, что командовать армией согласился сам герцог, – произнёс граф Ред, искренне восхищаясь двумя тысячами закованных в доспехи солдат и пятью тысячами всадников.

Он считал, что шествие вслед за столь видным подразделением – просто чудесная идея. С другой стороны, маркиз Бер проявил небольшое беспокойство:

– Должно быть, вы потратили немалые деньги на золотое напыление для солдатских доспехов. К тому же, разве это не пустая трата ценных ресурсов? Мы с лёгкостью возьмём Патриан и Байран, даже не оказывая психического давления на мятежников.

– Маркиз Бер, Ваш образ мышления слишком узок. Напыление? Мои солдаты носят доспехи из чистого золота. Армия во главе с герцогом Лучилловым не может быть обычной, – потягивая вино, усмехнулся герцог Лучиллов.

– А-а…?

Все собравшиеся здесь дворяне, включая маркиза Бера, были поражены. Солдаты в блестящих доспехах, возглавляющие процессию, а также те, которые находились в резерве… Другими словами, все 10,000 солдат Лучиллова были экипированы в золотые доспехи? Но сколько же денег на них было потрачено?

– Впрочем, на самом деле все эти доспехи – больше украшение, нежели настоящая экипировка. Они получились слишком тонкими, поскольку мне банально не хватило золота.

– … Герцог, а Вы уверены, что Ваши солдаты смогут пережить вражеские атаки? – осторожно поинтересовался маркиз.

– А почему бы им не пережить? Разве тысячи солдат не могут закончить войну в одно мгновение? Мы ведь не хотим растянуть этот штурм на несколько дней и уж тем более недель?

Услышав столь веский аргумент, остальные дворяне согласно покивали головами. Их первоначальной целью были достижения, которые они могли получить в ходе этой войны. Стыдно, если на выполнение каждой задачи у них будет уходить по несколько дней.

– Верно, верно. Наши солдаты смешают мятежников с землёй. Благо, воины герцога Лучиллова беспрестанно повышают их боевой дух.

– Ха-ха-ха! Я изначально этого и добивался! Я хочу сделать войну быстрой и выгодной, поднимая боевой дух своих союзников! Разве это плохой подход?

– Да, наш герцог просто великолепен.

С их точки зрения, намерения герцога Лучиллова действительно заслуживали похвалы. Несмотря на то, что большая половина из 100,000 солдат была обычным сбродом, это не уменьшало их ценности. Они могли использоваться в качестве жертвы, а также для отвлечения внимания лучников. Кроме того, их было вполне достаточно, чтобы исчерпать всю ману у графа Ашура, который на данный момент считался наибольшей проблемой.

Однако кое-что герцог Лучиллов упустил. Для обеспечения золотыми доспехами 10,000 солдат герцогу пришлось взять деньги из фонда снабжения. В связи с этим у стотысячного войска было еды всего на несколько дней, хотя на самом деле провианта должно было хватить на три месяца.

Более того, следовало обратить внимание на качество и полноту питания. Для солдат, которые целый день посвятили тяжелейшему маршу, устали и проголодались, возможность перекусить была чуть ли не единственной радостью в жизни.

И вот, когда им выдали маленькие порции безвкусной каши, их жалобы взлетели до самых небес. Мало того, что их насильно забрали на службу, так ещё и кормили как попало!?

– Герцог! Войска дезертировали! – закричал запыхавшийся рыцарь, едва оказавшись в палатке Лучиллова.

– Что? Почему?

Для солдат это был великолепный шанс отстоять честь своего королевства. Почему же они дезертировали?

– Поймать и казнить их всех! Покажите остальным, что случается с предателями! – тут же приказал маркиз Бер.

– Есть!

Получив приказ, рыцарь немедленно направился к остальным и уже вскоре 1,831 солдат был схвачен при попытке к бегству, а затем казнён. Все они были представителями низшего сословия, призванными на военную службу без их согласия. Они пытались взывать к совести рыцарей, но в конечном итоге были убиты.

Итак, сержантский состав начал безотлагательно обходить своих подопечных, пытаясь уберечь их от бессмысленной гибели.

– Даже не думайте о том, чтобы попытаться сбежать. По крайней мере, хоть в Парту нормально относятся к солдатам. Вы должны быть благодарны и за это.

– Если хотите жить, не покидайте лагерь.

– Верно. Куда лучше жевать сухой хлеб и спать в палатке, чем спать на холодных городских улицах. Всё понятно?

– Так точно, – ответил рядовой Арс, после чего внимательно посмотрел в сторону палатки герцога Лучиллова.

«Герцог никуда не выходил, а потому его охрана также осталась на своём месте».

Стражники герцога Лучиллова находились на несколько уровней ниже Чёрных Рыцарей Сахаранской Империи, однако их было слишком много. Однако наибольшей проблемой были другие дворяне, практически не покидавшие герцога. Они могли быть довольно сильными, а потому Арс не хотел действовать вслепую.

«Что ж, нужно дождаться следующей возможности».

Сегодняшнего инцидента было достаточно, чтобы вселить страх и неуверенность в сердца солдат, боевой дух которых существенно снизился. Кроме того, Арс считал, что завтра будет ещё больше дезертиров.

***

Байран пребывал в большом кризисе.

С каждой стены можно было увидеть стекающиеся к городу войска, в то время как стрелы, выпущенные Вооружёнными до зубов, были уже не такими быстрыми и мощными, как в начале.

Потеряли свою эффективность даже крики Хуроя. И вот, в конце концов атакующим удалось повредить ворота и стены Байрана.

– Это серьёзно…

Бу-ду-дум-м…

По мере того, как осадные орудия противника продолжали наносить удары по воротам, их прочность начала быстро снижаться. И в разгар всего этого хаоса в игру вошла крайне обеспокоенная Юра.

– Если мы позволим врагу проникнуть внутрь, это будет конец…

В таком случае Юре и Вооружённым до зубов придётся сражаться одновременно с тысячами врагов. Их Выносливость быстро подойдёт к нулю, и они…погибнут, позволив армии Вечного Королевства разобраться с остатками гарнизона и беспрепятственно захватить город.

– Дерьмо… Больше всего я сейчас хочу выйти наружу и как следует всыпать им. Но если сейчас мы откроем врата, наши враги… просто войдут внутрь и дело с концом, – сквозь зубы процедил Пон. У него и так практически не осталось Выносливости, а потому даже если бы ему удалось выбраться наружу, то сражаться бы пришлось с помощью одних лишь базовых атак.

И вот, спустя какое-то время Юра и Пон получили сообщение от Лауэля:

– Забирайте все оставшиеся войска и отступайте к Патриану.

– А как насчет местных жителей? – возмутился Пон.

– Как бы там ни было, жители Байрана по-прежнему остаются людьми Вечного Королевства. Зачем армии убивать людей, которые не совершали никаких плохих поступков? Отступайте и ни о чем не беспокойтесь.

– Эти люди служат повстанцу. Ты уверен, что их не казнят?

– Азарт победы заставит их заниматься грабежами и насилием. Но что мы можем сделать? Мы не можем потерять солдат, которых так усердно тренировали.

– Лауэль…! Как ты можешь так легко отказываться от людей, которые доверили Гриду свои жизни!?

Байран изначально принадлежал Гильдии Цедака. Другими словами, Пон и остальные были связаны с местными жителями и не хотели бросать их на произвол судьбы. И Лауэль это понимал, но… В настоящее время они находились в состоянии войны. Он попросту не мог смотреть на это с точки зрения незаинтересованного лица.

– Пон, мы не можем потерять десятки тысяч людей в Рейдане только потому, что ты хочешь защитить тысячи людей. Успокойся и взвесь всё без лишних эмоций.

В ответ Пон лишь скрипнул зубами. Его голова понимала Лауэля, однако сердце отказывалось верить ему. И вот, в конце концов он сказал то, чего не должен был говорить:

– Всё это произошло только потому, что ты – недостаточно компетентный! Кто говорил, что мы без труда справимся с врагом? Кто говорил, что они две недели будут собирать стотысячное войско? Все, что ты предрекал, оказалось неверным! Ты – некомпетентный выскоч…

А затем Пон внезапно замолчал, с запозданием осознав свою ошибку. Кому он высказывал своё недовольство? Человеку, работавшему на благо Вооружённых до зубов, больше кого бы то ни было. На кого он поднимал голос? На того, кто никогда не боялся брать на себя ответственность за содеянное.

И вот, не исключением был и этот раз. Он взвалил на себя действительно тяжелое бремя, и Пон, включая всех остальных, просто недостаточно помог ему. К тому же, какое право он вообще имел в чём-то обвинять Лауэля, когда сам даже не предложил альтернативного плана действий?

– … Прости, – искренне проговорил Пон. Ему было стыдно за свои слова. Однако…

– Нет, это я должен извиниться перед тобой. На самом деле, я обманул тебя.

– …

– Я должен был обмануть своих союзников, чтобы обмануть своих врагов. Я тайно скрывал от тебя и всех остальных настоящий план в надежде, что ты будешь сражаться с максимальной самоотдачей.

Пон понятия не имел, о чём говорит Лауэль, а потому последний пояснил:

– Прямо сейчас я направляюсь в Рейнхардт.

– Что…!?

Столица Вечного Королевства, Рейнхардт. Теперь, когда большая часть войск отбыла в другие регионы, Лауэль решил нанести удар в самое сердце своего врага.

– Война скоро закончится.

В то же время где-то в неизвестном месте.

Бледный Стикс рухнул на колени и закашлялся кровью, заставив Грида с беспокойством посмотреть на него.

«И почему его приступ случился именно в этот самый момент?».

Несколько секунд назад эльф активировал Массовую Телепортацию, намереваясь перенести Грида в Байран, однако… ни с того ни с сего активировалось проклятие дракона-гурмана, из-за чего Стикс не смог справиться со своей маной и телепортировал их в неизвестное место.

«И в этом месте невозможна отправка личных сообщений…».

Судя по всему, они были в чем-то наподобие индивидуального подземелья, отрезанного от внешнего мира древними чарами. Но что же тем временем происходило в Байране? Как обстояли дела у Юры и прочих его товарищей? Грид нервничал и беспокоился, однако не имел права выразить своё недовольство Стиксу. Он спокойно ждал, пока эльф примет лекарство и придёт в себя.

«Наверное, это та самая чёрная полоса, которая просто обязана была наступить после создания предмета с мифическим рейтингом», – подумал Грид, дав себе обещание, что первым драконом, которого он убьёт, будет именно этот чёртов гурман.