Том 11: Глава 9. Нарекаю тебя Ссукой

Я преследовал цель в одиночку.

Вот бы со мной была Рафталия… Но я сам послал ее охотиться на разбойников, так что ничего не попишешь.

Даже Раф-тян бы сгодилась… жаль, не взял.

Кажется, моя цель сама кого-то преследует.

Или, если точнее, ждет удобного случая, чтобы с кем-то заговорить.

Поэтому бродит и бродит по безлюдным местам.

Куда ты меня ведешь?

Черт… Рафталии нет, поэтому приходится прятаться в тени зданий.

Прятки дико бесят, но я боюсь, цель попросту сбежит, если я с ней заговорю.

Если она где-то засядет, нужно будет дождаться возвращения Рафталии, придумать на пару с ней план, поймать в засаду и взять живьем.

— Как же быть… Лишь бы не получилось как вышло с Еленой.

У меня было чувство, что цель меня попросту не замечала — она беспокойно расхаживала, глядя куда-то перед собой.

“Что там тебя гложет, дуринушка?” — без конца задавал я мысленный вопрос, пытаясь разобраться, куда он там глядит.

Вдруг дуринушка застыл как вкопанный.

А когда я увидел, на что он пялится, то и сам дара речи лишился.

Сука в компании Бабы-номер-два… разговаривала с Реном в трактире.

О чем вы там говорите?

Оставив дуринушку (Мотоясу) стоять столбом, я зашагал в направлении Суки.

Или, если говорить прямо, я пошел ее ловить.

Мотоясу ловить бесполезно, он может сбежать через портал, но не Сука.

Кстати, что ты там Рену нашептываешь?!

— Оружие настоящего Героя — не Копье. Еще во время первой встречи с вами я поняла, что именно вам суждено спасти мир, Рен-сама.

Ничего себе, как Суку понесло.

Мне аж захотелось подбежать и дать ей в рожу.

Я шел в трактир быстрым шагом, плюнув на Мотоясу.

— К тому же Герой Копья… как и Щит, принуждал нас иметь с ним отношения. Я не могла противиться ему… но теперь наконец-то обрела свободу и немедленно отправилась искать вас.

До чего раздражающая реплика. И сильное желание крикнуть: “А чем ты раньше думала?”

Сколько там месяцев ты провела с Мотоясу?

Я даже невольно покосился на него. Он пребывал в такой прострации, что даже не заметил, как я прошел мимо.

— Гр-р-р…

Ух ты, с каким лицом он на них смотрит.

— Но королева много раз предупреждала, что от тебя нужно держаться подальше…

Рен, разумеется, осторожничает. Еще бы, после таких-то скандалов.

— Вы не знаете, какова моя мать на самом деле, Рен-сама. Ее называют лисицей Мелромарка. Она готова делать деньги на моих унижениях, лишь бы помочь проклятому Щиту. И пытается взять под крыло еще и Копье, — подлила Сука масла в огонь.

Я сначала обомлел, а потом затрясся от злости.

— К тому же именно демон Щита, решивший подлым образом снискать мирскую славу, тайно захватил власть над Лингуем, убившим ваших спутников!

Чего ты сказала?

Я у тебя во всем виноват? Впрочем, как обычно.

Ну все, теперь ты точно труп.

— Т-так вот в чем дело… это потому он был таким сильным?!

Что?! Ты ей веришь?! Она же явно полный бред несет!

И тут Сука обняла Рена и погладила по голове.

— Рен-сама… я знаю, потеря спутников стала для вас очень сильным ударом… не нужно сдерживать слез. Я пойму. Пусть хоть весь мир обвиняет вас в случившемся, но не я. Я верю, что вы сражаетесь на благо мира.

Как же ловко она втирается в доверие к несчастным.

Секунду, она что, процитировала Рафталию?

Вот сволочь! Взяла и осквернила наши с ней драгоценные воспоминания!

Ты у меня заплатишь!

Но когда я уже собирался гневно окликнуть ее…

— Ни с места! — крикнул Мотоясу и бросился вперед.

Ненависть у него прямо из глаз сочится.

Как там это называется, нетораре?

Хотя, нет…

— О, Копье, — Сука с печатью крайнего омерзения на лице смахнула волосы за спину и смерила Мотоясу взглядом. — И что же тебе здесь нужно?

— Это мои слова! Что это значит?! Зачем ты охмуряешь Рена?! Я столько искал тебя.

— А-ха-ха, я похожа на дуру, которая побежит сломя голову на чудовище? Вы только послушайте, Рен-сама, — Сука вжалась в Рена и начала врать на голубом глазу: — Когда нависла опасность, Герой Копья со словами “отвлеките его, чтобы я сбежал” попытался подставить нас под удар. Мы испугались и сбежали. А он погнался следом с криками, что не простит дезертиров.

— Ложь!

У меня голова разболелась. Кстати, что-то мне выражение лица Мотоясу напоминает.

Уж понятно, что. Я в тот день так же выглядел!

Опять ты за свое, Сука?..

Теперь пытаешься обратить козни против бедовой троицы?.. Ты уже не просто Сука с большой буквы “С”, а Ссука сразу с двух!

Самая настоящая ведьма.

Может, прикончить ее, а потом сказать, что сопротивлялась при задержании? Или лучше натравить на нее Мотоясу!

Хоть он и слабый, но уж с Ссукой совладать должен.

— Ну же, Рен-сама! Герой Копья привел на подмогу демона Щита! Они сговорились взять вас живьем!

Да, отличный план. Так и сделаем!

Вот черт! Будь со мной Рафталия, не пришлось бы полагаться на Мотоясу, и живой бы отсюда эта мразь точно не ушла!

— Ты и правда собирался так сделать? Ты такой же подонок как Наофуми, если не хуже. Предатели недостойны называться Героями.

— Не слушай слова Стервы, Рен! Верь мне!

— С чего я тебе поверю?!

— Правильно! Каждую ночь он принуждал нас спать с ним… грозил, что иначе убьет моего отца! И доказательство этому — то, что он всегда называл меня Стервой!

— Ты врешь! Я так… так волновался за тебя!

— Как ты посмел перевирать ее имя?!

— За все остальные имена наказывают!

Я был бы рад еще постоять и посмотреть на горе Мотоясу, но терпеть больше не могу.

— Это же надо уметь так много врать, Ссука.

Ссука вскинула бровь. Даже встретив самого ненавистного ей человека, она держала себя в руках.

Как и я.

— Жаль, но придется тебе умереть. В наказание за попытку рассорить Героев.

Она слишком далеко зашла. Пожалуй, даже королева согласится с тем, что она заслужила смерть.

Нет бы просто вернуться в замок… она что, только и умеет что ссорить Героев?!

Первым на мои слова отреагировал Рен.

— Не подходи к Майн! — воскликнул он и замахнулся мечом.

Он высек из моей руки несколько искр.

Послышались вопли.

Еще бы, подрались два Героя. Прочие посетители спасались бегством.

— Хорошенько подумай, Рен. Кому лучше верить — мне или Ссуке?

Я вот не припоминаю, чтобы хоть раз ему лгал.

Может, не рассказывал все начистоту, но обманывать не пытался ни разу.

— Молчи! Отойди от Майн! Меч Метеора!

Хм. Не знаю, как там сейчас у Рена с силой атаки, но за спиной у меня Мотоясу.

Если его убьет рикошетом, будет неприятно.

Я выставил Щит, чтобы поглотить удар.

Мотоясу тоже встал в боевую стойку. Та еще обстановочка, но деваться некуда.

— Мой тебе совет, Рен — не верь Ссуке. Она именно такая, как рассказывала королева.

Она обожает подставлять людей и смотреть, как они страдают.

Наверняка и Рена она обманет и бросит.

Как Мотоясу!

— Посмотри на Мотоясу. Видишь, какой он несчастный? Разве так выглядит человек, пытавшийся пойти на такое?

— Я уже знаю, что Мотоясу работает на королеву! Это вы с королевой во всем виноваты, Наофуми!

— Ты полагаешься на мнение одного человека?

— Я буду сражаться ради тех, в кого верю!

— Остынь. Я тебя знаю, ты обо всем догадаешься, если хоть немного подумаешь. И вообще, я ведь тебе поверил.

Я проглотил столько слов, которые хотел сказать, подошел и заговорил с тобой.

— Заткнись!

Эх… бесполезно. Он действительно считает, что прав.

Отчасти я его понимаю.

Я поначалу тоже считал Ссуку странноватой, но убеждал себя верить ей.

Тем более, у Рена сейчас помутненный рассудок.

Ему хочется верить Ссуке, которая задвигает такие сладкие речи.

Вот Рен и решил довериться не мужчине, а женщине — не мне, а Ссуке!

— Все-таки ты и правда корень всего зла, Наофуми! Это из-за тебя погибли мои спутники, и из-за тебя ко мне везде относятся враждебно!

Что-о?!

Честное слово, я услышал звук, с которым лопнуло мое терпение.

Очень жаль, что рядом не оказалось Рафталии.

Возможно, в ее присутствии я бы смог сохранить хладнокровие.

— Ах во-от оно что. Ну что ж, раз ты так высказываешься, давай-ка и я выскажусь. Легко во всем обвинять других, да? А почему спутники поумирали? Да потому что ты постоянно считал, что находишься в игре. Ты побежал в бой сломя голову. Прежде чем винить других, начни винить в смерти спутников себя.

— Что?! — воскликнул Рен с перекошенным от гнева лицом.

Больше я терпеть не намерен.

Я не собираюсь заискивать с типом, который верит только самой удобной правде.

— Если тебе нечего сказать своим покойным товарищам кроме “я не виноват”… тебя не просто Героем, человеком нельзя назвать.

Ладно бы он пытался выставить себя в лучшем свете и настаивал бы на том, что сделал ради них все что мог. Но “я не виноват”?

Неужели мое мнение о нем оправдалось? Неужели он в самом деле эгоистично играл в “наставника младших согильдийцев”?

Бросился в самоубийственную атаку на босса, который ему не по зубам, погубил товарищей и еще умудряется говорить, что они сами виноваты — мол, нечего быть такими слабаками… Кажется, я не ошибся. Он и правда уверен, что играет в игру.

— Этот мир — не игра. Если продолжишь забывать об этом, нам всем будет хуже.

— З-заткнись!

— Грызи локти сколько угодно, но мы не вернемся домой, пока волны не прекратятся. Конечно, если на то пошло, жители этого мира просто-напросто взяли и похитили нас, назвав это “призывом Героев”. Да, мы ничем не провинились. Но никакие капризы не изменят того, что мы должны сражаться и выживать.

— Кх!..

— Как-то раз ты произнес в мой адрес: “Убегаешь, когда прижали? Вот же ничтожество”. Теперь уже я спрошу тебя: Что, сам в ничтожество превратился?

Ты сам это заслужил.

До самой смерти спутников ты не задумывался, грозит ли им опасность… Даже я перед сражением с Лингуем тщательно разобрался, осилим ли мы его, а вот он смотрит на мир исключительно через знания об игре.

Он из тех игроков, которые ни в чем не будут разбираться сами, а просто прочитают в интернете руководство и пойдут сражаться.

Другими словами, он трус.

Он вообще хоть раз хоть что-то обнаруживал сам?

— Игра закончилась. Твои знания бесполезны.

— Нет! Я… Я не виноват!

— Не дайте словам Щита смутить вас, Рен-сама! — вставила Ссука, вмешиваясь в разговор.

Кончай мне глаза мозолить.

— Проваливай, Ссука! Помалкивай, если тебе жизнь дорога!

Ссука тут же вскрикнула — видимо, поняла, что я не шучу. Однако все равно попыталась открыть рот.

— Ясно. Значит, не дорога. Шилд Призон!

Я создал клетку из щитов, и уже через мгновение Ссука оказалась взаперти.

Отлично, осталось переключиться на Проклятую Серию и добить ее Железной Девой.

Но тут хладнокровие ударило по тормозам.

Разве можно переключаться на Гневный Щит, когда рядом ни Рафталии, ни Фиро?

Если поддамся гневу, Проклятие Темного Сожжения S так разыграется, что и Рена испепелит.

— Я не виноват! Освободи Майн!

— Еще чего. Она единственная, кто умудряется раздражать меня наравне с Мотоясу.

Вот каждый раз чуть что, сразу “освободи, освободи”.

Будешь так настаивать, возьму и освобожу. От жизни.

— Еще, Рен, ты мне как-то говорил, что “такое не прощают”. Если ты не хочешь посмотреть в глаза правде сам, придется высказаться мне. Такое не прощают, Рен. Ты самый настоящий убийца.

— Молчи! Заткнись! Ничего не говори!

Рен трясся так, словно кричал самому себе.

Мне вспоминается, как он признал за собой вину в отравлении деревни, повлекшем смерть многих людей. Когда он услышал, что случилось, немедленно отправился посмотреть своими глазами.

Ответы уже пришли ему на ум. Он просто отказывается с ними соглашаться. Или, точнее, считает, что не может с ними согласиться?

Но на самом деле он все понимает.

— Я знаю, ты не нарочно. Но так получилось, что ты выжил. И покуда ты жив, у тебя есть обязанности.

— Заткнись! Не говори!

— Я буду говорить. Снова и снова. Ты ведь сам все прекрасно понимаешь. Ты знаешь, что должен сделать. И я могу с уверенностью сказать, что вера словам мерзкой бабы в это “что-то” точно не входит.

— Молчи-и-и-и-и-и! Я верю Майн!

Рен вновь замахнулся мечом. Я прикрылся Щитом.

Удар вышел подозрительно легким.

Хм?

— Получай!

Рен повел меч вверх и попытался рассечь мне лицо.

И я… даже не стал защищаться.

В ушах раздался металлический лязг. Я увидел ухмылку Рена.

А затем он вытаращил глаза, не веря случившемуся.

— Не… не может быть…

— Вижу, в руках у тебя меч из материалов с Лингуя, который ты так сильно хотел… Но как-то он слабоват.

Я пережил нападение Рена, не сделав ровным счетом ничего.

Безусловно, у меня выбран усиленный до предела Щит, но Рен все равно слишком слаб. Уверен, Рафталия на его месте смогла бы меня ранить.

Притом, что она обладатель Кланового Оружия, которое развивается заметно хуже по сравнению со Священным. И притом, что проклятие на треть снизило ее характеристики.

— Рен-сама, нам нужно отступить!

Тц… Пока мы спорили, закончилось действие Шилд Призона.

Я должен что-то сделать, пока он не включил портал.

По-хорошему тут бы я пустил в ход Рафталию или Фиро, но пока приходится действовать одному.

— Мотоясу! Ты уже понял, что происходит? Сейчас же выруби Ссуку!

— Л-ладно!

— Ложь! Ты читер! Ты присвоил себе всю силу!

В который уже раз он меня читером называет. А на самом деле сам желаешь им стать.

Но я подавил желание упрекнуть его вслух. Не до того сейчас.

— Посмотри правде в глаза! Ты проиграл из-за…

Раз за разом он пытался рубить меня, но удары не наносили никакого вреда.

— А-а-а-а-а-а-а-а!

Совсем с катушек съехал. А ведь казалось бы, тебе должно хватить хладнокровия все спокойно обдумать!

Черт побери… Он в сердцах называет меня читером, но на самом деле просто уже соображать не может, настолько себя в угол загнал.

Ладно, плевать на Рена, нужно поскорее прикончить Ссуку.

Потому что я уверен — она что-то задумала.

— Чего завис, Мотоясу?! Живее!

— Д-да понял я!

Видимо, посыл до Мотоясу все-таки достучался. Он перехватил копье и зашагал вперед.

Скорее всего, у него сейчас в голове такой же бардак, как у Рена.

Однако меня он вроде бы слушает, так что пусть прикончит за меня Ссуку.

— Рен-сама! — громко воскликнула Ссука, выдернув Рена из смятения.

Видать, догадалась, что иначе ей конец?

Дерьмо. Нет бы и дальше меня атаковать…

Рен осознал всю тяжесть ситуации, кивнул Ссуке и применил навык.

— Понял! Меч Вспышки!

Меч вспыхнул и ослепил меня.

— У… — Мотоясу, кажется, тоже ослеп и не может двигаться.

— Кх… ах ты!

Перед глазами все мелькает.

Я вытянул руку в надежде схватить Ссуку, но опоздал. Рен обхватил ее и Бабу-номер-два руками, затем взмахнул мечом.

— Меч Телепорта!

Рен начал расплываться в воздухе так же, как Мотоясу.

И Ссука вместе с ним.

— На этот раз тебе удалось сбежать, Ссука, но я тебя и на краю земли достану. Жди и трепещи.

— Хмпф! — фыркнула та в ответ на мои слова и окончательно пропала с глаз.

До чего же неприятный навык.

Ну ладно. Я повернулся к оставшемуся рядом Мотоясу.

Тот свесил голову и бессильно выдохнул.

Такое чувство, что душой он где-то далеко-далеко.

— Что такое? Решил не убегать?

— С меня хватит… Я верил, искал, а в ответ слышал лишь такое… В городах и селах меня встречают холодные взгляды… Я так устал…

У него помутненный взгляд человека, оставившего всякую надежду.

Теперь я волнуюсь, как бы его Проклятие не поработило.

— Короче, ты идешь со мной в замок. А потом как следует выслушаешь меня, раз уж наконец-то понял, что к чему.

Уж теперь он должен был осознать, каким мерзавкам доверился.

Появление общего врага должно сплотить нас.

И от того, что он научится методам усиления, выиграем мы оба.

— …Да-да, как знаешь. Тащи куда угодно. Хочешь убить — так убивай… — обреченно согласился Мотоясу.

— Разве я говорил, что хочу тебя убить?..

Ну-у, после случившегося он, наверное, и правда мог так решить.

— Люди считают, что я обязан им помогать, и кидают камни за малейшие огрехи… Стерва и Елена, которым я верил, на деле оказались совсем другими людьми… Мне уже плевать…

Вера в друзей помогла ему выкарабкаться, но теперь он увидел их истинный облик и отчаялся?

…Солнце заходит.

Может, лучше в деревню? Но в любом случае нужно дождаться Рафталию и Фиро.

— Ладно, пусть во всем буду виноват я… Доволен?

— Да не ты виноват… Иначе зачем я в другой мир ходил?

Во всем виноват Кё, никак не Мотоясу.

— Оставь меня одного…

Возможно, в деревню его брать не стоит.

У меня там много шумных, они Мотоясу взбесить могут.

Увидит, как Атла и Садина ко мне ластятся, сравнит со своей судьбой и еще сильнее расстроится.

Ладно… придется сегодня ночевать здесь. Подождем, пока Мотоясу в себя не придет.

— Мы вернулись, Наофуми… сама?

Тут подоспели и Рафталия с Фиро, закончившие разбираться с разбойниками.

— Что случи-илось?

— Короче…

Я объяснил Рафталии и Фиро, что произошло в их отсутствие.

— Почему она настолько… — узнав, что Ссука начала ее плагиатить, Рафталия несказанно изумилась.

— Я ей этого не прощу!

Фиро тем временем тыкает поникшего Мотоясу пальцем.

Ну разве можно так унывать просто потому, что узнал истинную сущность девушки?

Хотя, быть может, он действительно устал от такой жизни.

Мне, на самом деле, плевать, и я бы с радостью еще поглазел на страдающего Мотоясу, но Рафталия уже смотрит на меня укоризненным взглядом.

— Что такое, Наофуми-сама?

— Да так, ничего. Пошли в гостиницу.

— Мы не вернемся в деревню?

— У нас тут Мотоясу… он может сорваться, если его задеть. Если он увидит мои успехи и сравнит со своими, может и руки на себя наложить.

— К-как скажете.

— Вернемся в деревню и доложим королеве потом. А сейчас у нас отличная возможность отдохнуть.

Атла, Садина — в деревне полным-полно забот.

Мне и самому нужно хоть одну ночь отдохнуть и набраться сил.

Итак, в ту ночь мы решили ночевать в одной гостинице с Мотоясу.