Том 12: Глава 11. Пёрфект Хайд Джастис

На следующий день после того, как Фиро и Мелти убежали путешествовать, я взял самых успешных в деле набора Уровня рабов и телепортировался с ними в Зельтбуль.

Дело в том, что в деревню вернулась непобедимо адаптирующаяся Бабулька и заявила, что пора бы им устраивать тренировочные бои не друг против друга, а против незнакомых противников — наёмников и так далее. Теперь им уже должно хватать сил для битв в колизеях.

— Братец, братец! Это здесь мы будем сражаться?! — возбуждённо спросила Кил, пока мы смотрели на один из поединков.

— Да. Это легальный колизей, тут относительно безопасно. Но вы всё равно постарайтесь не травмировать себя.

— Хорошо, братец!

— Кил-кун, ты точно понимаешь, что от тебя просят?

— Конечно! Получу травму — опять пропущу всё самое интересное!

Кил как всегда жизнерадостная, и это прекрасно.

— К тому же с нами будет сестрица Садина, так что бояться нечего!

— О-о.

— Ага, ты ведь тут вроде как зарабатывать пыталась. Кстати, где Сэйн?

Как выяснилось, Сэйн в ту ночь просто не поняла, что что-то происходит.

По её словам, она крепко спала… Да уж. Когда нужна, она бесполезна.

Может, пришла бы, позови я? Тогда моя вина в том, что я про неё забыл.

Кстати, а смогла бы она прийти нам на помощь? Заражённая земля ведь блокировала телепортацию.

— Я слышала, Сэйн-тян работает в нелегальных колизеях.

— Это она молодец.

— И, конечно же, половину всех выигрышей жертвует тебе, Наофуми-тян.

— Всё, к ней вопросов больше нет.

— Вы слишком расчётливый, Наофуми-сама, — вздохнула Рафталия.

— Я знала, что вы так скажете, Наофуми-сама, — ответила Атла.

— Как это понимать, Атла-сан?!

Опять они спорить начали.

Кстати, Фоур так проникся собственным бессилием, что ушёл тренироваться вместе с Бабулькой.

Более того, он попросил тренировать его самым суровым образом, и Бабулька даже восхитилась его решимостью.

Из-за этого многие из её учеников до поры до времени остались без дела, поэтому я потащил их в Зельтбуль.

В колизей, которым заправляет работорговец.

Обычно тут много не заработаешь, но мы, как и во время знакомства с Садиной, дёргали за потайные ниточки.

Все мои подопечные получают прибавки. Они намного сильнее, чем можно подумать по Уровням. Им нетрудно выдать себя за очень опытных бойцов.

Хотя ажиотаж давно спал, интерес к рабам из Рулороны всё ещё сохраняется.

— Уа-а-а…

— Лисия, вот ты только с тренировок вернулась, и опять разнылась?

— Я в-всё понимаю.

Лисия — она такая. Она может даже после расцвета остаться бесполезной.

Эх, будь она с нами, мы бы Магического Дракона в два счёта одолели.

Лисия перед лицом мечтающего-захватить-мир-злодея наверняка пробудилась бы и включила режим главного героя.

— В общем, идите и сражайтесь, только осторожно.

— Есть!

Я доверил рабов Садине, а сам собирался в ложу для почётных гостей вместе со спутниками.

Сейчас в колизее идёт короткий турнир, дня на два от силы.

В легальных колизеях как правило делается ставка на простые сражения, которые понятны каждому. Поэтому правила тут намного строже, чем в нелегальных колизеях — строгие рамки по Уровням, битвы только тупым оружием и так далее. Впрочем, тотализатор тут всё-таки есть, так что не скажу, что колизеи совсем уж отличаются.

На этом турнире действуют ограничения на разницу в Уровнях, на травмирование и убийство противников. В общем, этакий спортивный чемпионат.

Я подумывал было добавить Рафталию и Садину в список участников, но их бы наверняка узнали, так что они будут только присматривать за рабами.

Почему я сам не участвую? Просто в этом чемпионате проводятся битвы один на один. Может, я бы и выиграл, но нелегальных тотализаторов не заметил, а без выгоды не интересно.

То есть, я мог бы просто держать противников на месте и побеждать без атак, но зачем мне столько мороки? Лучше пусть рабы учатся сражаться.

— В общем, я буду смотреть из ложи. Желаю удачи.

— Прошу за мной, Герой Щита-сама, — пригласил меня уже долгое время молчавший работорговец и повёл к ложе.

По пути я видел много участников, которые вовсю готовились к битвам.

Среди них много хмурых типов. Многие очень натренированные — можно даже сказать, перекачанные.

…А затем я столкнулся кое с кем, кого точно не ожидал увидеть.

— И-Ицуки?!

— Что?!

— Уа?!

После меня его увидели Рафталия и Лисия и тоже изумились.

Среди бойцов стоял Ицуки с таким видом, словно там ему и место.

— О да, что-то не так?

— Понимаешь…

Я рассказал работорговцу, что Ицуки — Герой Лука.

Первым делом с ним надо поговорить.

Враги Сэйн охотятся за Священными Героями. Нельзя упустить возможность поймать Ицуки.

— Хм-м-м… — работорговец взял список у крепкого мужика в маске. — Боец номер 982, кличка… Пёрфект Хайд Джастис.

Я чуть не грохнулся.

Пёрфект Хайд Джастис? Что за бред?

Это всё равно, что во всеуслышание заявить “мне 14 лет, и я люблю аниме”. Даже мне за него стыдно стало.

— Можно я с ним поговорю?

— Да, я вам официально разрешаю.

Работорговец подал знак подручному, и тот отвел нас в кабинку Ицуки.

Там я и обратился к нему, стараясь не спугнуть.

— Здорово. Давно не виделись.

— Ицуки-сама!

Но Ицуки витал в облаках и не реагировал.

— Я… да… все…

— Эй, ты.

— Я нужен им… да, они все… нуждаются во мне… деньги, которые я сегодня выиграю, помогут людям.

— Слышь, ты!

Ицуки продолжал бубнить себе под нос. Что он там бормочет — я не слышу.

Глаза у него пустые. Куда он вообще смотрит?

— Я… не ущербный… я… на самом деле…

— Эй, я с кем разговариваю?!

— Ицуки-сама! Вы знаете, я…

Я схватил Ицуки за плечо и потряс, но он никак не ответил.

Тут по колизею прокатился звон гонга.

— Я… борец за добро и справедливость!

— Ицуки-сама! Ай!

Ицуки нас так и не услышал. Он оттолкнул Лисию и убежал.

— Что на него нашло?..

— Как вы, Лисия-сан?

Лисия чуть в обморок не упала, но Рафталия успела поймать её.

— Уа-а-а…

Мне показалось, он нас вообще не видит.

— Э-э… я только что проверил сведения. Он уже несколько дней участвует в поединках в разных колизеях. О да.

— Надо же, а я не слышал.

— Разумеется, Герой Щита-сама, ведь он появился буквально на следующий день после того, как вы ушли.

Надо же, как мы с ним удачно разминулись. Прямо поворчать захотелось.

Как бы там ни было… я не знаю, что на Ицуки нашло, но он сломлен.

Мне нетрудно предположить, что по нему сильно ударило поражение в битве с Лингуем.

Кстати, Королева передавала нам слова свидетелей той битвы.

Если прибавить к ним слова Кё, то получится, что Ицуки разругался со спутниками.

Когда начались битвы, я внимательно следил за всеми выступлениями Ицуки.

Хотя поначалу мне казалось, что у бойца дальнего боя должно быть преимущество над бойцом ближнего, арена колизея довольно маленькая. Расстояние сокращается в мгновение ока, так что выступать с луком не очень-то и выгодно.

Тем не менее, Ицуки с лёгкостью одерживал победу за победой. Выходит, он довольно силён и в битвах против людей?

Но смотрел он как-то странно, а как только слышал радостные возгласы зрителей, так вообще вскидывал руки и выл от счастья.

Это точно Ицуки?

Я помню его совсем другим. Для меня Ицуки — это лицемерный, но тихий лже-борец за справедливость.

— Уа-а-а-а…

Оказалось, он участвует в другом турнире, поэтому мои рабы с ним не пересеклись. Хорошо, что никого из наших не ранило, но как же нам поймать Ицуки?

К тому же меня… очень беспокоит форма Лука.

— Как же его поймать так, чтобы он не ускользнул?..

Вообще, как бороться с порталами, я уже выяснил.

Достаточно создать сильное магическое поле, и внутри него порталы действовать не будут.

Скажем, магические ритуалы вроде Святой земли или Приговора не дадут ему уйти.

К счастью, Зельтбуль полон наёмников и торговцев.

Достаточно просто шепнуть работорговцу, и он распорядится накрыть колизей полем, исключающим телепортацию. Но как только Ицуки поймёт, что администрация действует не по правилам, он может почувствовать себя в опасности и сбежать.

Для этого он может взять в заложники зрителей. Если взбунтуется — расхлёбывать будем долго.

Безусловно, работорговец тоже не согласится с этой затеей, поскольку угроза колизею и зрителям его не устраивала.

Если и прибегать к таким методам, то только заранее всё подготовив.

— Тогда давайте просто вырубим его без лишних слов и заберём с собой.

— Что за безумное предложение, Атла-сан?! Почему бы для начала не поговорить с ним?

— Согласен. Хотелось бы увести его без скандалов.

Возможно, поблизости прячутся враги Сэйн. Никогда не знаешь, когда они нападут.

Лучше всего держать Ицуки где-нибудь рядом.

— Почему бы вам не попробовать пообщаться с ним на кулаках, Наофуми-сама? Уверена, вы до него достучитесь.

— Откуда в тебе мышление мастера единоборств, Атла?

Она точно до недавнего времени была хилой больной девочкой?

В любом случае, на такое я могу только ответить, что Атла больно уж рвётся решать всё силой. В отличие от брата, который пока сохранил здравый смысл.

— Ицуки-сама… — Лисия следила за битвами с тревогой в глазах.

Хм-м…

— Как бы ты поступила, Лисия?

— Я? Я… — Лисия сложила руки перед собой будто в молитве и неуверенно ответила: — Я бы по возможности освободила Ицуки-саму от мук, которые не дают ему покоя.

— И это после того, как он тебя вышвырнул из группы?

Ничего себе. Честное слово, Лисия настолько несгибаемая, что это её впору святой называть.

Счастливый ты человек, Ицуки.

— В общем, как мы выяснили, Ицуки сражается в колизее, чтобы заработать.

По информации от работорговца, Ицуки все последние дни сражается как в легальных, так и в нелегальных колизеях Зельтбуля, выигрывая деньги.

Кажется, они ему зачем-то нужны.

Но мы не знаем даже, где он ночует.

Конечно, в идеале первым делом стоило бы выяснить, на что он копит.

Зная Ицуки, он наверняка сражается ради некоего лицемерного идеала.

Либо мы ждём конца турнира и смотрим, как он поступит… либо как-нибудь выкуриваем.

— Сегодня победа будет за мной, Пёрфект, — обратился к нему очередной противник.

— Нет, я выиграю и этот бой.

— Заткнись! Я знаю все твои атаки!

О? А вот противнику Ицуки ответил. То есть, нам он не отвечал, потому что сосредоточенно готовился к поединку?..

Хотя, я даже отсюда вижу, что у Ицуки что-то не так со взглядом.

И Лук у него странный. Он белоснежный, но почему-то кажется жутким.

Какая-то у Ицуки аура странная.

— То есть, он откликается на слова, но только в бою?..

— Наофуми-сан! — окликнула меня Лисия. — Вы знаете, я… хочу поговорить с Ицуки-самой. Разрешите мне сразиться в колизее!

— На мой взгляд, это разумная мысль, — поддержала её Рафталия. — К тому же это шанс выяснить, что у него за оружие. Оно не даёт мне покоя.

— Вы предлагаете почти то же, что и Атла? Хотя, я согласен, что медлить не стоит. Есть печальный пример Рена…

— В таком случае, Герой Щита-сама, у меня есть для вас отличное предложение. О да! — вдруг вмешался работорговец.

— Какое?

— Сегодня вечером один из нелегальных колизеев пустует. Я предлагаю заманить туда Героя Лука. Я передам ему приглашение вместе с наградой за этот турнир.

…И почему мне кажется, что работорговец что-то недоговаривает?

— …Колись, тебе Королева обещала награду за поимку Героев?

— Великолепно, Герой-сама! Снимаю шляпу перед вашей проницательностью в отношении моих намерений. О да.

— Тоже мне, достижение…

Это же очевидно.

— Только не вздумай устроить публичную битву двух Героев. Потому что я за безопасность зрителей отвечать не буду.

— Разумеется, никаких зрителей я приглашать не стану.

Вопрос только в том, как быть, если Ицуки поражён Проклятием. Рена смогла убедить Эклер, но я не уверен, что Ицуки убедить удастся.

— А если Ицуки что-нибудь заподозрит? Где гарантия, что он придёт?

— Разумеется, я ничего не могу обещать. О да.

Тем не менее, это неплохой способ вывести Ицуки на чистую воду.

Если он действительно придёт, можно сразиться против него понарошку, а по ходу схватки обо всём расспросить…

— Что насчёт правил?

— Герой Лука предпочитает сражаться один на один. Однако, судя по сообщениям, он в исключительных случаях сражается и против толпы, если ему обещают достаточное вознаграждение.

Хм-м… Если так, его проще всего выкурить, пригласив на турнир из битв один на один.

Чтобы пригласить на битву против толпы, придётся предложить столько денег, что у него подозрения будут. Рискованно это.

Если он не придёт, нам же хуже.

— Хорошо. Если Лисия так хочет его убедить, пусть сразится с ним в первой схватке. А дальше мы. И нам нужны люди для массовки.

Сгодятся деревенские рабы. А если заявим, что будут участвовать бойцы уровня Садины и Сэйн, турнир сразу покажется ему престижным.

— Да! Спасибо вам! — поблагодарила меня Лисия, но я ответил ей сдержанно.

— Надеюсь, ты сможешь уговорить его успокоиться и пойти с нами.

— Да!

— А нам что делать? — уточнила Рафталия.

— Выйдешь на бой, если Лисия проиграет. Сделаешь вид, что оказалась там случайно.

— Как скажете! — бодро ответила Атла.

— Не ты. Ты ни в коем случае не участвуешь.

Я боюсь, что Атла его попросту прикончит.

Итак, мы задумали вытащить Ицуки в нелегальный колизей с помощью фальшивого турнира.

Люди работорговца передали Ицуки выигрыш и приглашение, а затем попытались выяснить, где Ицуки живёт.

К сожалению, Ицуки сумел скрыться в толпе, так что найти его ночлег не удалось. Тем не менее, примерное направление мы уже знаем.

Нелегальный колизей, о котором говорил работорговец, оказался небольшой ареной под одним трактиром. Я бы даже сказал, это не колизей никакой, а какой-то ринг для нелегального реслинга.

Маленькие комнаты для бойцов, тесная арена и всё.

Работорговец заранее распорядился, чтобы арену зачаровали Святой землей.

Теперь порталы на ней не работают.

Ицуки в курсе — в приглашении об этом сказано.

Если он что-то заподозрит, то наверняка сбежит, поэтому мы стараемся действовать со всей осторожностью.

Итак, Ицуки действительно притащился тем же вечером, зарегистрировался и ушёл в выделенную комнату.

План сработал так успешно, что я даже растерялся.

— Хорошо, нам удалось его выкурить. Теперь нужно узнать, почему он здесь и зачем ему деньги.

— Ты уверен, что это Ицуки? — переспросил Рен.

Я специально вернулся в деревню и взял его с собой — а вдруг Ицуки прислушается к его словам?

В своё время они легко находили общий язык. Рен согласился сразу же.

— Да, и в первом поединке он столкнется с Лисией. Потом с тобой — постарайся его убедить.

— Хорошо! Я уверен… Ицуки тоже страдает.

Рен слушал указания с самым серьёзным лицом.

Ну, он видит в Ицуки родственную душу. Неудивительно, что он хочет ему помочь.

— Лисия-сан… удачи, — пыталась поддержать Лисию Рафталия.

— С-спасибо, — бодро откликнулась та. — На этот раз я сделаю всё что смфгх-х-х…

Опять язык прикусила. Ну что за несобранность.

А может, именно благодаря ей Лисия такая, какая есть.

— Покажи ему, насколько сильной стала, Лисия. Пусть знает, что теперь с тобой нужно считаться.

— Есть! — уверенно ответила она мне.

Вот именно, теперь ты очень сильна. Ты расцвела как по характеристикам, так и по боевым умениям.

Мы с тобой вместе с Кальмиры. Ты тренировалась у непобедимо адаптирующейся Бабульки и много сражалась, а в бою против Кё внутри Лингуя впервые показала свою настоящую силу.

В мире Кидзуны ты тоже показала недюжинную храбрость и пережила множество битв.

Покажи ему, что ты уже не та девочка на побегушках.

Раздался звон гонга, и Лисия шагнула на арену.

Мы с Рафталией и Атлой проводили её взглядом и пошли на почётные места.

— ИТА-А-АК, МЫ НАЧИНАЕМ БОЙ ПЁРФЕКТ ХАЙД ДЖАСТИСА ПРОТИВ ЛИСИИ АЙВИРЕ-Е-Е-ЕД! — объявил тот же самый тип, который судил наш с Садиной бой.

Выкладывается на полную, хоть турнир и подставной.

Мои рабы заапплодироваали.

Им приказано в случае чего немедленно убегать. В конце концов Садина и Сэйн всегда готовы прийти на помощь и выиграть им время.

— Ицуки-сама! — воскликнула Лисия.

Без конца что-то бубнивший Ицуки поднял глаза и уставился на неё.

— О? Неужели против меня Лисия-сан? Это будет лёгкий бой.

Ицуки, видимо, всё ещё считает Лисию беспомощной.

— Ицуки-сама! Умоляю, выслушайте меня. Положение дел очень тревожное, вам угрожает серьёзная опасность. Вы должны поговорить с Наофуми-саном и Рен-саном! — Лисия указала на зрительскую трибуну.

Я помахал рукой, чтобы он не проглядел.

Но Ицуки нахмурился.