Том 11: Глава 15. Парень в маске

— В общем, Уровень мы с вами поднабрали, пора всерьез приступить к розыску разбойников. Как ограбим, снова пойдем за опытом, — объявил я, когда мы перебили достаточно опасных тварей.

— Секунду! Что вы собираетесь делать с конфискатом?! — воскликнула Эклер.

— Как я верну людям добро, если я не знаю, чье оно?

Вспоминается, как мы на похожую тему спорили во время охоты на Лингуя.

— Если найдешь хозяев — верну. Но как ты докажешь, что вещи принадлежали именно им?

Немного подумав, Эклер обреченно выдохнула:

— Эх… Неужели наместник обязан быть таким же решительным, как и вы, Иватани-доно?

— Вот скажи, Рафталия, разве плохо грабить награбленное?

— А? Разве плохо? Виноваты те, кто награбил добро, разве нет?

— Рафталия?

— Хм… Что-то Эклер убедительнее говорила.

Но это не значит, что я собираюсь отказываться от замысла.

— Как бы там ни было, сокровища разбойников принадлежат мне. Они профинансируют восстановление деревни.

Тем более, нам могут срочно понадобиться деньги на покупку каких-нибудь рабов.

Денег много не бывает.

— …Хотите сказать, без этого не обойтись? И что мне… тогда делать?..

Чего там, Эклер что-то покоя не дает? Что стряслось?

Я вообще думал, что она прицепится к моим словам… Но мне же легче, когда не спорят.

— Эх…

— Рафу?

О? Рафталия и Раф-тян синхронно крутят головами.

Здорово они! Сразу настроение поднялось.

— Не могу отделаться от чувства, что восстановление вашей деревни продвинулось куда дальше города, Иватани-доно.

— Хорошо там, где нас нет. Не бери в голову.

Город, в котором живет Эклер, благодаря Мелти и помощи других аристократов тоже уверенно возрождается.

Тем более, мне не хватает рабочих рук.

До города нашей деревне пока далеко — одни только дома да поля.

— Нет… такими темпами вы уже скоро…

— Если тебе это так важно, то кончай тренироваться и помогай Мелти!

Что за дела, почему эта прожженная вояка вдруг мне завидует?

Ты либо военным делом занимайся, либо в политику подавайся.

— В общем, как я сказал, с монстрами мы пока закончили. Теперь охотимся на разбойников.

Мы засели на холме рядом с излюбленной дорогой бандитов.

— Как всем прекрасно известно, разбойники не могут быть выше 40 Уровня. Сражайтесь как обычно.

Нельзя Повысить Класс, если страна тебе не доверяет, поэтому всевозможные бандиты высоким Уровнем похвастаться не могут.

Впрочем, всегда может попасться какой-нибудь бродяга, Повысивший Класс где-нибудь в Зельтбуле.

Однажды я с таким уже сталкивался, ещё когда вовсю разъезжал и торговал.

Полагаю, чтобы Повысить Класс в Зельтбуле, нужно отличиться в колизее.

Но если человек там зарабатывает, зачем ему подаваться в разбойники?

Впрочем, я в этом не разбираюсь.

— Мы разделимся на пары и будем искать их логово. Про главаря пока известно слишком мало.

Самый простой способ его отыскать — найти логово и вытрясти из разбойников всю правду.

В первую очередь для этого нужно нескольких повязать.

Итак, пары… нужно подобрать достаточно дружные и сбалансированные сочетания.

— Фоур и Атла, Рафталия и Эклер, Фиро и Лисия. Идите и ищите. Если не нравится, разделитесь по-другому.

А я зашагал в обнимку с Раф-тян.

— Раф-тян пойдет со мной. Пора тебя гладить.

— Рафу.

— Но почему?! — возмутилась Рафталия.

— Можно, конечно, и толпой ходить, но мне интересно проверить повадки главаря на деле. Вдруг он не воспримет Раф-тян всерьез, решит, что я один, и попытается напасть? Ты ведь предупредишь Рафталию если что, Раф-тян?

— Раф! Рафу-рафу!

Будучи фамильяром, Раф-тян может посылать Рафталии сигналы тревоги.

Поэтому прямо сейчас я хочу, чтобы Рафталия ходила отдельно.

Да и Раф-тян вроде бы интересно со мной ходить.

Конечно, если наткнусь на монстров, победить их будет нелегко, но если что, я с легкостью сбегу.

Никто ведь не заставляет меня сражаться ни с монстрами, ни с налетчиками.

В самом крайнем случае можно позвать Сэйн.

— Хорошо, как скажете. Идем.

— …Есть.

Похоже, слова Эклер Рафталию все-таки убедили.

— На тебя и твою проницательность, Атла, я особенно рассчитываю. Отыщи логово разбойников.

— Как прикажете. Идем же, брат!

— Кх…

Фоур, как обычно, смотрит на меня волком.

Впрочем, сестра все-таки утащила его за собой искать бандитов.

— Мы тоже пойдем.

— Господин-сама, я пошла.

Лисия нисколько не всполошилась и отправилась вместе с Фиро на поиски.

— Итак…

Мы с Раф-тян приступили к поискам логова разбойников.

У меня работа самая простая — меня ведь никакими засадами не возьмешь.

Я прохаживался по лесным тропам, от нечего делать развлекаясь с Раф-тян.

— Рафу-у-у-у-у-у! — вдруг встревоженно заголосила она и выставила палец.

Чего? Я обернулся, но никого не увидел.

Однако затем передо мной возникла черная фигура, и я рефлекторно выставил щит.

— Асассинг Сорд!

— Что?!

Щит испустил сноп искр. Судя по силе импульса, противник использовал довольно мощный удар.

Любой другой на моем месте наверняка бы умер.

— Что тебе надо?!

Я взмахнул Щитом, отбиваясь от налетчика.

И увидел того, кто только что пытался меня прикончить.

— Настоящей честной битвы!

— Какого… — обомлел я, увидев совсем не того, кого ожидал.

Да, у него на лице маска, отдаленно напоминающая череп, но и телосложение, и голос, и оружие выдают его с потрохами.

Амаки Рен. Против меня стоял Герой Меча, сжимая в руке зловещий черный клинок.

— Тц!

Возможно, мне просто мерещится, но что-то с ним не так. Снаряжение стало хуже, взгляд за маской более мрачный.

Точнее, все гораздо серьезнее.

Может, не мне о таком судить, но у него зрачки расширенные. Такое чувство, будто крыша поехала.

— Р-Рен?!

— Хайд… Сорд.

Рена окутало маревом, и он исчез.

Что происходит? Фальшивый Рен? Кто-то путает меня магией иллюзий?

В любом случае, кто бы это ни был, он крайне подозрительный тип, раз умеет использовать скрывающие навыки.

Поэтому я тут же встал в стойку.

— Рафу! — Раф-тян сказала, откуда ждать атаки.

Вообще, интересный он тип. Требует “настоящей честной битвы”, но набрасывается со спины и прячется с помощью навыков.

Или “настоящей” в том смысле, что пользоваться можно всем?

В любом случае, у него подозрительно подавленный голос.

Но ладно. Пока надо думать о битве.

— Хейт Риэкшн! — применил я навык для привлечения внимания монстров.

На Кальмире я также выяснил, что у него есть еще один интересный эффект.

А именно: с его помощью можно снимать слабые формы маскировки со всех вокруг.

Выяснили мы это, когда я применил Хейт Риэкшн сразу после того, как Рафталия применила Призрачный Клинок.

В итоге я случайно отменил ее маскировку.

Так что прячущихся я отыскать могу.

Рен появился слева-сзади. Видимо, опять пытался зайти за спину.

Получилось довольно глупо, и меня это немного разозлило.

Если уж прячешься, то первым делом как следует отойди.

Впрочем, раз на раз не приходится. Не думаю, что Раф-тян и нынешнюю Рафталию я найду так же легко.

— Кх…

— Так ты… все-таки Рен? Что с тобой случилось?

— …

Я надеялся, что это и правда иллюзия… Не думал, что он притаился именно здесь.

Неужели разбойников возглавляет Ссука?

…Ей бы очень подошло.

Не идет ей образ принцессы.

Ей как раз в пираты или разбойники нужно подаваться.

— Сила Ракшасы: Меч Метеора!

Рен замахнулся клинком, словно применял обычный Меч Метеора.

Из острия вылетели черные искры.

Я прикрылся от них Щитом.

…Не такие уж и сильные. Выстоял без труда.

Да-а, Рен все еще слабак… Нет бы освоить методы усиления.

И тут он заметил, что я отвлекся на мысли.

— Чейн Байнд! Чейн Нидл!

Кх… Щит помог, но легкую тупую боль я все-таки ощутил.

Как же тяжело, когда приходится защищать еще и Раф-тян.

Рен воспользовался моментом и применил еще навык:

— «Я вынес приговор, и имя каре для сего никчёмного преступника — обезглавливание! Отчайся и умри беззвучно, ибо голова твоя отделится от тела!» Гильотина!

Из земли вдруг выскочили цепи и обвились вокруг меня. Более того, затем они все вдруг покрылись шипами и впились в кожу. И наконец, появился огромный клинок гильотины, норовящий меня обезглавить.

Такое чувство… что эта атака — родственница Айрон Мейден, которая есть у Гневного Щита.

Кх… Так просто не дамся.

— И не надейся! — я разорвал цепи и поймал руками падающее лезвие.

Больно, черт побери. Кажется, кровь пошла.

Наконец-то ему удалось пробить мою защиту?

Тоскливо… без использования всех методов усиления на большее его навыки не способны.

…У меня весь Дух отобрало.

— Рен… давай прекращай уже. Убери меч, пока я не разозлился.

— Наофуми-сама! — примчалась Рафталия на сигнал тревоги от Раф-тян и тут же накинулась на Рена.

Отлично, займи его пока!

— Меч Портала!

— Ах ты! Стоять!

Но Рен все-таки успел улизнуть через телепортацию, мне не удалось его схватить.

Ч… что это было?

Какой-то монстр или человек прикинулся Реном?

Ничего себе монстр, если ему удалось мою защиту пробить.

Для этого нужно на манер Бабульки владеть бронебойными или пропорциональными атаками.

С самого начала он был в невидимости, а затем использовал Асассинг Сорд.

Как можно догадаться по навыку, это специальная смертоносная атака для убийств “из стелса”.

Кажется, такие есть во многих играх.

Ими пользуются не воины, рыцари и прочие традиционные бойцы, а всевозможные убийцы, ниндзя и лазутчики.

И что-то эта стезя не очень вяжется с образом Рена.

К тому же он использовал какой-то зловещий клинок, вызывающий стойкие ассоциации с Проклятой Серией.

И кстати… он так неожиданно напал… Решил прикинуться нападающим исподтишка ганкером из онлайн-игр?

…Неужели это он — главарь разбойников?

Его повадки в точности соответствуют тому, что я слышал…

Да и мало ли что творится в голове у игрока в какие-то там VRMMO.

И в довершение ко всему — прóклятая атака.

Если бы под нее попал не я, цель бы не просто умерла, ее бы надвое разрубило.

Может, меня бы он тоже прибил, если бы не помощь Раф-тян.

Аж тошнит.

— Вы в порядке?

— Да, но…

— Я тоже все видела, — к нам подошла негодующая Эклер. — Как это понимать?..

Я решил первым делом исцелиться заклинанием.

Кстати, хочу заметить, что Гильотина не просто так проклятая, рана болит ужасно.

Еще и заживает плохо…

Таким образом, всего за полчаса с момента начала розыска у меня появились большие опасения на тему того, чем все закончится.

Логово мы все-таки отыскали, но Рена там, конечно же, не оказалось.

Значит, правду сказали, что он позорно нападает на одиночек.

— Итак… как же поступим дальше.

— Вот уж не думала, что главарем окажется Герой Меча…

— Наверняка за ним стоит Ссука.

— Бывшая принцесса?.. Сколько еще глупостей она собирается совершить?..

Ссуку мы в логове тоже не нашли. Возможно, спряталась где-нибудь еще.

Значит, попробуем расспросить разбойников… Хм?

— Погоди-ка.

Я внимательно вгляделся в лицо одного из главных разбойников этого логова.

Да я же его уже видел.

Причем недавно… Это ведь один из тех, кого поймал Рен.

Что он здесь делает?

— Тебя… разве не поймали?

Тут снова все те разбойники, которым угрожала Фиро.

Когда мои спутники ворвались в логово, они вели себя развязно, но как увидели меня — сразу начали озираться по сторонам и дрожать. Я сразу показал пальцем на Фиро.

— Ра-фу-фу, — Раф-тян зловеще усмехнулась.

Как же приятно, что она меня с полуслова понимала. Вот бы Рафталия такой была.

— Ну что, Фиро, кус…

— Сдаемся!

Вот так штурм и закончился.

Остальные разбойники поначалу потешались над ними и не понимали, чего нас бояться.

Разумеется, мы быстро поставили их на место.

— Как так получилось, что разбойники хорошо вас знают, Иватани-доно?

— Ирония судьбы постоянно сводит нас вместе. Мы познакомились еще до того, как с меня сняли ложные обвинения. Я не мог сдать их страже, поэтому просто забрал все сокровища. Потом наткнулся, когда меня подозревали в похищении Мелти. В тот раз я у них в логове ночевал.

— Получается, вы при всем желании не могли отдать их под суд?

— Вроде того. Наконец, неделю назад мы встретились, когда их повязал Рен. А эта встреча уже четвертая.

— …Но почему эти разбойники здесь?

— Это я и пытаюсь выяснить.

Всех, кто не пожелал сдаться, мои спутники разметали в мгновение ока.

Поскольку сегодня со мной внушительный отряд, победа далась особенно легко.

— Д-да кто они такие?! Что за чудовища?!

— Н-невероятно. Они сильны как главарь, а может, даже сильнее.

— Я вам за лесть не доплачиваю. И вообще, платить будете вы.

— Почему вымогателем оказываетесь именно вы, Наофуми-сама?!

Рафталия уже отточила мастерство метких ответов.

Нам бы с ней дуэтом выступать.

— Кх…

— Ну так вот. Как вы занимаетесь разбоем, если вас недавно поймали?

Если подумать, подозрительно даже то, что они здесь.

Должны ведь сидеть где-нибудь в тюрьме.

— Действительно, — поддержала меня Рафталия. — Как так получилось?

— …Повозку, в которой нас перевозили, атаковали разбойники, вот мы и сбежали.

— О как.

Ничего себе случайность.

Напасть на конвой преступников… Неужели какие-то приятели пришли им на помощь?

Просто удивительно, как плохо в этой стране с охранниками.

Надо будет сообщить королеве.

— Точнее, это был главарь.

— РЕ-Е-Е-Е-Е-ЕН!!! — не сдержавшись, закричал я.

Вот же придурок. Чем он думал, спасая разбойников?!

Нет, даже не так. Зачем он спасал разбойников, которых сам же и повязал?

Театр одного актера какой-то… Или я смысл этого термина не так понимаю?

— Ох… что он вытворяет?.. — Рафталия глубоко вздохнула.

Я с ней согласен. Эклер от таких новостей вообще чуть не упала.

— И когда же это случилось?

— Где-то… с неделю назад.

Почти сразу после нашей встречи с Реном.

…Ссука не стала терять времени? Завладев Реном, сразу организовала преступный синдикат?

— Понятно. С Реном… то есть, с вашим главарем случайно не было рыжей бабой с тонной штукатурки?

— Ох, Наофуми-сама… Хотела бы я пожаловаться на ваши описания, но иначе о ней действительно не рассказать.

— Бабы? Главарь всегда один.

— Ну, да, он всегда от всех в сторонке держался. Даже от собственных спутников.

Рен придерживается стиля, который в онлайне называют соло-игрой.

— Почему-то мне даже стало его жаль…

Рен настолько одинок, что даже Рафталия думает о нем с сочувствием. Но сейчас-то у него наверняка Ссука есть.

Тем не менее, я не думаю, что разбойники пытаются ее укрыть.

Сдается мне, они ее действительно не видели и не слышали.

Стало быть, она все-таки не с Реном?

Мне вспомнилось, что он сражался в плохонькой экипировке.

Охота на авантюристов должна приносить неплохие деньги. Не думаю, что он продал хорошее снаряжение, потому что не хватало на еду.

Может, преподнес в дар обожающей роскошь Ссуке?

Хм-м, но тогда непонятно, почему у разбойников в логове так много сокровищ.

— Что же они задумали? — гадала Рафталия.

Либо Ссука и ее товарка руководят делами из тени, либо они уже бросили Рена.

Но с этим можно будет разобраться уже после того, как мы его поймаем.

Рен у нас перед носом маячит, и в первую очередь заняться надо им.

— Мне показалось, у Рена был клинок Проклятой Серии. Приближаться к нему нужно с большой осторожностью.

— Согласна…

— Только непонятно, о каком именно Проклятии идет речь.

И внешний вид, и мощь навыков однозначно указывают на Проклятую Серию.

Чем больше мы про нее поймем, тем яснее будет поведение Рена, так что надо подумать.

Итак, о каком именно проклятии идет речь?

У меня вот гнев… Что-то подсказывает, что если есть другие разновидности, они тоже относятся к смертным грехам.

А с другой стороны, он использовал… как там, Гильотину?

У него, как и у меня, пыточно-казнящий арсенал, но сами инструменты другие.

Хотя казалось бы, у другого Проклятия и репертуар мог бы быть другой.

— Мой Гневный Щит, он же бывший Щит Гнева, может быть основан на системе семи смертных грехов. В этом мире она есть?

Рафталия родилась в деревне, так что с такими вопросами лучше обращаться к Эклер.

— Да. В легендах о Героях упоминаются грехи.

Скорее всего, в истоках этих легенд рассказы таких же как я пришельцев из других миров.

Вполне возможно, все попаданцы из других миров подобными вещами увлекаются.

— Давай сверим список. Семь смертных грехов это гордыня, зависть, гнев, уныние, алчность, чревоугодие и похоть, так? — спросил я, и Эклер кивнула.

— Вы совершенно правы, Иватани-доно.

В моем случае Проклятие родилось из гнева и ярости на Ссуку, Подонка и весь мир.

В случае Рена… ну уж явно не из похоти.

Остальные более или менее подходят, и выбрать из них непросто.

— Кстати, а как так получилось, что никто не говорит о том, что Герой Меча возглавляет разбойников?

— Возможно, дело в маске, Наофуми-сама?

— Отчасти я согласен…

Он и меч мог так переключить, чтобы никто не догадался.

Слухи о том, что разбойников возглавляет Герой Меча, казались бы всем такими нелепыми, что они исчезали бы, так до меня и не доходя.

— Но неужели никто из вас не узнал Героя Меча по голосу?

— Он пригрозил убить нас, если мы проболтаемся. И вообще если мы хоть что-то сделаем!

А, ну да. Рен тоже любил оберегать секреты.

Возможно, именно поэтому маску и нацепил.

— Если честно, я даже рад, что вы нас захватили. Наконец-то этот кошмар позади.

— Да, и я…

“Что Рен с ними сделал?” — думал я, занимаясь присвоением награбленного.

— Неужели все Герои таковы? — вздохнула Эклер.

— Вот еще. Не ставь меня на один уровень с ними.

— Иватани-доно… Неужели и это — одна из обязанностей правителя региона?

— Опять ты за свое? Сколько раз еще сказать, что я понятия не имею? Ты что, знакома с трудами отца только понаслышке?

— Неужели и у отца была темная сторона?.. — опять непонятно о чем задумалась Эклер.

Попрошу потом Рафталию и Садину ей помочь.

— Как бы там ни было, сейчас речь о Рене. Мало того, что он без нашего присмотра может кому-нибудь навредить, ему могут попасться убийцы Героев. Мы должны так или иначе поймать его.

Нужно выбить из Рена его дурь, из-за которой он считает, что находится в игре, и при первых же сложностях верит лишь тем, кто приходит к нему с лестью.

Я вот подозреваю даже тех, кто хорошо ко мне относится.

Точнее, их я подозреваю в первую очередь.

Если не выясняешь, что за людьми стоит, потом не удивляйся неожиданным подножкам.

Надо придумать, как поймать Рена живым.

— Как же… сложно схватить человека, который вовсю пользуется Проклятием.

— Согласна, сложно, — поддержала Рафатлия. — Тем более, что брать нужно живьем. Без этого у нас бы оставались варианты.

— Возможно, он видит во мне некоего босса и пытается победить ради опыта.

— Самое страшное, что вы, возможно, правы…

Я слышал, что за убийство людей в этом мире тоже дают опыт.

— Если он действительно хочет опыта, возможно, в нем разыгралось чревоугодие?

Он всегда любил набирать Уровень. Да и вообще люди вроде Рена к такому склонны.

Если предположить, что он потерял контроль над чревоугодием, то мог даже во мне с Раф-тян разглядеть легкую добычу.

— Или алчность… Возможно, он захотел завладеть всем, чем можно, поэтому заручился поддержкой разбойников и копит сокровища.

Вообще, Проклятие алчности я бы даже с некоторой радостью взял на себя, но оно мне не досталось.

— Мысленным самоистязанием занимаетесь?

— И как ты только угадываешь?

— Долго вас знаю.

Снимаю шляпу перед проницательностью Рафталии. Неужели у меня всё на лбу написано?

Как бы там ни было, мы не знаем даже того, отличается ли вид Проклятия от Оружия к Оружию.

Что там еще, гордыня?

В онлайн играх мне часто встречались люди, которые боготворили уровень, а низкоуровневых игроков ни во что не ставили.

Быть может, на деле Рен лишь отыгрывает благородное одиночество, которое на самом деле — лишь отражение эгоизма.

Но я скорее поверю, что такое Проклятие досталось Ицуки.

— Ты знаешь, Эклер, помимо системы с семью смертными грехами есть и другая, с восемью.

— Ой, я про нее слышала, — Лисия робко подняла руку.

И про нее знает?.. Насколько же Герои прошлого любили говорить о грехах?

Им всем по четырнадцать лет, что ли, было?

В общем, семь смертных грехов — это новая система, а в древности их было восемь.

Чревоугодие, похоть, алчность, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордыня.

Разница в том, что вместо зависти печаль и тщеславие.

Позднее печаль объединили с унынием, а тщеславие с гордыней. Наконец, добавили зависть и получили новую систему.

— Если здесь действует старая система восьми грехов, возможно, мы имеем дело с тщеславием — стремлением выглядеть хорошо, но не быть хорошим на деле.

— Вы так считаете, Наофуми-сама? Я не совсем уверена…

— Разве Герой Меча так сильно переживает за свой образ? Отчасти он за него действительно волнуется, но довод достаточно слабый.

И Рафталия, и Эклер усомнились в моем выводе.

— Ну, это мое мнение. Или чутье пришельца из другого мира. Если выразиться иначе… Вот скажите, Эклер, Лисия, тут существуют карточные… или настольные игры, имитирующие битвы против монстров?

— А, да, — ответила Лисия. — Они используются в качестве обучающих пособий, на основе которых разъясняют, как люди становятся сильнее в битвах.

— Обучающих пособий?.. Ладно, сойдет. Короче говоря, мы с Реном и прочими пришельцами много играем в такие “пособия”. Но вы ведь понимаете, что хорошо играть в пособия — еще не значит быть сильным?

Кивнули все, и Лисия — в первую очередь.

Кажется, ей эта тема близка.

— Я полагаю… в вашем мире в подобные пособия одновременно играют от силы несколько человек, но Герои приходят из миров, в которых можно играть с людьми со всего света.

— Уа-а… Неужели вы играли в такой большой компании?!

— Только у Ицуки особый случай, но в целом близкий.

Ицуки увлекался консольной игрой.

Впрочем, я в подробные расспросы не вдавался и не знаю, была ли она хотя бы отчасти сетевой.

— Понятно. Теперь мне ясно, почему Герои-доно так хорошо разбираются в нашем мире, — подытожила Эклер. — Без предварительно обретенных знаний не обошлось.

Силу из сетевых игр нельзя назвать настоящей. Привязанность к ней — тщеславие в чистом виде.

Тем не менее, опыт из тех игр сказывается, да и бесполезной такую силу тоже не назвать.

Скажем, у меня в онлайне были друзья, которые нашли работу через связи из игр. Даже меня сетевые знакомые пару раз приглашали устроиться в фирму после окончания университета.

Те, с которыми я встречался в реале.

Не знаю, говорили ли они всерьез, но чертовски приятно слышать, что “нашей компании пригодились бы твое бесстрашие и твоя харизма как главы гильдии”.

Сейчас мне, конечно, кажется, что они лестью пытались превратить меня в мальчика на побегушках.

Но мне тяжело представить, чтобы на Рена, с учетом его характера и отношения к товарищам, кто-то возлагал бы такие же надежды.

Мне проще всего вообразить, что он отыгрывал игрока-одиночку, кичившегося редким снаряжением с боссов.

Любой, кому удается подержать бразды правления гильдией, отчетливо осознает, что игрокам незачем стремиться к тому, чтобы стать сильнее всех остальных, а бахвальство добычей не несет никакой пользы и только раздражает.

Тем не менее, кому-то нравится именно такой стиль игры. Можно даже поспорить, что именно на таких людях администрация делает деньги.

— Если человек принимает свою фальшивую силу за настоящую и ломится вперед, даже не пытаясь вырасти как личность… Его силу с чистой совестью можно назвать тщеславной, согласны?

Другой вопрос в том, действительно ли слово “тщеславие” лучше всего подходит именно Рену.

Кажется, в отношении Ицуки оно уместнее.

— В то же время мы не можем рассуждать о Проклятых Сериях в целом, поскольку не понимаем, как именно они пробуждаются. Например, я хоть и не могу точно сказать, как именно… но грешу довольно часто.

— Хм… Другими словами, с нашими размышлениями расходится и мешает сделать уверенный вывод то, что многие из ваших грехов так и не проявились, Иватани-доно?

Вот именно… Нельзя сказать, что Проклятие достается за злодеяния, поскольку я совершил слишком много грехов.

Однако проявился из них один только гнев.

Если бы Проклятие реагировало на поведение, я бы в первую очередь боялся алчности. Я настолько алчный, что даже сам это осознаю.

Что же до гнева, то в последнее время я его не так уж и боюсь — научился сдерживать, да и спутники всегда готовы прийти на помощь.

Неужели я ошибся, решив, что Проклятие вызывают эмоциональные срывы?

Я и сам под угрозой, пока не найду точный ответ.

А вообще, алчность — это что? Жажда денег?

Когда я задумываюсь о сваленных за моей спиной сокровищах, то кажусь себе чистым сгустком алчности.

Куда уж дальше? Совсем безграничная алчность, что ли?

Тем не менее, Проклятие меня не заражает. И тому должна быть какая-то причина.

В общем, мы более-менее сошлись на том, что Проклятие Рена — чревоугодие, алчность, гордыня или тщеславие.

Выбор более-менее сузился. Возможно, теперь удастся выйти на какую-нибудь мысль.

Сдается мне, нельзя Рена надолго в таком состоянии оставлять.

За навыки Проклятой Серии приходится расплачиваться.

Можно ли его как-то обезвредить до того, как он начнет ими вовсю пользоваться?

— ?..

— Рафу?

Рафталия и Раф-тян дружно обернулись, посмотрели на вход в логово и заморгали.

— Что такое?

— Ничего… мне показалось, там кто-то прячется.

Поскольку Рафталия и Раф-тян владеют магией иллюзий, они обладают и определенной устойчивостью ко всевозможным маскировкам.

Собственно, Раф-тян мне Рена и нашла.

В последнее время они стали настолько сильными, что порой обнаруживают даже Теней, отправленных присматривать за мной.

— Нашла кого-нибудь?

— Сложно сказать. Он прятался очень искусно… и сбежал, как только мы заметили.

— Рен, что ли? Что-то дела все хуже и хуже.

— Думаю, Героя Меча я бы узнала. Полагаю, это был кто-то другой.

Выходит, кто-то тайно следил за тем, как мы разоряем логово?

Если еще и сбежать смог, то неясно, как за таким угнаться.

— Иватани-доно, я полагаю, нам стоит доложить властям.

— Думаешь, они согласятся провести магический ритуал, чтобы противники не сбегали?

— Да.

Разумная затея, как мне кажется.

Мы ничего не добьемся, если противник будет сбегать порталом.

На этот раз я упустил Рена, но к следующей встрече мы должны будем как-нибудь отключить ему портал.

Если бы мы могли бить на поражение — обошлись бы без сложностей, но взять цель живьем — задача не из простых.

Тут на ум пришел эпизод из Зельтбульских событий.

— Сэйн, — позвал я Мёрдер Пьеро, решив, что раз уж она за нами смотрит, может и откликнуться.

Не успел и глазом моргнуть, как она появилось прямо передо мной.

— Что такое, ~~~~?

Говорить с ней, конечно, сложно, но главное, что мои слова она более-менее понимает. Важнее всего то, что мне не особо хочется на нее полагаться.

— О-откуда она взялась?!

Ах да, я ведь Эклер ничего не рассказал.

— Чего ты так удивляешься? Я тоже порой телепортируюсь и возникаю внезапно. Можешь считать её… моей личной Тенью.

Лень рассказывать о том, что она Герой из другого мира и так далее. Хватит и такого.

— Мы не принимаем ее за врага, можете не нервничать, — коротко пояснила Рафталия.

Конечно, это не значит, что я ей верю, но вижу, что она действительно пытается меня защищать.

Быть может, ей действительно стоит доверять.

Хм? Рядом с Сэйн в воздухе висят две плюшевые игрушки.

Одна похожа на Раф-тян, и размером точно как она.

Вторая напоминает Садину в зверочеловеческом облике.

Когда я уставился на игрушки, Сейн показала на них пальцем и взглядом спросила “надо?”

— Да, надо. Потом дашь ту, что на Раф-тян похожа.

— Зачем она вам сдалась, Наофуми-сама?! — резко вмешалась Рафталия.

— Рафу.

Тебе жалко, что ли? Я ее буду на ночь рядом с подушкой класть для душевного спокойствия.

— Я — ~~~~, фамилиар С~~~~-самы. Очень рада познакомиться, — проговорила плюшевая Раф-тян и поклонилась.

…Не-е-е.

Раф-тян хороша как раз тем, что говорит только “рафу”.

— Не годится. Ты не понимаешь всей прелести. Раф-тян, которая знает человеческую речь, уже не Раф-тян. Переделай, чтобы непохоже было.

— Ясно. Сделаю ~~~~, чтобы не говорила.

Еще непонятно, с какой стати вторая игрушка похожа на Садину.

Сэйн немного повозилась с игрушечной Раф-тян, и та прекратила двигаться.

— Почему игрушки Сэйн-сан считаются за фамилиаров?!

Кстати, хороший вопрос. Но вернемся к теме.

— Помнится, у тебя был навык, отключающий навыки противника.

— Угу, с помощью ~~~~ я могу запечатать чужие навыки.

— Ты же все равно подсматривала. Догадываешься, что я попрошу? — спросил я, и Сэйн кивнула.

— Мне нужно поймать убегающего ~~~~?

— Именно. Справишься?

Сэйн кивнула со всей возможной уверенностью.

— Только не вздумай убить. По-моему, даже с проклятым Оружием он гораздо слабее нас.

— …Настолько слаб?

Я отвел от Сэйн взгляд и кивнул.

— Это очень печально…

— Не напоминай…

Он напал на меня исподтишка смертоносным ударом, но я все равно выстоял. Он применил навык уровня Айрон Мейден, но я отделался только болью.

Прекрасно понимаю чувства Грасс, когда она с нами сражалась.

Он слаб, и с этим никак не поспоришь.

Самое трудное — взять его живьем, одновременно и не убив, и не упустив.

Вот бы Рена можно было ослабить, а потом, как в одной знаменитой серии RPG, кинуть шарик, чтобы закрыть его внутри.

— Значит, ~~~~ пошла?

— Да, удачи. Он любит нападать исподтишка и наверняка клюнет, если будешь ходить одна. Справишься?

— Угу.

Сэйн быстрым шагом покинула логово разбойников… и почти сразу вернулась.

— Что случилось?

— Там ~~~~! — встревоженно воскликнула Сэйн, показывая пальцем.

— Какого черта ты живой?! — крикнул я, увидев того самого типа, которого прикончила Сэйн. Теперь ещё и с компаньоном.