Том 4. Глава 19.2

В ответ на слова Лауры Лиона просто кивнула.

— Я думаю, он понимал, какие могли начаться неприятности, если бы он проиграл матч. Более того, вместо того, чтобы просто остановить матч, отдав приказ судье, он приказал Грахарту выйти на площадку и вмешаться. Так как он сумел разглядеть все тонкости, то у меня нет претензий.

Юльянус объявил о завершении матча без чьих-либо советов, просто потому, что он понял истинные намерения Рёмы.

— Кроме того, ему удалось найти вредителей среди собственного народа. Этот старик действительно грозен.

После замечания Лионы Рёма причмокнул языком.

— Этот старик действительно хитер. После того, как он догадался о моих намерениях, он фактически использовал нас для своего блага…

Слова Рёмы звучали немного расстроенно, поэтому Сара налила в пустой бокал еще вина.

— Раз так, то этот план должен принести свои плоды, так парень?

— Именно. В начале реализации нашего плана я был настроен пессимистично, но мы все же смогли его совершить. Кажется, получение разрешение от Люпис до начала похода было не пустой тратой времени.

В ответ на вопрос Лионы, Рёма, весело смеясь, ответил, а затем одним глотком осушил бокал.

— Все остальное будет зависеть от того, как пройдет завтрашний военный совет.

Ответив на замечания Сары с пустым стаканом в руке, Рёма медленно сел в кресло. И пока он смотрел за мерцающим светом лампы, его бокал вновь наполнился вином.

—————————————————————————————

— У нас появилось много неожиданностей.

После высказывания мнения, все присутствующие в комнате кивнули.

— Действительно, никогда не думал, что такое может произойти.

— Этот Гуридо был беспечен. Подумать только, его подчиненные проиграли каким-то детям.

В дворянском особняке около замка сидели восемь человек, окружив круглый стол. Смотря на их одежду можно было сказать, что все они определенно были дворянами с высоким статусом. И глядя на их высокомерные выражения лиц, можно было смело сказать об их образе жизни.

— Ваше Превосходительство… Что мы будем делать теперь? Несмотря на то, что этот матч начался с целью вбить клин между Розерией и королевством Залда, с таким результатам этот уважаемый человек не будет убежден в наших словах.

— Именно, и раз так, то мне больше не стоит просить чего-то у этого свиноголового человека.

Услышав эти слова, все люди, сидящие за столом, загоготали. Этот смех звучал очень порочно.

— Граф Шварцхайм, да? Он выглядел действительно забавно. А его поведение во время аудиенции. Когда я увидел, как он кричал, то я чуть не рассмеялся.

— Согласен. Какой упрямый человек, мне интересно, какое у него будет выражение лица, когда он поймет, что его действия вредили королевству и королю, которого он так любит.

Мужчины вновь засмеялись, вспоминая, как отчаянно граф Шварцхайм разговаривал с королем. После некоторого времени, один из них начал говорить.

— Но этот юноша, безусловно, опасен… Теперь я могу понять чувства Сайту-доно и Ее Императорского Высочества Сардины.

В ответ на слова этого человека, другие мужчины ответили с сомнением в голосе.

— Разве? Я не думаю, что он настолько опасен.

— Я тоже так думаю. Конечно, он заслушивает хорошей оценки за то, что он смог собрать таких солдат, хоть его и отбросили в тот отдаленный район. Как он называется… ах да, полуостров Вортения. И все же, хоть он привел сюда пятьсот таких людей, они вряд ли смогут повлиять на все обширное поле боя. К тому же я сомневаюсь, что он сможет работать вместе с другой знатью и их войсками.

Эти мысли не были неверными. Одному рыцарскому ордену требовалось, как минимум две с половиной тысячи человек, чтобы как-то повлиять на ход битвы на такой огромной площади. В такой битве было опасно управлять войском, в котором было менее пяти сотен человек.

В настоящей битве, Микошиба должно быть объединиться с кем-то из дворян, которые привели примерно такое же количество солдат для создания смешанного отряда. Если все произойдет так, то его войска станут просто частью команды.

А это значит, что несмотря на то, насколько хороши были воины Рёмы, ели он образует союз с кем-то из низших дворян, которые были бедны, то их боевой потенциал как корпуса резко снизиться.

— Конечно, я знаю об этом. Но все же, мне немного тревожно…

Тишина повисла в комнате. Все собравшиеся здесь люди смотрели на того, кого звали Его Превосходительство. Этот мужчина был куда более могущественным, чем все, кто собрался в этой комнате.

— Не будет ли он мешать продвижению армии Империи точно так же, как и Джошуа Белхарресс.

— Возможно. Хоть его армия может и будет бесполезна в общей картине боя, но с такими высококвалифицированными солдатами он может совершить что-то разрушительное для нашего плана… И тайное соглашение, полученное от Ее Высочества Сардины, над которым мы столь усердно работали, может быть просто разрушено.

У всех собравшихся в этой комнате было много общего. Высокомерие, жадность, а также жажда чести и власти. Кроме того, сильнейшие дворянские семьи королевства Залда, обладающие огромными территориями. Но главной общей чертой было то, что они были готовы продать свою страну, чтобы обогатиться.

— Несмотря на быстрый успех в ликвидации генерала Белхарресса, потом мы достигли малого.

— Джошуа Белхарресс. Я слышал, что он был всего лишь третьим сыном, так почему… В тот год Ее Высочество Сардина, похоже, испытывала некие трудности с этим парнем.

Мужчина, произнесший эти слова, издал протяжный вздох.

— Прямо сейчас мы ничего не можем с этим поделать. Сначала нам надо дождаться результатов завтрашнего военного совета, а после этого мы решим, что мы будем делать. Итак, пусть наше процветание будет продолжаться.

Слова одобрения прозвучали из уст собравшихся людей и в воздух поднялись бокалы, наполненные вином.

— За процветание наших семей!

— За процветание!

Со всех сторон послышались одобрительные слова. После чего они одним глотком осушили бокалы и разбили их об пол.

— Подумать только, ты посмел нас побеспокоить… Интересно, кто же ты такой?

После того, как тот, кого называли Его Превосходительством, сказал эти слова, из темноты вышел мужчина, идущий по осколкам стекла. Словно все остальные были просто насекомыми…