Том 6. Глава 20

В тот день виконт Герхардт много вздыхал. Сейчас он находился в особняке семьи графа Зальцберга, расположенном в углу королевской столицы Пиреи. Теперь можно было называть его «бывшим» особняком графа Зальцберга.

«Я посмотрел на этот банкет со стороны, и он был действительно хорошо организован. Там были слуги, которые служили еще графу Зальцбергу, но я не видел никакого принуждения. Очевидно, что они не горят желанием мести…»

Из-за этих мыслей виконт Герхардт вновь вздохнул.

«Во всяком случае, этот банкет действительно был шедевральным. Побывав на нем, большинство аристократов осознают экономическую мощь барона Микошибы».

В конце концов, дворяне, у которых был проницательный ум, тоже должны были прийти к такому выводу. Ведь барон Микошиба все еще сражался с Императорским Двором, так что у него не было времени на долгую организацию этого события.

«Но все же, мне кажется, что такое событие было довольно естественным. Ведь любой хочет показать силу, которой он обладает».

Поскольку виконт Герхардт решил просто остаться в углу зала, то он самолично не пробовал еду, он узнавал о ней только от тех, кто ел блюда. Однако он мог легко представить качество блюда только по одному запаху, доносившемуся со стола.

Блюда и алкоголь, стоявшие на столе, были действительно первоклассными. Также было использовано множество специй, импортируемых с других континентов. Говорили, что некоторые специи стоили дороже, чем золото того же веса. Одно это делало это событие, похожим на банкет, который устроил герцог Герхардт, когда у того еще была власть.

Кроме того, блюда были креативно представлены. Были блюда на гриле и супы, обычные для этой страны, но также были и такие блюда, как жаренные в больших объемах масла, которого было настолько много, что об этом было трудно говорить. Продукты, а также были блюда, приготовленные на пару, которые выводили вкус приготовленных продуктов на максимум. Кроме того, особое внимание виконта привлекли жареные морепродукты, обмазанные специями.

За исключением фруктов, все основные ингредиенты были редки даже для этого мира. Виконт Герхардт слышал, что такие редкие продукты можно было получить в прибрежной зоне западного континента, но у него самого никогда раньше не было возможности попробовать их. Уже одно это могло вызвать огромный восторг.

«Я не мог даже подумать, что там будет представлено так много видов прекрасной рыбы…»

И кто мы мог подумать, что когда дворянин оступился и уронил эту огромную рыбину на пол, то ее немедленно заменят на новую. Барон Микошиба Рёма самолично извинился за плохое обслуживание, но все знали, что именно произошло.

Кроме того, как только тарелка опустошалась, то на ней тут же появлялись новые блюда. Кто-то может думать, что будет плохо, если все блюда будут выставлены на стол одновременно, но иначе, к тому времени как блюда будут представлены, их жар просто исчезнет. Но такие оправдания были по большей части напрасными, ведь сегодняшний банкет был ограничен по времени.

«Нет, я думаю, что все это уже было внесено в расходы на этот банкет. А это также значит, что он может получить любое блюдо, независимо от того, что и сколько он захочет…»

Виконт Герхардт вновь покачал головой.

«Конечно, его территория была окружена морем. И поскольку она превратилась в порт для торговли с соседними странами, то у него, по сравнению с нами, живущими на суше, должно быть больше возможностей для получения любых видов желаемых морепродуктов. Но… Даже учитывая это…»

Столица королевства – Пирей, была расположена далеко от прибрежной зоны. Из-за этого то, что большинство блюд на столах были мясными, было естественным. Да, рыбные блюда были, но в основном это были речная рыба или креветки.

Некоторые влиятельные дворяне-гурманы, возможно, пытались доставить сюда морепродукты, полученные в море, но к тому времени, когда они прибывали, то они, в основном, портились. Была даже шутка о том, сколько дворян погибло из-за этого.

Тем не менее товары, представленные на этот раз, были абсолютно свежими. Насколько он заметил, от блюд из морепродуктов не исходило неприятного запаха. Однако проблема была не в этом.

«Тарелки и миски, используемые для подачи еды. Все это керамика, изготовленная умелым мастером. Качество тоже довольно неплохое. Они находятся на том уровне, на котором их можно показать влиятельным гостям. Но и это еще не все…»

Вкус продуктов со временем ухудшался – это была основная проблема при приготовлении еды. Горячая лапша со временем остывала, и вместе с этим менялся и вкус.

Однако все могло бы быть иначе, если бы посуда была создана для того, чтобы на ней можно было использовать магию. Направляя прану в посуду, можно было сохранить теплую пищу – теплой, а холодную – холодной, столько, сколько потребуется.

Но сделать такую посуду было непросто. Тех, кто использует магию дарования, было очень мало даже на западном континенте. Ведь для этой работы нужно было обладать не только знаниями в магии, но и умением вырезать сложные магические письмена на нужных предметах. Кроме того, это требовало больших затрат времени, необходимого на использование этого типа магии, по сравнению с изучением только магии и боевых искусств.

К тому же способы использования магии дарования были эксклюзивными. Большинство из тех, кто мог ею пользоваться, обычно обучали только своих приемников и потомков. Например, такая техника, как уменьшение веса доспехов, считалась большим секретом. Единственным исключением была магия принуждения, используемая для управлениями рабами. В любом случае, всего несколько человек могло использовать магию дарования.

«Обычно, если пользователь не вливает в предмет свою прану, то магия в нем не работает. И из-за использования праны… Сегодняшнее событие показывает, насколько опытным был мастер, изготовивший ее…»

Магия, заложенная в предмете, могла быть активирована кем угодно. Пока пользователь мог контролировать прану, он мог использовать предмет. Также было верно утверждение, что нормальный человек, который не был магом, мог использовать немного праны, но ее количество внутри тела обычного человек должно было быть недостаточно, чтобы активировать магию, вложенную в предмет.

Однако посуда, используемая на сегодняшнем банкете, опровергла этот факт. Фактически причина, по которой виконт Герхардт понял это, заключалась в том, что алкоголь в его бокале оставался холодным до конца банкета, хоть в него и не добавляли льда. Это вызвало у него подозрение.

«Я не знаю, что для этого сделал барон Микошиба Рёма… Однако, несомненно, людям, пришедшим сегодня, могло показаться, что он мог предоставить эту посуду сотням гостей».

Виконт Герхардт понимал, что это значило. И через некоторое время он погрузился в свои мысли.

Вскоре в дверь слегка постучали, и послышался женский голос.

— Мой господин желает, чтобы виконт Герхардт пришел в его кабинет.

Виконт Герхардт кивнул и встал со стула. Затем он допил алкоголь, оставшийся в его бокале, обмыв свое горло, и глубоко вздохнул.