Глaва 861

Дамиан слышал, чтo Ирен уже за тридцать, но она всё ещё была чистой и красивой. За минувшие годы девушка ничуть не постарела.

«А ведь она старше Грида», — горько улыбнувшись, подумал папа. Он был влюблен в Изабель, а потому чувствовал, насколько печальной и болезненной является разница в ходе времени для игроков и НПC.

А тем временем сама Ирен с любовью смотрела на своего сына, Лорда, которого со всех сторон обступили лысые старейшины.

— У принца хорошие манеры. Несмотря на врожденный талант, у него честный и смиренный характер. Думаю, это всё благодаря Вашей тяжёлой работе, — поблагодарив Ирен за поставленный перед ним чай, произнёс Дамиан.

— Нет. Лорд уже родился с добрым сердцем.

Человеческий характер был вовсе не тем, что можно было изменить при помощи одного лишь образования. Ирен была видной дворянкой падшего Вечного Королевства и за свою жизнь вдоволь насмотрелась, какими извращёнными бывают аристократы. Они попирали слабых и заботились исключительно о своих собственных интересах даже несмотря на то, что их учили абсолютно противоположным вещам. Таким образом, Ирен искренне радовалась за Лорда. Она гордилась своим сыном, который уважал всех вне зависимости от их статуса.

— Он прямо как Грид, — улыбнулась девушка, вспомнив своего мужа. Она не поменяла бы своего мнения, даже если бы ей стало известно, каким Янгу был прежде. Для неё Грид был абсолютно всем.

— …

Освещённая тёплым солнечным светом улыбка Ирен была поистине прекрасной. И Дамиан с Изабель сами невольно заулыбались, глядя на неё. Впрочем, уже скоро Дамиан покачал головой и, поднявшись со своего места, заявил:

— Хм-хм. Господа старейшины, перестаньте досаждать принцу. Он устал и наверняка хочет отдохнуть.

А затем Дамиан попрощался с Ирен и двинулся вдоль зелёной лужайки. Его походка выказывала в нём агрессивность паладина, а не благородство священника. И это была одна из причин, почему Дамиан не нравился старейшинам. Тем не менее, людей без недостатков попросту не существовало. Не все старейшины относились к нему негативно. Некоторые из них признавали его, в то время как другие возлагали на Дамиана большие надежды. На самом деле, Дамиан был отличным папой по сравнению с предыдущим папой Древиго и змееподобным кандидатом в папы Паскалем. Именно поэтому церковь поддержала Дамиана в качестве кандидатуры на должность папы в третий раз подряд.

— Отпустите принца, кому говорю. Разве не видите, ему уже надоел запах старых холостяков.

— Кхм!

Старейшины, одержимые божественной силой Лорда, с запозданием пришли в себя. Им было стыдно, что они забыли о возрасте их визави, а потому тут же расступились и поспешно проговорили:

— Увидимся за ужином, принц.

— Принц, не забудь помолиться Ребекке.

— Да благословит тебя богиня.

Поклонившись, старейшины наконец-то отпустили Лорда. Они были полностью очарованы его божественной силой и говорили с ним так, словно он был посланником богини.

Что касается самого Лорда — он облегчённо вздохнул, получив доступ к свежему воздуху.

— Не забывай, что ты ещё всего лишь мальчик. Если будешь проводить много времени в обществе стариков, то сам превратишься в старика, — подойдя к нему, с улыбкой произнёс Дамиан.

— Я скорее стану стариком, чем испорчу репутацию своего отца.

— Ох…

Поведение Лорда было достойно похвалы. Тем не менее, Дамиану было жаль мальчика, и он совершенно неосознанно похлопал его по голове.

— Ой, прости.

Вне зависимости от того, насколько молодым был Лорд, он всё ещё являлся принцем королевства, а потому со стороны Дамиана было грубостью возлагать свои руки на его голову. Однако…

— Учитель! Пожалуйста, погладь меня ещё немного, — обняв Дамиана за пояс, воскликнул Лорд.

— Уф-ф! Какой-же ты всё-таки милый! — расплывшись в улыбке, произнёс папа. А затем…

— Ваше Святейшество! Это неприлично!

— Подумайте о своём достоинстве, Ваше Святейшество!

Дамиан стал выступать в качестве лошади Лорда! Он громко рассмеялся, бегая на четвереньках по саду Ватикана, в то время как испуганная Изабель и прочие Дочери Ребекки безуспешно пытались остановить его. Ирен, отдыхая в тени дерева, была счастлива видеть это мирное зрелище. А тем временем вооружённые до зубов рыцари, сопровождавшие их с Лордом, были попросту ошеломлены. Они в ужасе смотрели, как папа церкви Ребекки, одна из самых влиятельных фигур на этом континенте, бегал по газону с юным принцем на спине, словно со своим племянником. Они чувствовали одновременно и гордость, и страх.

В частности, особую гордость ощущал Кокс.

«Отношения между Гридом и Церковью Ребекки глубже, чем говорится в слухах. Как же всё-таки хорошо, что я перебрался в Королевство Вооружённых до зубов».

Кокс был одним из Десяти Новичков третьего поколения, с самого начала осознавшим потенциал Королевства Вооружённых до зубов. Считая себя настоящим гением, он отправился в Патриан, где получил смертельный удар косточкой, брошенной Пиаро. Итак, убежденный в светлом будущем Гильдии Вооружённых до зубов, Кокс отправился к ним сразу же, как только они основали своё королевство.

Спустя несколько лет он сумел получить должность рыцарь. Это было результатом его чистых способностей. И даже если Грид ничего о нём не слышал, Кокс был верен Преемнику Пагмы и был полон решимости жить в Королевстве Вооружённых до зубов. Он не сомневался, что когда-нибудь это королевство объединит континент, и мечтал о том, чтобы впоследствии стать его дворянином.

Некоторые люди могли сказать, что Кокс выбрал чересчур сложный путь. Они сочли бы Кокса глупцом, поскольку он смог бы обеспечить себе куда более стабильное будущее в империи. Конечно, Кокс и сам часто сомневался в правильности своего выбора. В частности, он понимал, что Вооружённые до зубов являются самым главным противником Сахаранской Империи, и всерьёз задавался вопросом, стоит ли связывать с ними своё будущее.

Тем не менее, Кокс был не из тех, кто любил менять принятые решения. Кроме того, он был ярым фанатом Грида. Кокс верил в Преемника Пагмы и Гильдию Вооружённых до зубов. А когда Королевство Вооружённых до зубов стало первым в истории государством, которому удалось заключить перемирие с империей, он окончательно убедился в правоте своего выбора. Кокс наблюдал за развитием королевства, одновременно с этим оттачивая свои навыки и добросовестно выполняя свою роль.

— Сэр Кокс? — внезапно раздался чей-то голос, выведя Кокса из раздумий.

— Ах, простите.

— Вы забыли основные правила сопровождения? Вам стоит уделять больше внимания окружающему пространству, а не самому себе, — предупредил его рыцарь по имени Ройман.

Ройман намеренно говорила смело и даже слегка дерзко, даже не подозревая, что её пол уже был раскрыт. Девушка не замечала, что всякий раз, когда она заходила в душ или в раздевалку, её коллеги вежливо удалялись по своим делам. Впрочем, её навыки также были признаны. Не так давно Ройман достигла 320-го уровня. И пусть это было всего на девятнадцать уровней больше, чем у Кокса, её сила превосходила возможности последнего как минимум вдвое.

Более того, Ройман была уникально сильной даже среди прочих НПС-рыцарей Королевства Вооружённых до зубов, прошедших обучение у Асмофеля. Некоторые даже считали, что после длительных тренировок и полевых работ с Пиаро она получила скрытый класс.

— Да, буду иметь в виду, — слегка напрягшись, ответил Кокс. Затем он занял такую позицию, чтобы видеть одновременно и Лорда, и Ирен. Он сделал это вовсе не для того, чтобы Ройман перестала его отчитывать. Кокс, который надеялся стать дворянином Королевства Вооружённых до зубов, искренне хотел благополучия Гриду и чувствовал ответственность за обеспечение безопасности его жены и сына.

«А здесь достаточно много известных людей», — подумал Кокс, переведя свой взгляд в сторону городских врат.

К центральной площади продолжала стекаться вереница экипажей, перевозящих царских особ со всего континента. Была даже карета с флагом Сахаранской Империи. Все страны, кроме воюющих между собой Вальхаллы и Ультины, собрались здесь, чтобы отпраздновать повторное избрание Дамиана папой.

— Даже принц приехал… — пробормотал шокированный Кокс, увидев экипаж, запряженный четырьмя белыми лошадьми.

Речь шла о 2-м принце Сахаранской Империи, Дуландале. Кокс не знал, что сюда прибудет одна из центральных фигур империи, а потому только сейчас начал понимать, насколько высоко влияние Церкви Ребекки на Западном Континенте.

— Лордик, возвращайся вместе с матерью в свою комнату. Увидимся за ужином, — тем временем произнёс Дамиан, закончив играть с принцем Королевства Вооружённых до зубов.

— Хорошо, — мягко ответил Лорд, не став настаивать на продолжении игры. Он был умным ребёнком, прекрасно понимающим положение Дамиана. И вот, как только Лорд убежал, папа отправился встречать членов царских семей.

— Так. Поставьте вон там золотую статую. И прикажите 4-й дивизии рассредоточиться вокруг города. Мы должны обеспечить нашим гостям максимальный уровень безопасности.

Услышав приказ, старейшины тут же засуетились. За исключением Лорда, их не интересовало общение ни с одним из прибывших сюда посетителей. На самом деле, они не обратили бы никакого внимания даже на Хуандера, реши он приехать в Ватикан. Впрочем, это было естественно, поскольку Церковь Ребекки выходила за пределы государственности. Она не преклоняла колени ни перед одной силой. Особенно после того, как Грид вырезал прогнившие части её тела в лице папы Древиго и Паскаля.

Вот почему сопровождавшего Ирен и Лорда Кокса прямо-таки распирало от счастья. Ему было приятно осознавать, что высокомерные старейшины относились к Лорду совершенно особым образом.

Топ-топ…А затем, когда принц успешно прибыл в свою комнату, он огляделся по сторонам и прошептал:

— Учитель, Вы чувствуете себя неловко?

— Нет… У меня все хорошо, — раздался голос прячущегося в тени Касима.

Он сказал, что всё порядке, но при этом его голос подрагивал.

На самом деле, у Касима всё было отнюдь не хорошо.

2-й принц Сахаранской Империи, Дуландал… Именно этот человек был ответственным за разрушение Нерона. Касим не мог подавить гнев и обиду, которые кипели в его сердце, и поэтому ему было трудно сохранять спокойствие.

— Вы не должны вызывать никаких инцидентов, — заметив это, произнёс Чуксли.

— Я знаю, — сухо ответил Касим, от чего Лорд грустно опустил голову.

Но что ещё хуже, ни он, ни остальные два стража не почувствовали едва заметного изменения в окружающем пространстве. Никаких подозрений не возникло и у Дочерей Ребекки с Ирен, которые вели дружескую беседу, а также у молодых рыцарей, включая Роймана и Кокса, интересующихся исключительно безопасностью группы.

Тем не менее, небо постепенно затягивалось облаками, а где-то вдали уже начали раздаваться тяжёлые раскаты грома.

А тем временем на вершине Горы Кей, которая возвышалась над белыми зданиями Ватикана…

«Эти сумасшедшие монстры уже в сборе», — усмехнулся Агнус, немного опоздав к месту встречи. Дождь промочил его ноги, в то время как перед глазами маячили фигуры Слуг Ятана.