Том 17: Глава 8. Подземный город-лабиринт

Скоро мы нашли людей — точнее, город какой-то страны.

Здания тут в западном стиле и повсюду стимпанковские механизмы. Думаю, в этом мире это редкость — местные страны в основном в японском стиле.

Мы решили пройтись по городу. Рафталия слегка замаскировала нас магией иллюзий.

Как и положено миру Кидзуны, на въезде в город стояла застава, но мы, к счастью, вышли из леса уже за ней. Сами же ворота были открыты настежь. Видимо, город не слишком охраняют.

— Здесь есть государственная гильдия. Давайте там выясним, что это за страна, — предложил Эснобарт и пошёл на разведку вместе с Грасс.

Вернулись они довольно быстро.

— Действительно, это страна обладателя Музыкального Инструмента, — заявил он.

— Здорово. Не ожидал, что нас перенесут в город рядом с нашей целью.

Жаль только нас не перебросили в ближайший к Кидзуне город сразу после победы над похитителем Косы. Сколько бы проблем сразу решилось!

Но ладно. Я повернулся к косаткам.

— Садина, Силдина, сделайте что-нибудь, чтобы вас можно было принять за людей. Самое главное — не принимайте зверочеловеческий облик при посторонних.

— О-о?

— Почему?

— Неужели неясно? Полулюди в этом мире очень отличаются от полулюдей в нашем.

Местные гуманоиды похожи скорее на эльфов и дварфов. Звериных ушей, как у Рафталии, нигде не видать.

— Уши, хвосты и прочие необычные части тела надо скрывать. Рафталия, у тебя уже есть опыт маскировки. Понимаешь, к чему я клоню?

— Да, но одежда храмовой жрицы будет слишком заметной в этой стране.

— Действительно… Тогда можешь сделать так, чтобы она казалась обычным доспехом?

— Я не понимаю, почему вы так настаиваете на том, чтобы я одевалась как жрица.

— Рафу.

— А я всё прекрасно понимаю, леди Рафталия. Пареньку просто нравится, как ты в ней выглядишь.

Ларк неожиданно поддержал меня. Конечно, он сказал правду, но мне всё равно стало немного стыдно.

— Я очень признательна, но будет очень плохо, если кто-то заметит мою магию и поднимет тревогу!

Рафталия слегка покраснела — видимо, от смущения.

— О-о. Может, мне начать ревновать?

— У нас тоже есть расовая одежда, — поддержала Силдина Садину.

— Давайте вы не будете соревноваться друг с другом, а?

Я делаю вид, что меня эти разговоры особенно не задевают, но вообще тема расовой одежды напоминает мне об Атле, поэтому я не хочу это обсуждать.

— Вот именно, Силдина-тян. Какая же ты глупенькая, — хихикнула Садина.

— Замолчи. Раз так, пусть Наофуми-тян скажет нам, как одеваться.

— А чего вам говорить? Пока вы не превращаетесь в зверолюдей, по вам почти и не скажешь, что вы полулюди. Вы и сейчас выделяться не будете.

Если не считать немного необычной кожи, они ничем не отличаются от людей. Ладно, ещё волосы на плавник похожи, но это можно списать на причуду моды. Или нет?

— Ларк, как думаешь, остальные люди поверят, что это у них просто дурацкие татуировки?

— Ну… я думаю, их можно скрыть. Но если им хочется ходить в откровенной одежде, они всегда могут приклеить к себе Имитации — это такие самоцветы, которые делают тебя похожим на джевела.

В этом мире есть джевелы — раса людей, у которых есть ядро из драгоценного камня. Разумеется, они очень отличаются друг от друга, но я не думал, что достаточно приклеить к себе самоцвет, чтобы люди сочли тебя одним из них. Не понимаю я местную моду, хотя… кажется, в Шильтвельте она была немного похожая. В том смысле, что там многие ходили с фальшивыми хвостами. Полулюди, недовольные своими хвостами, носили искусственные, примерно как люди носят парики. Иногда я думаю, что можно предложить Рафталии и Раф-тян носить полосатые хвосты.

— Лучше спросить об этом Терис. Всё-таки она настоящий джевел, — закончил Ларк.

— Разумеется, я помогу. Сейчас посмотрю… Да, я думаю, что с их внешностью они вполне могут сойти за джевелов.

— Значит, остаётся язык. Незнакомцы, говорящие на чужом языке, сразу привлекут внимание, так что помалкивайте. И ещё кое-что. Силдина, не отходи от Садины.

— Почему?

— Потому что ты вечно теряешься.

Даже за эти несколько дней Силдина постоянно терялась в замке Ларка. Если честно, её топографический кретинизм — одна из тех причин, по которой я хотел оставить её в деревне.

— Если ты от нас отобьёшься, мы тебя точно не найдём. Ты ведь этого не хочешь?

— Не хочу.

— Вот и договорились. Или, если не хочешь ходить с Садиной, можешь с Фиро. Фиро, ты слышала?

— Со мной? Ла-адно.

С одинокой девушкой в этом мире могут случиться больше неприятности. Фиро уже испытала это на себе.

В крайнем случае, Фиро сможет взлететь и отыскать Силдину с воздуха.

— У-у…

— Ещё раз напомню, что вы ни в коем случае не должны менять облик на глазах людей. Уяснили? — ещё раз предупредил я, и Садина тут же шутливо улыбнулась.

— Ох, но мне, как девушке, иногда хочется, чтобы меня взяли в плен! Хотя, Наофуми-тян, если ты хотел сказать, что хочешь любоваться нами в получеловеческой форме, то я потерплю.

— Да-да. Главное — будь внимательной и скрытной.

— Знаю-знаю.

— Рафталия, ты постарайся скрывать уши и хвост.

— Хорошо.

За Лисию и Ицуки можно не волноваться, а все остальные вообще жители этого мира.

— У нас есть деньги на покупку маскировки?

— Секунду, Наофуми, — сказал Ларк и достал из кармана монеты.

Сразу вспомнились тамагины — первые местные деньги, которые я увидел в этом мире.

Грасс и Эснобарт тоже пошарились по своим карманам.

— Сколько-то есть, хотя найти что-то хорошее за эти деньги будет непросто.

— Действительно, — поддакнула Грасс Ларку, разглядывая серебряные монеты с круглыми отверстиями.

— Откуда у вас вообще местные деньги?

— Когда происходят волны, нас часто забрасывает в другие страны, поэтому у нас есть разная валюта, — пояснила Грасс.

— Только Кидзуна всегда нищая, — добавил Ларк.

Ну, ей ничто не мешает что-нибудь продать и получить деньги, но вообще из-за характера Кидзуны её кошелек всегда находится у друзей, чтобы она не потратила лишнего.

— Другое дело, что я не знаю, хватит ли этого, чтобы снять гостиницу для такой толпы.

— Будем возвращаться на ночь порталом. Короче говоря, первым делом спасение Кидзуны, а деньги… добудем, если понадобятся. Всем ясно?

Мы вышли из города, не привлекая внимания, и отправились туда, где должны держать Кидзуну. Хотя мы постоянно полагались на указания Криса, иногда он растерянно крутил головой, не понимая куда идти.

Тем не менее, мы двигались в указанном им направлении, и через два дня дошли до холма, с которого открывался вид на столицу вражеской страны.

Столичный замок меня сильно удивил. За гигантскими воротами стояла металлическая каркасная платформа, как у какой-нибудь телекоммуникационной башни, а сам замок расположился на ней. Ни в Мелромарке, ни в Фобрее, ни в Шильтвельте я не видел ничего подобного. В этот замок явно было вложено немало труда, и я думаю, взять его штурмом было бы очень нелегко.

— Интересно, почему Клановое Зеркало не забросило нас прямо к Кидзуне?

— Может, боялось, что мы будем не готовы к внезапной битве? — предположил Ларк.

— Хм…

Мысль, вроде, разумная, но мы сейчас достаточно сильны, чтобы легко разобраться с любой угрозой… ведь правда?

Я до сих пор не понимаю, почему у меня в тот раз искрил Щит. Надеюсь, это просто знак того, что Кидзуна близко, но… есть у меня какое-то нехорошее предчувствие. Нужно быть начеку.

— Паренёк Наофуми.

Ларк наконец-то решил применить формулу “леди плюс имя”, которую он использует в отношении женщин, к моему имени. Очевидно, он считает, что меня это устроит.

Может, в отместку сделать вид, что я действительно хочу забрать у него Терис?

— В смысле, Наофуми, — поправился Ларк, заметив мой взгляд.

— Чего?

— Что ты собираешься делать после спасения леди Кидзуны?

— Как что? Казню безмозглого обладателя Кланового Оружия, который это сделал.

— Я не в этом смысле. Какой у нас план отступления?

— А, ты про это.

Действительно, мы сейчас воюем не с Тактом. Армия этой страны не сдастся просто потому что мы победили главнокомандующего.

Даже во время битвы за Мелромарк меня поддерживала армия альянса, а во время битвы против похитителя Косы люди Ларка помогли разобраться с оставшимися врагами.

Конечно, я могу надеяться, что мне хватит сил вырваться из окружения или я смогу уговорить врагов сдаться после победы над обладателем, но слишком высок риск того, что на этот раз простые методы не сработают.

— Как к обладателю Музыкального Инструмента относятся в стране? Он тут самый главный или просто генерал?

— У него достаточно власти, чтобы его называли наследником короля, — пояснил Эснобарт.

Выходит, если мы его покараем, вся страна будет нам мстить. Что ни говори, мы пытаемся победить небольшим отрядом. Армия наверняка решит, что сможет одолеть числом.

— Ларк, тебе не хочется захватить страну обладателя Музыкального Инструмента?

— Если я так сделаю, мы потеряем всю репутацию у других стран… Сейчас мы её в какой-то степени восстановили, но нас всё равно сильно критикуют, так что хотелось бы без этого.

Я не удивлён — у них и Кидзуна, и несколько обладателей Кланового Оружия. Разумеется, другие страны видят в них военную угрозу. Если проводить параллели с современным обществом, то это как проводить мирные переговоры, угрожая оружием. Правда, мне кажется, что без этого никакие переговоры невозможны…

— Почему бы тебе не попробовать захватить весь мир?

— Ты начинаешь думать, как враждебные обладатели Кланового Оружия, Наофуми.

— Ну… возможно.

Прямо сейчас мы пытаемся покарать злодеев, которые пытаются развязать войну и захватить мир, поэтому мы не можем вести себя как они.

Грасс твёрдо стоит на том, что наша цель — наказать обладателей Кланового Оружия, которые вместо защиты мира удовлетворяют личные желания. Она тоже не поддержит развязывание войны между странами.

Я не думаю, что она будет пытаться переубеждать врагов после того, как они убили Священных Героев, но даже если бы она попыталась — люди слишком сложные создания, чтобы просто так соглашаться с голосом разума.

— Нельзя допустить войны, — заявила Грасс. — Если возникнут трудности, ограничимся угрозами, потому что в противном случае нас ждёт гибель от волн.

Да уж, Грасс очень ответственно подходит к этому вопросу.

— Прекрасно, но я всё равно считаю, что мы должны продумать план отступления, тем более, что нас так много, — напомнил Ларк.

— Конечно, должны, но я думаю, что нам с Ицуки будет достаточно вытащить всех порталами.

Я не наблюдаю вокруг непонятных барьеров как в Кутенро, так что с порталами проблем нет.

— Кстати… Эснобарт, какого чёрта ты и сейчас занимаешься?

Пока мы разговариваем, Эснобарт упражняется с гантелями. До того я несколько раз видел, как он ходит по двору замка Ларка на руках. Тренировки с Лисией тоже приносят плоды, так что по-видимому в Эснобарте проснулось желание быть воином, хоть он и не Герой.

— А, простите. Привычка.

Почему мои знакомые ботаники всегда превращаются в манчкинов?..

Даже как-то комментировать не хочется. Лучше вернусь к обсуждению стратегии.

— Вообще, мы забегаем вперёд, — заявил Ларк. — Прежде, чем мы приступим к делу, надо выяснить, где именно держат леди Кидзуну.

— Я бы предпочёл просто вломиться через главный вход и искать её самим… но это, видимо, уже совсем наглость.

Может, мы и сильны, но нечего тешить самолюбие и вести себя как вздумается, потому что хорошим это не закончится. Кажется, я начинаю понимать, как себя чувствовали Герои, когда им казалось, что они сильнее всех. Буду осторожнее.

Не хватало ещё, чтобы Кидзуну убили, пока мы пытаемся пробиться к ней. Конечно, её смерть откроет дорогу к призыву новых Героев, но я не хочу терять хорошую знакомую. Я сделаю всё, чтобы не допустить смерти Кидзуны, хоть это и будет непросто, ведь её наверняка ослабили…

— Нам нужна разведка прежде чем окончательно определимся с планом, — решил я. — Но времени у нас мало, поэтому разделимся: мой отряд будет искать помещения, в которых могут держать Кидзуну, а отряд Ларка узнает, что там с Песочными Часами. Все остальные никогда не оставайтесь поодиночке, ведите себя как обычные жители и пытайтесь разведать обстановку.

— Хорошо, — согласился Ларк. — Тогда мы идём к Песочным Часам. Леди-пьяницам тоже лучше пойти с нами, раз они не знают местный язык.

— О-о? Мне бы хотелось присоединиться к отряду Наофуми-тяна.

— Часы должны находиться в хорошо защищённом месте, — напомнил я ей. — Помоги им оценить количество охранников с помощью ультразвука.

Конечно, я собираюсь использовать портал, но мало ли что случится. Запасной выход не помешает.

— Только потому что ты меня попросил, Наофуми-тян. Защищай Рафталию-тян, пока меня не будет.

— Конечно.

— А я? — Силдина подняла руку.

— Ты же не хочешь потеряться?

Силдина расстроено повесила голову.

— Я пойду с ними! — вдруг бодро заявила Фиро, размахивая моргенштерном, который Ромина переделала в болас.

По словам Ромины, с этим оружием Фиро сможет атаковать врагов сбоку от себя, пока бежит к цели. Более того, это оружие смогла скопировать Лисия, а потом, по словам Ромины, сможет и Кидзуна. Трёх зайцев одним выстрелом.

— Она обещает прибежать, если что-то случится, — сказал фамилиар Сэйн, и его хозяйка воткнула булавку в мой доспех.

Действительно, Сэйн тоже стоит отправить на изучение пути отступления, потому что сразу после этого она может помочь с поиском врагов.

Итак, к Песочным Часам отправляются Ларк, Терис, Садина, Силдина, Фиро и Сэйн.

— В таком случае, мы пока будем искать полезную информацию в трактирах и гильдии.

Ицуки, Лисия и Эснобарт будут заниматься разведкой.

Остались я, Рафталия, Грасс, Крис и Раф-тян.

Разделившись на три отряда, мы отправились в столичный город вражеской страны.

— Пен.

Вход в город охранялся… далеко не так тщательно, как я ожидал. А сам город казался таким мирным, словно над этим миром вообще не висела угроза волн.

Правда, из-за огромного замка на вершине каркасной башни в городе было непривычно темно. Построить замок на нескольких переплетённых Токийских башнях — это, конечно, удивительно.

Мы шли по городским улицам, полагаясь на чутьё Криса. Конечно, это не очень правильно с точки зрения конспирации… но пока что всё хорошо, необычный сикигами подозрений не вызывает.

Мы сворачивали с проспектов в переулки, вновь выходили на крупные улицы и так далее. Иногда связь Криса обрывалась, но сейчас у него чаще получалось — видимо, благодаря тому, что мы уже почти на месте.

— Я думал, её опять бросили в бесконечный лабиринт. Видимо, нет.

— Мы бы и в этом случае смогли её спасти. Но хорошо, что обойдёмся без этого, — отозвалась Рафталия.

— Кстати, Рафталия. Когда мы попали сюда в прошлый раз, ты ведь тоже оказалась где-то в темнице?

— Да, я до сих пор помню, насколько увлекательным был побег.

— Может, и Кидзуну бросили куда-то в темницу? Ей не привыкать.

— Сложно сказать, но… — вмешалась Грасс, — в истории этой страны говорится о том, что столица построена над огромным подземным лабиринтом.

Ничего себе история. Вспоминается страна, в которой был запечатан Лингуй.

— Я слышала, что в этот лабиринт раньше часто ходили авантюристы, — закончила Грасс.

Если “раньше ходили” — видимо, там уже не осталось ничего интересного. В любом случае, подземный лабиринт меня не удивил. Что бесконечный лабиринт, что библиотека-лабиринт Эснобарта говорят о том, что в этом мире просто без ума от лабиринтов.

Что касается нашего мира, то по рассказам Виндии, Рато и Гаэлиона основная часть подземелий в нём — это либо старые развалины, либо особенно большие драконьи логова.

— Про подземелье пусть разузнает Ицуки. Наша задача — выяснить, где сейчас Кидзуна.

— Конечно. Что скажешь, Крис? — спросила Грасс.

— Пе… н, — протянул Крис, прижав плавник ко лбу, а затем указал направление.

Мы пришли в северо-западную часть города — какую-то безлюдную промзону с подозрительным количеством арматуры и рабицы. Даже сложно сказать, мы всё ещё в параллельном мире или попали в настоящее время.

Из труб — видимо, фабричных — валил дым. Думаю, качество воздуха тут так себе.

— Рафталия, ты в порядке?

Не знаю, сказываются ли болезни в детстве, но Рафталия часто начинает кашлять, когда портится воздух. Разумеется, так быстро с ней ничего не случится, но лучше проверить заранее.

— Да, я в порядке, но… воздух тут плохой.

— Ага… и людей маловато. Думаю, если мы будем тут долго бродить, вызовем подозрения у стражников.

— На этот счёт не волнуйтесь, навыки для маскировки есть и у меня, — заверила Грасс. — Если Рафталия-сан мне поможет, мы сможем изучить весь этот район, не привлекая внимания.

С этими словами она развела Веера в стороны и прошептала:

— Рондо: Закрывающие Тучи.

Меня окутало странное ощущение, которое всегда сопровождает маскирующую магию. Хочется верить, что этого хватит… но надо помнить, что подобные навыки и магия зачастую не помогают против монстров. Хотя Раф-тянки вроде бы овладели искусством маскировки в совершенства.

В общем, нужно сохранять бдительность.

Мы аккуратно перелезли через забор, начали изучать зону… и вскоре увидели подозрительный вход, ведущий куда-то под землю. Охраняемый.

— Пен, — Крис показал плавником прямо и вниз.

Похоже, дальше надо спускаться.

— Может, встать точно над Кидзуной и выкопать к ней проход?

— Как тебе только такое в голову приходит? — проговорила Грасс, вздыхая.

— Я даже почти согласилась, что это эффективно, — добавила Рафталия.

А что такого? Нормальная мысль.

— И что? Мы пойдём в это здание, от которого веет подозрительностью за километр?

— Возможно, но я не хочу, чтобы нас заметили, — ответила Грасс.

— Сначала они должны нас заметить. Ты зря недооцениваешь магию Рафталии и Раф-тян.

— Большое спасибо за доверие, Наофуми-сама, но мы всё равно должны вести себя осторожно.

— Ты так считаешь?

— Да. У меня есть чувство, что во время плохо подготовленного вторжения нас обязательно заметят.

— Раф! — воскликнула Раф-тян и кивнула, соглашаясь.

Видимо, способность к маскировке даёт им и такое чутьё. Я согласен с тем, что неосторожный штурм может быть опасен. Если и Рафталия так считает, лучше пока не торопиться.

— Ладно. Давайте сначала встретимся с остальными.

— Полагаю, это лучший вариант, — согласилась Рафталия.

— И всё-таки… Подземный лабиринт…

Есть в таких вещах своя романтика. Моя геймерская кровь гонит меня туда.

Но пока что мы лишь провели разведку и ушли.

— Что там у вас, Наофуми? Какие успехи?

Когда мы пришли в трактир, который назначили точкой сбора, там уже прохлаждался Ларк вместе со своим отрядом.

Садина уже вовсю пьёт и выглядит довольно унылой — не иначе, сказывается приказ говорить поменьше. Когда она разговаривает, то кажется компанейской и жизнерадостной женщиной… но когда молчит, то почему-то напоминает Сэйн.

Следуя этой логике, Сэйн на самом деле очень разговорчивая?

Ицуки и его люди вернулись почти одновременно с нами.

— Ну что, пойдём куда-нибудь?

Чтобы нас никто не подслушал, мы вышли из трактира и собрались под мостом… железнодорожным.

Над нашими головами ездят трамваи. Подозрительно современный элемент. Если бы это была электричка, а не трамвай, я бы подумал, что оказался в Японии.

— Если верить чутью Криса, Кидзуну держат под землёй. Вход хорошо охраняется.

Надеюсь, у подземного лабиринта есть задний вход или какая-то связь с другими зданиями в городе.

— Это, конечно, плохо… У нас тоже ничего хорошего. К Песочным Часам ограничен доступ, даже подойти нельзя. Хорошо, что леди смогли изучить обстановку даже снаружи.

— Мы здорово поработали! — гордо заявили Садина и Силдина.

Кажется, их эхолокация требует превращения в зверолюдей. Надеюсь, с этим проблем не возникло?

— Серьёзно охраняют.

— Ещё бы, ведь они не хотят пропускать обладателей Кланового Оружия из других стран. Тем более, что уже появилась технология, имитирующая Линию Возврата.

— У вас то же самое, Ларк?

— Мы настроили фильтр, у нас таких проблем нет.

О, и такие технологии бывают? Удобно.

— Кстати, возвращаясь к успехам леди Садины, она выяснила, что с Песочными Часами проводят какие-то опыты. Мы расспросили об этом местных — оказалось, с Часами начали возиться недавно.

— Надеюсь, ты понимаешь, что я не смогла изучить всё в подробностях, — заметила Садина.

— Ещё бы.

— Думаю, подобная разведка лучше всего получилась бы у Имии-тян.

— Как я назначу того, кого с нами нет?

А если бы была, я бы уже отправил её копать вход в лабиринт.

— По словам госпожи Сэйн, ей удалось незаметно воткнуть булавку в одного человека, который ходил к Часам, — сказал фамилиар.

— А она не может сделать то же самое на входе в лабиринт, который мы нашли?

Проблема будет только в том, что мы так и не увидели, чтобы кто-то входил в лабиринт… Все стражники находились в сторожке у входа, и никто из них не заходил внутрь… Однако в том, что за входом следят строго, я не сомневаюсь.

Возможно, Садине стоит изучить вход с помощью ультразвука.

— Но ~~~~.

— Да, хорошо. Госпожа говорит, что как только человек вошёл в здание, булавка перестала отвечать из-за помех. Она также добавляет, что у неё нехорошее предчувствие.

Помехи? Как странно. Телепортация Сэйн отличается тем, что она может перед перемещением изучить происходящее вокруг булавки. Мы ещё никогда не сталкивались с тем, чтобы у булавки отключалась даже эта функция.

Конечно, можно предположить, что в мире Кидзуны телепортация Сэйн работает хуже, чем у нас, но сам по себе факт отключения булавки действительно настораживает. Подозрения всё копятся и копятся.

— Ну ладно. Ицуки, у вас что? Удалось что-нибудь узнать?

— Наофуми-сан, всё, о чём вы рассказывали, относится к государственным тайнам, поэтому обычные авантюристы не смогли дать нам полезных сведений. Зато мы частично узнали, как устроен подземный лабиринт.

Лисия и Эснобарт достали карту лабиринта и показали нам.

— Верхние этажи лабиринта под городом разведаны уже полностью, — прокомментировал Эснобарт.

— Хм-хм… если сопоставить лабиринт с картой города, то нам нужно примерно сюда…

Разумеется, я думал о штурме темницы через лабиринт, однако… Что это?

— Верхние три уровня лабиринта уже считаются частью города и полностью заселены, однако на картах нет участков лабиринта, которыми управляет государство.

— Скрывают информацию, да? Вот гады!

— Рассказать о том, что ещё удалось узнать? — спросил Ицуки.

— Это ещё не всё?

— Да. Я заметил кое-что подозрительное.

Лисия и Эснобарт выглядели так, словно не понимали, о чём он.

— Во-первых, обладатель Музыкального Инструмента был призван из другого мира. Более того — из Японии, его зовут Хидэмаса Миядзи.

— О как… Очередной парень с неоднозначным характером а-ля Священные Герои?

— Думаю, что да, но проблема не в этом.

— А в чём?

— Обстоятельства его превращения в Героя довольно странные. Я хочу, чтобы и вы их выслушали, Наофуми-сан.

— Ладно.

Я повернулся к Эснобарту и взглядом дал ему слово. Думаю, он среди нас всех лучше всего читает местную литературу. Лисия тоже хороша, но даже она не может так быстро освоить язык новой страны.

— Мы нашли документ, который описывает избрание Хидэмасы обладателем Кланового Оружия, — начал Эснобарт. — В нём сказано, что изначально он был обычным человеком, который попал в этот мир по ошибке во время призыва Священных Героев.

Попал по ошибке? То есть, его забросило сюда лишним человеком, когда Священное Оружие выбирало Героев?

— Это точно правда?

— Могу лишь сказать, что тут так написано. Кроме того, он не знал ни одного из Священных Героев в своём прежнем мире. Здесь приведены некоторые свидетельства того, что это так.

Ничего удивительно, что не знал — обстоятельства призыва Героев бывают самыми разными. Меня перенесло, когда я читал книгу, Рен, Ицуки и Мотоясу находились при смерти, а Кидзуна думала, что играет в игру.

— В первый же день он бесследно исчез, чтобы затем объявиться возле строго охраняемого Кланового Музыкального Инструмента. Он вытащил Музыкальный Инструмент на глазах собравшихся и именно тогда заявил о том, что пришёл из другого мира.

Я уже вижу нестыковку.

— Как-то это странно, — сказал я, и Ицуки кивнул. — Если его призвали, пусть и по ошибке, то неужели у него не было Оружия сразу после призыва?

И я, и Ицуки, и остальные призванные Священные и Звёздные Герои, включая Кидзуну, получали Оружие в первый же миг после переноса из параллельного мира.

Однако некий Хидэмаса Миядзи не только попал в этот мир по ошибке, но и ничего не получил во время призыва. Но ведь Оружие отвечает даже за перевод местной речи. Без него он не мог понимать, о чём с ним говорят!

Мало того, что всё перепуталось, я до сих пор ни разу не слышал о том, чтобы кого-то призвали по ошибке. Как в призыв вообще может попасть кто-то лишний, если Оружие выбирает конкретного человека?

Теперь понятно, откуда у Ицуки подозрения. Неужели их не было у страны? Хотя, здесь наверняка решили, что нет ничего страшного, раз он всё равно смог присвоить себе свободное Оружие.

— Я не исключаю, что в документах могут быть ошибки. Возможно, это не совсем правда, — предупредил Эснобарт.

— Главный вопрос не в этом. С ним можно договориться? — спросил я, и Эснобарт с Ларком тут же замотали головами.

Поскольку этот парень увёл Кидзуну прямо у нас из-под носа, он, скорее всего, тот ещё мерзавец. Если бы он был готов к переговорам, то не прятал бы от нас пленницу. В конце концов, мы можем попытаться склонить его к разговору уже после возвращения нашей подруги, тем более, что Кидзуна на правах Священного Героя может приказать своему Оружию рассудить, достоин ли злодей Кланового Оружия. Если достоин, то Оружие не убежит от него. А если убежит… то значит, он всё-таки замышляет какое-то зло. И вообще наверняка относится к авангарду волн.

Сначала гении, теперь по ошибке призванные люди… почему нам вместо этого не попадаются враги, с которыми можно договориться?

— Ладно. Где сейчас искать этого вашего Хидэмасу?

Надеюсь, он на манер Кё прячется где-то в глуши или ушёл сражаться с монстрами. Но даже я слабо верю, что он надолго оставит свою пленницу без присмотра.

— По словам свидетелей, сегодня он находится в замке.

Может, нам просто не повезло? Хотелось бы спасти без Кидзуну до того, как он нас заметит.

— Кстати… — вдруг продолжил Ицуки. — Хотя, нет, это мне наверняка показалось. Такого не может быть.

— Чего не может?

— Пока мы искали информацию в трактире, мне показалось, я слышал знакомые голоса.

— Знакомые голоса?

Я перевёл взгляд с Ицуки на Лисию.

— Уа-а-а-а…

Судя по её реакции, она не понимает, о чём говорит Ицуки.

— И чьи же это был голоса?

— Мне почудилось, что я слышал Маруда и остальных.

Кого? Кажется, я уже слышал это имя. Видимо, это один из знакомых Ицуки, причём очень близкий, раз Ицуки говорит о нём без “сана”.

Может быть, это Доспех, его бывший спутник? Да, вроде бы его так и звали.

Но Ицуки, конечно, просто померещилось. Мы ведь в мире Кидзуны. Этот мир в последнее время не связывался с нашим, поэтому спутники Ицуки не могли здесь оказаться. И вообще, мы не видели их с тех самых пор, как они подставили Ицуки в Зельтбуле.

Что интересно — я полагал, что они будут помогать Ссуке, однако их никто не видел в окружении Такта. Конечно, я до сих пор считаю, что они, вероятнее всего, строят какие-то козни в нашем мире… но с другой стороны — сейчас Ицуки не способен на ложь.

— Может, это тебе померещилось из-за того, что у каких-то людей были похожие голоса?

— Возможно… Я и сам так считаю.

Ну, я пойму, если Ицуки, найдя своих спутников, захочет их наказать. Ничего хорошего от них ждать нельзя.

— Хм… Мы собрали достаточно информации, но что с ней делать — непонятно… — задумался я.

Сбежать мы так или иначе сможем, но вопрос в том, как добраться до Кидзуны. Если верить интуиции Рафталии, охранники могут нас заметить даже несмотря на магию и навыки. С другой стороны, мы всё равно не сможем до самого конца полагаться на скрытность.

— Солнце уже почти зашло, сейчас самое время приступить к делу, — сказал я.

Проникнуть в секретное подземелье под покровом ночи, спасти Кидзуну и тут же уйти порталом — вот идеальный сценарий. Если будет время, можно ещё отругать обладателя Кланового Оружия за Кидзуну или даже врезать ему, если нам не понравится его ответ.

Конечно, я не уверен, что всё пройдёт как надо… но сидеть сложа руки ещё хуже.

В идеале мы сумеем отыскать относительно безопасный проход к Кидзуне и спасти её до того, как нас заметят. С другой стороны, худший вариант — тот, в котором Герой Музыкального Инструмента находит нас раньше времени и использует Кидзуну в качестве заложницы.

Конечно, если он сам приведёт её к нам на манер Такта, у меня уже есть куча вариантов того, как её спасти, но не стоит строить планы в надежде на то, что враг окажется идиотом.

У меня есть стойкое ощущение того, что мы идём прямо в ловушку, но при этом мне кажется, что в случае чего сила Либирейшн Ауры Х поможет нам выпутаться из любой передряги. По битве с Тактом я уже знаю, что люди из авангарда волн не могут толком пользоваться Клановым Оружием, поэтому преимущество всё равно на нашей стороне. И тем не менее… я, конечно, не Король-мудрец, но у меня всё равно зловещее предчувствие.

Например, я опасаюсь, что прямо посреди боя Ларка и его товарищей телепортирует сражаться с волной, как это было во время битвы с Кё. Или что в дело вмешаются бывшие спутники Ицуки. У меня много поводов для тревоги.

— Вам удалось узнать, какие методы усиления Оружия известны обладателю Кланового Музыкального Инструмента?

— Э-э… Когда Кидзуне удалось связаться с остальными Священными Героями, он присутствовал на их встрече… так что он должен быть хорошо осведомлён, — ответил Эснобарт.

— Вы тоже, Грасс? И ты, Рафталия?

— Герои, которых собрала Кидзуна-сан, были не слишком разговорчивыми, — уклончиво сказала Рафталия.

Я и сам не ожидал от Кидзуны успешных переговоров. Она могла даже ляпнуть, что собирается раскрыть всем желающим секреты Героев, и именно поэтому просит всё рассказать.

— Остальные Священные Герои и их спутники были возмущены просьбами, — сказала Грасс. — В результате были раскрыты только методы Кидзуны, которая пошла на это, пытаясь заработать доверие. Кроме того, кое-какие сведения утекли через бывших союзниц Ёмоги и человека, который похитил косу Ларка… возможно, что наш враг тоже их получил.

Видимо, я должен радоваться тому, что среди методов Священного Оружия враг знает только о тех, которые были доступны Кидзуне?

Хотя… что, если он как-либо вынудил других Героев расколоться, прежде чем убить их? В таком случае у него может быть даже больше методов, чем у нас.

Но даже если так, мне по-прежнему кажется, что он не сможет по-настоящему проявить силу Кланового Оружия.

— Даже если враг собирается поймать нас в западню, нам всё равно придётся рано или поздно сунуться в подземелье. И по-моему, проще взять его штурмом, чем долго планировать и ждать у моря погоды. Конечно, враг может использовать Кидзуну как заложницу, но ему тоже невыгодна её смерть.

Польза от заложника есть только пока он жив. Как только заложник умирает, злодей тут же превращается в мишень.

Наш враг не идиот. Это Такт был настолько безмозглым, что не понимал даже таких вещей.

— Угрозы беру на себя.

— Мне так не нравится твоя самоуверенность… — проворчала Грасс. — Когда ты выступаешь заодно с нами, мы становимся похожи на злодеев.

— Если враг использует против нас заложника, я не буду поддаваться на угрозы и сам на него насяду, чтобы мы спасли Кидзуну, пока он не пришёл в себя. А плохо или хорошо я поступил — разберёмся когда она будет в безопасности.

Это уже отработанная схема: я творю зло, а Кидзуна добро. Я в этом мире всё равно гость, так что пусть на меня ставят клеймо злодея.

— Я не очень хочу соглашаться с тобой, но знаю, что у тебя это и правда может получиться… Ладно, поступай как знаешь, — согласилась Грасс.

— Хорошо, но помни… иногда мне приходится принимать жестокие решения. Не ожидай от меня слишком многого.

Наш противник — не из тех, с кем можно дипломатично договориться об освобождении пленницы. Его не соблазнить ни деньгами, ни новыми методами усиления Оружия. И даже если мы соберём доказательства его злодеяний — он не согласится освободить Кидзуну.

Я не знаю, почему он так ведёт себя, когда этому миру так тяжело. Этим он отличается от Рена, Ицуки и Мотоясу, которые хоть и считали себя непобедимыми игроками, но не пытались завоевать мир.

А когда переговоры бесполезны, остаётся только силовое решение. И скорее всего, наш враг рассчитывает на это.

— Я понимаю и готова ко всему.

— Тогда слушай мой компромиссный план. Первыми войдут Рафталия и Лисия в качестве экспертов по незаметному проникновению. Если им удастся спасти Кидзуну без нашей помощи, они это сделают и уйдут.

Первая фаза моего плана — тайная операция. Возможно, если бы с нами был Подонок, он бы предложил что-то получше.

— Если предчувствие Рафталии сбудется, и враги её заметят, ворвёмся уже мы. Тем временем отряд Ларка в качестве отвлекающего манёвра нападёт на здание с Песочными Часами. С моральной точки зрения этот план в серой зоне — близок к чёрной, но в серой. Мы найдём доказательства, которые помогут вам оправдаться, так что за дипломатические протесты не волнуйтесь.

— Понял! А если мы победим — не страшно? — уточнил Ларк.

— Не страшно, диверсии это не помешает. Главное — привлеките побольше внимания.

Если эта шумиха заставит обладателя Музыкального Инструмента вмешаться, нам это будет только на руку, потому что у нас будет ещё больше времени для спасения Кидзуны.

— Что, если неожиданно появится враг, способный отбирать Клановое Оружие? — спросила у меня Терис.

Хороший вопрос.

— В качестве страховки я наложу на всех Олл Либирейшн Ауру Х перед началом операции. Против Такта это помогло. Воспользуйтесь этой прибавкой к силе, чтобы захватить Песочные Часы. Если действие Ауры истечёт, будьте готовы в случае чего отступить. При необходимости убегайте с помощью Линии Возврата и просите о помощи.

Если наш враг ведёт себя как Кё и Подонок-номер-два, то в войне с ним хороши любые методы. Ларк может использовать Линию Возврата, чтобы переправить к часам армию своих солдат себе на подмогу.

Что касается воровства Оружия, то Ларку не нужно его бояться — кажется, повышенные характеристики и опыт возвращения похищенного Оружия дают иммунитет от повторной потери.

Кстати, повышение Либирейшн Ауры до уровня Х значительно увеличило время действия этого эффекта. Время действия сейчас очень важно — многое зависит от того, сможет ли второй отряд захватить Песочные Часы.

Общий смысл моего плана в том, чтобы расшатать вражескую оборону через параллельный штурм двух точек. Если хотя бы один штурм завершится успехом — значит, не зря я всё это придумал.

— Кстати, Терис, если такой враг действительно появится… — я выставил большой палец и провёл им по своей шее. — Используй силу своего украшения и покажи, на что способна.

— Да, мастер! Раз вы так хотите, я защищу остальных и уничтожу врага! — ответила Терис, кланяясь мне.

Не только я, но и Ларк посмотрел на неё в смешанных чувствах.

— О-о… Нам тоже нужно проявить себя, Рафталия-тян.

— Разумеется, мы сделаем всё возможное, — согласилась Рафталия.

— Раз так, то приступаем, — объявил я.

С этими словами мы начали двойную операцию.