Том 19: Эпилог. Ночной визит

Во время вечеринки я, пользуясь случаем, расспросил Райно о наших врагах. Теперь бы ещё переварить всю новую информацию.

Как ни удивительно, мы собрали полную — не совсем, но почти — коллекцию методов усиления этого мира быстрее, чем нашего. Не нравится мне чувствовать, что я становлюсь здесь сильнее, чем там… но не буду разводить нытьё.

— Эх… спать охота.

Вечеринка уже закончилась, все разошлись ночевать, и только я готовил на завтра. Конечно, ничто не мешало мне оставить это дело на кого-нибудь ещё, но я пока был слишком взбудоражен, чтобы идти спать.

Рафталия уже спала — чудом уговорил. Сэйн, как обычно, пришла со мной на кухню, но уже тихо сопела, сидя в уголке.

Да уж, сегодня выдался насыщенный день. Я чувствую, что уже на ногах бы не стоял, если бы не пудинг из крови Мадракона.

— Так и знала… Она неправильно отрегулировала энергетический поток. Отсюда и шумы, — вдруг услышал я голос и обернулся.

Сестра Сэйн помахала мне рукой, будто привлекая внимание, и заботливо укутала Сэйн одеялом. Хотя залатанные после битвы фамильяры должны были следить за незваными гостями, они совсем не двигались, будто превратившись в обычные игрушки.

— Ты?!

— Ну-ну-ну, не шуми так, я ведь изо всех сил стараюсь не будить Сэйн.

— Пришла добить нас?

— Ну-ну-ну, что ты меня за злодейку держишь? Нет, конечно. Я просто подменила ощущения Сэйн, чтобы она не проснулась и не начала шуметь.

— Тогда зачем ты здесь?!

Получается, она специально сюда пробралась? И как только умудрилась, несмотря на всю охрану?

Пора будить Раф-тян, пусть скажет остальным. А сам отвлеку врага разговором, пока наши готовят атаку.

— Хм… Сложный вопрос. Давай лучше я спрошу. Насколько хорошо ты сейчас понимаешь речь Сэйн?

— Насколько? Да никак, шум просто ужасный.

Можно сказать, я из-за этого совсем перестал с ней разговаривать. Такое чувство, что нам было бы легче общаться, если бы её Клановое Оружие окончательно сломалось.

— Ну-ну-ну. Вряд ли дело только в сломанном Оружии… Видишь ли, Сэйн не хочет с тобой говорить, потому что все, с кем она разговаривала, умирают.

Сэйн считает, что обрекает на смерть всех, с кем говорит? Она не общалась со мной ради моей безопасности?

Глупость какая-то.

— И вообще, Иватани, тебе не помешало бы задуматься, почему Сэйн настолько к тебе привязалась.

— Ты даёшь мне советы насчёт Сэйн, хотя она тебя ненавидит?

— Мы сейчас не про меня. Думаю, Сэйн не хотела рассказывать тебе всего, потому что боялась, что ты ей не поверишь, хотя самое главное — ей не хотелось, чтобы ты умер.

Боялась недоверия и не хотела моей смерти… Что такого я сказал Сэйн, что она постоянно за мной ходит? Вроде бы я вовсе не упрашивал её рисковать ради меня жизнью. Пообещал помочь с местью — это да, но ведь она защищала меня и до этого.

— Подсказка. Никогда не видел у Сэйн маленькой штучки, похожей на ядро Священного Оружия?

— Видел.

Однажды Сэйн спасла меня им, когда я был сильно ранен.

— Это был сгусток силы — один из методов усиления Священного Оружия нашего погибшего мира. С его помощью можно наделять силой других людей.

— О-о…

Вот как она меня вылечила? Сэйн полна загадок.

— Правда, я не могу раскрыть тебе все секреты Сэйн — иначе, боюсь, она начнёт так усердно на меня охотиться, что сама себя погубит.

— Тогда к чему всё это? Если ты пришла сюда и как обычно болтаешь без умолку, тебе это должно быть как-то выгодно.

— Ну, немного, — сестра Сэйн кашлянула и перешла на более серьёзный тон. — Буду с тобой честна: если не считать тех людей, которых мы принимали в свои ряды на месте, ты до сих пор встречал лишь наших третьесортных бойцов. Проще говоря, это мусор, от потери которого нам ни холодно, ни жарко. Всё, чем они нам помогли — побыли подопытными кроликами для новых разработок наших исследователей.

— Я тебе покажу такие опыты устраивать!

Получается, что на этот мир напал отряд подопытных кроликов, а до вражеского генерала ещё далеко… Как же раздражает мысль о том, что все наши победы не нанесли врагу ощутимого урона.

— Так что несмотря на Священное и Клановое Оружие это были далеко не основные силы. Этот мир — всего лишь один из многих, на которые брошены подобные отряды. А основная армия сейчас громит какой-то другой мир, пытаясь привлечь в наши ряды одну девушку, которая понравилась командиру.

Что-то не нравятся мне эти откровения.

— Кроме того, поскольку с этим миром возникли сложности, его решили оставить на потом, а силы перебросить в другое место. Чтобы со следующим миром не возникло затруднений, перед вами нарочно помахали Священным Оружием, чтобы вам пришлось здесь задержаться.

Священное Дробящее Оружие и Драгоценный Камень всё ещё у наших врагов… как и Клановая Лодка. Поэтому, казалось бы, наша война в этом мире по-прежнему продолжается.

— Похоже, следующим миром станет твой, Иватани. В качестве мести за убийство Ссуки.

— Неужели она на настолько хорошем счету?

Видимо, именно поэтому сестра Сэйн всячески мешала Ссуке и пыталась подставить? Однако судя по тому, что Ссука оправдывалась перед ней посреди битвы, сестра Сэйн всё-таки главнее.

— Так что если будете и дальше охотиться за оставшимся Священным и Клановым Оружием, ваш мир могут и захватить. Вот я и пришла, чтобы предупредить тебя.

Если в наше с Ицуки отсутствие волна убьёт Рена и Мотоясу, нашему миру действительно будет угрожать гибель. Конечно, это очень плохо… но напрашивается очевидный вопрос.

— Зачем ты мне это рассказываешь?

— Ну-ну-ну, ты ещё не понял? Мы не все единомышленники. Некоторым из нас кажется, что побеждать всухую — скучно.

— А, вот как.

Прямо вояки до мозга костей, которым нравятся сражения сами по себе… их можно понять, но мне от этого не легче. Они в любом случае обращаются с мирами как с игрушками.

— Поэтому, Наофуми, я ожидаю, что в следующий раз мы увидимся в твоём мире. Это всё, что я хотела сказать. Пока-пока.

После этих слов сестра Сэйн исчезла.

Через секунду Сэйн вскочила и переключила Оружие на ножницы.

— Моя сестра! Она была здесь?!

Шума больше нет? Что происходит? И мне кажется, или движения Сэйн и её игрушек стали немного увереннее?

— Да, была. Сказала, что они придут в мой мир.

Вывалила гору неприятных новостей и опять сбежала. Впрочем, сейчас надо пользоваться возможностью нормально поговорить с Сэйн.

— Сэйн, ещё она сказала, что когда ты рассказываешь о себе правду, твои собеседники умирают.

Сэйн вздрогнула и отвела взгляд.

Ого… надо же. Её сестра сказала правду.

— Тогда рассказывай. Вдруг это окажется важным в будущих битвах?

— Нет… Всё, что тебе надо, ты уже знаешь. Мой мир погиб. Моя сестра — предатель, и я хочу её убить. Тебе незачем глубже влезать в эту историю, Наофуми, а мои знания всё равно не помогут, иначе я бы уже победила. А если эти знания приводят к смерти, тебе тем более лучше не знать.

Что-то она… стала очень болтливой, как только начала говорить без шумов.

— Тогда не жди от меня помощи.

— Я всё равно буду ходить за тобой. Могу только сказать, что враг очень силён и вам нужно накопить больше сил. Я даже не знаю, хватит ли для победы запредельно высокого Уровня и всех методов Священных и Клановых Оружий.

Как же с ней сложно!

— Скажи хотя бы вот что: почему я?

Она могла выбрать любого Священного Героя, чтобы заручиться его помощью в войне с сестрой-предательницей. Почему вместо какой-нибудь Кидзуны, которая ведёт себя как настоящий Герой, она выбрала угрюмого меня? Или это то, к чему она пришла после многих попыток?

— Потому что это ты, Наофуми.

— А?

Но Сэйн не хотела больше говорить. Повторю — она ужасно трудный собеседник.

Правда, теперь я знаю, что она просто не хочет меня сглазить.

Забавно, что я только сейчас узнал, что она называет меня по имени.

Вскоре на шум сбежались Рафталия и остальные. Вернее, шума уже не было, но в душе мне так не казалось.

Как бы там ни было… сестра Сэйн оставила нам очень неприятный подарок.