Том 13: Глава 12. Помощь Аквадракона

— У…

В сознание меня вернула капля, упавшая на щёку.

Я открыл глаза и понял, что лежу на спине. Повернул голову и увидел Рафталию, лежавшую в той же позе. Правая рука до сих пор сжимала её ладонь.

— О? Очнулся? — сказала Садина, заглядывая мне в лицо, когда я сел и встряхнул головой.

— Кюа! — взволнованно воскликнул Гаэлион, сидящий у неё на плече.

— Где мы?..

Вокруг — голый камень, излучающий зелёное свечение… пещера? Чуть позади втекает вода… наверное, морская. А напротив виднеются алтарь и проход.

— Это тайное укрытие великого Аквадракона.

— Верно, — подтвердил Гаэлион слова Садины.

— Аквадракона? То есть это он нас сюда затащил?

— Может быть, — Садина пожала плечами.

— Да… я видел его внутри водоворота, — ответил Гаэлион. — Он пригнал нас сюда своей силой.

Что это значит? Аквадракон хочет сразиться с нами? Я напрягся.

— Что насчёт Рафт…

— М… — Рафталия пришла в сознание одновременно с тем, как я повернул голову. — Наофуми-сама… где мы?

— Как я понял, дома у того существа, которое сорвало нас с корабля.

— Что? Значит… — Рафталия схватилась за Катану и вскочила, готовая броситься в бой.

— И где этот Аквадракон, Садина?

— Увы, я не знаю… Но первым делом посмотри на алтарь.

— Хм?

Я сделал, как она просила. На алтаре лежал хрустальный шарик, и я чувствую, что он излучает магическую силу. Но это явно не тот шарик, с помощью которого можно использовать заклинания, не читая книг.

— Что это?

— Даже я, хоть и бывшая жрица, понятия не имею.

— Это фрагмент императора драконов, — ответил Гаэлион, показывая на шарик лапой.

— Здесь какая-то часовня в честь этого фрагмента?

— Может быть… но я про это никогда не слышала, — ответила Садина.

Я подошёл к шарику, который Гаэлион назвал фрагментом императора драконов. Как я ни вглядывался, никаких ловушек не увидел.

Вдруг шарик медленно поднялся в воздух и выпустил луч света в Гаэлиона.

— Я ещё помню, что было с магическим драконом. Может, тебе стоит держаться подальше от шарика?

— Кажется, он… не опасен. Он хочет мне что-то сообщить.

Шарик обратился светом и растворился в Гаэлионе.

— Хм… похоже, это сообщение, которое Аквадракон оставил нам на прощание. Кроме того, шарик поднял мне характеристики и дал стойкость к стихии воды.

— На прощание? То есть, его здесь нет?

— Он говорит, что притащил нас сюда в качестве приглашения в страну. Мол, это тоже часть его работы как надзирателя. По его словам, он почувствовал приближение Героя Щита и получил сигнал.

Хм-м… кажется, Аквадракон преследует какие-то свои цели. Сигнал? Кстати, у меня ведь камень на Щите светился. Это оно и было?

— А если бы мы тут оказались без Гаэлиона?

— В кристалле были заточены одушевлённые слова. Они сказали бы примерно то же самое.

— Ладно. А почему вдруг “надзиратель”?

Гаэлион немного нахмурился.

— Мне трудно понять, чем именно он занимался, но вроде бы он создал некий барьер вокруг Кутенро, чтобы… не пропускать… какие-то души? Видимо, чтобы пропускать только чистые души или как-то так.

— То есть он надзиратель за душами?

— На самом деле работа Аквадракона — поддерживать барьер. От чего именно он защищает страну — я не понимаю.

— А-а, про барьер Аквадракона я наслышана. Меня заставляли участвовать в одном ритуале, когда я была маленькой, — пустилась Садина в воспоминания. — Там целый подводный город был. Им нужно было выходить на связь с Аквадраконом прежде чем погружаться в глубины, где сильные течения. Там я его и видела.

— Но… но почему мы здесь? — спросила Рафталия.

— Хм-м, — протянул Гаэлион. — Как я понимаю, кто-то переработал барьер, и до Кутенро теперь не добраться на корабле из Шильтвельта.

— То есть мы зря мучились и искали шильтвельтский корабль?

Конечно, не совсем зря, раз мы теперь тут, но всё-таки…

— Далеко не зря. Без корабля из Шильтвельта мы бы не доплыли до той зоны, откуда нас смог пригласить Аквадракон.

Ага, значит без Шильтвельта мы бы не добрались. Но из слов Гаэлиона следует, что корабль, на котором мы покинули Шильтвельт, не доберётся до Кутенро. Или я не прав?

— Скорее всего, корабль тоже в конце концов доплывёт, просто в Кутенро стараются выиграть время. Но Аквадракон сумел обмануть обе стороны и втащить нас сам.

— То есть речь именно о том, что Аквадракон втащил нас в страну?

Гаэлион кивнул.

— Та-ак. И в чём подвох?

— Почему сразу подвох? — изумился Гаэлион.

Нипочему, просто это мой стиль.

— Вы как всегда, Наофуми-сама.

— Ты такой тщательный, Наофуми-тян, — успела вставить Садина до того, как я возразил.

Ладно, пёс с ними.

— Насколько я понимаю его слова, — продолжил Гаэлион, — Аквадракон разочаровался в стране и пригласил нас сюда, чтобы мы наставили Кутенро на путь истинный.

— Нет бы весь корабль прихватить… — вздохнул я.

Гаэлион принял озадаченный вид.

— Кстати, а что ещё за путь истинный?

— Гм. Я и сам не до конца понял, что ещё за “путь”… но Аквадракон говорит, что речь об инструменте, которым пользуется сородич твоей спутницы — арбитр Духовного Орудия.

— Арбитр… Духовного Орудия?

Опять непонятные термины. Я уже понимаю, что по всем законам жанра Духовное Орудие окажется Геройским Оружием, а вот что означает “арбитр” пока неясно.

— Мой сородич?

— Даже я таких слов не слышала, — задумалась Садина.

— Может, дело в том, что страна деградировала из-за длительной изоляции?

И королева, и жители Шильтвельта говорили, что некоторые традиции их стран исчезли из-за конфликтов. Может, Кутенро прошёл по тому же пути.

— Возможно, моей должности не хватало авторитета, чтобы знать обо всём, и нам придётся расспросить кого-нибудь ещё. Правду об этих словах мог знать отец Рафталии-тян…

— Отец…

Судя по печали на лице Рафталии, она вспомнила о родителях. Знал бы я, какими словами её подбодрить…

Её отец мертв, и никаких ответов мы от него не получим.

— Рафталия… — только и смог что сказать я.

Желает она знать больше о своих родителях или всё-таки нет? Ответ кроется в чувствах Рафталии, но я не умею их читать.

— Не волнуйтесь за меня… Увы, я не уверена, что отец что-либо говорил на эту тему…

Видимо, он старался держать язык за зубами.

— Ладно, обойдёмся. Пока что я могу только смутно догадываться о том, что Духовное Орудие имеет отношение к Священному Оружию.

— Согласна, — поддержала меня Рафталия.

— Вот-вот, — подхватила Садина. — Тем более, что оно мелькало в речи убийц. Думаю, ты прав.

— Ага. А “арбитр”, судя по оружию и броне тех налётчиков — некто достаточно важный, чтобы иметь своё мнение относительно Героев…

Вдруг мне вспомнилось, как меня гоняли в Мелромарке и называли демоном Щита. И дьяволом, и ещё много кем.

Что случится, если попаданец из параллельного мира станет Героем и будет вести себя, как вздумается? Что если он, на манер Ицуки из их последнего поединка с Лисией, будет промывать мозги всем подряд и стремиться к власти над миром?

Героев, если я правильно понимаю, призывают, когда миру нужна помощь. Но что если один из них попытается всеми правдами и неправдами захватить власть над миром, станет этаким тёмным владыкой и истребит других призванных Героев?

Миру придёт полный каюк. Даже если жители мира призовут новых Героев, злодей вряд ли оставит без внимания появление тех, кто может бросить ему вызов. Скажем, я бы на их месте убивал новых Героев сразу после призыва, да и вообще запретил бы их призывать.

А теперь предположим, что в мире существуют некие арбитры, чья задача — не допустить такой ситуации. Они действуют в режиме секретности и судят Героев, ничем не проявляя себя… однако при этом обладают арсеналом оружия, способного ограничивать силу Героев, чтобы сражаться против сумасшедших попаданцев.

Неожиданный вывод… но вдруг я прав?

— Аквадракон утверждает, что стране очень важно оставаться закрытой, — перебил мои мысли Гаэлион.

— Понятно. Ну, почему важно, мы ещё выясним. Ты ещё вроде бы сказал, что он разочаровался в стране?

— Он говорит, чтобы мы покинули это место, тогда нам всё станет ясно. Он приказывает тебе и жрице проникнуть в страну и ослабить барьер, который не даёт твоим спутникам добраться до берега.

— Короче, из твоих слов я понял, что Аквадракон помогает нам. Видимо, поэтому он провёл нас через брешь в обороне страны. Как именно мы должны ослабить барьер?

— Он подробно описал устройство барьера и место, в которое нам нужно попасть, — ответил Гаэлион, кивая. — И сказал, что даст конкретные указания, когда мы туда доберёмся. Что скажешь?

— Если честно, я бы лучше отказал тому, кто пользуется такими грубыми методами и даже не удосуживается показать себя, но мы ведь не сможем так поступить.

Поскольку он притащил нас сюда против воли, в принципе мы можем плюнуть на его указания и просто выбраться наружу. Никто ведь не заставляет нас исполнять волю Аквадракона.

Но с другой стороны, у нас настолько мало информации, что я не представляю, чем ещё мы можем заняться.

— В общем, неважно, послушаем мы его или нет, первым делом нам всё равно надо выбраться отсюда.

— Так и знал, что ты так ответишь. Впрочем, я не против.

— А… сигнал от Раф-тян!

Кстати, у Рафталии ведь есть с ней какая-то связь. Она закрыла глаза и сосредоточилась.

— М-м-м. Конечно, я не понимаю, о чём она говорит, но судя по всему они более-менее знают, что с нами произошло. Я передам сообщение Фиро.

— Ясно. Спроси, что у них там.

— Они пытаются заплыть в Кутенро, но что-то мешает им. Пробиться смогут, но уйдёт немало времени.

Хм. Выходит, Аквадракон сказал правду.

— Ну что, идём? — спросила Садина.

— Пора бы… первым делом попробуем найти какую-нибудь деревню.

Итак, мы пошли искать выход из пещеры. Дорога в ней была ровно одна и на полпути ушла под воду.

— Я схожу разведаю, — вызвалась Садина.

— Будь осторожна.

— Конечно.

Садина обратилась зверочеловеком и поплыла. Пока я гадал, всё ли с ней будет хорошо, она уже вернулась.

— Как ловко замаскирован вход в эту пещеру! Вот почему я никогда её не находила.

— Ты главное скажи, там есть выход?

— Ага. Он глубоко и хитро замаскирован, но выплыть из пещеры совсем нетрудно.

— Хорошо. Идём?

— Да. Все держитесь за меня.

— Есть.

— Я теперь хорошо плаваю, так что поплыву следом.

Гаэлион теперь ещё и подводный?.. Полезную способность освоил, ничего не скажешь.

Мы держались за Садину, пока она тащила нас по каким-то полутёмным подводным пещерам. Наконец, мы вынырнули.

На такой случай очень пригодилась бы пижама Пенгвлюка, но её, увы, с собой не было. Впрочем, я всегда мог призвать Бабл Шилд, чтобы сделать передышку.

Вынырнув, я первым делом осмотрелся. Рядом виден берег, на котором растут какие-то сосенки и бамбуки… да уж, похоже на Японию.

Правда, вдали ещё видны горы, которые больше напоминают Китай. Они отличают эту страну от мира Кидзуны.

Вдалеке виден портовый город и куча кораблей, но не обычные парусники, а джонки. Больше всего они похожи на корабль сокровищ семи богов счастья. Ничего подобного я в параллельных мирах пока не видел.

— Я думаю, нам лучше выйти на берег подальше от порта, Наофуми-тян.

— Да, но…

Я посмотрел под воду. Где-то вдали плавали зверолюди и полулюди.

— Если я использую эхолокацию, они заметят, так что не проси.

— Это враги?

— Судя по всему, местные жители. Интересно, что они тут делают? Вряд ли рыбу ловят…

Садина задумчиво наклонила голову. Я тем временем задумался над тем, что не каждый день приходится плыть, держась за косатку.

— А-а, водоросли собирают. Да, рыбы там нет.

— Да какая разница, давай уже к берегу, — приказал я.

— Ладно, — Садина кивнула.

— Да, давайте, — поддакнула Рафталия.

И мы поплыли к берегу, стараясь держаться скал, чтобы не привлекать внимания.

— Ну… Портал Шилд.

Ага. Как я и думал, телепортироваться отсюда нельзя. Как-то я теперь сомневаюсь, что смогу привести сюда Рена. Хотя, если найдём Песочные Часы…

— Ну ты даёшь, Наофуми-тян. Только добрались, а ты сразу домой хочешь.

— Я должен был проверить. Возможность сбежать в любой момент многое меняет.

— Полностью согласна, — поддержала меня Рафталия и попыталась телепортироваться Катаной. Вроде бы, этот навык называется Манускрипт Возврата. — Не получается. Что-то мешает перемещению.

— Не всё так просто, — выдохнул я.

— Ну что, идём вперёд? — предложила Садина.

Почему нам так часто приходится действовать тайно? Я вообще надеялся покорить Шильтвельт и Кутенро без усилий, просто за счёт авторитета…

Эх…

— Нам любезно предоставили сменную одежду, так что давай переоденемся.

Эту одежду оставил нам Аквадракон. Для меня — хлопковый наряд… иначе и не скажешь.

Рафталии — костюм с хакамой… одежда жрицы ей идёт лучше, но эта тоже ничего. Такой же костюм получила и Садина. А Гаэлион — веревку-сименаву на шею. Это что, ошейник? С него свисает драгоценный камень, который ему очень идёт.

— Очень любезно с его стороны, — заметил Гаэлион.

— Это ты о чём?

— С этим украшением я считаюсь священным монстром. Оно благословлено Аквадраконом, все будут думать, что я кто-то важный.

— О как…

Я снял доспех и надел предложенную одежду. Садина и Рафталия помимо новой одежды набросили на голову накидки. Возможно, они пытались спрятать лица, но их всё равно видно.

— Вас по лицу не узнают?

— Я покинула страну десять с лишним лет назад. Да, осторожность не повредит, но многие здесь не знают меня. Самое главное — никому не показывать уши и хвост Рафталии-тян. По ним её могут узнать.

— У неё особая раса, да?

Похоже, местным жителям достаточно ушей и хвоста. В Мелромарке и Шильтвельте её считали енотообразной, хотя на самом деле она вроде как из благородной расы…

— В общем, будьте осторожны.

— Ага.

— А люди вроде меня здесь живут?

Садина уверенно кивнула.

— Живут, как и в Шильтвельте, но не занимают высоких постов. Рабства нет.

О… это, конечно, радует, но я всё равно на всякий случай повязал на голову платок, чтобы никто не знал, какой я расы.

— Ладно, идём. Куда нам там надо?

— Хм-м… вроде бы в самое крупное здание в порту, в башню.

— А, в маяк?

Определившись с первой целью, мы выдвинулись в сторону маяка портового города.

По пути встретился могильный курган.

— О. Как удивительно, что нам попалось это место.

— Ты про него знаешь?

— Да, оно очень знаменитое. Именно здесь молились за упокой душ монстров, которых побеждали далёкие предки Рафталии.

Мне представилось, как люди насыпают холм, боясь проклятия каких-нибудь пауков. Не исключаю, что так всё и было. А ещё мне вспомнилось надгробие, которое служило печатью Тиранодракону Рексу.

— Тут тоже… кто-нибудь запечатан?

— Вроде бы да… у меня уже нехорошее чувство.

— Хм, вроде того монстра, что я видел, пока жил в Щите? — спросил Гаэлион.

— Этого я не знаю. Но я всё равно советую вам ничего не трогать.

— Да уж понятно. Пошлите скорее отсюда, — сказал я.

— Согласна, — отозвалась Рафталия. — Не буди лихо и Наофуми-саму, пока они тихи.

— Откуда ты этих слов нахваталась?

Может быть, от работорговца? Почему бы и нет. Кто ещё мог — Эклер? Или от Рена могла подхватить.

В общем, надо ещё раз подумать над воспитанием Рафталии. Как минимум, объяснить, что меня будить можно.

— М?..

Гаэлион шёл за нами, крутя головой. Ну-ка не делай так. Жутко смотрится.

Вскоре курган кончился, и мы пришли в портовый город. Тут царит атмосфера эпохи Эдо, но ещё есть здания из какого-то бамбука, которые сбивают меня с толку. Впрочем, дух Японии есть, не спорю. Изящества добавляют цветущие… что это, сакуры? Я пригляделся, и Садина показала на них пальцем.

— Это светосакуры, источник энергии этой страны. Ночью они работают как освещение, к тому же от них питаются различные предметы.

— Надо же, до чего техника дошла. Удобно, наверное.

— Я, к сожалению, плохо в этом разбираюсь, но вроде бы эти деревья растут только в Кутенро. Я слышала, что их пытались сажать в Шильтвельте, но безуспешно.

Что же это за деревья такие? Видимо, им нужны особые почва и климат. Возможно, я смогу их перенастроить на манер Биорастения. О, кстати, Рато бы от этих сакур без ума была. Возможно, на их основе появится решение для проблем с Биорастениями.

— Хм?

Ещё одна особенность города — повсюду украшения в виде тануки. Во, даже манэки-нэко[1] есть, вернее, манэки-тануки. На Раф-тян похоже. Есть и статуи в стиле окинавских каменных львов. На сигараки непохоже. Крыши домов тоже почему-то напоминают мне о тануки.

— Наофуми-сама, вы слишком много крутите головой.

— Как тут не крутить. Это ведь настоящий японский Рафталия-ленд.

— Что вы сказали?! — возмутилась Рафталия, и я тут же цыкнул на неё.

— Не шуми.

— Но…

— К сожалению, с этим ничего не поделать, Рафталия-тян.

Ну да, этой страной ведь вроде как управляет раса Рафталии.

— Только вот… вам не кажется, что тут все какие-то нервные? — спросил я.

— Действительно… — согласилась Рафталия. — Что случилось?

Местные жители кажутся излишне осторожными, и такое чувство, что мы здесь ни при чём.

— Может, нас уже объявили в розыск и портреты развесили?

Я увидел доску объявлений и подошёл поближе. Эх… ничего не понимаю. Говорите, это шильтвельтский язык?

— Садина, можешь это прочитать?

— Сейчас…

Садина пробежала взглядом по тексту и почему-то нахмурилась. Редко когда она так реагирует. И стоило об этом подумать…

— Уа-а-а-а-а! — раздались вдруг детские крики.

Смотрю — а на каких-то местных детей напала оса со смешным именем Оранжевый Крюкожал и совсем не смешными размерами. Взрослые беспомощно пятились.

Я немедленно закрыл детей собой и отразил атаку Крюкожала.

— Рафт…

Я уже начал отдавать приказ, а Рафталия уже побежала вперёд, но Садина перегородила ей путь.

— Пусть сражается Гаэлион-тян! Ни в коем случае не контратакуй, Наофуми-тян!

— А?

— Кюа?

По команде Садины Гаэлион набросился на Крюкожала. Я тоже не стал спорить и сознательно отключил контратаку Щита.

Гаэлион успешно укусил осу, и та скончалась.

— С-спасибо вам.

— Да пожалуйста.

Люди вокруг нас побледнели.

— Н-неужели вы…

— …не боитесь гнева чиновников?

— Чё?

Вдруг появилась какая-то дама в дорогих хакамах и подошла к нам вместе со своей свитой.

— Ты! Я видел, как ты убил монстра!

Садина шагнула навстречу.

— Нет, он всего лишь защитил от него детей. Потом монстра съел другой монстр, по счастливой случайности оказавшийся рядом.

— Чушь! Вы что, эдиктов не читали?!

— Кюа? — Гаэлион озадаченно наклонил голову.

Что это? Что происходит?

— Я польщена вашим беспокойством, но, разумеется, мы читали эдикты. А вы, кстати, уже заметили, что это за монстр? — спросила Садина, показывая на ошейник-сименаву Гаэлиона.

— Это… сородич Аквадракона?! Прошу извинить!

Чиновница и её свита быстро удалились.

— Кюа-а-а-а?

После её исчезновения люди зааплодировали.

Что это было?

— Наофуми-тян, Рафталия-тян, здесь слишком людно. Нам лучше отойти.

— Д-да уж.

— Х-хорошо.

— Оп, — вдруг в Рафталию врезался один из мужчин, сыпавших оскорбления в спину чиновницы.

На вид ему ближе к сорока. Уши собачьи, но он не похож ни на Кил, ни на Виндию. Он отличается от них примерно так же, как Рафталия отличается от енотообразных. Наверное, какая-то местная раса.

— Ох, юная леди, вы в порядке? — он поймал Рафталию, которая от удара чуть не грохнулась.

— А, да. В порядке… так что отпустите меня!

Рафталия резко отмахнулась от рук незнакомца.

— Ну что вы, юная леди, это ведь такая приятная встреча. Не хотите выпить со мной чаю?

— Эй, ты…

Он явно подкатывает к Рафталии. Я встал между ними и заговорил как можно более суровым голосом:

— Она со мной, так что подкатывай к кому-нибудь ещё. А лучше подумай-ка о своём возрасте.

Если учесть настоящий возраст Рафталии, то он ей в отцы годится. Хотя полулюди взрослеют быстро, стареют они не быстрее людей — Садина тому пример. Даже невооружённым глазом видно, что они друг другу по возрасту не подходят. Хотя, я не удивлюсь, если в этом мире браки с разницей в возрасте — обычное дело.

— О-хо-хо, давно хотел развлечься в несколько парней и одну девушку.

Та-ак…

— О-о? От таких шуточек я могу и разозлиться, — Садина посмотрела на незнакомца, буквально искря глазами. — Мы немного спешим, так что до свидания.

Садина широко улыбнулась, но мужик не захотел отступать и пожал ей руку.

— Какая приятная встреча. Вы тоже прелесть как хороши собой. Похоже, сегодня мой день. Даже не думал, что увижу сегодня столько красоток!

Мотоясу. Ну один в один. Хотя, настоящий Мотоясу нынче помешался на Фиро. Значит, этот будет Мотоясу-2.

— Не желаете со мной выпить?

И даже этим он похож на него.

— Прошу прощения, но я не смогу. У меня уже есть парень, — сказала Садина, крепко сжала руку мужика и послала в неё молнии. — Цвайт Тандерболт.

— Агхьяа-а-а-а-а!

Незнакомец выгнулся дугой и упал на землю, слегка закопченный.

— Шаловливые нынче девчонки, ха-ха-ха… — сказал он и отключился.

Да уж, оба хороши — и он, и Садина.

— Ну что, идём? — спросила Садина.

— Ага…

Эй, чиновница. Мы тут человека током ударили, не хочешь нас хотя бы отругать?

Я видел, что она с досадой смотрит на нас… но держится в стороне.

Я удивился и пошёл за Садиной, которая повела нас к маяку безлюдными тропами.

Примечания
↑ ”Приглашающая кошка” — статуэтка кошки с поднятой лапой, которую обычно ставят у входа в магазин.