Глaва 862

Восьмая Слуга Ятана, Юра. Предала Церковь Ятана.
Седьмой Слуга Ятана, Тёмный Бус. Погиб во время выполнения миссии в Сахаранской Империи.

Шестой слуга Ятана, Малакус. Был убит во время подготовки ритуала в Уинстоне.

Четвертый слуга Ятана, Ниберий. Погиб во время вторжения в Байран.

Первый слуга Ятана, Таллос. Пал от руки неопознанного мага, вторгшегося в главный храм Ятана.

Такими были имена бывших Слуг Ятана. И Церковь Ятана отчаянно хотела стереть их из своей истории. Те, кого великий демон Аморакт выбрал для служения злому богу Ятану, были убиты неизвестными людьми, тогда как одна из Слуг и вовсе предала его.

Это был самый настоящий позор.

После смерти Таллоса агентом Аморакта был назначен Ликаос. И не так давно он решил, что пришло самое время для нанесения ответного удара.

— Скоро в Ватикане соберутся собаки Ребекки вместе со своими сторонниками. Это отличная возможность одним ударом покончить с нашими врагами. Мы должны уничтожить Ватикан и восстановить статус Церкви Ятана!

Ликаос подсчитал, что нынешние Дочери Ребекки находятся на пределе. Проклятие трёх божественных артефактов Церкви Ребекки должно было так сильно пропитать их тела, что вместо сильнейших защитниц Ватикана они должны были превратиться в ходячие трупы. С другой стороны, новоиспеченные Слуги Ятана были молоды и сильны.

Учитывая это, Ликаос увидел прекрасную возможность вызвать настоящий хаос. Помимо Церкви Ребекки, он мог одновременно с этим нанести удар по империи и другим королевствам. Итак, Ликаос вызвал пять Слуг Ятана и попросил о сотрудничестве самого Подрядчика Баала.

«Эти сумасшедшие монстры уже в сборе…».

Вершина Горы Кей скрылась под завесой проливного дождя. Тем не менее, Роуз, являвшаяся лучшим чёрным магом «Satisfy» и Восьмой Слугой Ятана по совместительству, Подрядчик Баала Агнус и другие четыре Слуги Ятана, прекрасно видели распластавшийся перед ними Ватикан.

Так называемый Вооружённый до зубов король Грид? Да, он прослыл истребителем Слуг Ятана, однако церковь злого божества не боялась одного-единственного человека. Красные Рыцари, сопровождающие имперского принца? Это подразделение утратило доверие императора и было на грани расформирования. Дочери Ребекки? Они были истощены божественными артефактами и находились при смерти.

«Как тривиально».

Таким было впечатление Ликаоса о текущем состоянии дел Ватикана, и Агнус полностью соглашался с ним. С другой стороны, собранное ими войско было чрезвычайно сильным. Подрядчик Баала чувствовал движущиеся позади него тени. Тени нескольких тысяч черных магов, которые были незаметно перемещены сюда.

***

— Ха-ха, ясно!

— Как и следовало ожидать от принца Дуландала!

— Я не могу перестать восхищаться Вами!

Банкетный ужин прошёл весьма ожидаемо. Большинство представителей королевских семей собрались вокруг 2-го принца империи, Дуландала. Большинство из присутствующих знало, что он далек от правопреемства, уступая любимчику императора, 1-му принцу, и сыну императрицы Мари, 4-му принцу. Тем не менее, его имя всё равно было известным на весь мир. Влияния Дуландала было достаточно, чтобы за одно утро сравнять с землёй какое-нибудь маленькое королевство, а потому для членов небольших королевских семей, зависящих от империи, было вполне естественно заручиться его поддержкой.

Тем временем взгляд Дуландала переместился с этих жалких подлиз в угол комнаты, где сидела женщина с серебристыми волосами. Ее красота, которая была редкостью даже по имперским меркам, тут же привлекла внимание Дуландала. И особенно сильно принцу понравилось нежное лицо этой девушки.

— Кто эта женщина? — поинтересовался Дуландал, на что члены королевских семей поспешили ответить:

— Вооружённая до зубов королева.

— Хо-хо… Жена Вооружённого до зубов короля, значит?

Вооружённый до зубов король был противником, который заставил Сахаранскую Империю впервые в истории перейти к «дипломатии». Даже император Хуандер, который не боялся никого на этом континенте, вынужден был соблюдать осторожность по отношению к Преемнику Пагмы, пригласив его в качестве государственного гостя.

— Жаль, — провозгласил Дуландал, опустошив свой бокал. Он счёл, что эта очаровательная женщина влюбилась в Грида исключительно из-за насмешки судьбы. Впрочем, следующим, кто привлек его внимание, был молодой мальчик. У этого мальчика были ярко-голубые глаза, выдававшие в нём сходство с Вооружённой до зубов королевой, а белая кожа и чёрные волосы говорили о врождённой грации.

— А как насчёт этого ребёнка?

— Это Вооружённый до зубов принц.

— Хох!

Что же это за семья такая? Испытывая неподдельный интерес, Дуландал поднялся со своего места и направился аккурат к Лорду. Правда, сначала он остановился возле принца Королевства Фолд, который стоял рядом с Лордом.

«Я не ожидал, что ко мне подойдет имперский принц…», — порядком нервничая, подумал принц, которого звали Шайном.

Во время церемонии основания Королевства Вооружённых до зубов, Королевство Фолд объявило о своей независимости. Оно остановило все взаимоотношения с империей и отдало свою судьбу в руки Вооружённых до зубов. Однако раболепное отношение к представителям Сахаранской Империи, которое укреплялось в их генах на протяжении поколений, не могло измениться всего за одну ночь.

1-й принц Королевства Фолд боялся того, что может сделать Дуландал. Он забыл, что у него был сильный союзник в лице Королевства Вооружённых до зубов, и думал, что Сахаранская Империя решит уничтожить Королевство Фолд. Его руки подрагивали, и он захотел как можно скорее уйти, но… совершенно внезапно его ладонь оказалась в руках Лорда.

— Останьтесь, — прошептал мальчик.

А затем произошло нечто интересное. Принц Шайн внезапно успокоился. Нежный голос мальчика растопил его беспокойство и страх, в то время как легкое и тёплое прикосновение Лорда даровало ему мужество.

Держа Лорда за руку, Шайн покрепче стиснул зубы. Он встретит Дуландала лицом к лицу, как и подобает принцу, — решил он, после чего кивнул головой и представился:

— Я — 1-й принц Королевства Фолд, Шайн. Для меня большая честь приветствовать принца великой империи.

— Ха…

Дуландал был озадачен вежливым и достойным отношением принца Шайна. Немного людей в этом мире умело сохранить свою гордость, стоя перед императорским принцем. Дуландалу было одновременно и удивительно, и отвратительно, что в глазах принца Шайна не было никакого страха. Тем не менее, Дуландал не был бы 2-м принцем Сахаранской Империи, если бы выразил свои чувства.

Улыбнувшись, он похлопал принца Шайна по плечу. Дуландал собирался оказать давление на Шайна, используя политическую реальность, а не свои личные чувства.

— Разве Королевство Фолд не заявило, что больше не будет полагаться на империю?

— Да… Как маленькое и бедное королевство, подобное нашему, вообще может полагаться на империю? Нет ничего ценного в том, что Сахаранская Империя защищает наше маленькое королевство, потребляя его ресурсы. Отец счёл, что он больше не может принести что-либо империи, а потому и вынужден был объявить о своей независимости.

— Забота о маленьком королевстве не потребляет много ресурсов.

— …

— А что касается независимости — это решение может принять лишь император, но никак не твой отец.

— …

— Гнев Его Императорского Величества очень велик. Мне интересно, не забыло ли Королевство Фолд милость империи? — Это… Да как такое вообще может быть? Мы никогда не забудем ту милость, которую империя проявила к нам… — вновь побледнев, пробормотал Шайн.

Королевство Фолд было построено на пустынной земле, а потому королевская воля по возвращению себе пустошей и обеспечению едой своего народа попросту не могла быть исполнена. Впрочем, причиной тому вновь была Сахаранская Империя.

Империя, которая в любой момент могла растоптать Королевство Фолд, в течение долгих двухсот лет взимала с Королевства Фолд огромную дань, не давая тем самым ему развиваться. Более того, зачастую случалось так, что королевство не могло собрать нужное количество ресурсов даже на уплату этой самой дани!

Другими словами, в течение последних двухсот лет Королевство Фолд медленно саморазрушалось. Сопротивление? Это было бесполезно. Против империи пыталось восстать несколько королей и бесчисленное количество дворян, но все они тут же были заклеймены «предателями родины» и убиты. Королевство Фолд было совершенно беспомощным, продолжая накапливать в отношении империи как праведный гнев, так и страх.

И теперь этот страх проявился на лице принца Шайна. В тот момент, когда Дуландал упомянул императора, Шайн словно уменьшился в размерах, и его глаза потемнели. Он переживал, что это положит конец династии Фолдов. Впрочем, уже спустя секунду Лорд подёргал его за рукав, и Шайн вновь преодолел страх. Он восстановил самообладание, и мужество снова наполнило его сердце. Шайн почувствовал, как его тело окуталось тёплой аурой, и ясно осознал, что это было не что иное, как благословение!

— Ты… Ты обладаешь божественной силой…? — наклонившись к Лорду, спросил поражённый Шайн.

— Папа Дамиан научил меня, — ярко улыбнувшись, ответил мальчик.

— …?

Папа собственнолично решил обучать принца одной из стран? Это было просто смешно. Принц Шайн счёл, что эти слова попросту абсурдны, однако… сомневаться в них он не стал. Принц интерпретировал это как недоразумение, возникшее у ребёнка из-за возраста.

С другой стороны, Дуландал чувствовал нечто странное.

«Да что происходит-то?».

На принца, представившегося как Шайн, уже во второй раз что-то повлияло, нейтрализовав действие красного пламени, горящего в чёрных глазах Дуландала. Эта сила являлась той самой «красной энергией», которая текла в жилах у членов императорской семьи.

«Он использовал какой-то артефакт?», — задумался принц, как вдруг почувствовал, что источником этой нейтрализующей способности является вовсе не Шайн, а стоящий возле него мальчик, — «Что…? Откуда у него такая божественная сила?!».

Исходящая от Лорда божественная сила была настолько чистой, что прямо-таки кричала: «все существа, кроме меня, злые!».

Если этот ребенок продолжит развивать свою божественную силу, то через десять лет сможет превзойти даже папу Дамиана.

«Он точно сын Вооружённого до зубов короля?».

Если бы у него обнаружился талант к Кузнечному Ремеслу, то вопросов бы не возникло, но вот божественная сила…

«Судя по всему, во время его рождения случилась какая-то мутация».

Однако главный вопрос заключался в том, зачем Вооружённый до зубов король послал маленького мальчика на празднование назначения в должность папы. Впрочем, Дуландал быстро отыскал ответ на этот вопрос.

«Поскольку сын Грида родился со столь высокой божественной силой, он счёл, что лучше как можно раньше отправить его в Ватикан».

Лорду не хватало опыта, но он определённо был достоин Ватикана. Дуландалу стало ясно, что Вооружённый до зубов король показал своего сына папе и старейшинам заранее, чтобы спустя какое-то время оставить его в Ватикане.

«Если будет сформирована дополнительная связь с Ватиканом, это принесёт большую пользу государству».

Именно поэтому когда-то в прошлом империя поддерживала Паскаля. Дуландал понял намерения Вооружённого до зубов короля и по-настоящему восхитился ими.

«Он использовал в качестве политического инструмента даже своего маленького сына… Как и следовало ожидать от Вооружённого до зубов короля. Недаром Его Величество признаёт его».

Когда Дуландал подумал о Гриде, получившем признание самого Хуандера, на его лице появилась улыбка. А тем временем…

— Здравствуйте, Ваше Высочество. Я — Лорд, сын Вооружённого до зубов короля, — поклонившись, произнёс мальчик. Ему было всего шесть лет. Трудно было представить, что ребёнок с таким чистыми и невинным выражением лица в будущем станет их врагом. Прямо сейчас Лорд казался всего лишь милым и очаровательным ребёнком.

И вот, ослеплённый очарованием Лорда, Дуландал закашлялся, после чего пришёл в себя, и, стараясь сохранять как можно более серьёзное выражение лица, строго произнёс:

— Приятно познакомиться. Я слышал о репутации твоего отца…

Однако не успел Дуландал закончить своё приветствие, как сопровождавшие его рыцари внезапно вытащили свои мечи.

— Что…?

В зале воцарился настоящий хаос, а от вида обнажённых мечей гости просто-напросто растерялись. Тут же насторожились паладины, а стоящий возле Лорда Шайн спрятал его за свою спину.

— Вы что творите? — завопил стоящий неподалеку Кокс. Он чувствовал острую враждебность по отношению к Красным Рыцарям, которые обнажили свои мечи перед юным принцем. Он подумал, что они собираются причинить вред Лорду. Но вот Ройман считала иначе.

«Король Теней…!», — поняла она, впившись взглядом в тень, на которой стоял юный принц.

Касим, — человек, прячущийся в этой тени, не смог скрыть убийственного намерения по отношению к Дуландалу, из-за чего рыцари тут же отреагировали на это.

«А ведь его предупреждали, чтобы он держал себя в руках!».

Атмосфера в зале была не из лучших, а потому в зале тут же появился главный герой праздника.

— Внимание! Его Святейшество, папа Дамиан!

Дамиан сделал вид, что не замечает испуганных лиц гостей и быстро изменил тему, стремясь уберечь Лорда от неблагоприятной ситуации.

И несмотря на то, что имперский принц оказался под угрозой нападения, это ещё не означало, что Красные Рыцари могли действовать как им заблагорассудится. Итак, пребывая в ярости, они были вынуждены спрятать свои мечи. Даже Красные Рыцари из первой десятки не посмели бы пойти против папы. Особенно в сердце Ватикана.

Тем не менее, принц Дуландал решил, что не может закрыть глаза на случившееся.

— Ваше Святейшество! — выйдя вперёд, произнёс он, — Кажется, в этих стенах прячется какой-то грызун. Не могли бы Вы во имя безопасности Вашего Святейшества и всех нас, разрешить его поиски?

— …

Услышав это, Ройман и Чуксли мрачно покачали головами, а Касим тут же пожалел, что так близко приблизился к своему врагу.

Правда, кое-кто, кто прятался на потолке банкетного зала, и вовсе был поражён.

«Как они узнали?».

Это была Четвёртая Слуга Ятана, Сильвена. Будучи демоноидом с атрибутом тьмы, она могла полностью ассимилироваться с тьмой. Когда дело доходило до невидимости, она была уверена, что стоит на одном уровне с легендарным убийцей Лантиером. И всё же её присутствие заметили.

«Неужели их навыки лучше, чем ожидалось?».

Нет, на данный момент она всё ещё не была обнаружена, но даже самое малейшее движение грозило выдать её местоположение. Итак, судорожно сглотнув, Сильвена решила остаться на своём месте.