Том 20: Эпилог. Другие звёзды

Поскольку моя деревенская семья стала поистине огромной, оказалось проще пригласить Мамору с его солдатами и помощниками к нам. Мы закатили грандиозный, можно даже сказать всенародный праздник.

— Ого, какая вкуснятина.

— Очень странное растение. Оно точно съедобное?

— Дерево, на котором растёт хлеб… Поверить не могу.

Гости удивлялись нашей флоре и наслаждались мясом — в том числе драконьим — которое приготовили мои поварята.

Надо сказать, что праздники в прошлом почти не отличаются от праздников будущего. Однако разница чувствовалась — в основном из-за того, что в деревне собралось так много представителей безобидных рас. По их голодным глазам легко понять, что они прибыли из нищих земель. Некоторые выглядели так, словно сегодняшняя ночь — единственное, что может спасти их от голода. Разумеется, я невольно засматривался на то, с какой жадностью они уплетают угощения.

— Тащите больше, жарьте больше. Плевать на вкус, лишь бы было съедобно.

Вся заранее заготовленная еда кончилась в мгновение ока. Пришлось сходить убить новых монстров, принести их туши и готовить. Кому-то, может, кажется, что достаточно просто бросить дичь в огонь, но так она будет ужасно долго готовиться, а вкус выйдет омерзительным. К тому же небольшая ошибка в расчётах — и к столу будет подано сырое мясо.

Впрочем, эта суматошная вечеринка наверняка обернётся отличным уроком для поварят. Пусть знают, что мясо монстров становится съедобным только после основательного потрошения и разделки.

Невкусное и некачественное мясо можно скормить монстрам или, немного обработав, превратить в удобрение. В крайнем случае его можно приготовить с помощью Щита, так что производство у нас безотходное.

— Хм-хм… Я примерно представляла анатомическое строение этих существ и не раз ощупывала их тела, но вскрывать толком не вскрывала, а тут такая отличная возможность научиться это делать. Можно я тоже поучаствую?

У Хорун как всегда разыгралась жажда знаний.

— О? Неужели предки не знали, как правильно разделывать монстров? Например, вот этого надо… — Рато тут же стала вести себя как опытная наставница.

— Тут, тут и тут, — показал я. — И вот ещё важное сухожилие. Если его перерезать, монстр не сможет ходить.

— Граф, ты так здорово понимаешь повадки монстров. Наверное, будь у тебя другое Оружие, ты бы разделывал и готовил их прямо посреди боя.

— Возможно. Но я бы на такое не рассчитывал — монстры владеют магической регенерацией.

Вопреки ожиданиям монстров трудно замедлить и обездвижить. Видимо, это правило применимо к любому миру, где есть исцеляющая магия. Не то, чтобы я был против неё — среди местных заклинаний есть такие полезные вещи, как, например, лечение кариеса. Как это вообще работает? Магия ищет в теле запасы кальция и регенерирует зуб? Разумеется, я в магию так глубоко не погружался, поэтому не могу знать наверняка.

— Монстров надо ещё правильно убивать, чтобы они были вкусными. Хотите, расскажу?

— Хочу-хочу! — закричала Хорун.

Видимо, в ней проснулось любопытство. Что же, я не против.

— Ты, конечно, могла с тем же успехом узнать об этом от охотника, но самое главное — не изнурять и не нервировать добычу, потому что от этого портится мясо. В идеале убивать за один удар.

— Но это же основы основ.

— В том и дело, что основы превыше всего. Но есть и обратный принцип, который наверняка работает только в этом мире — мясо монстра становится вкуснее, если он умирает, довольный схваткой.

Удивительно, но мясо монстра, убитого в тяжёлой схватке, довольно вкусное. Видимо, существу не хочется пропадать просто так. Отсюда следует вывод, что монстры могут сознательно управлять качеством своего мяса — это в том числе объясняет высокое качество крови Мадракона, которой он поделился добровольно.

В Японии такого правила точно не существует. Оно там применимо разве что к продуктам от домашних животных — молоку и яйцам.

— Кажется, я уже слышала об этом раньше, — отозвалась Хорун. — Называется теория упорства — мясо монстра, полученное после настоящей битвы, становится вкуснее.

— Ещё, например, я ставил опыты с вливанием Ци во время битвы. В таком случае мясо ещё какое-то время остаётся живым и легче поддаётся разделке.

У мёртвого мяса кровь впитывается в мышцы, из-за чего появляется неприятный запах. Но если выпустить кровь, пока Ци поддерживает жизнь мяса, оно станет ароматнее и вкуснее.

Хотя в моём мире мясу, наоборот, дают созреть.

— Это известный феномен — вливание Ци оживляет клетки, — прокомментировала Хорун.

— Да, я думаю, в этом и дело, — согласился я. — Это касается не только готовки. Ци повышает качество всего, что бы ты ни делал.

— Как от неё много пользы. Думаю, это поможет моим исследованиям.

— Надеюсь, ты имеешь в виду исследования на тему того, как нам вернуться домой.

— Да-да, я всё понимаю.

Точно ли понимает? Хорун отвечает на вопросы таким легкомысленным голосом, что я волнуюсь.

С тех пор, как мы проучили армию драконов, её настроение стало ещё лучше. Видимо, она на дух не переносит драконов. Что-то мне в этом не нравится… но лучше глубоко об этом не задумываться.

— Что касается готовки, есть ещё один фокус, но он доступен только Героям. Если нашёл плохое мясо, его можно вставить в Оружие, и он приготовит еду обычного качества. Так можно притвориться, что умеешь готовить.

— У-у… вот это и правда нечестный способ. Причём он доступен только Героям и не имеет никакого отношения к правильному убийству монстра. Прямо посмертное повышение качества!

— Граф, такие уловки как раз в твоём стиле. Сколько мяса ты так переработал для сегодняшнего праздника?

— Замолчите обе! Главное, чтобы было вкусно!

— Ладно, мне пора возвращаться к работе, — заявила Хорун и как ни в чём не бывало пошла в лабораторию.

Рато провожала её недоверчивым взглядом.

— Что-то не так? — спросила Хорун.

— Я заметила, что ты слишком уж засматриваешься на моего Ми-куна. Надеюсь, ты с ним ничего не делаешь?

— Это уже наше с ним дело. Я заметила, что ты вложила в него много труда, но что это вообще такое? Я не уймусь, пока ты не ответишь.

— Ми-кун — мой драгоценный образец! Да, он неуклюжий, но очень мне нравится. Из-за несчастного случая мне пришлось надолго посадить его туда, но рано или поздно он выберется.

Это, конечно, спор, но в то же время дружеский, так что не буду вмешиваться. В конце концов, я уже попросил Виндию присматривать за ними и сообщать мне, если они начнут заниматься подозрительными вещами.

— Это команда бродячих торговцев Наофуми. Они тоже помощники Героя Щита Мамору, поэтому вам не помешает с ними познакомиться.

— Дафу…

Руфт разговаривал с солдатами. В отличие от Рафталии, он хорошо разбирается как в политике, так и в торговле.

Поскольку наша деревня расположена на краю страны, мы должны быть знакомы с солдатами-пограничниками, которые будут приходить сюда в случае чего.

Попади мы в более мирное время, я бы назвал это расположение очень выгодным. Рядом с границей легко добывать импортные товары.

— Спасибо, что помогаете нам.

— Конечно, мы уже наслышаны о ваших заслугах, но всё равно очень здорово, что у господина Мамору появились такие сильные помощники.

— Благодаря вам наши люди выживут.

— Если мы, конечно, сможем побороть волны.

Солдаты Шильтрана и сами выглядели слегка взволнованными, но пытались поддерживать мораль полулюдей и зверолюдей.

— Братец-братец! Если не пожарить ещё мяса, оно кончится! Ты тоже помогай, братец Фоур! Ты ведь умеешь готовить!

— Нет, подожди! Мне до брата далеко!

— Но братец сказал, что если ты приправишь еду по своему вкусу, то она обязательно понравится жителям этой страны!

— Удачи!

— Кх… Почему я должен готовить для всей деревни? Это часть моего долга перед деревней, Атла? Помоги мне, я запутался. Неужели я должен стать таким же как брат?

— Что-то ты и правда сбился с пути, братец Фоур.

Очень меткое замечание, Кил. Вот только виноваты в этом как раз вы.

Как бы там ни было, мы пошли разделывать туши убитых монстров. Не пропадать же добру.

Мамору, кстати, пришел со своими подопечными, и те тоже жадно ели.

— Мамору, мы тоже должны что-то сделать для Наофуми в обмен на его помощь, — сказала Рэйн.

— Да уж… Только что именно?

Его страна, Шильтран, тратит все силы и средства на восстановление. Она мало чем может нас отблагодарить.

— Кстати, а мы сами не собираемся сходить на святую землю, которую пыталась захватить Пьенса? — спросил я.

— Да нет там ничего интересного… Если хочешь, я вас, конечно, свожу, но это не тянет на благодарность. Гмм… Лишних денег, еды и припасов у нас нет, так что могу выдать разве что больше привилегий и паспорта для посещения других стран… И титул.

— Никаких титулов.

Это всё-таки мир прошлого. Конечно, если мы тут надолго, то титул может пригодиться, но сейчас он нам точно не нужен, ведь Мамору и без этого нам помогает. Единственное, какой-нибудь временный титул может помочь Мелти общаться на равных со знатью Шильтрана. Но, опять же, пока она ведёт переговоры в присутствии Мамору, разницы никакой.

— Понимаю. Тогда мне нечего тебе предложить, кроме помощи Хорун в поисках пути домой.

— Она и без этого нам помогает. В общем, не бери в голову, ты нам уже всячески помог.

На самом деле мне даже выгодно, чтобы Мамору чувствовал себя должником — так он будет сговорчивее на переговорах. Удобно это, когда есть чем шантажировать собеседника.

Но вряд ли он так просто согласится на любые требования, так что придётся найти какой-то компромисс.

— А вообще, давай так: поделись со мной частями монстров Шильтрана, которые у тебя есть. Надеюсь, понятно, для чего они мне?

Герои получают новое Оружие, поглощая различные материалы, поэтому такой подарок мне точно пригодится.

— Хорошо. Я распоряжусь, чтобы тебе собрали посылку.

— А как насчёт всем вместе помыться нагишом в горячих источниках? — предложила Рэйн.

Надеюсь, она не собирается меня домогаться.

— Да, я мог бы показать вам потайные горячие источники, которые недавно нашёл. Думаю, вам понравится, — согласился Мамору.

— Ну, так ты точно покажешь глубину своей признательности.

Что-то мне кажется, у нас ни одна основательная вылазка не обходится без горячих источников. Взять те же Кальмиры.

Тем временем взгляд Мамору стал задумчивым.

— Филориалы… — пробормотал он, глядя на жадно клюющих птиц.

В его время таких существ нет, поэтому они его интригуют. Мы с точки зрения Мамору вообще пришельцы из будущего, которые принесли с собой невиданные технологии.

Этим можно воспользоваться — мы со своей стороны создадим вещи, которые помогут Мамору и его товарищам победить волны, а Хорун и Рато тем временем изобретут что-нибудь, что поможет нам воевать против загадочных технологий людей сестры Сэйн.

А не хлебное дерево! Оно, конечно, удобное, но толку от него нет!

— Мамору… — Рэйн взволнованно посмотрела на Героя Щита прошлого.

— Братец Мамору, — Сиан смотрела то на меня, то на Мамору.

— Давайте пока просто радоваться, что мы живы, — предложил я.

— Ага… ты прав. Сиан, ты тоже должна много кушать, чтобы вырасти.

— Угу! Я стану большой и сильной, чтобы защищать всех на войне!

Судя по тону Сиан и решимости в её глазах, она уже заразилась от моих бесстрашием.

Вдруг мне на глаза попались Рен, Виндия и Эклер, которые ели друг рядом с другом. Такое чувство, что они стали проводить вместе больше времени. Правда, со стороны выглядит так, будто Рен стал подкаблучником…

Я решил прервать разговор с Мамору и подошёл к ним.

— Хватит мне угождать! — ворчливо бросила Виндия Рену.

— Но я…

— Не пытайся опекать меня! Я могу жить самостоятельно, и пока что эта деревня — мой дом! Как и для тебя, Рен!

Ну вот, у Виндии начался трудный возраст. Или нет? Ей просто не нравится опека Рена?

— Но я должна ещё раз… поблагодарить тебя.

— Ага…

— Всё-таки в удивительное место нас занесло, — вставила Эклер. — Интересно, как бы на нашем месте отреагировал мой отец?

— Эклер, твой отец ведь правил тем регионом, который сейчас принадлежит Наофуми? — уточнил Рен.

— Верно. Я хотела быть как он — прекрасным правителем, которому доверяют люди… Но сейчас уже не знаю, в какую сторону двигаться.

Сейчас Эклер — деревенская напарница Рена. Формально её работа — быть телохранителем Мелти, но ей для этого немного не хватает сил. Ещё она вроде бы продолжает постигать тонкости стиля непобедимых адаптаций.

— Помните, я уже говорила об этом? Я увидела, как Иватани-доно и королева Мелти восстанавливают мой регион… и поняла, что мне бы никогда не хватило ума сделать как они.

— Я уверен, ты бы тоже так смогла, — заверил Рен. — А я бы тебе помог.

— В таком случае меня бы в первую очередь окружили поклонники Героя Меча.

— Можно подумать, с Наофуми не так. Чем я хуже?

— Хм… Сложный вопрос. Может, мне кажется, что тебя нельзя использовать? Хотя… и королева, и предыдущая королева, и король — все они использовали Иватани-доно. Но где бы тогда была моя заслуга? — Эклер сложила руки на груди и задумалась.

Наверняка прямолинейному вояке трудно рассуждать об управлении регионом.

— Глядя на Иватани-доно и короля Подонка, я поняла, что если избегать сомнительных методов, можно многое потерять. Но если так… где провести черту, которую нельзя переступать?

— Как раз для этого у тебя есть я, Виндия, Наофуми и королева Мелти. Если что, мы всегда подскажем, что делать.

— И правда… Раз так, Рен, мне нужен твой совет.

— Насчёт чего?

— В последнее время мне начинает казаться, что я во всех отношениях уступаю одному из новичков нашей деревни — Руфту, двоюродному брату Рафталии. Я говорю и об этой битве, и о грядущих, и обо всём остальном… Что мне сделать, чтобы развиваться с такой же скоростью?

— Ух…

Эклер не стала мелочиться и задала сложный вопрос.

В целом, она раньше и правда занимала почти такое же положение, как он. Возможно, поэтому она видит в нём соперника.

Прямо сейчас Эклер и правда сильно уступает Руфту. Не уверен, что он сильнее в бою, но как освоит Ци, Эклер уже вряд ли сможет его одолеть.

Потом скажу Рену, чтобы не мешал — соперничество даёт толчок к развитию. Это и должно стать двигателем развития Эклер: пускай день ото дня догоняет и обгоняет растущего Руфта.

Кстати, действительно ли я хороший правитель? Потому что всё, что я делаю — раздаю указания разъездным торговцам. Ну хорошо, ещё я иногда читаю речи, чтобы поднять мораль жителей, и пользуюсь опытом управления игровой гильдией, чтобы создать в деревне условия для жизни. И ещё сумел привести Рафталию к власти в Кутенро.

Но по-моему работа лидера всё-таки в другом.

Я посмотрел на Мамору.

Достаточно посмотреть на пришедших в деревню солдат, чтобы понять: весь Шильтран возлагает на Мамору огромные надежды. Я даже слышал, что они добровольно вызвались сразиться с армией драконов — вот насколько сильна их вера. Может, они не самые сильные бойцы по меркам полулюдей и зверолюдей, но воли и стремления у них хоть отбавляй.

То же самое можно сказать и о моей деревне. Не сказать, чтобы Кил и остальные относились к элитным боевым расам, но они всё равно сражались, не отступая ни на шаг.

Должно быть, причина в том, что этим детям хорошо знакома боль утраты.

Возможно, мы с Мамору делаем всё правильно, ведь Герою Щита важнее всего доверие со стороны других.

Что я в итоге сказал бы Эклер? Ей бы не помешало разбавить занятия физкультурой и фехтованием уроками по управления государством.

— Может… всё дело в том, что ты и Руфт по-разному наблюдали за работой Подонка и Мелти? Ты видела тактические уловки Подонка лишь краем глаза, а Руфт — целиком и полностью.

— Понятно. Если честно, я боюсь, что не сумею вызубрить бесчисленные приёмы короля… Неужели без этого не обойтись?

— Ты ведь хочешь стать хорошим правителем региона? В таком случае можешь делегировать обязанности кому угодно.

Откровенно говоря, Эклер мне кажется кем-то вроде Ларка — человеком, который переложит всю работу на плечи более способных подчинённых, а сам будет лишь принимать ответственные решения.

Сначала Лисия, потом Эснобарт, теперь Эклер… среди моего окружения стало многовато тех, кто пытается добиться успеха в чём-то, что им на первый взгляд не по плечу.

От таких мыслей я начинаю понимать, как к Эклер относится Мелти.

Вспомнив о нашей королеве, я перевёл взгляд и увидел, что Мелти с Рафталией сидят поодаль и смотрят в небо.

Мне вспомнилась наши ночёвки под открытым небом времён моего побега из Мелромарка. Правда, тогда с нами ещё была Фиро.

Эх, скорее бы домой. Если слишком задержимся, Фиро может не выдержать постоянного общения с Мотоясу. Прямо как один Герой Меча.

— Чем занимаетесь? Что-то не так с небом?

— А, Наофуми-сама. Мы с Мелти-тян смотрим на звёзды.

— Понятно… И как успехи?

— Э-э… Здесь нет нескольких известных созвездий, но другие мы нашли. Видимо, так тоже бывает.

Я тоже посмотрел в небо. В последний раз я любовался им во время похода в горячие источники на Кальмирах и с тех пор так и не выучил местные созвездия. Впрочем, если мы оказались в мире до слияния, то чего удивляться тому, что на небе нет некоторых звёзд? Отсюда следует вывод, что волны объединяют и космосы… Хотя, под слиянием миров обычно и понимается объединение вселенных.

В общем, ничего странного.

— Такое чувство, будто это место ещё дальше от дома, чем какой-нибудь параллельный мир.

— Да, — согласилась со мной Рафталия. — Кто бы мог подумать, что мы окажемся в прошлом… Всё-таки мир полон удивительных вещей.

— Надеюсь, с Фиро-тян всё хорошо, — прошептала Мелти, глядя на звёзды.

— Нам остаётся лишь надеяться, что Мотоясу её не поймал.

Мелти и правда лучшая подруга Фиро, раз даже сейчас переживает за неё.

— Мне всегда казалось, что всякие путешествия в другие измерения — это удел Наофуми и его команды… А теперь и меня затянуло не пойми куда.

— Ничего не поделать. Думаю, это часть вражеского плана.

— Знаю. Но вздыхать и горевать всё равно бесполезно. Когда тебя поймали в ловушку, ты мужественно выкарабкался из неё, и мы все должны брать с тебя пример. Мы найдём в прошлом ценные технологии и вернём их в наше время.

— Правильно, — согласилась Рафталия. — Мы должны стать бесстрашными как Наофуми-сама и поскорее вернуться в наше время.

Я не совсем понял, почему они заговорили о моём мужестве и бесстрашии, но если это придаёт им сил, то ладно.

— Да уж… — протянул я. — Мы, конечно, пока не нашли даже намёков на то, как вернуться в наше время, но я обещаю: тот, кто за этим стоит, дорого заплатит.

Не меньше, чем тот маг, которого мы сегодня поймали.

— Эх, Наофуми… ты не меняешься.

— Как сказал бы Мадракон, это одно из моих достоинств.

— Вы уверены, что это достоинство?

— А это уже вам решать.

— Тогда достоинство, потому что благодаря тебе у нас обязательно получится. Так что продолжаем двигаться к цели.

— Главное — никогда не сдаваться. Давайте бороться дальше.

Хотя нас забросило в прошлое, мы не унываем, ищем путь домой… и сплочаемся всё сильнее.