Том 4. Глава 19.1

— Ты очень хорошо справился с такой сложнейшей задачей. Благодарю тебя за твой тяжелый труд, Кевин. Все в порядке?

Микошиба Рёма со всем своим достоинством обратился к пятерке людей, преклонившим перед ним колени. Несмотря на все это, Рёма не мог подавить своего волнения за благополучие этой пятерки.

Сам Рёма хотел вести наиболее дружеский диалог, но Лиона сказала ему, что он должен проявлять больше достояния в общении с солдатами. С того разговора прошло уже два месяца и хоть он все еще был немного неуклюж, но он смог в большей мере привыкнуть к поведению знати.

Хоть Рёма и был тем человеком, который ненавидел пижонское поведение аристократов, но в этом мире такое поведение было частью социальной структуры. Казалось, что дворяне и рыцари начнут презирать его, если он будет слишком дружелюбно относиться к простолюдинам.

«Хотя как по мне, такое поведение очень раздражает…»

И несмотря на такие мысли, он понимал, что он должен был создать нужную рабочую структуру. Высокомерие и надменность не настроит его солдат на доверие, но с другой стороны, солдаты не смогут нормально выполнять свои задачи без четкой армейской командной структуры.

— Ваши слова слишком щедры, Милорд.

Вслед за словами Кевина, остальные четверо, преклонившие колено в шаге за Кевином, тоже преклонили головы, услышав слова Рёмы. Милорд было почетным званием, которым Кевин и другие солдаты называли Рёму.

И хоть самому Рёме это не нравилось, потому что это придавало излишнюю аристократичность, но все же это было куда лучше, чем когда его называли молодым мастером или господином феодалом.

Солдаты не могли звать его «парнишкой», как это делала Лиона, поэтому они все решили называть его Милордом, как его называл клан Иго. К тому же Рёма жил в доме, построенном в центре города, поэтому такое обращение было отчасти верным.

— Каким-то образом нам удалось справиться, мы даже не использовали наш козырь.

Рёма молча кивнул, слушая доклад Кевина, который поднес руку к бутылочке, подвешенной за спиной. Эта маленькая бутылочка была одним из козырей, который Рёма приготовил для этой битвы, но группа смогла закончить все без ее использования.

В этот момент на лице Лионы, стоявшей за Рёмой, можно было увидеть довольную улыбку. Для нее эти солдаты были теми, кого она обучила с нуля. То же самое чувствовали и другие наемники группы Красного Льва, для них эти солдаты были чем-то похожи на их детей. Именно поэтому они чувствовали себя довольными, видя рост Кевина и остальных.

— Хорошо, если бы вы использовали его, то могли с легкостью добиться победы, но в то же время это привело бы к тому, что отношения с королевством Залдой стали бы очень шаткими.

В дополнение к магии и тактике битвы группой, Рёма также подарил Кевину и остальным козырь. И именно поэтому он был уверен, что даже при худшем развитии событий группа Кевина все равно победила бы. Использовав его, группа Кевина с легкостью одержала бы победу.

Но этот козырь был обоюдоострым мечом. Так как этот бой был официальным состязанием, то если бы они использовали «это» посреди боя, то все наблюдающие назвали бы их трусами. Поскольку это немного отличалось от сокрытия способностей, чтобы удивить своего врага.

«Поэтому я и выбрал эту пятерку, потому что я знал, что они могут закончить битву, не прибегая к нему…»

Их тела были закалены ежедневными тренировками на полуострове Вортения, и благодаря столь суровым тренировкам, они смогли овладеть магией. В дополнение к этому, Кевин также поддерживал своих друзей, с которыми он начинал с самых низов, и к тому же он любил жизнь.

И хоть у них еще были возможности для роста, поскольку они еще были юны, но они уже достигли хорошего уровня силы, как для солдат, так и для рыцарей. Рёма видел в их глазах резкий блеск. Этот блеск демонстрировал их решимость к победе, независимо от того, что им придется заплатить.

Также в доказательство этому, они поняли свою роль в этой встрече. Но они пошли бы до конца, если бы Рёма изначально не приказал им двигаться по этому сценарию.

«Думаю, я не ошибся. Лучший результат – ничья, где нет победителей… Эти ребята, похоже тоже это понимают. И этот старик тоже…»

Рёма вспомнил лицо Юльянуса, когда тот смотрел на спины этой пятерки, выходящей из палатки. Естественно, Рёма не мог позволить своим людям проиграть, но и победа не была лучшим результатом. Так как Микошиба хотел поднять свой статус, то он мог просто победить в этой битве, но лучшим исходом этого матча было его окончание после того, как зрители признают силы людей Рёмы и до того, как битва действительно закончится.

Рёма планировал предложить окончить битву до того, как определится победитель, несмотря на то, что время еще не вышло. Но юноша приятно удивился тому, что король, Юльянус Первый, тоже думал о таком исходе и самолично принял решение.

Честно говоря, изначально Рёма не ожидал, что у Юльянуса будут такие способности, так как ходили слухи о том, что он был довольно посредственным королем, но оценка Рёмы относительно короля постепенно изменялась с времен их первой встречи во время аудиенции.

Король понимал, что значат победа и поражение и сумел выбрать вариант, который меньшего всего вредил ему. Да, это может показаться простым действием, но чтобы сделать что-то подобное, человеку нужен был сильный контроль над своими желаниями.

— Пока что все идет по плану?

Сара спросила Рёму, который сидел в своем кресле.

— Думаю да… Надеюсь, теперь они не станут нас игнорировать, когда мы выскажем свое мнение на завтрашнем военном совете.

Рёма одним глотком допил вино в своем бокале, а затем выдохнул, чтобы расслабиться.

— Кроме того, нам повезло, что Его Величество оказался куда более способным человеком, чем я ожидал.

— Ах, думаю, я понимаю. Рёма-сама, как и ожидалось, причина, по которой Его Величество закончил матч в тот момент, была…