Том 13: Глава 11. Неоднозначный мастер

На следующий день мой элитный отряд погрузился на корабль и поплыл в Кутенро. Весь экипаж — шильтвельцы. При виде Ицуки они насторожились, но после моего сурового взгляда притихли.

Надвигался вечер.

— Рафу-у.

— Та-дам!

— Ну-ка не позировать на носу корабля! Плохая примета!

Не знаю, что нашло на Фиро и Раф-тян, но они встали на носу корабля и подняли руки-лапы. Да-да, в той самой позе из фильма про корабль и айсберг. Кто им про неё рассказал? Наверняка Рен или Ицуки.

С носа судна свисал богато украшенный факел, освещавший путь. По словам Вальнара и гэнмуобразного деда этот инструмент необходим, чтобы попасть в Кутенро. Вроде бы он как-то позволяет кораблю идти между бурных морских течений.

— Какой удивительный свет… — пробормотала Рафталия, вглядываясь в фонарь. — Я ощущаю в нём странную силу… Я понимаю, в чём она, но она слишком изменчива, чтобы её имитировать.

— У-у… — Фоур тем временем слёг с морской болезнью.

Он весь круиз так валяется. В отличие от битвы в Шильтвельте сейчас он выглядит просто жалко.

— Наофуми-тян, Рафталия-тян, оцените водоворот.

Садина указала на водоворот, кружащийся вокруг корабля. Только сейчас я заметил, что мы плывём внутри него.

— Посмотри внимательнее. Видишь, вода только вытекает, но не втекает?

— Кстати, да.

Водоворот будто стоит на месте, настолько одинаково движется вода. Жутковато как-то. Сразу появляется ощущение, что выплыть из него легко, а вот заплыть внутрь непросто.

— Но ты с родителями Рафталии сумела его проплыть?

— Ага.

Да уж, непросто такую преграду преодолеть. Я впечатлён.

— У тебя такие шумные спутники, — обратился ко мне Дядя-оружейник.

Кстати, перед отправлением он накупил кучу всего в порту и попросил переправить в деревню. Время было, так что я так и сделал. По возвращении он мне сказал, что сделает хорошее оружие. Уже жду с нетерпением.

Кстати, оказалось, что по сути все страны к востоку от Шильтвельта с японским колоритом. И люди, и полулюди отличаются от остального мира расой, но в принципе никому не досаждают.

— Кстати, а расскажи, каким был твой учитель? Я слышал, он похож на Мотоясу.

Интересно будет послушать про прошлое Дяди.

— А-а… ну ладно. Кузнец он, конечно, что надо. Я до сих пор не уверен, что превзошёл его.

— Ты считаешь, что оружие убийц, подосланных в нашу деревню, похоже на то, что делал он?

— Да, в этом я не сомневаюсь. Но я… не уверен, что он родился в Кутенро.

— Правда?

— Он всегда был бродягой. Я и сам много скитался по городам, пока пытался стать кузнецом. Увидел, как он работает, проникся и сразу напросился в ученики…

Сокращу рассказ Дяди. В молодости он пытался распространить о себе славу как о кузнеце, поэтому путешествовал по миру в качестве авантюриста. Однажды он зашёл в магазин оружия, продававший изделия работающих неподалёку кузнецов, нашёл там великолепное оружие и сразу захотел податься в ученики к создателю этих шедевров. Что за оружие он увидел? Идеально отполированные мечи и катаны. Он в те времена создавал в основном мечи и хорошо в них разбирался.

— Кстати, нынче я ведь у тебя всё подряд заказываю. Если подумать, это ведь невероятное дело, что ты с любыми заказами справляешься.

Даже мечи, как я слышал, создавать не так-то просто. Но у Дяди в магазине выставлены и копья, и луки, и кинжалы, и много другого оружия, и даже броня. Он уже за это заслуживает похвалы.

— А, ну… меня просто считают продавцом всякой всячины. Я специально стремлюсь к тому, чтобы уметь брать любые заказы, — смущённо ответил Дядя. — Учитель как-то сказал, что кузнец, который работает над одним и тем же оружием, обязательно зайдёт в тупик. Он советовал расширять ассортимент, чтобы не сужать кругозор.

— Поэтому ты и пижамами занимаешься?

— Вопрос в том, зачем ты мне их приносишь.

Он работал и над пижамой Фиро, и над пижамой Пенгвлюка.

— Ну да ладно. Я, конечно, иногда обращаюсь к специалистам, но суть всегда одинаковая — разобраться, как лучше всего проявить свойства материалов.

— Понял. И что дальше? Ты стал его учеником и много чего пережил?

— Вроде того. Путешествовали по миру, делали всякие штуки… Иногда попадали в переделки из-за любви учителя к женщинам, иногда приходилось расплачиваться по огромным долгам.

— Какое это… имеет отношение к кузнечному делу?

Дядя-оружейник горько улыбнулся.

— Ну, видишь ли, несмотря на его потрясающие умения почти никто из учеников у него надолго не задерживался. Сбежали все кроме меня и Толли.

— Кстати, что насчёт дяди Имии? Он отвалился где-то на полпути?

— У него начался бардак в семье незадолго до того, как он закончил обучение.

— Он рассказывал, что делал инструменты.

Связь я вижу, но позволяет ли кузнецу гордость делать инструменты?

— Вернёмся к теме. В общем, я был у него учеником, но однажды он вдруг исчез, оставив записку: “Мне больше нечему тебя учить, можешь открывать свой магазин”.

— Было бы круто, если бы на этом всё кончилось… но есть нюанс, да? — с прищуром посмотрел я на Дядю.

Тот изо всех сил натянул на себя улыбку.

— Ага. Уже через полдня на меня целая лавина обрушилась из-за скандалов с женщинами и долгами.

Понятно. Всё-таки мразь. Такого можно с чистой совестью карать при встрече.

— Теперь понятно, зачем ты туда плывёшь. Мстишь за прошлое и делаешь задел на будущее.

— Я сейчас искренне пожалел о том, что всё тебе рассказал, парень, — Дядя посмотрел на меня, поморщившись.

Чего? Я что-то не то сказал?

— Я не прав?

— Ну, я был бы не против как-нибудь расквитаться с ним за последствия его любви к женщинам и деньгам. Но нет, я плыву не из-за этого.

Хм-м… у него какие-то свои замыслы?

— Может вообще так оказаться, что оружие моего учителя попало кутенровцам случайно. Возможно, я вообще не найду в Кутенро никаких зацепок.

— Это точно.

И мне в принципе не особо важно, есть этот кузнец в Кутенро или нет.

Видимо, Дядя всё ещё уважает своего учителя и о многом хочет с ним поговорить.

— Однако я в любом случае должен разобраться в происходящем, поскольку тебе досаждает оружие моего учителя. Это моя обязанность перед постоянным клиентом.

Для Дяди это такой важный вопрос, что он отправился решать его ради меня и ради своего учителя.

— И кстати. Мне кажется, если мы пойдём по следу оружия моего учителя, я смогу выйти из тупика, в котором оказался.

Я просил Дядю создать мне новый Щит. Однако материалы с Лингуя очень своенравные, и у Дяди пока никак не получается то, что можно с чистой совестью назвать щитом.

Во время обсуждения с дядей Имии они кое-как наметили план выхода из тупика, но пока ещё не добились значимых результатов. Возможно, если эта поездка сбросит груз с плеч Дяди, он сможет придумать что-нибудь получше.

А я, конечно же, помогу ему. Ведь когда весь мир обвинял меня, он первый осознал правду и протянул руку помощи.

— Хорошо. Я помогу тебе отыскать зацепки.

— Ага.

Закончив говорить с Дядей, я снова посмотрел в сторону Кутенро.

— Кюа-а-а-а.

Гаэлион летал вокруг корабля, словно птица.

Сэйн и Виндия хотели пойти с нами, но я отправил их вместе с Рато изучать Шильтвельт. В первую очередь Сэйн, поскольку она сказала, что почуяла следы наших врагов.

Гаэлион обернулся детенышем и сел мне на плечо.

— Хм… какой хороший ветер. Главное — от корабля не отлетать, а то он так усиливается, что сдувать начинает.

Поскольку ни Рена, ни Виндию я не взял, личность отца Гаэлиона вылезла на поверхность и свободно разговаривала со мной.

— Сразу говори, если почуешь что-то неладное.

— Знаю-знаю. Неладное, кстати, есть.

— В чём?

— Не могу сказать ничего конкретного, но напомню, что драконов я чувствую с огромного расстояния.

— Ты чуешь дракона, о котором говорила Садина?

— Видимо, его. Однако похоже он… слишком занят поддержанием барьера, чтобы обращать на нас внимание, тем более враждебное.

— Ясно.

— Но будь готов к тому, что случиться может всякое.

Это я и без тебя знаю.

— Уже скоро мы будем на территории Кутенро, — сказал Вальнар, подходя ко мне, и поклонился. — Но время ещё есть, пока отдыхайте.

Камень Щита сверкнул.

— Хм?

Я думал, что-то произойдёт, но больше ничего не было. Корабль плыл дальше.

Той же ночью, когда корабль вошёл в туман, нас сильно тряхнуло.

— Что такое?

Я открыл дверь нашей каюты.

— Враги! Враги!

— Враги-и?

Ничему их жизнь не учит. Хотя я предполагал, что это может случиться.

— Разбойники высадились на корабль! Мы уже воюем! — доложил объявившийся Вальнар. — Вы должны эвакуироваться в безопасное место.

— Что толку от того, что я эвакуируюсь?

— Вот именно! Разбойники должны поплатиться жизнью за этот поступок!

Опять Атлу понесло в максимализм.

— О-о… — протянула Садина.

— Всё-таки так просто в страну не проникнуть, — удручённо заметила Рафталия.

— Что-о такое? — подошла Фиро с заспанными глазами.

Гаэлион спал у неё в ногах, но на шумиху мигом проснулся. Так они, оказывается, дружат?

— Ну, ты ведь их цель, Рафталия. Нечему удивляться.

— Кстати, Герой Лука-сама и его спутница уже сражаются на палубе, — добавил Вальнар.

Они спали в отдельной каюте, но, видимо, уже проснулись и вступили в бой. Надеюсь, с ними всё в порядке. Нам тоже пора туда.

— Идём.

— У-у…

А Фоур, кажется, всё ещё страдает от морской болезни.

— Брат, ты опять демонстрируешь нам свою никчёмность?

Никчёмность… да, уж, нашла она, что сказать страдающему брату. Он ведь не виноват, что у него морская болезнь.

Как ни странно, после её слов Фоур поднялся и покачал головой.

— Я иду с вами, Атла.

Слова сестры могут сподвигнуть его на что угодно? Ничего себе. Хотя, если Фоура всё устраивает, то ладно.

— Вперёд! На этот раз мы поймаем их и заставим во всем признаться!

— Есть!

— Их будет непросто расколоть, Наофуми-тян.

— Я им покажу! — воскликнула Атла.

— Я то-оже, — протянула Фиро.

— Рафу.

— Кюа-а-а.

Итак, мы поднялись на палубу.

Я осмотрелся. Хм-м… вижу несколько зверолюдей-косаток, похожих на Садину. Есть ещё русалки и каппы. Из совсем необычных — зверолюди, похожие на белых змей. И какие-то вороны-тэнгу. Ничего так разнообразие. Откуда-то из водоворота стреляют магией. Маги Шильтвельта стреляют в ответ.

— Каппы?

— Уа-а-а-а.

А, у Лисии плохие ассоциации с каппами из-за событий в мире Кидзуны.

— Интересно, здесь это монстры? Или зверолюди?

— Зверолюди, а что?

— В параллельном мире были монстрами.

Хотя, чего это мы тут стоим разговариваем. Надо вставать в стойки и защищаться от нападающих косаток и капп.

— Щит Метеора! — применил я навык, чтобы защитить товарищей.

— Дритт Чейн Лайтнинг! — поразила Садина заклинанием врагов на палубе.

— У…

Но враги оказались не лыком шиты. Некоторые сбежали от атаки, а другие поймали её гарпунами, как молниеотводами.

— Не смейте недооценивать Шильтвельт!

Экипаж корабля вместе с Вальнаром тоже воевал на палубе. Двигаются они так себе, но сойдёт.

— Лук Метеора!

Ицуки помогал Лисии, стреляя в приближающихся врагов.

— Вперёд, брат!

— Да!

По команде Атлы Фоур побежал вперёд и от души пнул врага, но одного удара не хватило — слишком большая разница в весовых категориях. Тем не менее, сил Фоуру хватает, и он явно побеждает.

— Стардаст Блейд!

Рафталия выхватила Катану из ножен и применила навык. Видимо, тренировки дали плоды, поскольку она изящно поймала врага лезвием.

— Гва-а-а-а-а!

Рафталия прекрасно попала по зверочеловеку рубящим взмахом, и он рухнул на палубу.

— Похоже, ты уже вполне овладела Катаной, Рафталия-тян.

— Нет… я должна освоить её ещё лучше.

— Нам не нужен второй повелитель! Умри! — выкрикнул убийца, бросаясь в бой.

Однако мне показалось, что он что-то напутал. Убийца встал спиной к Рафталии и разрубил воздух. Что происходит?

— Рафу.

Вдруг из того места появилась Раф-тян и спрыгнула на палубу. А-а, она поймала его в иллюзию?

— Как бы вы ни пытались… — я посмотрел на убийц, пытающихся окружить Рафталию, и замедлил их Эрст Шилдом и прочими навыками. — Рафталия и остальные бойцы найдут или пробьют бреши в вашей обороне и прибьют вас одного за другим.

— Да!

— Нападаю! — Атла выскочила вперед и поколотила врагов голыми ладонями.

— Гф…

Этого хватило, чтобы убийцы сложились пополам и повалились на палубу. Сразу после этого их распинала Фиро.

— То-о!

Одна из косаток упала с палубы от её пинка. Фиро тут же попыталась броситься следом.

— Фиро! Не прыгай! В море они сильнее нас!

— Ла-адно.

— Кюа-а-а.

Гаэлион сражался в воздухе против воронов-тэнгу. Врагам очень мешает сильный ветер. Они, конечно, вёрткие, но то и дело попадают в огненное дыхание Гаэлиона и падают один за другим.

— Получай!

— Оп!

Ещё один зверочеловек, вооружённый причудливой катаной, попытался напасть на меня, но его оружие остановил Дядя-оружейник. Они сцепили клинки и принялись давить друг на друга. Похоже, Дядя побеждает.

— Расскажешь, откуда у тебя эта катана?

— Ха! Я ничего не скажу разбойникам!

— А придётся!

Дядя покрепче сжал рукоять своего меча, толкнул противника… затем прокрутил свой меч в воздухе и ловким ударом выбил катану из рук зверочеловека.

— А… кх!

— Теперь ты без защиты!

Катана воткнулась в палубу, глубоко войдя в дерево. Дядя снял с пояса небольшой молот и ударил им по беззащитному зверочеловеку, ломая его доспехи.

— Кх-х… я не допущу позора!

Уже падая, наш противник что-то сделал, и его тело взорвалось, разлетаясь в клочья.

— Я ведь не хотел убивать его…

— Во-во, — поддержал я Дядю.

Проигрыш — ещё не повод кончать с жизнью. Мы ведь всего-то хотели расколоть его под пытками. Или скормить Фиро по частям.

— Похоже, вы опять размышляете о возмутительных вещах, Наофуми-сама.

— Ты так считаешь?

Врагов осталось мало. Мы ведь всё-таки плывём на корабле с сильнейшими бойцами Шильтвельта, к тому же готовые ко всему, так что нападение нас не испугало.

Когда противники поняли, что им ничего не светит, послышался свисток, и все попрыгали в море.

— Стоять!

— Не советую за ними прыгать, — предостерегла Садина, и бойцы из Шильтвельта передумали бросаться следом.

Если я правильно помню, косатки… вернее, финообразные под водой становятся сильнее даже непобедимых на суше хакуко.

— Возможно, они ещё вернутся. Никому не расслабляться!

— Есть!

Шильтвельтский экипаж вернулся к работе. Дядя подошёл к катане, торчащей из палубы.

— Новая… новее, чем то оружие.

— Ты уверен?

— Да. Я надеялся, что оружие учителя попало к ним случайно… но, видимо, ошибся.

— Хм…

Тем временем к нам подошли Ицуки с Лисией.

— Враги отступили. Мне приготовить к бою баллисту?

Кстати, Ицуки ведь ещё и мастер баллисты. С его нынешними прибавками урон от выстрелов из баллисты будет такой, что давние попытки Рафталии и рядом не стояли.

Правда, наши враги носят броню с защитой от атак Героев…

— Просто невероятно, что они напали на нас из водоворота, — поделилась впечатлениями Лисия. — Я видела, как они плавают в нём, как ни в чём не бывало.

— Возможно, это какое-то специальное благословение? — предположила Рафталия.

— Скорее всего, у каждого с собой был какой-то предмет, благословлённый Аквадраконом, — поправила до сих пор не расслабившаяся Садина.

— Значит, им настолько не хочется пускать нас к себе.

Основа любой тактики — поступай так, чтобы доставить врагу побольше неудобств. И стало быть, мы всё делаем правильно.

— Но мы всё равно справились, — сказала Рафталия.

— Победа на-аша! — воскликнула Фиро.

— Не спорю, — согласилась Садина. — Возможно, я слишком…

И именно тогда, когда мы разговаривали на палубе…

— Кюа?!

Всё началось с того, что Гаэлион привлёк наше внимание тревожным голосом.

А потом такое началось…

Нечто пронеслось по палубе примерно там, где стояли мы с Рафталией. Оно обогнуло всех людей и быстро скрылось в море.

Через мгновение водоворот вдруг закрутился с бешеной скоростью и отломил часть борта вместе с нами.

— А-а!

Мы с Рафталией попытались сбежать с отваливающейся части, но водоворот засасывал нас слишком быстро. Я даже не успел призвать Эрст Шилд, чтобы на него запрыгнуть.

— Наофуми-тян! Рафталия-тян!

— Кюа-а-а-а-а!

Садина и Гаэлион прыгнули в водоворот следом. Через несколько секунд к ним присоединилась Атла:

— Наофуми-сама!

— Атла!

— Брат?!

Фоур быстро поравнялся с ней и схватил за руку.

— Господин-сама?!

— Уа-а-а-а-а!

— Наофуми-сан!

— Парень!

Я попытался крикнуть что-нибудь Фиро, Лисии, Ицуки и Дяде-оружейнику, но не успел. Водоворот проглотил нас. Внутри бешено крутились течения. Перед глазами мелькали непонятные пятна.

— Ра… Рафталия.

— Наофуми-сама!

Я крепко схватил её за руку. Кажется, такое уже случалось.

— Наофуми-тян! Рафталия-тян!

Садина нырнула и изо всех сил плыла к нам. Гаэлион как мог держался за её спину.

— П-Портал… — я сосредоточил всё сознание и выкрикнул: — Портал Шилд!

Я понимал, что из-за возвращения потеряю кучу времени, но выхода не было.

Перед глазами всплыло сообщение о том, что телепортация невозможна.

Ну почему именно сейчас!

Бешеное течение увлекало меня, и я постепенно терял сознание…