Том 17: Глава 9. Ксенофобия

Запланированная операция началась под покровом ночи.

Первым делом в подземелье, где скорее всего держат Кидзуну, должны тайно войти самые проворные из моих спутников: Рафталия, Лисия, Раф-тян, Крис, Грасс и Садина.

При необходимости им на помощь придёт подкрепление: я, Силдина, Фиро и Эснобарт.

Тем временем Ларк, Терис и Сэйн попытаются захватить Песочные Часы, чтобы отвлечь врагов.

— Что же… пора? — спросила Рафталия.

— Да.

Мы решили немного подождать перед началом операции. Разумеется, когда пробил час, я усилил всех союзников Либирейшн Аурой Х.

— Я уже говорил, но это какой-то нереальный навык, — сказал Ларк.

— Мы ~~~~.

— Нам пора.

— Не подкачайте, — бросил я Ларку, Сэйн и Терис.

— Ага! — ответил Ларк и повёл свой отряд к Песочным Часам.

Остальные посмотрели на меня и кивнули.

— Ч-что за? У…

Пока часовые отвлеклись на вспышку света в небе, мы их быстро вырубили, связали, спрятали и вошли внутрь здания.

Мы действовали как опытные оперативники. Мне вспомнилось, что нам уже приходилось проводить тайную операцию по спасению заложника, когда мы выручали Мелти. В тот раз всё в конечном счёте завершилось благополучно.

Отправив передовой отряд, мы прождали у входа минут пять. Вдруг вокруг замка зажглись направленные в небо прожектора, а перед моими глазами появилась иконка Раф-тян. Она просит меня призвать её?

— Рафосбор.

— Рафу! — воскликнула Раф-тян, появляясь передо мной. — Раф! Раф-раф!

— Что-то случилось?

— Раф! — Раф-тян кивнула.

Тем временем над Песочными Часами вспыхнул фейерверк. Это следившая за нами издалека Сэйн отправила сообщение Ларку о том, что пора начинать штурм.

Я посмотрел на оставшихся снаружи союзников и побежал под землю. Ицуки и остальные отправились за мной.

Внутри подземелье было… в основном бетонным и не очень похожим на фентезийный мир. Коридор всё тянулся и тянулся.

— Видимо, Рафталия и остальные уже сломали защитные механизмы… — пробормотал я, глядя на иногда попадающиеся обломки магических приборов.

Хотя, если что-то пошло не так, то сработали эти устройства или нет — уже неважно. Я просто бежал вперёд под прикрытием Стены Метеора и не думал о ловушках.

Мы ждали всего пять минут. Это немного, так что Рафталия должна быть близко.

— Раф!

Когда я подумал, что нам уже должна попасться лестница на следующий этаж, Раф-тян остановила нас перед какой-то дверью. Я до сих пор ничего не слышал.

— Раф-раф! — Раф-тян жестами показала, чтобы мы не трогали дверь.

— Там что-то есть?

— Раф-ф! Раф! — Раф-тян указала на землю и начала прыгать. — Рараф ра-аф!

Такое чувство, что она пыталась произнести “Портал Шилд”…

— Это телепортирующая ловушка?

— Да. Она сказала, их куда-то забрало, когда они вошли внутрь, — пробормотал Ицуки.

— Угу! — Фиро кивнула.

Эснобарт тоже. Если вы понимаете Раф-тян, могли бы и раньше сказать!

— Понял. Я ожидал, что высокие характеристики смогут победить любую ловушку, но про телепортирующую не подумал.

Уверен, всякие потайные люки в полу не смогли бы остановить Рафталию. Кстати, пока ещё непонятно, что именно произошло — Рафталия почуяла ловушку и всё равно решила телепортироваться или всё же чутьё подвело её. Однако с учётом того, что включилась сигнализация, можно быть почти уверенным в том, что враги заметили Рафталию, а ловушка сработала.

— Ладно, была не была.

Но как только я потянулся к двери…

— Раф?! — удивилась Раф-тян.

Кажется, ловушка уже сработала. И по всей видимости, сразу после её включения она телепортирует всех в определённом радиусе.

Под ногами вспыхнул свет, и мы тут же оказались в другом месте.

Теперь ясно. Чтобы не попасть в такую ловушку, нужно успеть выбежать из зоны действия сразу после срабатывания. Но в узком коридоре это очень сложно.

— Наофуми-сама!

Я повернулся на голос Рафталии и увидел японца со скрипкой в окружении пяти женщин. Напротив него стояли Рафталия и Грасс.

— Это и есть Священный Герой из параллельного мира? — пробормотал парень-брюнет с Музыкальным Инструментом.

Он был одет в чёрное и смотрел надменным взглядом. На вид ему немного меньше двадцати. Если Рен похож на подростка, то этот немного постарше на вид, хотя в целом у них обоих типаж демонстративно крутых парней.

Если выражаться грубо, то я сразу начал кривить носом от этой мерзкой рожи. Он относился к тому типу людей, которые обожают всё чёрное и психологически никак не выйдут из школьного возраста.

Опыт подсказывал мне, что он и разговаривать будет как подросток.

Чувствую, я с ним задолбаюсь…

— А ты, видимо, Миядзи — тот самый, кого выбрал Клановый Музыкальный Инструмент этого мира…

— Ну надо же… Что же, приятно познакомиться. Я Хидэмаса Миядзи, Герой Музыкального Инструмента, — сказал Миядзи, кланяясь.

Какой фальшивый, раздражающий жест. Особенно бесит надменный взгляд, которым он будто бы говорит, что знает обо мне всё. Эта уверенность в собственной гениальности напоминает мне о Кё, но у Миядзи с манерами ещё хуже.

— Я заметил вас ещё когда вы вошли в подземелье. Но мне не хотелось возиться с такой толпой, поэтому я вас разделил.

Я посмотрел по сторонам. Я думал, что нас телепортировало вместе, но рядом был только Ицуки. Силдина, Фиро, Раф-тян и Эснобарт куда-то потерялись.

То же самое касалось Рафталии и Грасс — рядом с ними не было Лисии, Садины и Криса.

Чёрт! Плохо!

— Мало того, что вы незаконно проникли в страну, почему-то считая, что справедливость на вашей стороне, вы ещё проникли в закрытое государственное учреждение… и атаковали Песочные Часы. Это непростительные грехи даже для Кланового Героя, — продолжил Миядзи, обращаясь к Грасс.

— Мы не просто считаем… у нас есть показания свидетелей, которые утверждают, что Кидзуну держат в этой стране. А фамилиар, которого она создала, показал, что ты запер её именно здесь! — ответила ему Грасс.

Миядзи ухмыльнулся и обвёл взглядом женщин вокруг себя.

— Я мог бы сказать, что понятия не имею, о чём вы, но вы не собираетесь признавать вашу неправоту, не так ли? Я искренне пытаюсь доказать свою невиновность, а вы отвечаете мне такими словами… Похоже, друзья Кадзаямы Кидзуны действительно полагают, что раз они Герои, то им всё можно.

— Как ты смеешь выставлять себя пострадавшим после того, как убил Священных…

— Тихо, Грасс. Дай лучше я, — перебил я и вышел вперёд.

— Для чего мне мнение чужого Героя из параллельного мира? Ты думаешь, у тебя есть право голоса?

Да-а… раньше бы я после таких слов просто улыбнулся бы и отказался разговаривать. Ты бы со мной так не общался, парень. Знаешь сколько я поставил на место таких грубиянов как ты?

— Меня призвало Героем из другого мира, чтобы я сражался с волнами, как и Кидзуна, — ответил я. — У нас много и общего, и поэтому мы подружились. Ты даже не знаешь, сколько мы вместе пережили и насколько доверяем друг другу. У тебя нет права называть меня чужим.

Если перефразировать слова Миядзи, то он приказал мне заткнуться, потому что я не имею отношения к происходящему.

У меня есть руководство для общения с такими парнями. Первый пункт в нём — заявить, что я знакомый, и поэтому имею причины для вмешательства.

— Как бы ты ни оправдывался, твоя зона ответственности в другом мире. Вряд ли ты сможешь повлиять на Героя этого мира, чужак.

Хм… Да, всё как я и ожидал. Он собирается всячески настаивать на том, что я чужак, и не пускать в переговоры.

У меня веские аргументы, но он не желает к ним прислушиваться. На основе этого можно сделать вывод, что он себя ведёт по шаблону Ицуки, Рена и Мотоясу.

И раз так, пора перейти ко второму пункту руководства.

— Увы, у меня крепкая связь с этим миром. Герой Клановой Катаны обычно живёт в моём мире, поэтому если с этим миром что-то случится, по мне это тоже ударит. Тем более, что эта девушка мне очень дорога, — объяснил я, показывая на Рафталию.

Таким образом я превратился из непричастного чужака в человека, который пришёл на защиту одного из Героев этого мира.

— И кстати, прежде чем называть чужаком, ты бы лучше взялся за ум начал выполнять свой долг как Кланового Героя, а то местные жители не оценят твои заявления.

Те, кто настаивают на непричастности других, без конца забрасывают оппонента своими аргументами. Я хорошо знаю, что такие как этот парень не собираются отступать от своих слов. Поэтому теперь мне нужно насесть на него самому, не дав ответить.

— Если ты хочешь помочь миру, можешь договориться с Кидзуной или вести себя достойно Героя. Почему вместо этого ты с ней воюешь? Ответь, если сможешь. Если мне понравится твоя причина, я тебе с радостью помогу.

Прежде, чем утверждать о моей непричастности к этому миру, он должен сам грамотно делать свою работу. Тем не менее, я слышал, что раньше Миядзи не выходил с Кидзуной на связь и вёл себя как вздумается. Конечно, отчасти я его понимаю, ведь поначалу тоже не хотел вести себя как Герой. И если бы в то время у меня была возможность убить Мотоясу, чтобы остановить его нападки, я бы это сделал.

— Вижу, спорить ты любишь.

— Как и ты. Ну? Почему ты это сделал? Какая у тебя причина воевать с Кидзуной?

Герои должны объединиться для защиты мира, но вместо этого Миядзи отказывался от любых переговоров и безвылазно сидел в своей стране. Ничего удивительного, что его считали врагом. Конечно, если Кидзуна его подставила или чем-то обидела, я изменю своё мнение.

— Меня призвали без моего согласия, и я должен на них горбатиться? Давай без шуток.

— Тут я с тобой соглашусь.

Да уж… хотя я уже проделал долгий путь, иногда меня по-прежнему посещают эти мысли. У Миядзи всё ещё хлеще, ведь он оказался в этом мире случайно.

— Наофуми! — воскликнула Грасс и сердито посмотрела на меня.

Знаю-знаю, я же не всерьёз.

Я помахал Рафталии рукой, она всё поняла и попыталась успокоить Грасс.

Когда-то я уже решил, что всегда буду готов сразиться ради защиты Рафталии, Атлы и так далее. Это для меня важнее жалоб на призыв без спроса.

— Ты попал в параллельный мир и думал, что будешь жить как в сказке, да? — продолжил я. — Я понимаю твою мечту, но нет такого мира, в котором она бы исполнилась. Если у тебя здесь есть дорогие люди, ты должен изо всех сил защищать их от загадочных волн. И вместе с другими Героями бороться с волнами легче, не так ли? Тем более, что ты такой же избранный, как и они.

Я могу понять нежелание бороться с волнами, но когда человек всерьёз задумывается об ущербе, который они приносят, у него должны появиться веские причины сражаться с ними.

Землетрясения, цунами, голод — волны приносят с собой множество бедствий. Поэтому нежелание — это ещё не повод не сражаться. Нужно понимать, чего от нас ожидает мир и почему мы должны сражаться ради него.

В конце концов, его окружают местные женщины, не так ли? Хотя бы ради них он не должен игнорировать волны, которые пытаются уничтожить этот мир.

Может быть, он полагается на игровые знания? Кидзуна говорила, что остальные Священные Герои принимали волны за апдейт.

— Есть такая мудрость — если долго любоваться пожаром на противоположном берегу, то рано или поздно искры перелетят через реку и подожгут твой дом.

— Я не собираюсь заводить новых друзей.

— Я и не прошу тебя ни с кем дружить. Просто делай свою работу. Я думаю, если ты так поступишь и потребуешь взамен оставить тебя в покое, на такое согласятся и Кидзуна, и Грасс, и остальные жители мира.

Грасс поморщилась, но кивнула, поддерживая меня.

Коллеги — это вовсе не обязательно друзья. Наоборот, в таком деле полезно иметь людей с разными мировоззрениями. Но если кто-то из них пытается мешать работе — его сотрут в порошок.

— Что за снисходительная манера речи? Это вообще-то невежливо.

Столкнувшись с веским аргументом, Миядзи поморщился и попытался уйти от ответа.

— Ты правда думаешь, что я собираюсь общаться с тобой вежливо? После того, как ты грубил мне с самого начала?

Для начала ему не помешало бы сменить обманчивую манеру речи, а то слишком хорошо видно, что он как человек ничего собой не представляет. Даже с Реном, Ицуки и Мотоясу общаться было проще — у них хотя бы были собственные мысли и характеры.

— И если говорить об иерархии, то Священное Оружие стоит выше Кланового. И я точно не собираюсь выслушивать уроки вежливости от человека, который даже к равной по рангу Грасс обращается таким тоном.

Думаю, после воссоединения с Кидзуной его всё-таки стоит лишить прав на Оружие. Уверен, оно уже устало от своего проблемного хозяина.

— Ты сейчас ведёшь себя так, будто тебе всё можно, — добавил я.

Звание Героя — не индульгенция, и что бы он мне сейчас ни говорил, от вины за происходящее ему не уйти.

— Молчи. Заткнись! Я не собираюсь слушать твой бред!

Значит, он всё-таки отказывается разговаривать? А ведь я почти не задел его… Ещё один сопляк, вообразивший себя умным.

— Ты, кажется, говорил, что обращаешься к нам искренне, — продолжил я. — Что-то твои слова не очень похожи на искренний ответ.

Надеюсь, он понимает, зачем я пытаюсь его разговорить. Я просто хочу выяснить, отличается ли он от тех, кого мы точно считаем злодеями. Всё, что я знаю — что Клановый Герой убил Священных. Только поэтому Грасс предположила, что за этим стоит именно Миядзи, как один из обладателей. Поскольку нынешние обладатели Книги и Зеркала неизвестны, Миядзи как обладатель Музыкального Инструмента тут же становится главным подозреваемым. Я и сам думаю, что обвинения Грасс скорее всего подтвердятся.

— Прямо сейчас ты должен раскрыть нам всё, что тебе известно. Если ты действительно понятия не имеешь о том, что происходит, то так и скажи, мол, ваши подозрения беспочвенны, давайте разберёмся, что именно почуял ваш сикигами, и всё станет ясно. И наоборот — если у тебя были веские причины убить Священных Героев, то сейчас самое время рассказать о них.

Герои могут поддаваться Проклятию, как я уже знаю по Рену, Ицуки и Мотоясу. Если они решили захватить мир, собрали армию, пришли к Миядзи с требованиями и тому пришлось защищаться, то я его пойму.

— Они были подонками, поэтому я их убил.

— Ну вот и рассказывай, в чём именно это заключалось. Они собирались захватить мир?

— Они возомнили себя очень сильными, так что пришлось преподать им урок.

— Нет, так не годится, я могу то же самое и про тебя сказать. Это ещё не повод убивать людей.

Убийство из-за спора о том, кто сильнее — это такая глупость, что мне и сказать нечего.

— Слабаки любят сбиваться в стаи и лаять. Если тебе есть, что сказать, то попробуй сначала победить.

Он настолько уверен в своей силе, что думает, будто ему можно говорить всё что вздумается. Будь он Священным Героем — мне бы всё равно пришлось его как-то уговаривать воевать с волнами. Но он не только к ним не относится, но и охотится на них, будто состоит не в рядах защитников мира, а наоборот.

— Зря вы думаете, что вам всё сойдёт с рук только благодаря вашей силе… — вдруг пробормотал Ицуки.

Я повернулся к нему и увидел, что он смотрит на Миядзи с презрением.

— Сила без справедливости — это насилие. Пожалуйста, объясните, почему вы так кичитесь вашей силой.

— Чего? Что ты сказал? Вы меня уже настолько достали, что мне хочется заткнуть вас! Сила — это и есть справедливость!

— Понятно… — ответил Ицуки. — В таком случае мы тоже должны подчиниться вашим правилам и силой остановить ваше насилие. Поговорим после победы. Вы ведь согласны, Наофуми-сан?

— Я с самого начала так и собирался сделать. Как иначе, если ему так хочется повоевать?

Кивнув, Ицуки начал читать заклинание. Я, Рафталия и Грасс встали в боевые стойки. Либирейшн Аура Х всё ещё действует.

— Я, Герой Лука, повелеваю земле и небесам: пусть разверзнется и сомкнётся мироздание, пусть истечет оно гноем. Слейся же с моей Маной и силой Героя, о подземная мощь! Источник силы, Герой Лука, повелевает: расшифруй законы вселенского мироздания и всецело…

Мы внимательно следили за Миядзи и его спутницами, чтобы они не напали раньше времени и не помешали Ицуки начать бой с заклинания, как вдруг…

— Хе-хе-хе…

Миядзи достал ярлык и смял его в руке. Что-то пронеслось сквозь нас сзади. Больше всего это ощущение напоминало Ресентмент и Темптейшн — навыки Проклятой Серии Мотоясу.

В следующий миг я почувствовало, как что-то сильно дёрнуло мою руку со Щитом.

— Уо!

То же самое случилось и с Ицуки, который перед боем превратил свой Лук в ружьё.

Что происходит? Не успел я хоть что-то сообразить, как почувствовал, что что-то теряю.

Посмотрев на Щит, я увидел, что он слетел с моей руки и повис в воздухе. Затем сверкнул и вернулся в мою руку, превратившись в маленькое украшение

Что это значит, чёрт возьми?!

— Хе-хе-хе! Ха-ха-ха! Да-а, у вас такие растерянные рожи, что без смеха не взглянешь! — Миядзи расхохотался, картинно поправляя чёлку.

— Наофуми-сама! — воскликнула Рафталия, бледнея на глазах.

— Что такое?!

— Заклинание, которое вы на нас наложили, закончилось!

— Что?!

Я открыл Статус. Действительно, эффект Либирейшн Ауры Х исчез, словно его и не было. Враг умеет обезвреживать усиливающую магию? Я помню, что такое умели делать враги Сэйн.

— Наофуми-сан, — Ицуки нахмурился и посмотрел на свою руку. — Либирейшн Даун прервался. Я пытаюсь зачитать его снова, но ничего не получается.

— А?!

Решив, что Ицуки шутит, я попробовал сам прочитать Либирейшн Ауру Х. Но сколько бы я ни пытался, заклинание не хотело включаться.

— Нам запечатали магию, что ли?

— Нет, дело в чём-то другом. Печати всего лишь мешают сосредоточиться при чтении заклинаний. Здесь что-то другое, нежели помеха чтению… К тому же…

В руке Ицуки тоже не было Оружия.

— Ну надо же, я и не думал, что всё пройдёт так успешно! Что ни говори, в такое можно поверить, только увидев лично.

Как ни обидно, но придётся выяснять подробности у врага. Хотя ещё неизвестно, расскажет ли он что-нибудь.

— Что ты сделал?! — опередила меня Грасс с вопросом.

— Да так, до меня дошли слухи, что зазнавшимся обладателям Кланового Оружия пришли на помощь люди из параллельного мира. Вот я и придумал, что бы с ними сделать, — ответил Миядзи, показывая Музыкальный Инструмент.

Что это за украшение? Точно такое было у Такта, разве нет?

Ага… Значит, они как-то связаны. Правда, сейчас не время думать об этом.

Я проверил свои характеристики… они изменились прямо как после потери Щита. Чёрт, меня серьёзно ослабили!

Так, надо подумать.

Та непонятная волна распространялась со стороны Песочных Часов. Если верить словам Ларка и Садины, враг проводил какие-то эксперименты с Часами.

Ага, так вот почему Щит так странно реагировал, когда мы прибыли в эту страну!

— Хотя ладно, слишком жалко было бы вас убивать, ничего не рассказав. За то, что я смог отобрать вашу силу, надо благодарить Священное Оружие этого мира, которое наконец-то прислушалось к нашим словам. Есть принцип — Священное Оружие не должно вмешиваться в дела других миров. Вы нарушили этот принцип, поэтому у вас нет никакого права читать мне нотации. Теперь понятно? Именно поэтому мы правы, а вас дела этого мира не касаются.

Ух как прорвало. Прямо Такт-номер-два. Тот тоже любил длинные речи.

Видимо, его так и тянуло рассказать нам, насколько он силён.

Итак, Миядзи… уговорил Священное Оружие. Судя по всему, он захватил его после победы над Священными Героями и заставил слушаться.

Как бы там ни было, ситуация резко осложнилось. Не знаю, насколько распространяется действие этой волны, но уже беспокоюсь за тех, кого телепортировало в другое место.

— Наофуми-сама! Вы в порядке?!

— Не особо.

Хотелось бы обнадёжить Рафталию, ведь у меня остался Уровень, и я по-прежнему могу сражаться… но у меня нет магии. Конечно, я наверняка по-прежнему могу управлять Ци и использовать стиль непобедимых адаптаций, но у меня нет Оружия.

Похоже, мне остаётся выпросить у Рафталии и Грасс какую-нибудь замену из дропа и пытаться помочь им в бою?

— Получай!

Миядзи начал играть смычком на своей скрипке. Вдруг в нас с грохотом вылетели снаряды, похожие на ноты.

— Берегитесь! — Грасс встала перед нами с веерами, пытаясь защитить.

— Ха-а! — Рафталия тоже изо всех сил сбивала ноты Катаной.

Однако к концу уже этой атаки они обе выглядели измученными.

— Кх…

— Я только начал! Нападайте!

— Как прикажет господин Хидэмаса!

Женщины Миядзи тоже набросились на нас.

И тогда…

— Ха-а!

— Бардак не только там, но и здесь, — высказался фамилиар Сэйн, неожиданно телепортируясь в зал вместе с хозяйкой и останавливая женщин.

Сэйн оказалась искуснее гарема, и женщин отбросило назад. Однако когда Сэйн попыталась приблизиться к Миядзи, ей помешала очередная волна нот.

— Внезапное подкрепление? Что, уже пришло время бросить в бой последний козырь? — издевательски спросил Миядзи.

— Ну-ну. Можешь так считать. Надоело с тобой спорить, — ответил я искренними словами.

Я догадывался, что нас ожидает ловушка, но не думал, что Миядзи сможет отключить Щит. Злость берёт от того, что его ловушка направлена практически против меня. Почему мне опять придётся превозмогать?

— Сэйн, как дела у Ларка?

— Хоро~~~~.

— Они в порядке, Наофуми-сан. Конечно, они потеряли усиливающий эффект, но по-прежнему могут сражаться, особенно Терис-сан. Как вы и говорили, они в первую очередь продумали возможность отступления, и в случае чего с этим не возникнет трудностей.

Это радует.

— Ты всё ещё надеешься победить? — не унимался Миядзи. — Что ты можешь без Оружия? Вот поэтому меня и бесят Герои, которые считают, что сила решает все вопросы. Я уже устал от безмозглых болванов, которые не могут перехитрить меня и не умеют думать на два шага вперёд.

Чего он разговорился, будто уже победил? В этой битве ещё ничего не ясно!

— Надо же, Хидэмаса-сама… Я в восторге!

— Что?!

Вдруг из-за двери за спиной Миядзи раздался голос, и я не поверил своим ушам. Кажется, Рафталия тоже.

Та самая женщина. Конечно, даже без неё бы страна рано или поздно договорилась бы меня в чём-нибудь обвинить, но всё-таки это именно она навязала мне свою компанию, чтобы потом соврать, что я пытался её насиловать, а затем мерзко улыбалась, стоя за спиной Мотоясу. Позднее она пыталась захватить Рют и обложить его налогами, и даже когда тот спор перерос в гонку между мной и Мотоясу строила мне козни с необъяснимым азартом. Позднее она воспользовалась ещё одной суматохой и чуть не убила Мелти, чтобы укрепить своё положение.

— Ух ты, а что это у вас такой удивлённый вид?

Получив заслуженное наказание, она даже не подумала раскаяться, затем предала Мотоясу, который до последнего ей верил, обманула Рена, подставила Ицуки, затем втёрлась в доверие к Такту и тем самым стала соучастницей убийства собственной матери. Она величайшая преступница, объявленная в розыск во всех уголках нашего мира!

— Хе-хе-хе… Я не дам вам вести себя как вздумается. Пока я здесь, вашим планам не суждено сбыться, — продолжила она.

Как она вообще оказалась здесь? Такое чувство, что я попал в кошмар — не верится, что это может происходить наяву.

— Нет… Как?.. — протянула Рафталия.

— Я долго думал о том, куда она могла исчезнуть, но точно не ожидал столкнуться с ней здесь, — признался я.

Она в плохом смысле превзошла мои ожидания и опять умудрилась застать меня врасплох. Причём это не отменяет того, что она могла подстроить какую-нибудь подлость и в нашем мире. От ведьмы-принцессы всего можно ожидать!

— Что скажете, Хидэмаса-сама? Как видите, мы точно предугадали подлые планы Щита и предложили вам идеальные меры для борьбы с ними.

Итак, мы столкнулись со злобно ухмыляющейся Ссукой, скрывшейся в неизвестном направлении сразу после победы над Тактом.