Том 11: Эпилог. Примирение с Героем Меча

Мы привезли Рена в деревню еще до того, как он пришел в сознание.

— У… м… где я?..

— Очнулся? Ты в деревне, которой управляю я. Ты разорял земли, принадлежащие моему региону.

— П-понятно…

Проснувшись, Рен вел себя тихо и смотрел на нас с Эклер извиняющимся взглядом.

Рафталия не сводила с меня глаз и следила, чтобы я ничего не натворил.

Кстати, Фоур поправился сразу, как убежал Мотоясу.

— Эх ты… опустился до того, чтобы стать разбойником… кто ж так поступает?

— Виноват… — Рен смиренно согласился с моими доводами.

Кажется, лекция Эклер пошла ему на пользу.

— Для начала рассказывай, где прячется Ссука.

— …Прости, не знаю.

— Не рассказывай мне тут. Ты ведь с ее подачи стал разбойником?

— Нет, я… стал им сам.

Рен принялся рассказывать.

Оказывается, сразу после их с Ссукой бегства та привела его в город и сказала, что хочет кое с кем познакомить. Шли они недолго, телепортировались почти куда надо.

Там Рена представили одному мужчине.

Лицо показалось ему знакомым, но Рен так и не вспомнил, кто он.

Мужчина достал меч и предложил Рену сразиться.

— Хорошо. Потренируемся.

Рен немного поборолся с мужчиной… который затем начал разговаривать с Ссукой.

— Если честно… надежды на него ~~~~. Лучше уж ~~~~.

— Понятно. Тогда ~~~~.

— Но он ведь ~~~~?

— Это да. ~~~~ очень упрямый, эксплуатировать его ~~~~.

Рену не понравилось, что на него так пристально смотрят, но он верил Ссуке, так что когда та ему улыбнулась, он решил не обращать внимания.

— Что же, Рен-сама, вы ведь наверняка устали? Давайте снимем комнату в гостинице.

Ссука привела Рена в довольно дорогой отель.

— На самом деле мы уже долгое время мечтаем путешествовать с вами, Рен-сама

— Да, именно! Вы всегда нравились нам больше, чем Герой Копья.

— П-правда? Тогда я спасу мир ради вас.

Рен снова наполнился решимостью сражаться, узнав, что кто-то в него поверил.

Его достал ополчившийся на него мир, и он уже надеялся, что будет защищать тех, кто верит…

…Аккурат до следующего утра, когда обнаружил, что у него украли все кроме Меча.

Вместо этого на столе он нашел записку.

— Вот эту, — протянул Рен бумажку.

Он ее на память сохранил?

Судя по ее состоянию, он ее уже успел смять, но прочитать все равно можно:

— Хм-м… “От тебя самого толку никакого, так что мы забрали все, что хоть как-то может пригодится. Спасибо, что спас от Щита и Копья, но если честно, твои внешность и характер не в моем вкусе. Если убьешь Щита — полюблю. Но тебе, скорее всего, всей жизни на это не хватит. О-хо-хо-хо”.

Как же бесит… я сам не заметил, как порвал записку.

Чертова Ссука! До чего же она безнадежная!

И шустрая, всего за одну ночь в Рене разочаровалась.

Или она с самого начала с ним заискивала исключительно ради денег и экипировки?

Думаю, просто решила, что долго Рена водить вокруг пальца не получится.

— И тогда со мной, кажется, что-то случилось… перед глазами потемнело и появилось то, что ты называл Проклятой Серией.

Человек, которому он доверился, сразу же предал его. Понимаю.

Если бы Рафталия предала меня на следующий день после того, как я проникся к ней доверием, у меня бы Щит Гнева тут же эволюционировал.

— А потом… все пошло под откос. Выйдя из гостиницы, я побрел искать ценности… Я хотел украсть все, что получится, и нацепил маску, чтобы никто меня не узнал…

Затем он случайно напал на повозку разбойников, объявил их подручными и стал главарем шайки.

Очень простая и понятная история.

— Наофуми… я сам понимаю, что пытаюсь легко отделаться, но прошу прощения за все, что натворил.

— Прощение и так далее — это все ерунда, я тебя искал, чтобы взять под защиту. Если больше так делать не будешь — так и быть, закрою глаза, но ты, главное, слушай меня и становись сильнее.

Похоже, в нашем мире затаились люди, пытающиеся убить Священных Героев.

Если учесть, что нам предстоит, все Священные должны стать хоть немного сильнее.

По крайней мере я хочу усилить Рена, который вроде как должен быть сильнее меня.

— Ладно. Я постараюсь сделать все, что ты говоришь, и стать сильнее.

Хладнокровное воплощение гордости по имени Рен кланяется мне и извиняется.

…Видимо, и правда раскаивается.

Он так старается, что я все больше склоняюсь к тому, чтобы действительно его простить. Может, я слишком мягок?

— Я честно не думал, что Ссука — настолько ужасный человек. Смутно подозревал, не более. Она… была добра ко мне, поэтому я доверился и тем самым совершил непростительную глупость. Возможно, это был наш последний шанс поймать ее!..

Под конец Рен так распалился, что уже не стеснялся в выражениях.

Ну, она ведь его подставила. Я ненавижу ее так же, как и он.

Так что, в этом плане я ему сочувствую.

Можно сказать, у нас с ним появился общий враг.

— Ну, что поделать, она омерзительно хороша собой и прекрасно умеет проливать крокодильи слезы.

— Оскорбляете бывшую принцессу? Впрочем, я вас понимаю… — пробурчала Эклер и почесала затылок.

Вот только куда Ссука подевалась?

Как я понял из рассказа Рена, у нее есть сообщник.

Некто, кого Рен видел… как-то раньше контактировал?

Кто бы это мог быть?

Понятия не имею. Пожалуй, если мы хотим снова отыскать Ссуку, нужно думать про Ицуки.

Ссука уже обработала меня, Мотоясу и Рена. Скорее всего, затем примется за Ицуки.

Не знаю, что она задумала, но вряд ли что-то хорошее.

Одни неприятности в последнее время.

Еще может быть, что остались и другие типы вроде тех, которых прикончил Мотоясу.

— Значит, так.

Наконец, надо подумать над тем, как сделать Рена сильнее.

Он вроде как раскаивается. Неплохо бы привлечь его на нашу сторону.

На самом ведь деле Герои должны сражаться дружно, как Кидзуна, Грасс и их товарищи.

— Первым делом надо разобраться, как на тебе сказалось постоянное использование Проклятой Серии. А в остальном… слушай меня и становись сильнее. Ничего сложного там нет.

— Хорошо, Наофуми… прости, что сажусь тебе на шею.

— Не бери в голову. Мне достаточно и того, что вы станете сильнее. Пойми, в каком мы положении находимся.

— Ладно.

Я могу только защищать, атаковать приходится спутникам.

В бою мы хороши исключительно потому, что Рафталии повезло оказаться избранной Клановой Катаной.

Таким образом, за нападение должны отвечать остальные Священные Герои. Если Рен действительно станет сильнее и примкнет ко мне, он наверняка превратится в ценнейшего союзника.

— Я… посмотрю в глаза правде. Теперь я хочу сражаться, чтобы здесь воцарился мир, к которому стремились мои покойные спутники: Верт, Бактер, Терезия и Фари.

Наконец-то Рен начал меня слушаться.

Конечно, у меня все еще остаются опасения, но теперь хоть виден свет в конце тоннеля.

— Пожалуйста, Герой Меча-сама, не надо так убиваться. Вы не одни… здесь я, Эклер-сан и многие мои односельчане, — попыталась утешить его Рафталия. Видимо, решимость Рена оказалась ей близка.

— Спасибо, — тот кивнул в ответ.

— Герой Меча Амаки-доно, — Эклер шагнула к Рену.

Тот перевел взгляд.

— Что?

— Ты понял, что я тебе сказала?

— Да… Спасибо… что остановила меня.

— Хорошо. Я помогу всем, чем смогу. Ты согласен сражаться плечом к плечу?

Рен закрыл глаза и, наконец, кивнул.

— Возможно, я доставлю вам немало хлопот. Прошу, остановите меня, если я пойду по неверному пути.

— Так точно. Я буду вставать на твоем пути каждый раз, когда ты будешь оступаться, Амаки-доно.

— Спасибо. Э-э… и кстати, Эклер. Можешь называть меня по имени? — спросил Рен, протягивая руку.

— Рен-доно?

— Нет, без суффикса. Пожалуйста, научи меня сражаться.

— Хорошо, Рен. Но тренировки будут суровыми.

— Уж надеюсь.

Рен пожал Эклер руку в обстановке, норовящей вызвать скупую мужскую слезу.

— Вы опять думаете что-то неприличное, Наофуми-сама?

— Похоже, намечается крепкая мужская дружба.

— Эклер-сан женщина!

— Иватани-доно… ну вы даете.

— Наофуми, — обратился ко мне Рен, закончив смотреть Эклер в глаза.

— Чего?

— Прости, что не верил тебе.

…Проехали ведь уже? Ладно, пусть.

Конечно, я не собираюсь пускаться во взаимное вылизывание нанесенных Ссукой ран, но посочувствовать могу.

Рен вступил в клуб людей, пострадавших из-за мерзавки.

— Сегодня можешь отдыхать и набираться сил. С завтрашнего дня будет много дел. До встречи.

Я оставил Рена на Эклер и вышел.

Рафталия вышла следом.

— Мы сделали большой шаг вперед. Герой Меча начал смотреть в будущее.

— Это да. Мы постепенно копим силы для противостояния волнам… и Фэнхуану, следующему зверю-защитнику.

И силам, что пытаются прикончить Священных Героев.

Не думаю, что после такого они сдадутся.

Тяжело прогнать неприятные ощущения при мысли о том, что таких негодяев еще много.

У мира Кидзуны свои сложности, но у нас и своих хватает.

Вот и остается разбираться с ними по очереди, шаг за шагом…

— Ну что, Рафталия. Впереди еще много неприятной работы. Скучать не придется. Будем с тобой отбиваться от всех врагов, с которыми будем сталкиваться.

— Есть! Чем займемся в ближайшее время?

— …Конечно, нам очень важно восстанавливать деревню и набирать бойцов, но судя по успехам Лисии и Эклер, надо бы хоть ненадолго всерьез взяться за тренировки.

— Действительно… Садина в последнее время часто говорит, что у меня очень наивный стиль фехтования. Все чаще появляется чувство, что мне не хватает мастерства.

Конечно, я мог бы возразить и сказать, что это от пропавших из-за проклятия характеристик, но я согласен, что нам нужно закалять все умения.

То была всего лишь разведка боем.

Не Священные Герои и даже не Звездные. Так, пара спутников.

Не дело это, что они доставили нам столько хлопот.

Пока что будем заниматься, чем занимались, но в планы пора включать тренировки.

— Что же, тогда все решено.

— Есть!

Мы с Рафталией окинули взглядом уверенно отстраивающуюся деревню и вернулись к работе.