Том 20: Пролог. Лень спасёт мир

— Значит, ты хочешь на время вернуться в свой мир, Наофуми? — спросила Кидзуна.

— Ага, — я кивнул. — Стоит перестраховаться, особенно из-за сестры Сэйн.

Мы в экстренном порядке собрались в зале заседаний замка Ларка.

К чему такая срочность? Дело в том, что накануне сестра Сэйн внезапно проникла сюда, в святая святых своих врагов, и сказала вещи, которые требовали немедленного обсуждения.

Мы узнали, что Сэйн настолько суеверная, что многое скрывала даже от нас.

Оказывается, она Герой Шитья родом из разрушенного волной мира.

По какой-то причине она постоянно пытается защищать меня и всей душой ненавидит сестру, которая присоединилась к нашим врагам.

В последнее время пресловутая сестра постоянно подбрасывает нам неприятные испытания.

— Пока что мы уверенно давим врагов и в принципе можем позволить себе отпустить тебя, — высказалась Грасс. — Хотелось бы, конечно, подождать окончательной победы, но…

Я прекрасно понял ход её мыслей.

Грасс полагает, что именно сейчас их мир должен объединиться, чтобы вторгнуться в страну злодеев и бросить вызов тем, кто стоит за волнами. Настало время истребить всех мерзавцев, которые только и делают, что ищут возможность установить свою власть, заполучив побольше Священного и Кланового Оружия.

Хотя… если так посмотреть, мы занимаемся тем же самым.

Зато мы не пытаемся захватывать другие миры, а Оружие помогает нам по своей воле, а не по принуждению.

Кстати, именно враги первыми начали использовать Оружие в войнах между странами.

Уверен, что ни Кидзуна, ни Грасс, ни Ларк не хотели, чтобы Священное и Клановое Оружие использовалось для таких глупостей.

Они трудятся на благо людей, а не вторгаются в параллельные миры ради своего удовольствия.

— Конечно, было бы легче, окажись слова сестры Сэйн ложью, но поскольку этого никто наверняка не знает, лучше сходить и проверить.

— Да, её не поймёшь… — задумчиво пробормотала Райно, складывая руки на груди.

Она житель параллельного мира, в который меня изначально призвали, и состоит в спецотряде, который подчиняется лично королеве Мелромарка.

Как и я, она всей душой ненавидит Ссуку. Райно шпионила за ней, пока вчера вооружённый Клановым Гарпуном перерожденец — представитель авангарда волны — не напал на логово Мадракона. Ссука тоже участвовала в атаке, и Райно воспользовалась случаем, чтобы нанести ей смертельную рану, забрать Звёздный Кнут и триумфально влиться в ряды моих союзников.

Наши враги пытались защититься от потери Оружия при помощи специальных украшений. Одно из них дали Ссуке, но однако Райно подменила его, прежде чем приступить к делу.

Меня и эту девушку объединяет желание замучить Ссуку, а затем зверски убить.

По-моему, я впервые нашёл себе единомышленницу. Да, Рафталия помогала мне с Ссукой, но относилась к этому гораздо прохладнее. Кстати, Рафталия называет Райно Руфтом-номер-два.

Возвращаясь к Ссуке, враги поделились с ней умением воскресать. Для этого нужно, чтобы уцелела душа, а она вчера как назло сумела от нас ускользнуть.

Так что мы с Ссукой наверняка ещё встретимся.

— Что ты знаешь о ней? — спросил я.

— Редкая болтунья, но я сейчас вспоминаю и понимаю, что она ухитрялась никогда не рассказывать о себе. По крайней мере, моих умений не хватило, чтобы хоть что-то о ней разузнать.

— Ясно…

Вчера мы остановили перерожденцев во главе с обладателем Кланового Гарпуна и забрали не только Гарпун, но и Священный Ярлык, и Звёздный Кнут. Таким образом, у врагов из Оружия мира Кидзуны остались только Священный Драгоценный Камень, Священное Дробящее Оружие и Клановая Лодка.

Сложность в том, что всё это Оружие у людей сестры Сэйн, которые засели в замке страны обладателя Кланового Гарпуна.

— Кстати, её имя такое мерзкое, что я не хочу его произносить.

— И не надо. Она сама не представлялась, да и мне её имя знать не хочется.

— По-моему, это неправильно, — заметила Рафталия, но я решил не обращать внимания.

Не нужно нам её имя, клички хватает. Скажу “сестра Сэйн” — и всем сразу понятно, про кого речь.

— Но в то же время она очень… заботливая. Я ненавидела её имя, но она нравилась мне как человек. Особенно на фоне других. У них там культ какой-то — половина без ума влюблена в Героев, половина замышляет что-то недоброе, — раздражённо продолжила Райно.

Видимо, всё как я и думал. В стане перерожденцев обстановка как в гареме.

— Прямо как у Такта?

— Да, можете считать это полным аналогом, только в увеличенном масштабе. К сожалению, мне так и не повезло встретиться с их предводителем…

Будучи шпионом, Райно не влилась в ряды прихвостней Ссуки по-настоящему, поэтому её сведения немного неполные.

Но если сопоставить их с гаремными структурами, которые выстроили вокруг себя Кё и Такт — ещё два представителя авангарда волны — то всё становится более-менее понятно.

— Ёмоги и Цугуми тоже ведь были надзирательницами… вернее, руководителями гаремных баб, прямо как Ссука. Так что структура, видимо, и правда такая же, разве что размах другой.

Поскольку мы собрались на следующий день после празднования победы, среди участников были почти все союзники Кидзуны.

В том числе её друзья по былым приключениям. Они как раз обмениваются друг с другом информацией.

Ёмоги и Цугуми уже тоже по сути влились в их ряды.

— Не хочется вспоминать те времена…

— Но да. Мы догадываемся, как устроена их армия.

Что же, Ёмоги и Цугуми согласны со мной.

Ёмоги — особый случай, потому что она вовсе не жертва промывки мозгов, спасённая после победы над перерожденцем. Она всегда была недовольна методами Кё, а когда узнала правду и попыталась упрекнуть его, то получила в ответ шквал негодования и разочаровалась в бывшем командире.

А вот Цугуми присоединилась к нам после победы над Подонком-номер-два.

Хотя не только. Кё превратил её в живое оружие и практически убил, но Кидзуна спасла её. Должно быть, это тоже внесло свой вклад.

Она начала замечать непорядочность Подонка-номер-два уже после того, как подружилась с Кидзуной. Сейчас её кругозор стал достаточно широким, чтобы она могла возражать тем, кто пытается добиваться своего сомнительными методами.

Тем временем её бывшие подруги присоединились к перерожденцам, так что их пришлось казнить.

— Я так понял, Ссука была в отряде, который испытывал придуманные врагами технологии.

— Да, ваши слова похожи на правду, — согласилась Райно. — Мы всегда докладывали о результатах испытаний и стремились повысить боевую мощь армии.

Видимо, они — некий аналог Рато из нашей деревни.

Думаю, испытательный отряд не полагается на указания со стороны генералов-перерожденцев. По крайней мере, мы так и делаем: я стараюсь не вмешиваться в исследования Рато. Разрешаю ей разрабатывать что угодно и лишь иногда знакомлюсь с результатами.

Но надо сказать… с тех пор, как Рато без спроса пришла в нашу деревню и стала надзирательницей монстров, видимых научных успехов у неё почти не было. Разве что разработала плющ-палатку.

— Кстати, какое положение Ссука занимает в армии?

— Она новичок, но ей повезло спасти мир врагов, когда ему угрожала опасность.

— Сестра Сэйн то же самое сказала.

Вроде бы она говорила, что один из пойманных Священных Героев призвал волну, которая чуть не убила врагов, но Ссуке удалось их спасти.

— За свой подвиг ей удалось встретиться с предводителем армии. Она так кичилась этим и пренебрежительно относилась к другим, что меня тошнило.

Понятно. Выходит, что Ссука и приближённые к ней бабы каким-то образом — возможно, по счастливой случайности — смогли обратить на себя внимание генерала. Интересно, как генерал отнесётся к их неудачам? Если решит отомстить нам, то мы готовы нанести встречный удар.

Только сначала надо придумать, как стать ещё сильнее.

Сейчас, когда мы узнали метод усиления Кнута, вскрылась и причина невероятной силы сестры Сэйн.

Если предположить, что все её люди пользуются этим методом — жертвуют Уровнем, чтобы менять врождённые таланты и увеличивать характеристики — то враги могут быть в разы сильнее нас, даже находясь на том же Уровне.

К тому же они умеют пользоваться всей силой Священного и Кланового Оружия.

— У меня есть ещё кое-что, — с этими словами Райно достала из карманов несколько блокнотов и украшений. — Здесь копии чертежей некоторых изобретений врагов, включая чертежи украшений, использованных для порабощения Звёздного Оружия.

— Да я и без этого умею изучать украшения…

Я открыл один из блокнотов и попытался прочитать примечания… но быстро сдался, ничего не поняв.

— Эти образцы созданы так, чтобы самоуничтожаться при попадании в чужие руки. Но я достала те, что ещё не успели включить, поэтому они целые.

— Молодец. Наверное, будет проще всего разобрать украшения, чтобы понять, как они работают. Правда, на разбор понадобится время.

Это задание явно стоит поручить специалисту. А мне, как Герою, лучше тратить время не на это, а на накопление Уровня для будущих битв.

Я отдам некоторые образцы для опытов людям Кидзуны, но сдаётся мне, мои исследователи справятся с этим заданием эффективнее.

Думаю, что анализ поможет нам найти способ разрушать украшения — а поскольку враги считают их неуязвимыми, мы устроим им неприятный сюрприз. Когда в мире появляются такие технологии, они зачастую приводят к подобным гонкам вооружений. В прошлый раз нам повезло — Райно подменила настоящие украшения фальшивыми, но можно не сомневаться, что впредь враги будут намного внимательнее. И пока что наше единственное оружие против неуязвимых украшений — это Нулевое Охотничье Оружие Кидзуны. Это уникальное оружие обладает огромными возможностями, но наши враги не сидят сложа руки и уже скоро наверняка придумают, как ему противостоять.

Ввязываться в гонку вооружений — конечно, не самая заманчивая перспектива, но сломав вражеские украшения, мы наверняка сможем вернуть Священное и Клановое Оружие, так что попытаться стоит.

Есть, однако, неувязка. Когда мы сломали украшение на Клановой Цепи сестры Сэйн, Оружие не освободилось. То ли у разных миров разные правила, то ли Эссенция Цепи одобряет межпространственные вторжения.

Конечно, если такие Эссенции живут и в другом Оружии, исследования будут бесплодными… но небольшая вероятность провала — не повод останавливаться.

— Кажется, мы отвлеклись. В общем, я собираюсь вернуться в том числе для того, чтобы провести эти исследования. Если слова сестры Сэйн окажутся лишь уловкой, то потом сразу вернусь.

— Это понятно… но как ты думаешь перемещаться между мирами? — спросила Кидзуна.

Вместо ответа я посмотрел на Лисию, которая уже увлечённо читала блокноты Райно.

— Лисия-сан, — Ицуки похлопал девушку по плечу.

— Уа?

— Мой Щит и Лук Ицуки сейчас не работают. Лисия, твоё Звездное Оружие не может захватить нас с собой, когда в нашем мире будет волна?

Мы попали в мир Кидзуны с помощью силы украшения-якоря, созданного благодаря Клановой Лодке, пока она принадлежала Эснобарту. Я полагал, что вернуться нам помогут Щит или Лук, но они пока полностью отключены и не работают.

Поэтому я считаю, что Звёздное Метательное Оружие — наш кратчайший путь домой.

— А, да. Подождите секунду, — Лисия забегала глазами, проверяя время до следующей волны. — Да, всё получится. Ой? Только я не могу понять, когда именно придёт волна — счётчик то ускоряется, то замедляется.

— Время в разных мирах течёт по-разному. Я это понял ещё когда впервые попал в мир Кидзуны.

Во время нашей первой вылазки мы могли находиться здесь лишь на время отсрочки. Оставшееся время показывал таймер, но он то ускорялся, то замедлялся, то начинал идти в обратную сторону.

Когда мы ненадолго возвращались домой из мира Кидзуны, то выяснили, что временной сдвиг действительно есть.

— Кажется, вы сможете принять участие в волне, которая придёт в наш мир через несколько дней.

— Отлично. Вот и воспользуемся ей, чтобы вернуться.

— О да! Время приключений! — вдруг выпалил Ларк, вскидывая кулак.

Не знаю, что на него нашло. Он, между прочим, житель этого мира.

— Ларк, ты куда намылился?

— А? Нет бы поддержать, паренёк Наофуми. Мы с тобой друзья или кто?

— Возможно, и друзья… но я тебя всё равно не понял.

— Неужели? Что, если враги только и ждут, когда ты вернёшься в свой мир?

Похоже, Ларк считает, что сестра Сэйн увидела в нас угрозу и собирается отправить меня обратно в домашний мир, а тем временем напасть на мир Кидзуны.

Конечно, я мог бы сказать друзьям Кидзуны, чтобы сами с этим разбирались… но для чего тогда существует наш альянс?

К тому же, у врагов в запасе может оставаться остальное Звёздное Оружие.

Но что тогда? Мне согласиться с Ларком, что нам лучше передвигаться всем вместе? Идея, может, и неплохая, но тогда этот мир останется без защиты.

— Да ты и без этого унесёшь с собой гору нашего Оружия, паренёк Наофуми. К тому же нам бы не помешало там подкачаться, чтобы потом помогать в случае чего.

— Ну… Уровень в нашем мире и правда может вам пригодиться…

Прямо сейчас в мире Кидзуны заблокировано наше Священное Оружие: Щит и Лук. Из-за этого мы с Ицуки пользуемся силой Кланового Оружия: Зеркала и Музыкального Инструмента.

— Ох, и правда…

— О-о?

— У-у?

Послышались голоса Рафталии, Садины и Силдины.

Мы зачастую уже даже не вспоминаем о том, что Рафталия из-за Клановой Катаны считается Героем этого мира. А теперь и Садина тоже, потому что вчера она отобрала у врагов Клановый Гарпун.

Поскольку Садина смогла освободить Оружие от плена в первую очередь благодаря своему невероятному мастерству, Гарпун выбрал её следующим Героем.

Что касается Силдины, то она поднялась ещё на ступень выше Кланового Героя. Пройдя через призыв в новый мир, она очистила Священный Ярлык от порчи и стала одним из Священных Героев этого мира наравне с Кидзуной.

С учётом моего Зеркала и Музыкального Инструмента Ицуки мой отряд собрал уже пять Оружий этого мира.

— Хмпф. Можно сказать, это доказывает никчёмность людей этого мира. Вы разочаровываете меня, глупые людишки, — надменно высказался Мадракон, насмехаясь над местными жителями.

Его склочный характер неисправим.

— Что-о?! — воскликнула Кидзуна и уставилась на него.

Главное в такие моменты — не обращать внимания.

— Ладно Рафталия и Садина, Клановое Оружие их отпустит. Вопрос, как быть с Силдиной.

— У-у? Что со мной не так?

— Помнишь, о чём я рассказывал перед нашим приходом сюда? Как правило Священным Героям запрещено покидать мир, за который они отвечают.

— О-о? Выходит, ей придётся остаться здесь, пока она не выполнит свой долг как Героя? Удачи, Силдина-тян.

— У-у…

Выслушав нас с Садиной, Силдина сильно нахмурилась и попыталась вышвырнуть коробку с ярлыками, но Оружие намертво приклеилось к ладони.

И смешно, и умилительно. Она напомнила мне Фиро, которая примерно так же боролась с ахоге.

— Не могу выбросить! Не могу! Отвяжись!

— Умей Оружие отвязываться, моя жизнь была бы гораздо проще…

Когда-то я и сам так относился к Щиту. Мне казалось, я не смогу ужиться с Оружием, которое не даёт атаковать.

Однажды мне удалось отдать Щит Такту и сражаться с помощью Посоха. Кстати, удобное было Оружие…

А теперь у меня Зеркало. До сих пор не понимаю, почему мне из боевого Оружия достался крайне необычный Посох, а Зеркало с самого начала ведёт себя практически как Щит.

— У-у! Не хочу! Пусти домой!

— А-а… Кажется, Силдине-сан это не нравится. Что будем делать? — растерянно спросила Рафталия.

— Пусть договаривается с Оружием.

— Хочу домой! — продолжала кричать Силдина коробке.

Вдруг Священный Ярлык вспыхнул.

— У-у? Исключительное разрешение?

— Надо же, как быстро сдалось.

Впрочем, Щит и Лук тоже быстро поняли серьёзность положения и не спорили. Скорее всего, Ярлык осознал, что Силдину всё равно не переспорить, поэтому решил согласиться.

— Но ты всё равно иногда помогай этому миру сражаться с волнами, раз ты Герой.

— Наофуми-тян, а ты?

— Ну, не знаю.

Зеркало само попросило меня о помощи. Скорее всего, оно покинет меня сразу после восстановления Щита. И тогда я, конечно, не собираюсь служить этому миру. Пусть Зеркало найдёт себе нового обладателя, а Кидзуна и остальные займутся его воспитанием.

Тем более, у меня Зеркало работает не совсем так, как должно. Видимо, сказывается влияние Щита.

— У-у!

Сколько Силдина не махала, коробка с ярлыками не оторвалась. Смирившись, она начала тасовать колоду.

Что бы она ни говорила, ярлыки ей нравятся.

— Ничего, Силдина-тян. У меня ведь тоже Гарпун.

— Почему меня должно это успокоить?

— О-о?

Какие странные отношения у этих сестёр.

— А мне можно в мир Наофуми? — спросила Кидзуна у Охотничьего Оружия… но оно никак не отреагировало.

— Вот так Кидзуна осталась без разрешения.

— Чем я хуже Силдины-тян?!

— Наверное, дело в том, что мир не должен оставаться совсем без Священных Героев.

Хотя мы за последнее время немного поправили положение, если Кидзуна умрёт на волне, не дождавшись помощи Силдины, миру наверняка придёт конец. Как ни крути, Кидзуна всё равно столп, на котором всё держится.

— Силдина оказалась здесь случайно, но подошла под описание. Ярлык наверняка чувствует вину перед ней, поэтому выдал разрешение. Но на тебе держится весь мир, поэтому о разрешении не может быть и речи.

— Ну вот… Рыбалка в новых местах зовёт меня, а я не могу откликнуться…

Её только это расстраивает? Такое чувство, будто она даже посреди волны готова забросить удочку. Нельзя недооценивать помешанность Кидзуны на рыбалке.

— Так, а Ларку… разрешение не нужно, потому что у него Клановое Оружие.

— Ага!

Да что же ты такой бодрый?

— Мы тебе сильно задолжали, паренёк Наофуми, тем более мы теперь союзники. Возможно, мы живём в разных мирах, но нам не мешало бы встретиться и поговорить с королём твоей страны.

— Ты уверен?

Если ему нужно поговорить с представителем моего мира, то почему не со мной?

И кстати, если на то пошло, почему он не встретился с Мелти и Подонком во время предыдущей волны, соединившей наши миры?

С другой стороны, Ларк в последнее время часто встречается с правительствами других стран. Будучи королём, он пытается призвать страны к совместному противодействию наглым перерожденцам. Ничто так не объединяет, как общий враг.

— Всё будет нормально! За меня останется леди Грасс. Из неё лидер лучше, чем из меня, так что тут ничего не развалится.

— Не грустно от таких слов? — спросил я, поворачиваясь к Грасс.

Та горестно вздохнула и ответил:

— Пока Кидзуны не было, мне часто приходилось брать на себя его обязанности. Определённый авторитет у меня есть.

А-а, так ей не впервой заменять Ларка. Кстати, если так подумать, мы познакомились с ним в нашем мире. Получается, на то время его страна обходилась без короля. Видимо, когда страной управляет Герой, у него всегда есть заместители.

Скорее, как раз с отъездами Ларка и начинается настоящее правление в его стране.

— Если ты только для переговоров, то пожалуйста. За миром пока присмотрит Кидзуна, а в случае волны тебя всё равно сюда призовёт.

— Вот! А дальше надо уже смотреть, которому миру нужна помощь.

Ох… На редкость боевое настроение Ларка не даёт мне покоя, но я уже устал говорить ему об этом.

В целом он, конечно, прав. Раз у него альянс с Мелти и Подонком, то надо провести переговоры.

— Я так понял, Грасс и Кидзуна остаются здесь?

— Да, мы должны оставить хотя бы двух бойцов, чтобы не слишком ослаблять оборону, — подтвердила Грасс. — А вам так или иначе не помешало бы проведать родной мир.

— А вот чего Ларк туда так рвётся, я до сих пор не поняла, — оказалось, Кидзуна полностью разделяет моё мнение.

— Что насчёт тебя? — спросил я у библиокролика Эснобарта, бывшего Героя Клановой Лодки и нынешнего Героя Клановой Книги.

Метод этого Оружия — усиление через собственную редкость.

Отчасти это можно назвать подобием Меча и Ярлыка, которые открыли нам повышение класса редкости, но здесь речь именно о редкости разновидности оружия, что ближе к методу Лука.

Казалось бы — скучная мелочь, но достаточно её осознать, чтобы Оружие стало сильнее.

Кроме того, у метода Книги есть необычное свойство — при копировании оружия копия получает нечто вроде серийного номера. У хорошего исходного материала и копия получается лучше. Если найти такое же оружие, но более качественное, то можно скопировать его повторно, и новая копия займёт место старой.

Думаю, это особенно важно для самой Книги, потому что побуждает Героя искать не просто тома, а редкие и первые издания.

Но это применимо не только к копиям. Сила оружия, получаемого из монстров и материалов, также определяется качеством источника. Так что метод Книги — это всё-таки нечто среднее между методами Меча и Лука.

Правда, он раздражает тем, что само по себе Геройское Оружие не становится сильнее, и ковыряться в нём бесполезно. Из-за этого я часто забываю про этот метод, хоть и зря.

— Пожалуй, я останусь в этом мире и буду защищать его вместе с Кидзуной.

Что же, ожидаемо. С тех пор, как Эснобарт освоил Ци, он наконец-то расцвёл как боец. Прямо как Лисия. Почему мои знакомые заклинатели постепенно превращаются в мастеров боевых искусств?

Ладно, как мы там распределились? Если считать только Героев, то в этом мире остаются Кидзуна, Грасс и Эснобарт. Со мной идут Ицуки, Рафталия, Садина, Силдина, Лисия и Ларк.

Гм.

— Ларк, можешь заглянуть в мой мир, но не задерживайся.

— Вот чего ты такой вредный, паренёк Наофуми?

— Заткнись.

— Тем более, тут останется Мадракон. Ты ведь останешься, да? Особенно если тебя попросит паренёк Наофуми.

— Останусь. Я не могу отказать Герою Щита. Но я не понимаю, с чего мной командуешь ты, Герой Косы, — презрительно ответил Мадракон.

Ну… Ларка можно понять. Мадракон в каком-то смысле ещё сильнее Героев. Например, вчера мы победили именно благодаря ему.

— Но если Герой Щита вернётся в свой мир, наша связь прервётся. Я больше не смогу придавать вам сил как вчера.

— А ты поиграй немного с леди Кидзуной. Священные Герои ведь одинаковые, нет?

— Ф-ф… Ты не только Герой Косы, но и король. Тебе не пристало говорить настолько легкомысленно!

Ого, у Мадракона вены на лбу проступили.

— Так, секунду! Что там Мадракон должен со мной сделать?! Ларк, ты чего задумал?! — Кидзуна тоже возмутилась.

Да что сегодня с Ларком такое? Такое чувство, будто он хочет всеми правдами и неправдами попасть в наш мир.

— Вот именно, Ларк! Что ты пытаешься сделать с Кидзуной?! — поддержала подругу Грасс.

— Как что? Разве Мадракон не может делать с ней то же самое, что с пареньком Наофуми?

— А-а, хочешь, чтобы он и ей аккаунт взломал?

— Взломать меня?! Не надо! Не смей трогать мою удочку!

Удочку… Немного грустно от того, что Кидзуна относится к своему Охотничьему Оружию именно так.

— Ха, — усмехнулся Мадракон, глядя на Кидзуну.

— Как же меня бесит твой смех… — проворчала та.

— Гневом она тебя кормить не сможет, — заметил я. — Переключайся на апатию. Будешь питаться ленью Кидзуны, пока не станешь сильнейшим императором драконов.

Кидзуна уже как-то раз попала под влияние Проклятия апатии и превратилась в исключительно ленивое, никчёмное создание. Скорее всего, это проявилась истинная сущность любительницы лёгкой жизни. Углубляя свою апатию, она наверняка научится извлекать из неё не меньше силы, чем я из гнева. Если Мадракон питается Проклятиями Священных Героев, то такой источник энергии ему вполне подойдёт.

— Герой Щита. За что ты отдаёшь мне настолько жестокий приказ?!

— Я не лентяйка!

— Если нет, то попробуй соблазнить Мадракона чем-нибудь другим.

— Хм… — протянула Кидзуна и переключилась на Нулевое Охотничье Оружие.

— Гм… Убери. Эта сила не для меня.

— Ну да, она ведь действует только против всего нечестного.

— Не только поэтому. Сущность этой силы… не могу вспомнить в чём, но она способна истреблять драконов. Я не могу на неё влиять.

— А это вообще считается Проклятым Оружием? — спросил я.

— Нет, конечно. Но если не это… то остаётся лишь оно, — ответила Кидзуна, намекая на своё оружие для битв с людьми.

Если я правильно помню, расплата за его использование — очки опыта и Уровень, поэтому Кидзуна старается им не пользоваться. Скорее всего, это и правда аналог моего Гнева.

— Это оружие тоже не годится на роль источника моей силы. Черпая из него, я истощу и себя самого, и Героя Охоты.

Ну, ещё бы. Да и какое же это Проклятие — способность атаковать других людей?

Мадракон удручённо сложил лапы и с прищуром посмотрел на Кидзуны.

— Ладно, по-другому не получается. Да и у драконов есть склонность к апатии. Я попробую питаться силой лени Героя Охоты. Так что будь лентяйкой.

— Ух… Как же меня бесят такие слова.

— Можешь считать это своим наказанием, — хлёстко заявила Грасс.

Действительно, на этот раз все беды начались с того, что Кидзуна ничего не предприняла. В глубине души она действительно лентяйка. Вернее, делает лишь то, что ей хочется.

— Н-но в последнее время я много работаю! Иногда даже готовлю не хуже Наофуми!

— Но только рыбу.

Рыбные блюда Кидзуна и правда освоила очень хорошо. Видимо, сказалась любовь к рыбалке. Она и раньше ловко её разделывала и знала основы кулинарии, так что после моих уроков быстро достигла неплохого уровня.

— Её нужно научить постоянно сдерживать лень. Если во время тренировок она поддастся апатии, то просто вывезите её на корабль в открытое море и дайте поймать удочкой, например, Квартет. Должно помочь.

— О! Прекрасная мысль, Герой Щита! Похоже, ты хорошо разбираешься в апатии Героя Охоты!

— Неужели меня было настолько легко вылечить?

Ага. Мы примерно так же и спасли её от апатии в прошлый раз.

— Неужели Кидзуна в глубине души лентяйка?.. Как жаль, — протянула Грасс, наверняка глубоко расстроенная этой новостью.

— Не волнуйся, Герой Щита. Если апатия окончательно поработит Героя Охоты, я впитаю её и сделаю источником своей силы.

Ах да, он точно так же пытался поступить и со мной во время нашей первой встречи.

— Внутри меня она сможет предаваться лени до самой смерти. Только не своей, а моей… А драконы живут вечно.

Кидзуна будет питать Мадракона энергией, не старея? Вот это настоящий ад.

— Как после такого не волноваться?! — закричала Грасс.

— Ну уж нет, я научусь управлять апатией! — прониклась Кидзуна желанием бороться с ленью.

Хм. Быть поглощённой Мадраконом и кормить его… прямо сюжет для эроге. Что самое грустное, сама Кидзуна в таком случае стала бы ещё сильнее, так как освободилась бы от ограничений на битвы с людьми.

— Удачи.

— Да, удачи.

Мы с Мадраконом вяло поддержали её.

Получается очень тоскливый лозунг: лень Кидзуны спасёт мир! Мы все помрачнели, понимая, к чему пришли, и только Ларк как всегда не унывал.

— Ладно, я ещё собирался по пути поставить опыты с улучшением врождённых талантов… и Ларк для этого будет очень кстати. У нас как раз есть косатки, они мастера прокачки.

— О да!

Да хватит уже радоваться!

Я не понимаю Ларка, но предвидел, что он всё равно пойдёт с нами, поэтому ладно.

— Мир паренька Наофуми зовёт меня!

Ларк не прекращает меня озадачивать.

— Ладно, людей Кидзуны мы распределили… Что насчёт нас?

Рафталия, очевидно, идёт со мной. Силдина тоже рвётся домой, а Садина всегда идёт туда, где Рафталия. Фиро не участвует в собрании, потому что на дух не переносит Мадракона, но она явно не захочет оставаться здесь.

— Мы ещё не выдавили из Маруда всё, что ему известно. Пытки должны продолжаться, и его стоит этапировать в наш мир, чтобы не сбежал.

— Уа-а-а… Ицуки-сама…

Очевидно, что Ицуки как Герой Лука тоже вернётся, ну и Лисия вместе с ним.

Сэйн всегда там где я.

— Думая, наставница стиля непобедимых адаптаций останется, — продолжил Ицуки. — Кажется, она нашла общий язык с наставником Грасс-сан.

— Да, точно. Тем более…

Она не только сильна, но и отлично подойдёт для опытов Эснобарта по улучшению врождённых талантов. Чувствую, скоро бабулька и правда сравняется по силе с Героями.

А все остальные, видимо, на время вернутся в домашний мир. Тем более, мы уже соскучились по дому из-за затянувшейся вылазки.

Таким образом все основные силы уходят со мной, и остаётся лишь уповать на то, что этот мир не пострадает.

— Ладно, решено.

Определившись, кто именно отправится в мой мир, мы ещё несколько дней занимались своими делами.