Том 11: Глава 8. День, когда кончилась игра

— Хм?

Провалив переговоры с Мотоясу, мы покатили обратно в деревню.

По пути я рассчитывал немного поторговать товарами, загруженными в повозку Фиро… но в одной из деревень услышал шумиху перед домом стражи.

И я бы не обратил на нее внимания, вот только…

— С какой это стати их оправдывают, а меня подозревают?! — донесся до меня знакомый голос и вынудил остановить повозку.

Зеваки уже успели столпиться. Спрошу-ка.

— Что происходит?

— Говорят, Герой поймал каких-то разбойников и приволок сюда, но его в чем-то подозревают.

…Что-то мне эта история напоминает.

Я, правда, тех разбойников ограбил и отпустил.

— А! Так это же Герой Щита! — наконец-то узнали меня.

Ну еще бы, за моей спиной знаменитая повозка и Фиро.

Я пробрался через толпу и увидел источник шумихи.

Гнусно ухмыляющихся разбойников и Рена, спорящего со стражниками.

…Я уже догадываюсь, что произошло. Тем более, что и со мной эти хулиганы обошлись так же.

Ладно, так и быть. Я отделился от толпы и подошел к Рену.

— Йо, — сказал я как можно нейтральнее, чтобы никого не спугнуть.

— Ты ли это, Наофуми?! — Рен замахал рукой, явно радуясь встрече.

— …И тебя давно не видел.

Вообще-то я обращался не к тебе, а к разбойникам… но ладно, ты очень удачно подвернулся.

Надо постараться, чтобы он не сбежал от меня, как Мотоясу.

Буду вести себя осторожно, чтобы не разбудить лихо.

Разбойники при виде меня разом побледнели.

Оно и понятно… это уже наша третья встреча. Думаю, они меня хорошо запомнили.

И на этот раз у меня достаточно власти, чтобы они все-таки оказались в руках стражников.

— Ничему вас жизнь не учит. Вы правда надеетесь, что если противника недолюбливают, вам удастся выставить себя потерпевшими?

— З-заткнись!

О. А не провести ли эксперимент?

Конечно, это я натравливал Фиро на людей, но источник слухов — именно эти ребята.

— Фиро.

— Что-о? — спросила Фиро, перепрыгивая через толпу.

Разбойники побледнели еще сильнее.

— Сожри их.

— М?

— Что вы ей приказываете?! — вмешалась Рафталия, но я не обратил внимания.

Поскольку Фиро тащила повозку, то объявилась в облике Королевы Филориалов. Внушительнее не придумаешь.

Вот только Фиро, кажется, не очень поняла, чего я от нее хочу.

Она всего лишь шагнула к разбойникам, но те тут же бросились к стражникам.

— Мы преступники! Спасите!

Как быстро сознаетесь… неужели настолько боитесь Фиро?

Но надо еще выяснить, где их логово, и конфисковать оттуда все ценности.

Как я уже убедился, эти ребята неплохо знают свое дело, поэтому быстро поднимаются с колен и снова накапливают богатства. Я даже задумался, не отпустить ли их еще раз, чтобы потом снова урожай собрать.

Пожалуй, все-таки не выйдет.

— Мы разбойники! Мы все расскажем, все отдадим, только не отдавайте нас на прокорм птице!

— Господин-сама, у меня нехорошее предчувствие. Мне кажется?

— Давай, не тормози. Откуси кому-нибудь голову.

— М-м…

В толпе послышались перешептывания:

— Божественная птица ест людей?

— Нет, я слышала, Герой Щита-сама просто хорошо умеет запугивать людей.

— А-а, вот оно как. Помню, мне тоже рассказывали, как деревенские детишки играли с птицей.

Вот и выяснили. Поздравляю, Фиро, на самом деле тебя никто не считает воплощением обжорства.

А кем именно будут считать впредь — монстром или человеком — выбирай сама.

— В общем, вы их слышали. Эти типы пытались свалить вину и на меня, когда страна плохо ко мне относилась, так что трусите их безо всякой жалости.

— П-понятно… — откликнулись стражники с немного растерянными взглядами.

— Награда за них будет?

— А, да, но… сначала нужно разыскать их главаря.

— Где ваша б…

— Вот! Посмотрите на карту!

Радует, что они такие понятливые.

— Отлично. Фиро, бери Рафталию. Идите туда и всех перебейте.

— Угу!

— Так точно, но вы справитесь с Героем Меча сами?

— Лучше я поговорю с ним один, так ему будет спокойнее.

Поскольку у Рена тоже есть портал, он может сбежать от меня в точности как Мотоясу.

И раз он может сбежать, лучше сосредоточиться на увещеваниях.

— …Как скажете. Хорошо, мы идем.

Я вручил карту Фиро и Рафталии, и они отправились в путь.

Стражникам я сказал, что скоро к ним доставят остальных разбойников, и попросил отдать деньги Рафталии.

— Пришел Герой Щита-сама и все уладил.

— Здорово ему удалось заставить лживых разбойников во всем сознаться.

— Сколько мы с ними промучались.

— Да уж.

Вот именно. Не всегда справедливые поступки приводят к справедливому наказанию негодяев.

— Тэк-с. Давно не виделись, Рен.

— Ага-а… — ответил тот, осторожно пятясь назад.

— Стой, я не собираюсь тебя арестовывать, просто хочу поговорить. Разве Герой Щита сможет с тобой что-то сделать в одиночку?

Рафталию и Фиро я прогнал как раз затем, чтобы казаться безобидным.

Иначе он бы и правда остерегался меня.

— П-понятно… Просто меня все подряд подозревают непонятно в чем, — обиженно пояснил Рен.

Мне кажется, вы заслужили далеко не только подозрения.

Меня вот ни за что ни про что демоном обзывали.

Правда, за это надо сказать спасибо Подонку, Суке и Церкви Трех Героев.

— Давай сядем где-нибудь в трактире и поговорим?

Надеюсь, его удастся уговорить. Ну почему и этот объявился до того, как я успел хоть как-то подготовиться?

Мы вместе с Реном зашли в трактир, сели у стойки и заказали выпить.

Хм? К напитку подали коголевую ягоду, и бармен на меня с надеждой смотрит.

Так и быть. Я бросил ягоду в рот.

— Он настоящий!

— Ничего себе!

Меня теперь всегда будут по коголевым ягодам узнавать? Сложно сказать, хорошо ли это.

Когда я их ем на глазах Садины, она страшно радуется.

— Видать, тяжело тебе приходится, — попробовал обратиться я к Рену безобидными словами.

Сложно сказать, что на уме у загнанного в угол одиночки.

Скажем, я до встречи с Рафталией и Фиро думал лишь о мести.

— Да уж… Как прихожу в гильдию, на меня сразу кричать начинают, мол, немедленно возвращайся в замок. Плюнул на них, искал подработки с убийством монстров и поиском преступников, но с награды требуют откаты. А теперь еще вот это!

Самопровозглашённый крутой в открытую злился и ворчал.

Ну, я его понимаю, сам через это прошел.

— Приходится сводить концы с концами за счет продажи дропа… но как же все достало. Все без исключения против меня ополчились. С какой стати я этот мир защищать должен?

Мне даже грустно стало — неужели в нем нет ничего, кроме жажды признания? Видимо, он до сих пор считает, что находится в игре.

— Люди, что с них взять. Мне, когда я был демоном Щита, пожалуй, еще тяжелее приходилось, — уподобил я его ощущения своим, чтобы изобразить понимание.

— П-понятно… — Рен кивнул. Видимо, немного все-таки оттаял.

Как бы мне ни хотелось, чтобы он почувствовал себя в моей шкуре, нельзя допустить, чтобы он пал духом и помер где-нибудь.

Кстати, он ведь слабый до ужаса.

— Итак, о чем поговорим?

Если честно, сколько бы я ни задумывался, на ум не приходит ни одной темы, которую я захотел бы с ним обсуждать.

Конечно, надо сказать ему, чтобы следил за волнами, и расспросить о случившемся во время битвы с Лингуем, но здесь нужно быть осторожнее, чтобы не задеть.

— … — Между нами повисло молчание.

Сейчас Рен в таком состоянии, что всякие разговоры о мире, недавних и давних событиях может принять за хвастовство.

Ладно, попробуем так. Расскажу ему, что случилось с Мотоясу, и попытаюсь поймать на “но ты, кажется, не такой”.

— Пару часов назад видел Мотоясу. Пытался убедить, что мы с государством наказывать вас не собираемся, но он не стал слушать ни меня, ни свою выжившую спутницу. Взял и сбежал.

Если говорить точнее, Елена его в открытую отшила, но об этом промолчу.

— …Ясно. Значит, спутницы Мотоясу выжили? — пробормотал Рен на тон ниже.

— Кстати…

А у него, выходит, все умерли?

Кё об этом говорил… или нет?

Нет, он сказал, что Герой Меча пер напролом “кабанчиком”.

— … — я продолжал молчать.

— Когда я обогнал тебя и пошел сражаться с Лингуем… — начал Рен мрачным голосом.

Из слов Рена выходило, что в игре по ходу события страна получала настолько непоправимый урон, что на борьбу с ним приходилось бросать все государственные силы.

“Ой, да что ты оправдываешься, ты ведь просто психанул и сбежал”, — захотелось парировать мне, но я стерпел.

В игре босса убивали на 60ом Уровне. Рен, переваливший уже за 80ый, решил, что с легкостью одержит победу.

…Ну прямо как Мотоясу.

Наверняка надеялся обставить меня и получить с Лингуя крутое оружие.

Конечно, Рен действительно силен.

Но силой своей распоряжается настолько плохо, что после Кальмиры мне уже в подметки не годится.

Итак, Рен засек на горизонте Лингуя и показал на него товарищам.

— Вот он! Вперед!

— Он такой огромный… неужели мы сможем победить?! — спросил один из них, дивясь размерам черепахи.

— Сможем! Сейчас мы с вами достаточно сильны! — со всей уверенностью выпалил Рен и побежал навстречу Лингую.

По пути он видел вспышки навыков, но решил, что это сражаются какие-то авантюристы и не придал особого значения.

В полной уверенности, что только он один способен одолеть эту зверюгу, Рен поднял меч.

— Хандред Сорд!

Следом за навыком, требующим длительной подготовки, он применил и более быстрый:

— Громовой Меч!

Однако серьезного урона Лингую атаки не нанесли…

Тут полная аналогия с Мотоясу, в подробности можно не вдаваться.

Рен продолжал озадаченно размахивать мечом.

Он не сдавался и продолжал верить, что убьет Лингуя и спасет людей.

— Уо-о-о-о-о-о-о-о!

…Опомнился он уже когда вокруг лежали трупы товарищей.

Причем настолько обезображенные, что Рен не мог разобрать, кто есть кто.

В сознании разливалось смутное понимание того, что спутники мертвы.

— Н… не может быть… они ведь все были 80 Уровня…

В голове крутилась только одна мысль: “Быть такого не может!” Какое-то время он просто не мог сдвинуться с места.

Он молился, чтобы здесь, как и в игре, оказалась функция воскрешения спутников.

Но все-таки даже Рен понимал, что их уже не вернуть.

Он стоял на месте, погруженный в отчаяние, пока кто-то не подкрался и не вырубил его сильным ударом.

Скорее всего, один из Фамильяров Лингуя.

Очнулся он уже в больнице.

— Я проиграл, потому что они были слишком слабыми. Слабость их убила… умели бы работать в команде — победили бы, — тихо заявил Рен о том, что ни в чем не виноват.

…Это уже не лечится.

Наверняка его спутники, до конца верившие в Героя Меча, в гробах переворачиваются.

— Я не виноват. Все произошло потому, что они оказались слабее, чем я думал. Я не виноват. Не виноват!

…Настаивает он, чтобы сбежать от того, что натворил.

Я бы с радостью оставил его без сочувствия.

Но надо постараться не разозлить, чтобы не сбежал.

— Ты… ничего не мог поделать, — выговорил я неискренние слова.

Любому очевидно, что на самом деле всему виной беспечность Рена.

Он ломится вперед, полагаясь на воспоминания об игре, и огораживает себя оправданиями от мыслей о собственной вине.

Сколько на то время было сил у Рафталии и Фиро?

Хочется верить, что их и без меня не застали бы врасплох и не убили.

У них ведь у обеих огромный талант.

Но даже Лисия, как показала практика, может выжить в бою против Лингуя, если ей правильно распорядиться.

Как же хочется сказать Рену, чтобы он на себя посмотрел, прежде чем судить других.

Хочется, но придется потерпеть.

— Рен. Я считаю, тебе стоит послушать меня, стать сильнее, найти новых спутников и сражаться с волнами. До освобождения Фэнхуана осталось два месяца и три недели.

Время еще есть.

Если он будет действовать, как я говорю, и хорошенько постарается, то еще успеет наверстать упущенное.

Конечно, если честно, мне хотелось бы его вслух отругать.

Но всему миру будет хуже, если он умрет.

Если Священные Герои не объединят усилия, волны и Фэнхуан уничтожат этот мир.

…Правда, если верить Ост, мир можно спасти ценой многих жертв.

Но не факт, что случай с Лингуем не повторится снова.

— Ага.

— Если тебя со всех сторон зажимают, можешь пожить у меня в деревне. Помнишь Рафталию? Вот, это ее родина. Там же случилась самая первая волна, поэтому сейчас мы ее восстанавливаем. Если хочешь, я тебе даже спутников выделить могу. Только будь с ними аккуратнее.

— Ты серьезно?

Похоже, Рен считает мои слова жестом доброй воли.

Это хороший знак.

Можно захомутать его нужными словами, приручить, а потом научить толковым методам усиления.

И тогда его уже просто так не убьют.

После чего можно будет уже и не держать его в деревне.

Однако сейчас ему важнее всего научиться быть сильным.

Когда он послушает нас, наверняка расширит кругозор.

— Хорошо.

— Прекрасно! Значит…

Как только я уже собирался перейти к конкретике, в дверях трактира появилась одна знакомая фигура.

— Посиди пока тут.

— Что такое?

Вот на это дело Рена с собой брать попросту опасно.

В зависимости от того, как все пойдет, он может начать подозревать меня.

При всем моем к нему отношении, чутье у Рена что надо. Он может такого наслушаться, что все мои усилия прахом пойдут.

— Да так, мелочь. Давай лучше поедем в деревню после того, как вернутся Рафталия и Фиро. А я дойду до повозки, у меня там важная вещь одна.

— Хм?

— Заодно тебе вкусняшку принесу, а ты пока тут отдохни.

У меня и правда там есть копченое мясо, которое я заготовил на случай приступа голода у Фиро.

Фиро оно очень нравится. Уверен, Рен тоже оценит.

— Выпей пока, в общем, развлекайся.

Мне нужно, чтобы ты остался тут.

— Ладно, — Рен кивнул с немного поникшим видом.

А я встал и быстрым шагом погнался за фигурой.