Том 11: Глава 18. Вспышка

Мы все отошли на почтительное расстояние и сели смотреть на поединок.

…Один только Мотоясу выглядит так, словно только и ждет удобного случая, чтобы прикончить Рена.

— Мотоясу, не мешай.

— Как скажешь, падре!

Он нам, конечно, помогает… но надо бы и его как-то урезонить.

Впрочем, если он меня слушает, с ним будет попроще, чем с Реном. Правда, есть желание сбежать от него подальше.

Эклер резким выпадом попала в плечо Рена.

Не проткнула, но очко ей засчитать можно.

— Хм, и это все, на что ты способен? Ты стал даже медленнее, чем раньше, — с вызовом бросила Эклер.

Рен вытаращил глаза и сжал Меч еще крепче.

— Я… не проиграю. Я сильней-ший. Ра-ди си-лы я пож-ру все.

Рен заговорил по слогам. Зловещий одноручный меч в его руках… превратился в черный двуручник.

Причем черная аура вокруг оружия стала еще сильнее.

С Эклер точно все будет хорошо?

Я не удивлюсь, если Меч усилился настолько, что уже превосходит мою защиту.

Приглядевшись, я разглядел на оружии несколько украшений.

Гарда гравирована изображением чего-то собакоподобного… лисы? На рукояти видна гравировка в виде свиньи.

При этом я обратил внимание, что после превращения Меча речь Рена изменилась.

Теперь он грозится все “пожирать”.

Возможно, в нем пробудилось чревоугодие.

— Я стану сильнейшим! Даже сейчас, в этот самый момент, я становлюсь сильнее. Я обрету силу поистине запредельную, уничтожу вас и сожру ваши очки опыта!

Рен занес Меч и побежал.

Бегает он неуклюже, но быстро.

— Дерья-а-а-а-а! — Рен принялся махать оружием как попало. Даже намека на какой-либо боевой стиль нет.

Эклер то выгибалась, то пригибалась и уверенно избегала клинка.

— Твои атаки монотонны. Сколько бы сил ты в них ни вкладывал, они не одолели бы меня даже в прошлой битве!

Ого… Ну, она права — двигается он быстрее, но так же безыскусно.

Видимо, если провести с мечом столько же времени, сколько Эклер, увернуться от его взмахов будет проще простого.

Мне вспоминается битва Садины и Рафталии.

Садина тоже предугадывала все движения Рафталии и уворачивалась в самый нужный момент.

Видимо, Эклер научилась делать то же самое.

— Кх… да попадайте же! Каждая из моих атак должна сокрушать всё и вся!

По характеристикам Рен бы ее победил.

Но он не может попасть из-за разницы в умениях.

— Почему?! Почему я не могу попасть?!

— Еще бы ты попадал, не вкладывая в атаки никакого усердия. Нападать безыскусно — все равно что не хотеть попасть по цели.

— Замолчи-и-и-и-и-и!

Как бы поступили на ее месте Рафталия или Фиро?

Они не стали бы сдвигаться в последнюю секунду и уповали бы просто на скорость.

Битвы плечом к плечу со мной привели к неизбежному результату — нападать Рафталия научилась куда лучше, чем защищаться.

Во многих битвах она даже не пытается уворачиваться и просто прячется за меня, зная, что я выстою перед любой атакой.

Возможно, нам пора всерьез заняться тренировками.

Спрошу-ка Лисию, однокурсницу Эклер, чтобы лучше понять происходящее.

— Как тебе битва, Лисия?

— Уа? Ну, понимаете, все атаки Героя Меча-самы однообразные. Любой опытный боец с легкостью их избежит.

— Хм…

Ну, тут не поспоришь. Может, Рен и быстрый, но от такого, пожалуй, даже я бы увернулся — настолько примитивны его атаки.

Грубо говоря, у него два приема: взмах вертикальный и взмах горизонтальный. Иногда он изламывает траекторию атаки, но момент излома пропустить невозможно.

Ларк и Грасс намного искуснее него.

Рен по сравнению с ними кажется ребенком с игрушечным мечом.

Проклятие ведь только характеристики усиливает.

Мне даже кажется, что до проклятия Рен еще хоть как-то пытался изгаляться.

— Что же, это все, на что ты способен? Значит, пора бы мне приступить к делу.

— Кх… это еще не все! Я выиграю всухую!

Ничего себе фразочка. Он думает нападать и нападать, не давая противнику нанести ответный удар?

Ах да, помнится, Рен говорил о том, что в его VRMMO щитовики — мертвый класс.

Это как раз потому, что их убивали, не давая никак ответить?

Кажется, он говорил, что в его игре защищались, уворачиваясь… но что-то тут нечисто.

В классических сетевых играх насмешливое отношение к защитным классам в первую очередь проявляется в битвах против других игроков.

Однако и Мотоясу, и Рен, и Ицуки кажутся мне полными дилетантами в деле битв против людей.

Возможно, они действительно играли в такие игры. Но в этом мире другие правила.

В этом я уже уверен.

— Получай! — Рен остервенело опустил Меч.

Как только острие коснулось земли, послышался грохот, а от ног Рена побежало лезвие.

Ух ты, раскалывающая землю атака. Довольно мощная, стало быть.

— Попался!

Эклер в очередной раз попыталась пронзить плечо Рена колющим ударом.

Но раздался лишь стук, острие отскочило.

Похоже, он стал еще крепче.

— Хе-хе-хе… Этот меч обладает сильным эффектом самолечения. Все твои жалкие атаки бессмысленны. Покорись и признай поражение, — Рен злорадно усмехнулся и сверкнул глазами.

Видимо, насмехается над тем, что Эклер не может нанести решающий удар.

Но в объяснения зачем пустился?

У меня вон прошлый доспех тоже с эффектом самолечения был, и что теперь?

— Хм… Может, ты и мягче Иватани-доно, но хочешь сказать, что любая рана мгновенно заживет? Неприятно, — пробормотала Эклер, глядя на острие своего клинка.

Она еще даже не вспотела. Видимо, пока уверена в своих силах.

— Смирись с поражением и стань очками опыта! Сила Ракшасы: Меч Метеора!

Опять?!

Но поскольку меч двуручный, навык сработал иначе. Во все стороны разлетелись черные звезды.

Когда Эклер уворачивалась от них, ее фигура на мгновения расплывалась в воздухе.

— Э-это же одна из защитных техник стиля непобедимых адаптаций, Марево!

…Ага. Здесь уровень пафоса тоже не изменился.

— Лисия, прекрати отыгрывать комментатора. Я в этом настолько не разбираюсь, что мне даже не пришло в голову спросить “что это было?!”

— Наофуми-сама… может, вы и правы, но умения Лисии-сан и Эклер-сан подталкивают к мысли о том, что нам с вами тоже следует тренироваться, не так ли?

Дело говоришь, Рафталия.

У меня такое чувство, что я им уже уступаю.

Хотя совсем недавно такого еще не было.

— Пожалуй… Кажется, пора всерьез браться за тренировки.

Если их стиль учит так двигаться, на его изучение стоит бросить все силы.

Конечно, я помню, что из-за Геройского Оружия толком его освоить не выйдет, но вреда от изучения точно не будет.

Пожить, что ли, в горах, чтобы потом выживать проще было?

— Это еще не конец! Чейн Байнд!

— Хмпф!

Рен призвал цепи и метнул их в Эклер, но та несколькими взмахами меча разрубила призванный металл.

— Что?!

— Значит, Точка действительно способна легко уничтожить как крепкие цепи, так и вражескую защиту.

— Это не конец! Познай силу моих сильнейших навыков! Хайд Сорд!

Фигура Рена растворилась во тьму.

У тебя совсем фантазия в отношении атак кончилась? Куда подевались Громовой Меч, Хандред Сорд и так далее?

Если не будешь экспериментировать со своим богатым арсеналом, никогда Эклер не победишь.

— Слабо. Ци не может уследить за исчезновением Рафталии, но за твоим…

Эклер взмахнула клинком горизонтально.

И этого хватило, чтобы развеять навык Рена и вытащить его из невидимости.

Ого… впечатляет.

— Мнение Эклер мы услышали, а ты что скажешь, Рафталия?

— Ну… это ведь главное, на что я способна.

Ну да, не очень приятно, когда твой конек оказывается слабоват.

Мне, например, стало бы неприятно, если бы противник пробил мою защиту.

— Теперь твой черед отразить мою атаку.

Эклер пригнулась, затем метнулась к Рену и выбросила клинок вперед.

Рен решил, что защищаться не надо… А, нет, все-таки отпрыгнул.

— Бесполезно.

Однако Эклер все равно догнала его.

— Фор Кросс!

Сверкающий клинок быстро высек крест.

Эклер называет такие приемы техниками магического меча. Они не относятся ни к навыкам, ни к заклинаниям.

Конкретно этот прием она уже применяла в прошлой битве.

— Фх…

Атака Эклер попала точно в цель.

Я увидел, как нечто светящееся словно прошло сквозь Рена.

Однако раны затянулись мгновенно. Рен стоял как ни в чем не бывало и ухмылялся.

— Весьма неплохо, тебе все-таки удалось меня ударить. Пожалуй, придется сражаться чуточку серьезнее.

…Что за чушь он несет?

Пытается сказать, что только делал вид, будто проигрывал по всем фронтам?

Не смеши. Это мы бы тебя одним махом прихлопнули, если бы воевали всерьез.

Кстати, его самого Серия разве не проклинает?

Во всяком случае, двигается он как обычно.

Спрашивать у него не хочу, а то еще ответит “на меня проклятие не действует — более того, именно оно придает мне сил!”

— Что за вздор? Неужели ты настолько не уважаешь противника, что даже в настоящей битве не сражаешься в полную силу? Довольно отыгрывать невозмутимость, глупец!

Эх… опять Рен разозлил Эклер.

Они друг другу прямо прирожденные враги.

Ну да ладно. Как я понимаю, Эклер разглядела, что Рен блефует.

Хоть он и быстрый, но его движения все равно предсказуемы. Поэтому от скорости никакого проку нет.

Но и у Эклер не все так радужно. Ей не хватает сил.

Фирменная Бабулькина техника пропорциональной атаки хорошо работает только против чрезвычайно бронированных целей вроде меня.

Безусловно, Эклер прекрасно владеет клинком, но против зараженного Проклятием Героя мало что может.

Вообще, все ее новые умения какие-то странные. Их словно придумывали специально для битв против Героя Щита.

Я не знаю, откуда произошел стиль непобедимых адаптаций, но если он родом из Мелромарка, вполне возможно, что его задумывали для победы над Героем Щита, примкнувшего к враждебной стране.

— Мои атаки пожирают все, даже твои очки опыта!

— Но от них нет никакого толка, поскольку ты не попадаешь!

Что-то битва зашла в тупик.

Рен не может попасть, Эклер не может пробить.

Если бой затянется, преимущество перейдет к Рену.

Хотя пока он не попадает, его атаки не ослабевают.

Пока что я вижу, что у Рена есть все шансы победить.

— Ты там как, Эклер? Не проиграешь из-за того, что так и не сможешь ничего сделать?

— Дайте время, Иватани-доно! Еще немного, и я выведу Героя Меча на чистую воду!

На чистую воду… Видать, есть в мире вещи, которые не понять человеку со Щитом.

Стоило погрузиться в мысли, как Эклер обратилась к Рену:

— Итак, Герой Меча. Расскажи, какова твоя цель? У Иватани-доно, к слову, вернуться в свой родной мир.

— Не надо меня упоминать!

Он ведь вспомнит, что пытается стать сильнейшим, и снова нападет на меня!

Во дает… Хм? Кажется, Рен колеблется.

Да ладно? Неужели она нашла, за что зацепиться?

— Я… я…

— Назови цель. Ради чего ты пытаешься стать сильнее?!

Ну-ка, ты сейчас напрашиваешься на какой-нибудь дурацкий ответ.

У Рена сейчас взгляд безумца, он уже ни о чем не думает.

— Я не выдержу, если не стану сильнейшим! Во всем мире, во все времена, во всех параллельных измерениях не будет никого сильнее меня! Так клянется моя алчность и пожирающее очки опыта чревоугодие! — выпалил Рен, черная аура вокруг него стала еще гуще.

Что он задумал?

— «Я вынес приговор, и имя каре для сего никчёмного преступника — быть сожранным заживо во имя бога! Разложись во гнили, которую я призываю, жертвуя силой самой земли!» Стронг Диклайн!

Рен крепко сжал кулаки. Из его тела вылетели какие-то огоньки и ушли под ноги.

Земля вокруг задрожала, а под ногами Эклер вовсе раскололась.

А-а, так это какая-то разновидность недавней атаки? Правда, с текстом на манер Блад Сакрифайса.

Внутри разлома появились клыки и попытались вцепиться в Эклер.

— От твоей атаки слишком легко увернуться! Иватани-доно бы попал!

— Хватит сравнивать его со мной! Не забывай, он хочет меня убить!

— Наофуми-сама, давайте вы посмотрите молча?

— Но…

— Еще раз, не волнуйтесь. Мне кажется, все кончится благополучно. Верьте в Эклер-сан.

Ты уверена? Это какое-то чутье людей, искушенных в военном ремесле?

Ну ладно, если уж Рафталия настаивает, так и быть, поверю.

Эклер тем временем успешно увернулась.

Эта атака — ну прямо копия Блад Сакрифайса.

А… хотя, не совсем.

Из земли выскочили какие-то странные штуки, испускающие серые миазмы.

Выглядят они так же мерзко, как и та золотая статуя.

От этих клуб наверняка даже мне бы плохо стало.

Эклер они, впрочем не задели. Сдается мне, этот навык действует по принципу Блад Сакрифайса — если противник увернулся, расплатиться все равно придется.

Скажем, если бы я в тот раз неправильно оценил ситуацию и промахнулся, финал вышел бы плачевным.

Да уж. Сделаю мысленную заметку — если уж использовать, то только будучи в полной уверенности, что не промахнешься.

Я глубоко проникся помощью королевы. Это она держала Архиепископа на месте, чтобы я смог попасть.

— У-уа-а-а-а… что это такое?!

— Понятия не имею. Но лучше это не трогать.

Мы достаточно далеко, чтобы быть в безопасности, но земля перед нами превращается в жижу.

Зона поражения обрастает грибами и плесенью и источает жуткий смрад.

А затем из гнилой земли… уже больше похожей на пруд, вылезло нечто, похожее на чудовищную муху.

Прямо выставка прóклятых навыков.

Похоже, муха тоже нацелилась на Эклер.

Наконец, она решилась и набросилась.

— Целься лучше. И нападай решительнее. Решающая атака Иватани-доно потому и вышла внушительной, что он вложил в нее чувства Ост-доно и бил наверняка. Именно его решимость я считаю истинной силой.

Эклер попросту… перепрыгнула едкую муху и приземлилась прямо перед Реном.

Муха еще какое-то время бесцельно летела вперед, затем наконец распалась и исчезла.

И что-то мне кажется… на ее пути землю заразило особенно сильно.

Вот хочет Рен как можно сильнее нагадить, да?

— Что же, спрошу еще раз. Что ты хочешь сделать после того, как станешь сильнейшим?

— После… того?!

— Именно. Допустим, ты стал сильнейшим или к чему ты там стремишься. На что ты пустишь эту силу?

— Кх…

Рен не может ответить.

Так вот оно что. Вот почему алчность Рена такая слабая.

Я-то думал у него просто цель и средство поменялись местами.

А оказалось, цели у него… и у его алчности попросту нет.

Возможно, как раз поэтому у меня алчность не пробудилась.

Я зарабатывал, потому что хотел денег.

Но деньгами я интересовался исключительно как средством выживания в этом мире, не более.

Я все равно собираюсь вернуться домой, все мои деньги превратятся в благодарность Рафталии за оказанную помощь.

Конечно, на самом деле я был бы не против пожить в роскоши, но появись у меня деньги на сладкую жизнь, я бы потратил их на экипировку и строительство.

С чревоугодием та же история.

Я полагаю, оно развилось у него как ответвление стремления стать сильнее, но, опять же, пожирание вражеского опыта занятие само по себе бесцельное.

“Буду сытым, как стану сильнейшим”. Ерундовое какое-то чревоугодие, прямо “буду сытым, как наемся”.

Ему далеко до настоящего чревоугодия, до невыносимого бесконечного голода, который не способна утолить никакая пища.

Мое проклятие — гнев.

Во мне живет сводящая с ума ярость, направленная против несправедливости.

Если точнее, она направлена против всего этого мира в целом и Ссуки в частности.

Мне хочется верить, что гнев уляжется, как только я вернусь в свой мир… но сдается мне, что я и в реальности буду злиться безо всяких причин. Придется терпеть и сдерживать себя.

Хороший вопрос — что причиняет больше страданий: нескончаемая всепоглощающая злоба или несбыточное желание стать сильнейшим?

…Возможно, в последнее время мне легче сдерживать гнев, потому что Ссуке и Подонку я в той или иной степени отомстил. А возможно, перепады чувств уже превратились в часть характера.

— Я… Когда я стану сильнейшим, я… с-спасу мир!

— Не отвечай мне словами задания, которое возложили на тебя другие! Они звучат как отговорка! — отмахнулась Эклер от ответа Рена.

Еще бы — у него так глаза бегали, пока отвечал.

— Если ты ни в какую не желаешь признавать, чего именно хочешь, за тебя выскажусь я.

— Что?!

Рен не на шутку опешил.

— Ты не хочешь стать сильнее, — назидательным тоном заявила Эклер. — Ты просто хочешь вернуть все, что потерял!

— У…

— Ты хочешь вернуть товарищей, людей, доверие и все прочее, что потерял в порыве безрассудства. Поэтому стремишься к той силе, которую видишь и понимаешь — к званию сильнейшего!

— З-заткнись!

— Но ни боги, ни даже Герои, будь они богами во плоти, не могут того, что желаешь ты. Так действительно ли тебе нужно стремиться стать сильнейшим?!

— ЗАТКНИ-И-И-И-И-ИСЬ!!!

Рен изо всех сил замахнулся мечом на Эклер.

Может, пора вмешаться?

Я уже шагнул было вперед, но Эклер вытянула руку в сторону, словно приказывая не встревать.

А затем в последнюю секунду изящно увернулась от атаки Рена.

…Впечатляет.

— На самом деле ты все понимаешь. Ты знаешь, что сейчас не время бездельничать и загнивать!

— Молчи, молчи-и-и-и-и-и! Не смей мне указыва-а-а-а-а-ать!

Рен не остановился и вновь накинулся на Эклер.

— Я отвечу тебе клинком за всех павших, но веривших в тебя до самого конца товарищей! — Эклер подняла меч на уровень груди, затем выбросила в Рена. — Техника стиля непобедимых адаптаций! Многослойное сокрушение!

В Рена попала целая комбинация ударов Эклер.

Я чувствую течение Маны… или это Ци? Я в этом плохо разбираюсь.

Еще я вижу какие-то спецэффекты. Пожалуй, все-таки Ци.

Изнутри Рена начал раздуваться светящийся шар.

Такое чувство, будто атака Эклер уничтожает его изнутри.

Похоже, это фирменная Бабулькина техника пропорциональной атаки. Во всяком случае похожа на ту, что она на мне показывала.

Если пропустить атаку такой силы, да еще и пропорциональную, мало не покажется.

У меня, как у особенно уязвимого к пропорциональным ударам, холодок по спине пробежал.

— Гха!

— Ты слаб, Герой Меча. Поэтому ты должен признать свою слабость, чтобы стать сильнее, — объявила Эклер и зачехлила меч. — Ты не вернешь того, что потерял. Ты должен жить и сражаться за тех, кто пал. Я готова помочь, чем могу.

Красуется Эклер здорово, хотя на деле практически не нанесла Рену урона.

Он, как ни крути, все-таки Герой, к тому же с двумя активными Проклятыми Сериями.

Для Эклер бой выдался довольно напряженным.

Любая атака Рена могла ее располовинить.

— У… гха…

И тут Рен упал в обморок.

О-о, ну прямо как в аниме. Хотя, казалось бы, силы у него еще были.

— От грехов не сбежишь. Ради твоих павших товарищей я буду вставать на твоем пути каждый раз, как надумаешь убежать.

— У…

Рен хоть и лежит, но истекает слезами.

Но в остальном не двигается. Все-таки без сознания?

Огромный меч вновь принял обычный облик, ничуть не грозный.

Наконец, Эклер обернулась.

— Вижу, психологические атаки и у тебя неплохо получаются, — сказал я.

Осыпать похвалой не в моем стиле.

Вроде выразился вполне безобидно.

— Как вы ужасно выражаетесь… — со вздохом откликнулась Эклер.

Ну а что? Не физически же ты его сразила.

— Вы испортили нам всю сцену трогательного примирения после разговора на клинках, Наофуми-сама, — с прищуром заявила Рафталия.

— Правда?

Но ведь серьезно, она его психологическим ударом победила.

— О-о-о, а вы молодцы, и-хи-хи!

И тут… в самый неподходящий момент из ниоткуда появилась сбежавшая парочка.

Что вы тут делаете?!

Вы по законам жанра не должны были вернуться! Бежали бы себе!

— Только начали убегать, а тут глядь! дым какой-то пошел. Смотрим — а это еще Герои.

— Кх…

Плохо дело. Рен и Мотоясу намного слабее меня.

Рен к тому же в обмороке и сражаться не может.

— Это еще кто?

Мотоясу почему-то застыл истуканом. Никак не догоняет, что за типы вдруг появились рядом с Реном и Эклер.

— Судя по силе и скорости навыков в недавней битве… он гораздо слабее Героя Щита.

— Да, такую возможность нельзя упускать. Давай быстренько прикончим.

— Не позволю! — Эклер вскинула клинок и встала перед ними, защищая Рена.

Я и сам не собираюсь допустить, чтобы Рена и Мотоясу просто так прикончили. Мне же потом работы больше будет.

— Сдохните, Священные!

Коротышка начал читать заклинание, а здоровяк зашагал вперед, размахивая кусаригамой.

— Вы не посмеете!

— Стоять!

— Надеюсь, успею!

Мы с Рафталией бросились наперерез, а Лисия метнула нож с привязанной веревкой, надеясь задержать противников.

Может, поддержать ее Аттак Саппортом?

Чтобы применить Эрст Шилд, надо подбежать немного ближе.

Здоровяк тем временем уверенно приближался к лежащему Рену.

У Эклер не хватит сил остановить его.

— Кх… Я еще не до конца освоила этот прием, но выхода нет!

Эклер пригнулась и встала в стойку для какой-то техники.

Что она задумала?

— Иватани-доно, после этой атаки я не смогу сражаться, но время выиграю. Спасите Героя Меча!

— Как скажешь!

Видимо, у нее еще остался какой-то козырь.

И теперь Эклер хочет выиграть немного времени, чтобы я успел защитить Рена.

— Я тоже помогу! Тайная… — Лисия тоже сосредоточилась.

Хотел бы я сказать ей, что козыри надо пускать в дело раньше, но сейчас не до разговоров.

— Это твои враги, падре? Я им покажу! — Мотоясу выскочил вперед и встал рядом с Эклер.

— Беги, Мотоясу! Тебе с ними не справиться!

Да, он старательный, но сейчас его неосмотрительные действия могут нам сильно навредить.

Вот что мне делать, если Мотоясу убьют?!

— …техника стиля непобедимых адаптаций…

— Победа за нами!

Ухмыляющийся здоровяк замахнулся кусаригамой на Мотоясу и Рена одновременно с тем, как коротышка призвал в небо метеорит.

Надеюсь, Эклер и Лисия успеют!

Я бежал и на ходу фокусировал разум, чтобы как можно скорее поддержать Рафталию и остальных заклинаниями.

Ура! Я успел подбежать достаточно близко, чтобы защитить бедолаг.

— Эрст Шилд! Секанд Шилд! — призвал я по щиту рядом с Реном и Мотоясу.

Надеюсь, хоть немного времени выиграл.

— Получай же! — Мотоясу выбросил копье сбоку от щита в сторону здоровяка.

Да не достанешь ты его, вокруг него загадочный барьер!

Будь у тебя хоть трижды проклятое оружие, ни у тебя, ни у Рена не хватит сил, чтобы…

По воздуху разошелся резкий звук лопающейся преграды.

Мне он показался значительно громче похожего звука, раздавшегося после многочисленных усилий Фиро и Лисии.

— Гха?!

Копье Мотоясу… с легкостью прошло сквозь барьер и без труда пронзило грудь здоровяка.

Проткнув противника насквозь, Мотоясу принялся размахивать им вместе с копьем, словно какой-то игрушкой.

— Что. За? — изумился даже коротышка, не говоря уж о здоровяке.

— У… гх… прекрати, черт тебя побери! — вращающийся здоровяк отчаянно пытался вытащить из себя Копье.

— Кажется, падает метеорит. Но ты можешь не напрягаться, падре, — Мотоясу посмотрел в небо на падающую глыбу. — …Сколько еще ты будешь цепляться за Копье? Не мешай! — крикнул он мужчине, которого сам же проткнул, смеряя презрительным взглядом.

— К-кончай нести бред! Гхо… — с трудом выдавил из себя раненый здоровяк.

Из его рта выплеснулось немного крови. Кажется, еще немного, и он сумеет вытащить Копье.

— Как я понимаю, вы враги падре. А врагов! Ждет! Смерть! — Мотоясу крепче сжал Копье. — Бёрст Ланс!

Наконечник Копья засветился красным.

— Что за-А-А-А-А-А-А-А!!! — проткнутый здоровяк заорал и предпринял еще одну попытку соскочить, но…

Раздался оглушительный грохот. Эпицентром взрыва оказался наконечник Копья.

— ГА-А-А-А…

На наших глазах здоровяка на Копье Мотоясу разорвало.

К счастью, обошлось без дождя из ошметков. Взрыв его попросту распылил.

— Ч-ч… что это за шутки?! — изумленно воскликнул коротышка.

Однако затем, видимо, тут же пришел в себя и мерзко ухмыльнулся.

— И-хи-хи-хи… вот уж не думал, что вы его убьете. Придется заморочиться с воскрешением.

У него напарник умер, а он улыбается… Видимо, действительно думает, что играет.

Характер хуже чем у Рена.

— Портальный Свет… кажется, не работает. Вот незадача.

— Ты следующий, — бросил Мотоясу.

— Ну попробуй, если сможешь!

Коротышка выхватил шамшир и выставил перед собой, готовясь встретить любой удар. Но когда он уже собирался побежать на Мотоясу… тот вдруг оказался у него перед носом.

Когда успел?!

Он по моим меркам слишком быстр, хотя надо сделать скидку на то, что из-за проклятия мои не связанные с защитой характеристики уполовинились.

— Н-Наофуми-сама?! Вам не кажется, что Героя Копья…

— Герой Копья-доно?!

— Уа-а-а-а…

Мотоясу, только что хладнокровно разорвавший человека в клочья, смотрел глазами безумца.

Так вот оно что. Мотоясу тоже пробудил Проклятую Серию.

Из-за неожиданного послушания Мотоясу я и забыл о том, что ему тоже психику перекосило.

— Ора-а!

— Слишком медленно! Умри, враг падре!

Мотоясу взмахнул Копьем горизонтально. Одним ударом он разрубил шамшир коротышки… и отрубил тому голову.

— Что за…

Выплеснувшаяся кровь обагрила Мотоясу.

Мотоясу всегда любил одеваться в красное, но теперь его одежда начала пропитываться кровавыми оттенками.

Он прикончил двух, как мне казалось, опаснейших противников с такой легкостью и скоростью, что я не знал, что и говорить.

— Мотоясу… ты… Откуда у тебя эта сила?

— Ты сказал абсолютную правду, падре.

— То есть, ты усилился способами, о которых я тебе говорил?

Мотоясу утвердительно кивнул.

Получается, прямо сейчас он использует методы всех Четырех Героев.

И поверх них усилен Проклятием.

Сдается мне, у него Копье четвертого уровня, как и мой Гневный Щит. А то и пятого.

Гневный Щит сильно помог мне в битвах против Лингуя и Кё.

Он очень крепкий и дает кучу прибавок. Интересно, как у Копья?

То, что бьет оно с поистине ужасной силой, я уже понял… В общем, прямо сейчас Мотоясу обладает чудовищными умениями.

У него далеко не та абы как развитая сила, которой пользовался Рен.

Союзник из него отличный, ничего не скажу.

Да уж, впечатляет. Мы в бою против них столько мучались, а он… расправился с ними быстро и жестоко.

— Я победил всех врагов.

— Это да.

Мы этой схватки не ожидали, но благодаря Мотоясу все же сумели защитить Рена.

Я все еще не пришел в себя от неожиданной развязки, но прямо сейчас нужно заняться Героем Меча.

— Давайте увезем отсюда Рена.

— Согласна, — Эклер покосилась на труп коротышки, затем помогла мне поднять Рена.

— Нужно положить его на повозку и отвезти в деревню.

— Хорошо. Если я правильно помню, повозка осталась рядом с логовом разбойников, — согласилась Эклер.

— Есть. Надо только позвать Фиро, — напомнила Рафталия.

— Интересно, куда она вместе с Раф-тян сбежала.

— Уа-а-а-а… что-о-о вообще произошло?

Только сейчас Лисия огляделась по сторонам и начала кричать.

Я тоже решил осмотреться.

Труп отдельно от головы, прогнившая земля… Да уж, чтобы все это побоище пересказать, пары слов не хватит.

Кстати, труп до сих пор не превратился в свет и не растаял.

Может, в этом что-то есть?

Хочется верить, мы разгадали секрет борьбы с воскрешающимися врагами…

— Так, Мотоясу. Ты идешь с на…

Когда я повернулся в сторону Мотоясу, тот уже куда-то подевался.

Тут я услышал какой-то писк и повернул голову.

Я увидел, что Мотоясу отошел в сторону и начал свистеть.

— Мотоясу! — попытался окликнуть я его.

— Что же. До скорого, падре, — ответил тот, обернувшись. — Когда дело сделано, герою следует уйти!

— Куда собрался?! А ну стоять!

У тебя в руках проклятое Оружие. Я не могу тебя так просто отпустить!

Не знаю, чем ты расплачиваешься за свою силу, но хорошего от нее не жди, это точно!

Но не успел я хоть что-то сказать… как сзади к Мотоясу что-то на огромной скорости подъехало…

Это… повозка Фиро?..

— А-а! Моя повозка-а!

О? А вот и сама Фиро бежит.

— Гва!

В повозку впряжены… э-э-э…

Три Филориала… красный, синий и зеленый.

— Засим откланиваюсь!

Мотоясу зацепился на борт несущейся повозки, словно человек, прыгающий на отходящий поезд, и уехал.

— Фиро-тан! Падре! Если попадете в беду, я всегда приду на помощь!

— Верни мою повозку-у!

Фиро разозлилась, надула щеки и побежала в погоню за Мотоясу.

Эх… ну, я ее понимаю. Сам бы разозлился, если бы кто-то присвоил мою вещь.

— Рафу!

Когда Фиро пробегала мимо меня, Раф-тян спрыгнула с нее мне на плечо.

— С возвращением, Раф-тян.

Непросто тебе, наверное, пришлось. Фиро взяла и увезла неизвестно куда.

Поскольку Мотоясу преследует Фиро, если ей повезет, она сможет его поймать.

Хотя, с учетом его нынешнего состояния, вряд ли.

— Раф! Раф-раф!

Раф-тян… залезла ко мне на голову и начала тыкать пальцем в воздух, словно как в тот раз, когда из Кё вылетела душа. Тут я и сам с трудом, но смог эти самые души разглядеть.

— А? Так вы нас видите, Герой Щита? И-хи-хи.

— Ого… впрочем, неважно. В этот раз мы проиграли, но в следующий прикончим вас всех! Вы поплатитесь за то, что сделали с нами.

Хм?..

Ну надо же… Кажется, я знаю, что с ними сделать.

— Сэйн. Кажется, я вижу там их души.

— Ясно… Души восст~~~~ ~~~~.

Все-таки шум никак не дает понять, что она пытается сказать.

Однако! Я и без нее знаю атаку, которая сейчас придется очень кстати.

Я поступлю с ними… точно так же, как поступил с Кё.

— Рафталия… Разруби эти души Призрачным Клинком.

— Е… есть!

— Ч-что?!

Голоса противников вздрогнули.

Наверняка они надеялись, что до их душ мы не доберемся, но не тут-то было.

Жалеть врагов, пытающихся истребить Героев, я не собираюсь.

Если их отпустить, однажды они вернутся и отомстят.

Лучше с ними разобраться, пока есть возможность.

А если убьем — что ж, нам же лучше. Будем наверняка знать, как бороться с воскрешением.

Мне только одно непонятно — обычно в онлайн играх воскрешаешься на точке сохранения, так?

Почему же они остались здесь?

И тут до меня дошло, что на самом деле происходит.

Это ведь из-за Мотоясу и Рена вокруг творится всякая чертовщина.

Может, их души остались здесь по той же причине, по которой не работают порталы?

— Хи?! Н-не подходите!

— В-вот-вот! Если вы нас отпустите, мы в качестве одолжения…

— Увы, тем, кто дает такие обещания, я не доверяю. Добей их, Рафталия.

— Есть. Призрачный Клинок: Душегуб!

Рафталия выхватила катану, открывшуюся благодаря останкам Пожирателя Душ, и разрезала ей воздух там, где я показал.

— ГА-А-А-А-А-А-А-А!

Парочка душ встретилась с Душегубом, превратилась в туман и развеялась.

Если они и после этого воскреснут, я удивлюсь.

Мы еще какое-то время смотрели на труп, но в свет он так и не превратился.

Теперь-то они… точно померли?

— …Вы смогли победить ~~~~? ~~~~ ~~~~ метод, — с облегчением выговорила Сэйн испорченные шумом слова.

Я не понял, что она пыталась сказать, но уловил ее чувства.

Мы одолели противников, упрямо оживающих несмотря ни на что.

Поэтому она испытала облегчение.

— Нам все-таки пришлось оборвать чью-то жизнь. Неприятно вышло, — пробормотала Рафталия, зачехляя Катану.

— Что поделать, эти ребята считали, что их мир самый сильный. Они не похожи на Грасс и ее товарищей, которых подгоняло чувство долга. Можешь их не жалеть.

Мне показалось, договориться с ними все равно не выйдет. Они напомнили мне разновидность людей, которых часто называют инфантилами.

Даже смертельные поединки для них — просто игра.

Они так спокойно разговаривают с противниками по ходу боя, поскольку знают, что смерть им нипочем.

Но мы не можем сражаться, пока у нас одна жизнь, а у противника бесконечно много.

Конечно, мне бы хотелось допросить их о том, с чего вдруг на нас свалилось столько передряг… Но пока лучше просто порадуюсь победе.

— Возможно, у них есть и другие союзники. Возвращаемся и смотрим в оба. Бдительности не терять.

— Так точно.

Мы дождались Фиро и все вместе вернулись в деревню.

Кстати, о ней. Она еще долго гонялась за Мотоясу, но в конечном счете выдохлась.

Во дела… Одни хлопоты с этим Мотоясу.

Впрочем, хочется верить, что раз теперь он мне помогает, то все-таки встал на путь исправления.

Да и сейчас он настолько силен, что его вряд ли кто-нибудь прикончит.