Глава 725

Действие временной неуязвимости подошло к концу.

— Уф-ф… Уф-ф!

Перед глазами Грида плавали кровавые круги, а сам он кашлял кровью. Все эти явления отчётливо говорили о том, что его Здоровье достигло опасного уровня. Не было бы ничего странного, если бы он погиб.

И вот, в его ушах раздался голос Нолла:

— Вы всего лишь обычные люди!

Граф вампиров Нолл оказал прямое давление на Вашу волю.

Гру-ду-дух!

От подобного воздействия сотрясся сам воздух. Одно лишь присутствие высокородного вампира вселяло отчаяние и страх в сердца низших рас. Это была сила, которая в ходе сегодняшнего рейда стала серьёзным препятствием для Вооружённых до зубов. Тем не менее…

Вы выстояли.

Давление вампира не действовало на Преемника Пагмы. Проблема заключалась в том, что Грид был единственным, кто остался в живых. Все остальные Вооружённые до зубов были убиты в ходе рейда на Русона.

— Думаю, злиться должен я, а не ты, — посмотрев вампиру в глаза, проговорил Янгу.

Он знал, как нелегко иметь дело с двумя прямыми потомками Шизо Бериаче одновременно. Тем не менее, Грид хотел минимизировать ущерб, нанесенный членам его группы. Вот почему он хорошо подготовился к этому рейду. Наряду с изучением городского ландшафта, он проанализировал личные качества Русона и Нолла, приобрел различные усиливающие зелья в алхимическом институте Рейдана и установил огромное количество магических ловушек.

Вооружённые до зубов также сделали всё, что могли. Однако рейд пошёл не так, как планировалось. И причиной тому была сила Нолла. Этот вампир был не просто танком с превосходной защитой и сопротивлением. Его навыки больше склонялись к разряду поддержки. Также он специализировался на восстановлении и ускорении перезарядки способностей союзников.

В результате этого Вооружённые до зубов то и дело подвергались ударам кровавых цунами и подземных толчков, которые разрушали их строй. Кроме того, Нолл несколько раз исцелил Русона, который находился в критическом состоянии из-за бомбардировки навыками Вооружённых до зубов. В частности, особо проблематичной была его способность излечивать все раны при помощи донорства крови. Нолл отдавал свою собственную кровь, чтобы восстановить Здоровье Русона, а также повысить его защиту. Благодаря этому Вооружённые до зубов понесли куда большие потери, чем ожидалось. Охота на Русона заняла слишком много времени, и в процессе этого товарищи были убиты.

Слава богу, Нолл не стал помогать графу Крею. В противном случае пройти 7-й город было бы попросту невозможно. Грид не был бы уверен в победе, даже если бы в их группе присутствовали такие выдающиеся личности, как Пиаро и Асмофель.

Вооружённым до зубов сильно повезло, что прямых потомков затронуло проклятие безделья, а потому они не стали сотрудничать с самого начала. Оглядываясь назад, Эльфина Стоуна они также смогли победить исключительно благодаря действию данного проклятия. Вот почему Грид ненавидел титул Кандидата в Короли Крови, который временно освобождал прямых потомков Шизо Бериаче от действия проклятия.

При этом эффект был одинаково применим и к герцогине Мари Роуз, и к маркизу Фенриру. Убить этих существ, обладающих в десятки раз большей силой, чем графы, было практически невозможно. Однако…

— Ты — исключение, — глядя на вампира со своей фирменной ядовитой улыбкой, произнёс Грид, — Ты заплатишь за то, что причинил вред моим друзьям.

— Заткнись! — взревел Нолл, бросившись к Гриду. Проклятие безделья на него временно не действовало, а потому он охотно атаковал.

И вот, за мгновенье до того, как закончилось время перезарядки зелья здоровья, Преемник Пагмы получил удар в грудь и рухнул на землю.

Вы погибли.

Вы потеряли 36,2% опыта.

Вы потеряли Сапоги Грида.

***

Окраины 7-го города.

— Потери? — спросил Грид, едва появившись на точке сохранения.

— За исключением опыта, четырнадцать из нас потеряли свои вещи, — доложил начальник штаба.

— Что? Четырнадцать?

Смерть в «Satisfy» была поистине ужасной и влекла за собой огромные штрафы. Потеря опыта была пропорциональна уровню. Кроме того, существовала возможность потерять предметы, находящиеся в их распоряжении.

Но хуже всего была потеря экипировки. Как правило, стоимость каждого отдельного элемента снаряжения была достаточно высокой. Потеряв предмет, который использовался на повседневной основе, игрок становился слабее.

— Но разве вероятность потери экипировки не составляет менее 1%?

Именно так всё и было. Вероятность потери основной экипировки была довольно низкой. Однако прямо сейчас Гриду казалось, что она составляет все 50%.

«Не может быть… Неужели моя неудача затронула и остальных?».

Грид был разочарован тем фактом, что более половины членов его группы потеряли свою экипировку. И вот, пока он чувствовал груз вины, Лауэль сообщил ему ещё более шокирующую новость:

— Пон с Вантнером лишились своего основного оружия.

— …

Грид испытывал сильную душевную боль от одной только потери своих сапог, которые он часто использовал в паре с Двуручным Мечом Грида. Учитывая это, насколько же большое чувство потери испытывали Пон с Вантнером, которые лишились самых ценных предметов? С точки зрения Грида, это было похоже на потерю Меча Просвещения.

И вот, переведя взгляд на товарищей, он тут же услышал их жалостливые причитания.

— Мое копьё…

— Мой щиток…

— …

Двое мужчин, которые стеснялись попросить у него новое копье и щит, выглядели как настоящие братья. Разница была лишь в том, что Пон выглядел настоящим красавчиком, а Вантнер — лысым мужиком средних лет.

— Я непременно сделаю вам новые предметы. В любом случае, если мы хотим бросить вызов последнему вампиру, нам придётся дождаться окончания времени перезарядки наших навыков. А за это время я выкую вам всё, что нужно.

Изготовление предметов — вот что было источником силы Грида. Он не мог игнорировать рост характеристик благодаря созданию качественной экипировки. Кроме того, Пон с Вантнером были далеко не теми людьми, которые жаждали халявы. Они всегда платили разумную цену за предметы, выкованные Гридом. Тем не менее, была одна проблема.

— Кажется, у меня закончились материалы…

— …

— …

Копьё Чёрного Дракона, которым был вооружён Пон, и Огненный Щит, используемый Вантнером, были лучшими предметами, сделанными из частей Белиал. Воссоздать их было просто невозможно.

— Если бы только я был сильнее, — подрагивая от бессильной злости, пробормотал Янгу.

В таком случае битва с Русоном не была бы такой сложной.

— Нет. Ты как раз очень сильный. Это мы подвели тебя, — утешила его Джишука.

— Верно. Это результат нашей слабости. Грид здесь ни при чём, — согласились Пон с Вантнером.

— …

Так или иначе, общее настроение группы было подавленным. Большинство товарищей лишилось ценных вещей, что давило на их сознание. В частности, особо неприятен был тот факт, что скоро должно было состояться межнациональное соревнование. В ходе этого мероприятия встретятся друг с другом лучшие игроки, представляющие свои страны. И от одной только мысли об участии в состязании без своей лучшей экипировки Вооружённым до зубов становилось плохо.

С другой стороны, Лауэль сильно не переживал.

— На самом деле, вам не нужно беспокоиться об этом. Мы сможем вернуть себе потерянные вещи.

Выпавшие предметы не исчезали. Они продолжали лежать там же, где и упали. Но тогда почему потеря предметов была такой проблемой? Причиной тому были другие игроки. Поскольку предотвратить посещение охотничьих угодий кем-то другим было попросту невозможно, выпавшие предметы можно было считать потерянными навсегда. К тому времени, как игрок воскресал и прибегал к месту своей смерти, выпавший предмет уже находил другой искатель приключений.

Тем не менее, города вампиров были не совсем обычными охотничьими угодьями. Их существование было скрыто, а обитавшие в них вампиры обладали такой силой, что обычные игроки туда практически не заглядывали. Кроме того, Лауэль с самого начала взял все города вампиров под свой личный контроль. Он не хотел, чтобы ценные охотничьи угодья были заняты другими игроками. И эта предосторожность сослужила Вооружённым до зубов добрую службу.

— Выпавшие из нас предметы всё ещё здесь. Завтра мы вернёмся в 7-й город, убьём Нолла и заберём нашу экипировку.

— Ты прав. Вряд ли за время нашего отсутствия графа убьёт кто-нибудь другой.

— В крайнем случае мы просто оставим здесь охрану.

— Вот и порешили!

Атмосфера стала немного проясняться. Вооружённые до зубов с нетерпением ждали завтрашнего дня, тогда как Лауэль решил провести ещё один дополнительный инструктаж:

— Главное — не расслабляйтесь. Несмотря на то, что Нолл выступает в качестве поддержки, он всё ещё граф. Его всесторонняя боевая сила сопоставима с другими графами. Это крайне сильный противник. Если мы будем небрежны, то умрём прежде, чем успеем подобрать экипировку.

Кроме того…

— Скорее всего Нолл возглавит большое количество вампиров и фамильяров, чтобы максимизировать свои поддерживающие возможности. Благодаря Гриду эта тварь прямо-таки рвётся в бой.

— …

Гриду было больно слышать, что именно он был виноват в их злоключениях. Тем не менее, Лауэль вовсе не ставил перед собой цель критиковать Преемника Пагмы.

— Ключом к победе в завтрашнем рейде является то, как быстро мы сможем забрать выпавшие предметы. Если мы столкнемся с Ноллом до того, как соберем все предметы, то скорее всего умрём.

— Верно. По сравнению с другими графами, Ноллу не хватает атакующих способностей, однако у него мощные контрольные навыки и высокая выносливость. От него невозможно избавиться без полной подготовки. Не забывайте о том, что каждый из вас что-то потерял, — согласился Крис.

— Нолл должен быть убит. Если мы не справимся и когда-нибудь встретимся с ним в компании Мари Роуз или Фенрира… — добавил Лауэль.

Гульп.

От услышанного Вооружённые до зубов невольно сглотнули, представив себе самое худшее, что только могло произойти. Если поддерживающие способности Нолла объединятся с мощью маркиза Фенрира или герцогини Мари Роуз…

— В таком случае они будут просто неуязвимы.

***

— Все всё помнят? — спросил Грид, стоя перед входом в 7-й город. И, несмотря на всеобщее беспокойство, его товарищи уверенно покивали головами.

— Конечно, помним. Как можно об этом забыть, когда там лежат наши драгоценные вещи?

— Помним, помним.

— Хорошо. В таком случае давайте двигаться как можно тише. Будет плохо, если мы столкнемся с Ноллом прежде, чем успеем забрать свои предметы.

— Да.

Вооружённые до зубов уже не первый раз ходили в рейд. И уж тем более это был не первый прямой потомок, с которым им доводилось сражаться. Согласно их опыту, босс не появлялся сразу же, как только они заходили в город. Босс просыпался только тогда, когда до его ушей доносился приближающийся шум.

Естественно, Вооружённые до зубов полагали, что этот раз тоже не будет исключением. Тем не менее…

— Ху-ху-ху! Я ждал вас!

— …

Как только Вооружённые до зубов вошли в 7-й город, они тут же столкнулись с Ноллом. Нолл знал, что злоумышленники вновь заявятся сюда, а потому ждал их. Но что ещё хуже, с ним было 500 вампиров и фамильяров. Это был удивительно умный вампир.

— Ну… В таком случае пока, ха-ха, — неловко рассмеялся Янгу, после чего поспешил со своими товарищами туда, откуда пришёл.

***

Вход в 7-й город.

— Вот чёрт. Что ж… Объявляю всеобщую мобилизацию, — приказал Грид своим товарищам, которые боялись сделать и шаг на территорию этого проклятого города.

А королевский приказ, как известно, был неоспорим. Одно королевское слово могло привести в действие бесчисленные легионы его подчиненных.