Том 6. Глава 19

После завершения банкета, приглашенные гости, один за другим покидали особняк графа Зальберга. Из кабинета, расположенного на углу второго этажа, кто-то довольно смеялся.

Это была темная комната, которую освещал только лунный свет и горящий подсвечник, стоящий на столе.

— Пока что это конец первого акта…

— Да, все прошло так, как и ожидалось… Скорее всего, сейчас они в замешательстве… Думая, что делать. Я думаю то, что используя товары, которые были им недоступны, мы оказали на них большое давление. И этого хорошо. Особенно, то зрелище, когда мы подали им то рыбное блюдо. Это должно было заставить аристократов понять финансовую мощь Рёмы-сама…

Лаура, стоявшая в углу комнаты, сказала эти слова, кивнув.

— Ну, да. В конце концов, в этом случае прямое запугивание пагубно… И этот факт очевиден, надо просто посмотреть, как закончил глупый генерал Ходрам…

Он был человеком, убившего мужа генерала Елены и взявшего ее любимую дочь в заложники, чтобы запугать Елену. И в результате он навлек на себя месть от Божественного Генерала. Притом месть была такой, что генерал Ходрам не смог избежать своей судьбы.

Поэтому в прямом запугивании были свои преимущества и недостатки. И поскольку Рёма понимал это, то он решил неявно запугать своих гостей, используя свою финансовую мощь, показывая блюда из дальних стран, как это делал Чарльз Маурис.

«Нацелиться на членов их семей – сама по себе неплохая идея, но сначала нужно понять ситуацию, моральный дух и личности окружающих. Если мы используем это неправильно, то последствия вернуться к нам бумерангом, затронув наши собственные семьи».

Такие были истинные мысли Рёмы. Но он не мог сказать об этом перед Еленой, которая потеряла фактически всю семью, ведь такие слова могут привести к трещинам в отношениях Елены и Рёмы. Однако нацеленность на членов семей противника сама по себе была неплохой идеей. И если все будет сделано правильно то, отбросив в сторону мораль, это станет отличным сдерживающим фактором.

По крайней мере, Рёма не отрицал эффективность запугивания. Точно также было в аниме или фильмах, где враги захватывали семью героя в заложники. И развитие событий в сюжете тоже было неплохим, поскольку такое действие было эффективным, хоть и чрезмерно злым. Конечно, это было чем-то, что Рёма не хотел использовать, но если он сочтет это необходимым, то без колебаний воспользуется этим методом.

«Но все равно, этим нельзя пользоваться, без надлежащей оценки ситуации».

В этом смысле действия, предпринятые генералом Ходрамом, были идиотскими. Конечно, убить мужа Елены и похитить ее дочь, чтобы сместить ее со своей должности, было неплохо. И ее дочь, проданная работорговцу и ужасно убитая, стала частью этого злого плана.

«В то время у Ходрама не было возможности заполучить титул генерала Королевства Розерии. Елена-сан и тот человек, они слишком разные…»

Суть заключалась в том, удастся ли генералу Ходраму принять соответствующие меры, чтобы заполучить то, что он хотел.

— Рёма-сама, та часть, которая выставляла генерала Ходрама в глупом свете… Это из-за того, что он не убил Елену-сама, когда у него появилась такая возможность?

— Говоря откровенно, да…

Сам Рёма никогда не думал о генерале Ходраме как и приятном человеком. Но, хоть это и было немного, он думал, что он был человеком особого класса. И если не принимать во внимание характер Ходрама, то когда дело доходило до их способностей, то у Елены и Ходрама не было особой разницы.

После того, как он выгнал Елену на пенсию, он десятилетиями работал: будучи тем, кто захватил должность генерала, он стал тем, кто захватил королевскую власть. И хоть из-за его тиранического правления окружающие плохо отзывались о нем, но это не делало его некомпетентным.

Хотя подходил ли ему подобный образ или нет, было другой историей. С этой точки зрения генерал Ходрам был кем-то, кому было суждено стоять на вершине, поскольку вопрос о том, подходил ли этот образ или нет, был предметом споров.

Кроме того, Елена и Ходрам были не такими уж и старыми. Когда Елена ушла на пенсию, то и Ходрам невольно задумался об этом. По крайней мере, он не мог не подумать об этом.

И возвращаясь к главному, то, что он нацелился на семью Елены, не было неправильным. Но даже несмотря на то, что он был тем, кто был готов запачкать руки, его последнее действие стало катастрофической ошибкой.

— Думаю, если он захотел убить мужа и дочь Елены-сан, то он должен был своевременно убить и ее саму…

В глазах Рёмы, самая большая ошибка, которую совершил генерал Ходрам, заключалась в том, что он не убрал причины этих обид.

Захватить семью Елены в заложники просто для того, чтобы она покинула свой пост, было ошибкой. Угроза семье была эффективной из-за того, что она заставляет противников бояться, что с ними что-нибудь случиться. Но если же кто-то ранит или убьет члена семьи, то вместо боязни останется только ненависть.

Возможно, убийство мужа было бы эффективным для придания веса угрозам, но это все равно усилило бы негодование Елены. В этом случае риски были высоки. Кроме того, идея похитить ее дочь и не вернуть ее, была плохой. Это не говоря уже о том, что в те времена, учитывая отношения между Ходрамом и Еленой, генерал был наиболее вероятным подозреваемым. И учитывая это, он должен был предсказать возможные события.

«На самом деле, все было кончено в тот момент, когда работорговец раскрыл все секреты… »

— Разве генерал Ходрам не понимал этого?

На вопрос Лауры Рёма покачал головой.

— Если посмотреть на результаты, то он сделал это не для угроз, а из-за сильной зависти и обиды на Елену-сан, которая будучи простолюдинкой, стала генералом Королевсва Розерия. И смотря на то, что он не убил ее, то мне кажется, что он хотел увидеть ее страдания, не боясь ее славы.

Конечно, когда речь заходила об избавлении от Елены, то здесь появлялись риски. Однако вместо того, чтобы рискнуть, генерал Ходрам предпочел пойти на поводу у своей ненависти. И учитывая истинные мотивы его действий, его запугивания были глупыми.

— Сравнивать ситуацию с генералом Ходрамом и нашу – неправильно, но… Прежде чем иметь дела с кем-то, у кого была высокая гордость, нам нужно внимательно все обдумать. И учитывая это, наш сегодняшний банкет можно назвать сносным…

Никто не чувствовал себя неудовлетворенно из-за того, что такой выскочка, как барон Микошиба, приветствовал их лучше, чем они ожидали.

«Пока все хорошо… Но теперь…»

Конечно, банкет успешно закончился. Но это был еще не конец…

— А теперь… Будет плохо, если мы заставим его ждать еще дольше… Лаура, позови виконта Герхардта.

Услышав эти слова, Лаура кивнула и вышла из комнаты.

Луна сияла сквозь облака, и бледный лунный свет проникал через окно. С боку это было похоже на то, что он показывал дорогу, по которой собирался пройти Рёма.