Том 20: Глава 11. Хлебное дерево и продовольственный вопрос

На следующее утро.

— Ничего себе! Никогда такого не видел!

После ежедневной кормёжки монстров я решил немного потренироваться. Вдруг неподалёку раздался голос Кил.

Она и ещё несколько рабов, стояли вокруг чего-то. Фоур, однако, держался поодаль и показал пальцем на Кил с обеспокоенным видом. Просит подойти к ней и разобраться?

— Что там, Кил?

Я подошёл к источнику шума и увидел, что его причина — Хорун. Её обступили взбудораженные рабы и сомневающаяся Рато.

Заодно стало ясно, почему Фоур стоял вдалеке. Он до сих пор остерегается Хорун и в этом смысле ведёт себя в точности как Филориал. Видимо, животные инстинкты приказывают им держаться подальше от источника опасности.

— А, это ты, Герой Щита будущего? Раз так, присоединяйся и смотри на моё новое произведение. Я как раз начала над ним работать.

Хорун показала на какое-то незнакомое дерево.

Что это? Я бы сказал, что оно похоже на Биорастение, но на нём нет привычных плодов. Обычно мы собираем урожай чего-то похожего на помидоры, но с веток этого дерева свисает хлеб.

— Братец-братец! Смотри! Здорово же?! — Кил подбежала и показала похожий на хлеб плод.

Я на всякий случай проверил, не отравлен ли он. Так… Нет, поиск ядов ничего не дал.

Попробовал разломить плод. Ага, это и правда обычный хлеб.

Вкус у него тоже оказался ожидаемый. Хлебный — иначе не скажешь. Разве что с какими-то зёрнышками в мякише.

Надо сказать, хлеб довольно мягкий. Как-то готовить его не надо, так что стоит прихватить ещё несколько таких плодов на всякий случай.

То, что принесла Кил, напоминало булочку для хот-дога, однако с дерева свисали и полноценные багеты.

— Это хлебное дерево?

Я чуть было не съязвил, что такое изобретение могло прийти в голову только ребёнку.

— Ха-ха! Это растение очень удобное, потому что легко поддаётся изменениям. Я решила провести эксперимент и очень удивилась, что всё получилось с первого раза.

А уж я-то как удивился.

Как это понимать? Неужели Биорастение способно даже на такое?

Теперь этот хлеб кажется мне опасным достижением зашедшей слишком далеко генетики. Хоть он и не ядовитый.

— Слушай, сестрица Хорун! А можешь сделать дерево, на котором растут блинчики?

— Ещё бы я знала, что такое блинчики.

— Братец-братец! Научи сестрицу Хорун делать блинчики!

— Я с удовольствием послушаю любую лекцию Героя Щита будущего хотя бы из академического интереса.

— Это и Мамору должен знать.

— Но ещё неизвестно, хватит ли его знаний для создания дерева.

— Граф, я не совсем уверена, правильно ли так делать…

Это да. А то как вернёмся из прошлого — а по всему миру уже заросли хлебных деревьев. Возможно, они очень опасные, так что за ними надо пристально следить.

Но с другой стороны… Если мы получим лёгкий источник разнообразных продуктов, то продовольственный вопрос у нас ещё долго не встанет.

Хм… Что же делать.

— Ну братец! Я хочу блинчиков! — Кил под шумок пыталась уговорить меня испечь ей блинов.

— С утра?

Кил любит блины со сладкой начинкой. Это не еда, а десерт, для которого нужны совсем не те продукты, которые остались со вчерашнего ужина. Поэтому готовить их, если честно, лениво.

В принципе, я бы мог сделать ей что-нибудь сладкого, но не хочу переводить продукты. Например, запасы муки у нас совсем не безграничные…

Надо бы закупить её у Шильтрана. Если у них есть, то прекрасно, но если нет — это будет катастрофа.

Возможно, это ещё один повод обратиться к Хорун за помощью, чтобы она поработала над Биорастением и приблизила деревню к самообеспечению?

— Ладно, сделаю, но ты сегодня как следует поработаешь.

— Ура-а! Выполню всё, что ни поручишь!

— Я уверена, Кил-кун справится! — поддержала Имия.

— Ага!

Ну, Кил и правда самая опытная торговка среди моих подопечных. А я вот, в свою очередь, давно уже не занимался этим делом.

Конечно, ещё неплохо себя показывала Фиро, когда зарабатывала деньги на организованных Мелти концертах, но в среднем Кил приносит больше денег. А поскольку сейчас нам нужна информация, Кил лучше сначала воодушевить, прежде чем отправлять на задание.

— Сразу предупреждаю: никому не рассказывай наших секретов. Знаешь, что бывает с болтунами?

— Знаю, братец!

Точно знает? Я вопросительно посмотрел на Имию. Она хорошо знает Кил и могла бы за ней присматривать.

Заметив мой взгляд, Имия смущённо кивнула. Видимо, поняла мою просьбу.

Вообще, Имия сейчас мне напоминает прежнюю Рафталию.

— Отправляйся с Кил, к работе над украшениями вернёшься позже.

— Есть. Я не знаю, чем тут лучше торговать… но разберусь.

— Блинчики, блинчики! — Кил совсем перешла в собачий режим.

— Рафу, — рафообразные смотрели на неё с улыбкой.

Наверное, это зрелище и правда способно растопить любое сердце.

— Если я начну работать всерьёз, это дерево покажется ерундой. Герой Щита будущего, с помощью этого растения можно с лёгкостью сделать не только палатку, но и целый замок.

— Это, конечно, круто… Но такое растение нам всю почву истощит.

— Да, именно в этом главный недостаток. Пожалуй, вокруг такого замка даже трава расти не будет.

Хорун без задней мысли разбрасывается опасными предложениями. Вот уж действительно, предок Рато. Вернее, на её фоне Рато как раз выглядит образцом сдержанности.

— Что тут за шумиха?

Появилась сонная Мелти.

Кстати, Рафталия из-за волнения долго не могла уснуть, поэтому до сих пор спит. Но если мы будем и дальше так шуметь, то тоже проснётся.

Я показал пальцем на хлебное дерево. Мелти наморщила лоб, затем вздохнула и сказала:

— Ну и странное же растение у нас появилось.

— Ага. Рафталия очень удивится, когда проснётся.

— Наверное.

— В будущем таких нет?

— Мм… Мне на ум приходит только дерево, с которого зимой собирают шоколад.

— Что? Шоколад?

Я думал, шоколад делается из какао, а не собирается просто так.

— Шоколадное дерево, что ли?

— Да. Это влияние одного из Героев прошлого, который ввёл моду на празднование дня Святого Валентина.

Валентина… Его и в параллельном мире отмечают? Наверное, во время волн людям не до него.

— Дерево, на котором растёт шоколад, растёт в одном далёком уголке мира. Когда приближается праздник, этот шоколад развозят по всему миру.

— О как…

Шоколадное дерево… Интересно, на нём растёт сырой шоколад или сразу готовые кондитерские изделия? Мне показалось, в какой-то игре тоже было нечто подобное.

Я снова посмотрел на хлебное дерево. Наверное, шоколадное тоже сделали по этой технологии?

— Я слышала, шоколадным садовникам приходится очень трудно, когда наступает время сбора урожая.

Шоколадным садовникам? Ну и термин. Хотя если шоколадное дерево и правда существует, то тех, кто его выращивает, и правда можно называть садовниками.

Да уж, вот так воплощение детской мечты. До сих пор удивляюсь.

Интересно, шоколадное дерево — это дело рук перерожденца или наследие настоящего Героя? Если оно создано без Биорастения, то это действительно титанические усилия.

— Какие любопытные вещи она рассказывает, — заинтересовалась Хорун.

— Да, но здесь этого дерева нет. И я не могу показать тебе шоколад, чтобы ты попыталась его вырастить.

К сожалению, шоколада на нашем складе не водится. Мне его делать не из чего.

— Хм… Возможно, это будет темой будущих исследований.

— Лучше ищи способ вернуть нас в будущее, а не трать время на бестолковые опыты.

Я уже понял, что она знает свое дело. Поэтому я хочу, чтобы она приложила это мастерство к поиску пути домой.

— Да-да, я знаю.

Что-то я не уверен.

Вот так мне пришлось готовить на завтрак ещё и блинчики.

— А-а… Наофуми-сама? Я слышала, у нас появилась ещё одна сомнительная версия Биорастения.

Рафталия быстро узнала последние новости и пришла разбираться.

— Вообще, да, но на этот раз не по моей вине.

— Мне сказали, это работа Хорун.

— Ага. Я и сам удивился, когда узнал, что она натворила.

— И… вы хотите оставить это без внимания?

— Я понимаю твоё беспокойство, но я решил, что пусть дерево остаётся. Вреда от него нет.

— Эта деревня всё меньше похожа на мою… — протянула Рафталия.

Вообще, раньше я старался восстановить облик её родной деревни… но готов признать, что это стремление улетучилось после того, как я развёл рафообразных.

— Я ещё помню, как деревня сильно изменилась, когда вы для удобства решили посадить светосакуру. Именно тогда я подумала, что пора перестать обращать на это внимание.

Это опасный знак. Рафталия перестаёт быть оплотом здравого смысла. Мне нужно, чтобы она была тем, кто сможет меня остановить… Но пока что я ничего поделать не могу, так что надеюсь, всё обойдётся!

После завтрака мы собрались обсуждать дальнейший план.

— Надо бы забежать к Мамору и поздороваться, прежде чем приступим к разъездам.

Мы собирались продавать наши товары в Шильтране, но перед этим не помешало бы побольше узнать о стране и получить одобрение.

Конечно, нам уже разрешили перемещаться, но вдруг Мамору смутит внезапная торговля? Лучше заранее уладить с ним этот вопрос.

— Заодно можно познакомить его с остальными.

Вчера в замке Мамору сказал, что присматривает за сиротами. Думаю, его подопечные легко найдут язык с моими. Хотя в моей деревне царит жизнерадостность, некоторые из детей наверняка волнуются, к тому же эти новые знакомства помогут Кил и остальным лучше понять, как устроены жизнь и окружающий мир.

Возможно, сейчас им кажется, что подчинённым Героя всё позволено, но я не хочу, чтобы они тянули эту установку и во взрослую жизнь.

— Так что мы сейчас идём в замок Шильтрана. Не разбредаться.

— Ла-адно!

Я использовал Портал Шилд, чтобы переместить себя, Кил и остальных в замок.

Кстати, перед этим я сводил туда Рена и Фоура, чтобы они тоже зарегистрировали порталы. Поэтому теперь ограничения по количеству человек нам не страшны.

— О-о! Так это и есть Шильтран?

Первым делом я повёл своих посмотреть на город. Дети увлечённо крутили головами.

— Какая-то отсталая страна. Напоминает одного из мелких соседей Мелромарка.

Нет бы быть немного потактичнее, Кил.

Имия тем временем прислушивалась к разговорам прохожих, навострив уши.

— Это не язык Мелромарка.

Ах да, в моей деревне ведь полно детей, которые не знают других языков.

— Ничего, всегда можно как-нибудь достучаться сердцем, — заявила Кил, хлопая себя по груди.

Захотелось сказать, что это так не работает.

— У них слегка старомодное произношение, — заметил Руфт, которого я взял с собой на пару с Мелти.

Поскольку Руфт из Кутенро, выходит, у них с Шильтраном общий язык?

Что же. Буду знать, что на разъезды нужно отправлять только тех, кто знает хотя бы два языка. Конечно, я это предвидел, но легче не стало.

— Кил, ты понимаешь язык Шильтрана?

— Ни капельки.

Это никуда не годится. От собаки, на которую я рассчитывал, не будет никакого толку.

— Я только немного знаю языки соседей Мелромарка.

— Да, некоторые из них говорят совсем по-другому, — пояснила Имия.

— А ещё выучил некоторые слова других языков с помощью перевода Филориалов. Всё будет нормально!

— Они переводили слова детей, которые хорошо разбираются в языках. Думаю, этого хватит, чтобы торговать.

Имия объяснила, откуда в Кил столько оптимизма.

— Ага, понятно…

Мои подопечные быстро растут… Хорошо ли это? Я немного волнуюсь.

Мы вернулись в замок, спросили где Мамору и пошли искать его в столовой.

— А, это ты, Наофуми? Ты сегодня рано, я только позавтракать успел. Будешь?

— Нет, мы поели у себя.

Моя деревня просыпается на удивление рано. А вот у Мамору завтрак поздний.

— Что тебе нужно в такую рань?

— Да так, мы собирались заняться разъездной торговлей, чтобы собрать информацию и заработать денег, поэтому я решил, что для этого неплохо было бы получить твоё одобрение.

— Понятно. Если честно, логистика у нас сильно хромает, так что твоя помощь будет кстати. Но мне рассказывали, что на дорогах орудуют бандиты из соседних стран. Ты готов к опасности?

Ну, любая маленькая страна страдает из-за набегов больших.

— Так что с моей стороны возражений не будет. Но вы ведь сможете себя защитить, если что?

— Конечно! — выпалила Кил, выражая всеобщее мнение.

Уровень у них довольно высокий, так что сражаться они действительно могут. У них есть даже опыт крупных сражений вроде битв с Фэнхуаном и Тактом, так что рядовые бандиты им нипочём.

— Кстати, Наофуми, я вижу, у тебя много полулюдей и зверолюдей. Но они в основном из слабых рас.

Я мысленно перебрал жителей деревни. Так и есть, из сильных полулюдей у меня разве что Фоур, Садина и Силдина. Но сестёр-косаток с нами нет, так что фактически остаётся один Фоур.

Расу Рафталии не назовёшь сильной. Она обманчиво похожа на енотообразную, но при этом её сородичи обитают только в Кутенро. То же самое касается Руфта.

— На первый взгляд у меня и правда одни слабаки.

Что касается обилия зверолюдей, то это в основном торкообразные, которых я ценю за ловкость пальцев. Других почти нет.

Строго говоря, торкообразных возглавляет дядя Имии… но он почти безвылазно сидит в деревне, так что сейчас это сама Имия.

— Тогда в Шильтране они почувствуют себя как дома.

Ну, местные жители и правда не похожи на великих воинов. Это тоже поможет торговле — не придётся бояться, что они будут нам угрожать.

— Кроме Филориалов и как их там, рафообразных? Они для нас в диковинку, поэтому будут выделяться на общем фоне.

Ах да, в этом мире пока нет Филориалов. Будь у меня желание изменить прошлое и вписать своё имя в историю, я бы радовался, а так придётся терпеть нежелательное внимание.

Но ничего не поделать.

— Тогда я скажу рафообразным, пусть скрываются в людных местах.

Монстры, которые стали рафообразными, достаточно сильны, чтобы тянуть повозки. К тому же они умеют пользоваться магией иллюзий. На людях они могут, например, превращаться в лошадей, а при встрече со злодеями будут защищать повозки на пару с Филориалами.

— Похоже, в будущем полно полезных монстров.

— Что-то вроде того.

Также рафообразные могли бы маскироваться под тех монстров, которыми здесь пользуются. Но это довольно рискованный метод, и его лучше сначала обсудить с Мамору.

— А, это же вчерашний братец. Мы не отвлекаем?

К нам подошли подопечные Мамору и с любопытством посмотрели на моих.

— Братец-братец, кто это? — спросила Кил.

— Дети, за которыми присматривает Мамору.

— О, правда?!

— Да, — вставил Мамору. — Возможно, они не понимают вашу речь, но постарайтесь подружиться.

Кил повернулась ко мне. Разумеется, я разрешаю. Всё равно мы будем мозолить глаза жителям этой страны.

Так что Кил для пущей эффектности обратилась зверочеловеком и поприветствовала детей.

— Ух ты! Какая она милая!

— Ага! Щеночек!

— Гав! — отозвалась Кил и попыталась ответить детям Мамору на языке тела.

Будучи воплощением открытости и беззаботности, она мигом заставила улыбаться даже сомневающихся детей.

Кил игриво подставляла пушистую шерсть и лизала всех подряд, будто совсем превратившись в собаку. Набедренная повязка казалась модным аксессуаром.

Может, это и есть секрет торговых успехов Кил?

— Я помогу Кил-кун и подружусь с детьми при помощи обаяния рафообразных! — вдруг с озорным видом заявил Руфт и пошёл знакомиться с детьми. В последнее время я часто наблюдаю его таким.

— Меня зовут Руфтомила, а это Кил-кун. Будем знакомы.

Дети кивнули в ответ — видимо, язык Руфта понятен шильтранцам.

— Какая пушистая!

— Она такая милая!

— Ну как вам?! Я крутой, да? — отвечала Кил детям, не слыша, что те называют её милой.

Кажется, у них лёгкое недопонимание.

— М-мне тоже очень приятно, — Имия последовала примеру Кил и Руфта и тоже подошла.

Несмотря на лёгкую неуклюжесть дети, похоже, легко приняли её в свои ряды.

— Это так мило, — сказала, улыбаясь, Рафталия. Ну, не спорю. — Но Кил-кун, я не думаю, что тебя после такого будут называть крутой…

— Не говори ей. Это ключ к её успеху.

Глупость — это мило, если она в меру. Непосредственность таит в себе страшную силу.

— Ладно, ребята, сейчас уже время завтракать, так что поиграете с детьми Наофуми позже, — объявила Рэйн, хлопая в ладоши.

— Ладно!

Дети дружно кивнули, помахали Кил и уселись за стол.

— Еда-а?

Кил им настолько понравилась, что с ней даже пытались делиться едой.

У меня сразу появилась ассоциация со школьниками, которые подкармливают собаку, чтобы тайком от родителей приручить и держать.

— Кил, ты уже поела.

— Что? Но братец!

Я мотнул головой, чтобы Кил ещё раз посмотрела на детей.

— Ладно, братец! Ребята, вам надо хорошо питаться!

Дети Мамору кажутся тощими. С учётом того, что я видел в городе, похоже, что в Шильтране плоховато с продовольствием.

Вряд ли местные наедаются, тем более, что волны тоже плохо влияют на запасы еды.

Поэтому мы не должны отбирать их хлеб.

— Она не будет есть? — спросил один из детей.

— Она сказала, вам надо поесть самим. Если хотите, я потом дам вам корма для Кил, вместе поедите.

— Правда?!

Глаза детей заблестели. Мне не очень хотелось их баловать, но это укрепит нашу с Мамору дружбу.

— Пообещай!

— Обещаю. Так что, Кил, с тебя хорошие отношения с этими детьми.

— Разумеется!

Рад, что она такая уверенная.

— Наофуми-сама, вы хотя бы сами заметили, что назвали еду для Кил-кун кормом?

А что я мог сделать? Это же Кил.

— Ладно, поговорим, когда доедите.

— Извини и спасибо, Наофуми.

Как-то неловко, что мы пришли во время завтрака. Но в то же время мы сейчас можем выяснить, как у Мамору обстоят дела с запасами продуктов, и решить, что делать дальше.

Как я и подозревал, продажа еды может нас озолотить. Нам ведь совсем несложно охотиться на монстров и готовить их мясо… К тому же практичная еда наверняка нужна Шильтрану намного больше, чем золото и самоцветы.

Ещё им наверняка пригодятся лекарства.

Мы дождались конца завтрака, после чего у Кил появилась ещё одна возможность поближе познакомиться с детьми. Подружились они быстро — сказывается, что примерно одного возраста.

Я боялся, что кого-то будут гнобить, но мои подопечные прошли школу разъездной торговли и ловко умеют сглаживать все острые углы.

— Очень здорово, что вы пришли. Дети теперь не заскучают, — поблагодарил нас Мамору.

— Мои тоже сгорали от любопытства. Я собираюсь отправить их путешествовать по твоей стране, чтобы они помогали движению товаров и зарабатывали мне деньги.

— Я удивлён, что мои так быстро с ними подружились. Среди них много застенчивых.

— Возможно тут дело в том, что у них похожие травмы.

Рафталия, Кил и многие другие потеряли свои семьи из-за волн. Они знают, насколько это тяжело, поэтому быстро распознают и понимают шрамы собеседников. А затем стараются не трогать эти раны. Думаю, духовная близость вообще помогает быстрой дружбе.

Кстати, где там Сиан, которая вчера пренебрежительно на меня смотрела? Вскоре я заметил её кошачьи ушки за спиной Мамору. Девочка выглядела слегка нервной. Чего это с ней?

— Не хочешь поиграть с остальными?

— Я лучше просто посмотрю.

Ну, такое тоже бывают. Есть дети, которые не хотят играть с остальными. Я не собираюсь отыгрывать заботливого старшего брата, поэтому не буду к ней лезть.

— Ну ладно, — холодно ответил я.

Мы с Мамору присматривали за играющими детьми и обсуждали, куда и что лучше всего везти.

Как и следовало ожидать, столице нужна древесина и другие припасы для ремонта города после бедствий. То, что вокруг достаточно лесов, я уже понял. Вопрос только в богатстве Шильтрана и цене товаров. По-видимому, пока что мы будем не столько продавать, сколько инвестировать. В конце концов, главное для нас — вернуться домой.

Когда разговор уже подходил к концу, я заметил, что Сиан с любопытством разглядывает карту.

— Тоже хочешь ездить и торговать?

— А? Н-нет, с чего вы так решили… — буркнула Сиан, отводя взгляд.

По взгляду и тону в её ответе легко можно прочесть: “Очень хочу”.

Мамору по-отечески посмотрел на неё.

Хм… Не знаю, выгадаю ли я, если выскажу это предложение вслух, но хуже не будет.

— Слушай, Мамору. Я уверен, твои дети быстро подружатся с Кил и остальными, так что почему бы им не ездить всем вместе?

— А?

— Я ведь ничего сомнительного не предлагаю. Ты так сможешь следить за моими и убедишься, что они ничего такого не делают, а твои получат ценный опыт настоящих битв.

Как говорится, кто не работает, тот не ест. А быстрорастущим полулюдям работать тем более полезно.

В собачьей форме Кил, конечно, выглядит обаятельным щенком, но в получеловеческой уже давно не похожа на ребёнка. Правда, со взрослением Рафталии в моей деревне могут потягаться только Руфт и Фоур — и то лишь потому, что первый её сородич, а второй просто старше остальных.

Если постоянно жалеть и опекать детей, они никогда не вырастут.

— Ну а если ты слишком боишься, что они поранятся или умрут в битвах с монстрами, то можешь какое-то время ездить вместе с ними.

— Вау! Да ты так совсем слугой Наофуми станешь, Мамору!

Тьфу ты! Кто тебя за язык тянул, Рэйн?!

— Наофуми-сама, вы опять задумали что-то плохое?

— Нет, с чего бы?

На самом деле я просто подумал, что неплохо было бы сделать из Героя Щита прошлого бесплатного охранника повозок.

— Ладно, Наофуми… если ты не против, то и я не буду возражать. Тем более, им это наверняка запомнится как увлекательное приключение, — решил Мамору, ещё раз посмотрев на Сиан.

— Тогда решено. Кстати… Ты, видимо, никогда не занимался разъездной торговлей? — поинтересовался я.

— Нужды как-то не было, страна помогала деньгами…

Как же я ему завидую. Между нами и правда огромная разница. Поэтому я должен просветить его и объяснить, что даже большая страна не полезет к ним, увидев налаженное снабжение и боеспособную армию.

— Я хочу, чтобы Мелти из моей деревни поучаствовала во встрече с твоим правительством. Взамен я лично покажу тебе, как налаживать логистику с помощью бродячих торговцев.

— Думаю, я не смогу долго путешествовать, но твоя помощь всё равно очень кстати.

Вот так мы договорились о том, что люди Мамору тоже какое-то время будут путешествовать по стране.

— О да! Впереди торговые поездки по Шильтрану!

— Да-а!

— Не знаю, что всё это значит, но уже сгораю от предвкушения!

— Это значит, что если мы будем хорошо справляться, в стране наладится жизнь.

Кил и остальные мои подопечные отправились торговать, не опасаясь ни незнакомой страны, ни того, что оказались в прошлом. По пути они постоянно разговаривали с детьми Мамору.

— Ну, пора в дорогу, что ли…

— Счастливого пути, господин Мамору!

— Будем молиться, чтобы хотя бы этот замысел помог восстановить страну!

— Мы вместе сделаем Шильтран великим!

Как только Мамору сел в повозку, весь город высыпал на улицы, чтобы с почестями проводить его. Да уж, вот это всенародная любовь. Возможно, именно доверие жителей Шильтрана — и есть источник его силы, которую я ощутил во время нашей битвы. Всё-таки главная особенность Щита — в том, что он при помощи доверия усиливает других и сам становится сильнее.

Я в своё время получал значительные прибавки к защите даже от подсознательного доверия, но эта сила обрела настоящую форму лишь после того, как я начал относиться к ней как к полноценному методу усиления.

Однако если жители Шильтвельта и хорошие знакомые из Мелромарка продолжают доверять мне, в остальном мире мой авторитет оставляет желать лучшего.

Что же касается Мамору, то на него смотрят не просто как на святого. Он для этих людей — легендарный герой, в которого нужно верить несмотря ни на что.

— Вот это и значит быть прирождённым Героем, — сказала вдруг Рэйн.

— Ты про что? — спросил Мамору.

— Про твою харизму.

— Дело не в этом. Я искренне хочу всех защитить, поэтому мне и верят.

Ого… Если он может на голубом глазу выдавать такие перлы, то ничего удивительного, что о нём пишут в учебниках.

Вот, значит, как выглядит Герой, который оставит своё имя в истории?

— Я бы так никогда не смог.

— Наофуми-сама, я уверена, что вы ничем не хуже.

Хотя Рафталия пыталась меня подбодрить, я слишком ясно осознавал разницу между собой и Мамору. Пожалуй, он и правда заслужил гордое звание Дьявола Щита.

— Как говорится, хорошо там, где нас нет. Ты, Наофуми, хоть и грубиян, но не злодей, иначе бы не смог подружиться с Сиан.

— Сиан?

Я перевёл взгляд на девочку, которая до сих пор липла к Мамору и украдкой смотрела на меня.

— Ты думаешь, я подружился с ней?

Раз так, то она и правда как кошка. Вспомнив, как развлекался с бездомными японскими кошками, я поманил Сиан пальцем, затем начал раскачивать его.

Девочка внимательно следила за пальцем.

Я медленно дотянулся до её шеи и почесал её.

— Мур-р-р… — блаженно протянула Сиан и легла на колени Мамору.

Да, она натуральная кошка. Щенок у нас есть давно, а теперь ещё и котёнок. Теперь мне намного понятнее, как с ней обращаться.

— Более чем, — подтвердил Мамору. — До сих пор удивляюсь.

— Э-э… Но мне всегда казалось, что вы легко находите общий язык с детьми, Наофуми-сама.

— Правда?

А ведь я всего лишь попытался относиться к Сиан как к котёнку, а не как к получеловеку… По-моему, как-то неправильно, что она за это начала мне доверять. По крайней мере, это точно не заслуга моей харизмы, в отличие от Мамору. Если Мамору — прирождённый Герой, то я — дрессировщик?

— Вроде бы у меня такой же Щит, но теперь мне почему-то кажется, что он работает вполсилы.

Я ещё раз проверил окно Статуса и убедился, что мой показатель защиты вырос не так сильно, как хотелось бы. Это и есть разница между истовой верой в Мамору и вялой верой в какого-то Героя Щита?

При этом верные спутники Мамору тоже получают благословение Щита, поэтому они на редкость быстрые и проворные.

Я сейчас не про детей, если что.

— Казалось бы, у меня тоже не было опыта работы Героем, и всё равно такая разница.

— Ага.

Тяжело мириться с тем, что даже между Героями Щита может быть такая пропасть.

Впрочем, на меня вера людей тоже действует, пускай даже они поклоняются Герою Щита в целом, а не конкретно мне. Конечно, Мамору получает больше прибавок, но я должен довольствоваться тем, что есть. Другого не остаётся.

— Кил, стань собакой в набедренной повязке, привлеки внимание и собери публику. Затем те, кто понимают местный язык, начнут торговать.

Как я и предполагал, продукты вызвали ажиотаж.

— Как скажешь! Кстати, братец, ты ведь на этот раз собирался что-то приготовить?

— Только простые блюда, которые вы сможете повторить. Упор будет на то, чтобы вы сами научились готовить и зарабатывали на этом.

Как мы уже убедились, в прошлом из-за войн и волн сильная нехватка продуктов. Поскольку народ Шильтрана не умеет сражаться, он даже не может охотиться на монстров ради мяса. Прямо сейчас с монстрами сражаются только солдаты и рыцари, но только для поддержания порядка — разделывать туши они не умеют. Что касается Мамору, то он в целом знаком с кулинарией, но умеет готовить только простые блюда, которые делал ещё в Японии. А вот приготовить якинику или стейк он уже не сможет, потому что для этого надо знать, как правильно разделать монстра и разрезать мясо. До сих пор Мамору готовил еду с помощью Щита, но у Оружия блюда всегда получаются одинаково среднего качества. Этого хватало, чтобы выжить, но избавить целую страну от голода с помощью одного только Щита, разумеется, невозможно.

Поэтому мы решили попробовать другой путь: запрягли Филориалов и рафообразных и занялись разъездной торговлей. Мамору более-менее представлял себе стоимость различных товаров, к тому же он уточнял её у знакомых купцов.

Однако уже скоро наша торговля стала совсем не похожей на ту, которой в своё время занимался я на пару с Рафталией и Фиро, и ту, на которую я отправлял Кил и остальных.

Кстати говоря, из-за войны стране не хватает даже тягловых монстров. Тяжёлое здесь время.

— Братец! Ещё десять шашлыков!

— Да-да.

Как бы это сказать… Я и глазом моргнуть не успел, как наш торговый караван превратился в кухню на колёсах.

Во время переездов между городами мы убивали встречных монстров и разделывали, а по прибытию готовили и продавали.

Поскольку денег у местных жителей зачастую не было, за еду они расплачивались бартером. До попадания в прошлое я бы ни за что не согласился работать за доски и камни, но сейчас они нужны Мамору для восстановления столицы. Поэтому все полученные припасы мы сразу отправляли туда. Стройки ожили, ежедневные успехи радовали глаз. Мои торкообразные тоже предложили свою помощь и строили горожанам крепкие дома.

— У тебя много умелых союзников, Герой Щита будущего. Они нам сильно помогают.

В старых RPG убитые монстры оставляли после себя деньги, но из настоящих монстров золото всё-таки не сыпется. Рен, Ицуки и Мотоясу зарабатывали тем, что выполняли государственные заказы, и Мамору вроде бы занимался тем же самым. Разумеется, это не значит, что все Герои ведут себя именно так. Кому-то удаётся озолотиться на торговле, а кто-то идёт по пути Такта.

Как бы там ни было, в пострадавших от волн странах бродячие торговцы легко находят способы легко заработать. Вот и у нас дела шли как по маслу…

Пока на излёте моей первой недели в мире прошлого не грянул гром.