Том 20: Глава 12. Para bellum

Дело было в нашей деревне глубокой ночью. Я приготовил товары на завтра, обговорил насущные вопросы с Мелти и остальными и уже укладывался спать, когда в дверь моего дома постучал Мамору.

Выйдя, я увидел его в компании Рэйн и остальных спутников. Он выглядел мрачнее тучи. Мои подопечные повыскакивали из домов, словно почуяв неладное. Вскоре собралась вся деревня. Да уж, мои полулюди прекрасно научились предвосхищать неприятности.

— Наофуми, срочное дело.

Я вздохнул и направился на площадь, по пути разговаривая с Мамору.

— Чего такое?

— Альянс стран во главе с Пьенсой наступает на Шильтран. Я не хочу втягивать тебя в конфликт, так что готовься эвакуировать жителей своей деревни.

— Вот так сюрприз. Это что, обязательно?

Мамору кивнул и повторил:

— Я не хочу, чтобы тебя это затронуло.

Ах да, мне вспомнилось, о чём говорил Мамору во время нашей первой встречи. Он прибыл в нашу деревню, чтобы разведать происходящее на границе. И Мамору явно был на взводе, иначе не напал бы на Рена, едва встретив его.

— Надеюсь, ты не задумал просто оставить нашу деревню без защиты, чтобы захватить её вместе с нашими технологиями?

Моя подозрительность настолько расстроила Рафталию и Сэйн, что они даже не нашли слов.

— Что такое?.. Я только уснула… — наконец, появилась сонная Мелти, ночевавшая в комнате Фиро.

— Да вот, намечается вторжение из других стран, а наша деревня как раз станет полем битвы. Мамору просит нас всё бросить и убежать.

Стоило мне ответить, как сонливость Мелти как рукой сняло. Она тут же встала рядом со мной и приняла серьёзный вид. Приятно, что она так быстро пришла в себя.

— Я многое обсудила во время визитов в замок Шильтрана и знаю, о чём идёт речь. Но я не ожидала, что на нас нападёт целый альянс…

— Неужели Пьенса и остальные страны настолько ненавидят Мамору?

— Думаю, в основном они недовольны тем, что Шильтран отказывается быть вассалом. Но есть и другие причины. Пьенса всегда была страной Героев Лука, к тому же она жаждет владеть святой землёй, на которой стояло королевство древнего Героя.

Мелти раскрыла карту и показала пальцем.

Сама Пьенса находится довольно далеко. Это не соседняя страна. Однако она вовсю расширяется, а мы стоим как раз на пути к тому месту, которое они хотят захватить.

— Святой землёй?

— Да. Ты ведь понял, о чём речь?

Готов поспорить, речь о тех самых руинах, на которые нас привела Фитория вскоре после того, как я по мнению Церкви Трёх Героев похитил Мелти.

Но разве это настолько важное место?

— Как я поняла, в этом мире те развалины суеверно называют землёй гегемона. Якобы кто владеет ей, тот владеет всем миром. Поэтому если Пьенса её захватит…

— То и остальной мир падёт?

Что-то я сомневаюсь, что мировое господство достаётся так просто.

— Но это ещё не всё. Похоже, здесь искренне верят в сказки о том, что там спрятано сильное оружие, магия… и другие источники силы. В наше время я таких историй не слышала.

Так вот почему эту землю называют святой? Да уж… Зачем планировать военные операции, полагаясь на небылицы? Отправили бы одних Героев проверить — и дело с концом.

Хотя и так было понятно, что захват святой земли — только повод для вторжения.

— Король Пьенсы даже нашёл в себе наглости заявить: “Волны — не время для конфликтов. Моя страна объединит мир, получит благословение святой земли и остановит напасть!” — прокомментировала только что подошедшая Хорун.

Что же эта страна так неудачно расположена? Аж злость берёт. Я даже начинаю сомневаться, действительно ли это место когда-нибудь станет Шильтвельтом.

Впрочем, за время наших путешествий я начал лучше разбираться в делах этого мира. Оказывается, Пьенса так или иначе должна стоять за логистическими трудностями Шильтрана. А поскольку на их стороне Герой Лука… то они, видимо, не видят причин вести себя скромно.

— Герои Лука во все времена были бедовыми, что ли?

Что Ицуки, что Герой Лука прошлого очень любят влезть куда не надо. Мне уже хочется как следует поговорить по душам с Эссенцией Лука.

— Это такой человек, который охотно согласится с созданием мирового правительства во главе с одной страной для противостояния волнам.

О… Если так посмотреть, то в моём мире Мелромарк как раз добился примерно этого. А вот в мире Кидзуны предпосылок к объединению пока нет, поэтому они до сих пор стоят на пороге войны. Ларку вон постоянно приходится бороться с этой угрозой за столом переговоров… Правда, сейчас он учится ювелирному делу в моём мире. Что, если он сбежал из своего мира, устав от постоянного хождения по острию ножа? Ещё и свалил всю ответственность на Грасс…

Я почувствовал, как пропитываюсь подозрением.

— Может, они и пытаются победить волны, но это всё равно не повод просто так вторгаться в другие страны. Вот почему мы отказались выполнять приказы Пьенсы и подчиняться. Меня поддержала вся страна.

Пока Мамору говорил, глаза его соратников наполнялись мрачной решимостью.

Война — это в конечном счёте катастрофа. Если крупная страна действительно захочет, то уничтожит мелкую в мгновение ока.

Похоже, что в это время ещё не пришли к мысли о том, что Герои должны сражаться с волнами плечом к плечу.

Переговоры можно вести только когда собеседнику не выгодно применять силу. Никто не будет слушать мнение страны, которую можно принудить к послушанию.

Поэтому важное условие любых переговоров — дать другой стороне понять, что задавить тебя мощью не выйдет.

Вот Мамору и понимает, что пока они не докажут свою силу, договорённостей не будет. К тому же война ужасна сама по себе. Например, это постоянное мародёрство. Вроде Подонок и Мелти тоже из-за этого намучились.

Мелти не стала возражать. Похоже, она понимала, в каком положении оказался Мамору.

Кстати, если верить истории, Пьенса ведь будет уничтожена, да? Причём не кем-то, а Шильтвельтом… Так что её в некотором смысле можно назвать страной, побеждённой Героем Щита.

Мелти толкнула меня локтем и прошептала:

— Церковь Трёх Героев, которая была государственной религией Мелромарка, в своё время откололась от Церкви Четырёх Героев… Сначала это движение росло за счёт того, что впитывало различные направления, ненавидящие Героя Щита. Возможно, корни этого явления начинаются как раз в этом времени.

Значит, среди затёртых в пучине истории фактов могут найтись и связи этой войны с Церковью Трёх Героев?..

Впрочем, в Мелромарке эта Церковь в первую очередь почитала Героя Копья. Должно быть, Герой Лука присоединился к ней как выходец из ещё одной страны ненавистников Щита.

Не нравится мне эта тёмная сторона истории.

— Я тебя понял, но… — я взволнованно посмотрел на Кил и остальных детей.

— Братец! Я тоже буду сражаться! Гав-гав!

Кил рвётся в бой. Хотя чего я ожидал? Она с успехом подменяет Фиро в роли заводилы.

— Если Герою Щита-саме будет угодно, то мы тоже готовы идти в бой.

Имия и остальные торкообразные держали в руках оружие, демонстрируя решимость. Поскольку эта раса во всём полагается на ловкие пальцы, то и в бою предпочитает кинжалы, луки и… когти? Или это кастеты? Кроме того, есть и маги земли.

Во время жизни в деревне они не проявляли никакого интереса к битвам, и я бы отнёсся к их участию скептически, но…

— Мы больше не позволим отобрать наш дом.

Охотники на рабов в своё время разрушили и их деревню. Возможно, именно поэтому они так легко нашли общий язык с бывшими жителями Рулороны.

— Насколько силён наш враг? — хладнокровно спросил Руфт.

— Он на порядок превосходит нас по численности, обученности и Уровню солдат.

Ничего себе, вот это разница.

— Эта армия состоит из самых воинственных людей, полулюдей и зверолюдей, которые только существуют, — добавила Рэйн. — Она не церемонится, нападая на мелкие страны, так как преимущество целиком и полностью на их стороне. Не будь у Шильтрана меня, Хорун и Мамору, от него бы давно не осталось и следа.

— Герой Щита не может сражаться один. Если падут мою союзники, то и мне конец, — самоуничижительно изрёк Мамору.

Слова коллеги глубоко запали в душу. Интересно, он тоже так говорит, потому что уже потерял кого-то?

— Главная сила альянса во главе с Пьенсой — в армии боевых драконов. А как только враги увидят меня, то заявят, что Герои не должны участвовать в войне, причём Герой Лука обязательно найдёт в этом повод тоже выйти на поле боя.

— Хм… А основные силы?

— Наверное, пойдут в тылу и неспешно всё захватят.

Сразу и не поймёшь, эффективно это или нет.

— Они собираются переложить всю тяжёлую работу на монстров и Героя? Неужели у них нет гордости? — с презрением вопросила Эклер.

— Скорее всего, они просто стараются не допустить потерь, а всем говорят, что это надёжное построение.

Основные силы всё равно участвуют в битвах якобы для поддержки из тыла, а на самом деле чтобы следить за теми местами, которые пропускают Герои и драконы.

— Брат! Неужели мы убежим? — Фоур крепко сжал кулаки. Кажется, он тоже не против сразиться.

— Фоур, ты хочешь дать им бой?

— Конечно. Бросить деревню — всё равно что предать просьбу Атлы!

— Возможно, но бросить обречённое место и сбежать — достойная альтернатива бессмысленной бойне. Что ты на самом деле хочешь защищать, Фоур? Дома или друзей?

Если Фоур хотел сохранить деревню, то уже потерпел неудачу, потому что её зашвырнуло в прошлое. А где именно защищать друзей — не так уж важно.

— Да, брат, ты прав. Но ты уверен, что мы должны сбежать?

— Я бы не советовала.

— Действительно. По возможности нужно уберечь это место от разрушений.

Вдруг вмешались Хорун и Рато.

— Почему?

— Во-первых, мы стоим на земле из будущего. Возможно, в ней содержится нечто, что помогло нам переместиться в прошлое. Этот компонент может исчезнуть, если позволить врагам разорить деревню.

— Во-вторых, если Пьенса захватит эту землю, то у нас уйдёт много времени, чтобы отбить её и продолжить исследования. Здесь слишком много ценного оборудования, чтобы мы смогли забрать его с собой.

— В-третьих, если враги получат наши наработки, то станут ещё сильнее.

Они опасаются, что Пьенса может захватить и изучить технологии будущего? Да и с точки зрения того, чтобы поменьше менять прошлое, нам не стоит дёргаться в какую-либо сторону.

Я не удивлён, что Хорун стремится сохранить текущее положение дел, но и Рато, видимо, с ней согласна.

— Как скоро прибудут враги?

— В худшем случае уже завтра.

И мы должны за это время сломать все постройки и убежать? Да уж, неприятный план.

— Драконы… — прошептала Виндия, пока я пытался принять решение.

— Хочешь попробовать договориться с ними? — мягко спросил Рен, положив руку на её плечо.

— Угу… Но если драконы тоже сражаются ради чего-то…

— Увы, с этими драконами договориться не получится, — пресекла Хорун размышления Виндии.

— Откуда ты знаешь? — удивился я.

— Потому что я их разработала. Правда, с тех пор этот вид усовершенствовали и развили.

— Что?

— Я забыла сказать, да? Я бывший исследователь Пьенсы. Но однажды я решила, что не согласна с Героем Лука, и сбежала.

Ах ты… Да даже по этой предыстории ясно, что она предок Рато. Ещё один учёный из крупной страны, позднее перешедший на сторону Героя Щита.

— С чем именно ты не согласилась?

— Нынешний Герой Лука увлекается тем, что выращивает монстров для использования в войне. Именно под его влиянием армия драконов стала чудовищно сильной. Но при этом он верит… в избранность драконов, а всех остальных монстров считает бесполезными.

Не спорю, если брать монстров одного Уровня, то драконы среди них будут самыми развитыми. Из них можно сделать эффективную армию, если не жалко денег.

— Похоже, он хочет, чтобы в будущем все монстры мира были драконами, — добавила Хорун.

Судя по её словам, драконы прошлого тоже могут спариваться с любыми монстрами. Герой Лука как раз и занимался тем, что пытался превратить всех монстров на службе армии в подвиды драконов.

— Можно рассуждать о том, что выживают сильнейшие, но провозглашать драконов королями монстров — это лишать природу возможности создать что-то ещё сильнее. Моё научное любопытство отказалось мириться с глупостью Героя Лука. Раз так, я в ответ сделаю сильнейшего монстра в мире из Шара!

Это ещё что за шутки? Не надо. Сильнейший Шар нам не нужен.

Интересно… Возможно, именно из-за усилий Хорун в нашем мире так и не появился король всех монстров? Если взять мир Кидзуны, то у них там строгая иерархия с Мадраконом во главе.

— Значит, Герой Лука считает драконов единственными сильными монстрами?.. — пробормотал я, переводя взгляд на Виндию.

Та гладила рафообразного, который когда-то был гусеницандом, и смотрела на Хорун.

У меня в деревне драконы, Филориалы и рафообразные никогда не спорили за звание сильнейшего. Борьба идёт лишь за то, чьё из этих трёх благословений выберет монстр во время Повышения Класса.

Но в основном они становятся рафообразными. Из зависти, наверное? Даже те монстры, которых воспитывали Рен и Ицуки, идут по этому пути, что вызывает у Рато неподдельный интерес.

— Среди них есть император драконов? — спросила Виндия.

— Я так глубоко не вникала, поэтому не могу сказать.

Судя по всему, он должен быть.

Рен переглянулся с Эклер, затем посмотрел Виндии в глаза и спросил:

— Что скажешь?

— Может быть, лучше в первую очередь послушать нашего Героя Щита?

— Я хочу сначала узнать твоё мнение, — Рен не унимался и продолжал сверлить Виндию серьёзным взглядом. — Однажды я… убил твоего отца. Поэтому я решил, что отныне никогда не буду бездумно истреблять драконов.

— Это только твоё решение, меня оно не…

— Да, это я так решил. Но я следовал этому принципу во время битвы с императором драконов Такта.

— Мне сказали, его добил Гаэлион!

Да, именно так. Рен сражался против императора драконов, но не добил его. Похоже, его до сих пор мучает моральная травма.

— Да, но я всё равно сражался. На этот раз будет по-другому. Виндия… могу ли я воевать против армии драконов, чтобы защищать остальных? Я хочу, чтобы это решение было твоим.

Для пущей убедительности Рен переключился на копию Ашкелона — того самого меча, который валялся на святой земле Филориалов.

Виндия обвела деревню взглядом, переглянулась с бывшим гусеницандом… и сказала:

— Что, если я не соглашусь?

— Тогда я буду искать другой выход. Я готов на любые уступки.

Виндия молча подумала и продолжила:

— Я больше не считаю драконов особенными. Сражайся, чтобы деревня… и мы все больше ничего не потеряли. Пожалуйста, Рен.

— Хорошо, Виндия. Я буду сражаться ради тебя и остальных. Вот моё искупление!

Воодушевление — это, конечно, прекрасно, но я ещё даже не решил, что мы будем сражаться.

— Братец! Неужели мы не дадим им сдачи?! — не унималась Кил, заждавшаяся моего ответа. — Ты же говорил, что мы сами должны выбирать! Вот мы и решили, что будем защищать деревню!

— Кил-кун… — обронила Рафталия с нотками восхищения в голосе.

Кил меня, конечно, подловила. Да, я постоянно твержу им думать за себя. Например, именно поэтому я не вмешивался в их Повышение Класса.

— Так и есть… но это не значит, что вы должны воевать с кем попало. Надеюсь, понятно?

— Конечно! Нельзя убивать Героя Лука, да?

— Вот именно.

Скорее всего, в прошлом волны работают так же, как сейчас. Если убить одного Священного Героя, всем остальным станет намного тяжелее. И даже это ещё мелочь по сравнению с тем, что если все Священные Герои умрут во время волны, то миру придёт конец… наверное. Я знаю об этом только от Сэйн и её сестры, но не вижу причин не доверять им.

Пускай сейчас Священный Герой — наш враг, убивать его всё равно невыгодно.

Хотя… Если Герой отказывается слушаться — лучше избавиться от него поскорее, так будет проще. Мне в этом плане ещё повезло. Сейчас и Рен, и Ицуки слушают, что я говорю.

Если скверный характер Героев в конце концов тоже окажется ловушкой самопровозглашённого бога, я буду очень зол.

— Но сразу вступать в бой и ставить вас в авангард было бы глупейшей ошибкой.

— Что?! Но ведь мы должны защищать деревню!

— В общем, подожди и сама всё увидишь. Есть много разных уловок.

Мне нет никакой нужды бросать Кил и остальных на верную смерть.

— Есть настал мой черёд, — из воздуха появилась Тень, поклонилась Мелти и Руфту, затем подошла ко мне. — Я есть почуяла неладное и сходила на разведку, Иватани-доно. Слова жителей Шильтрана — чистая правда.

Тень подтвердила, что у границы собралось огромное войско.

— Я есть собиралась предупредить вас заранее, но враги выдвинулись раньше, чем я есть рассчитывала.

— Как думаешь, мог ли Мамору сам развязать эту войну в надежде на нашу помощь? — шёпотом спросил я.

Я до сих пор учитывал возможность того, что Мамору лишь изображал из себя жертву, чтобы использовать нас. Если будет настаивать, что ему нужна наша поддержка, я точно сбегу.

— Насколько я есть поняла, пока шпионила за ними, они не виноваты. Скорее, внезапное вторжение — вина быстрого восстановления страны, к которому вы есть приложили руку. Врагов это смутило.

Мы поторопили Пьенсу тем, что помогли отстраивать город с помощью разъездной торговли?

Понятно, что если враги давно собирались захватить Шильтран, то ожившие стройки им ни к чему. Вот они и решили навалиться, пока не поздно.

— Хм…

Я вновь заволновался на тему того, что наши неосторожные действия в прошлом могут повлиять на будущее… но по крайней мере пока что с нами ничего не случилось.

Хотя лично на меня вообще мало что повлияет, ведь я Герой, призванный Мелромарком где-то в будущем.

Итак, что мне остаётся: бросить деревню и ещё дольше искать обратный путь или принять бой с риском изменить историю… Забавно, что я уже где-то видел такую сюжетную развилку, но ломать над ней голову не очень приятно.

Да и что бы я ни сделал, события в этом времени всё равно будут развиваться не так, как написано в учебниках. Буду надеяться, что история в долгосрочной перспективе вернёт всё на свои места, и наши действия в прошлом ни на что не повлияют.

Но даже если так…

— Нам нельзя просто напасть на врага в лоб.

Мы повидали немало войн, но при этом, как ни странно, почти не участвовали в прямых столкновениях. Например, во время войны с Кутенро воспользовались глупыми решениями Руфта, чтобы взять замок без крови. В Фобрее всю грязную работу сделал Подонок. Без него бы пришлось тяжко.

— Я уверен, мы придумаем какие-нибудь хитрости. Не так ли, королева Мелти? — заговорщически спросил Руфт.

— Что?

А вот Мелти отреагировала так, будто совсем не понимает, о чём речь.

— Я о том, что если мы переберём бесчисленные уловки Подонка, то наверняка найдём такие, которые сейчас пригодятся.

— Руфт. Неужели ты помнишь планы, которые придумывал Подонок?

— А? Ну да… Мне всегда нравилось изучать его стратегии.

Похоже, что Руфту, как и Рафталии, досталась отменная память. Но не на лица, а на слова. На самом деле, этот талант у него проявлялся и раньше, ведь он умудрился за короткое время освоить язык Мелромарка.

— Братец Щита, — тихо обратился ко мне Руфт. — Нам ведь пока не нужна полная победа Шильтрана? Королева Мелти говорила, что Пьенса была разрушена позже.

— Ага.

Мне кажется, если Пьенса падёт именно сейчас, это может выйти нам боком.

— Тогда мы постараемся не переборщить, — тихо закончил Руфт. После этого он заговорил громче, причём не только за себя, но и за Мелти: — Мы правильно понимаем, что сражение с Пьенсой будет проходить в несколько этапов?

— Правильно, — ответил я.

— Если их обобщить, то… сначала вторжение армии драконов. Затем битва Героев. Наконец, прибытие основных сил. Затем кто победил, тот и хозяин земли. И при этом граница между вторжением драконов и битвой Героев размытая.

— Да, им наверняка захочется столкнуть Героев пораньше, чтобы оправдать вторжение.

— Помимо этого враги могут попытаться ослабить страну изнутри. Мы так понимаем, Шильтран уже страдает от их диверсий? — Руфт бросил взгляд на Мамору.

Тот кивнул и ответил:

— Нам поступили доклады о подозрительно организованных атаках разбойников на города. Я уже отправил нескольких союзников разобраться с этим.

— Какая тщательная и в то же время трусливая стратегия. Она мне кого-то напоминает.

Руфт хочет сказать, что наш враг действует как Такт и другие перерожденцы? Ну, на их стороне Герой Лука, так что всё может быть.

— Кстати, ты не знаешь, где сейчас Герой Лука? — спросил Руфт у Тени.

— Мне не есть ведомо его точное положение, но я есть могу дать примерное.

— Тогда почему бы Герою Щита прошлого для начала не попытаться поговорить с ним?

Что, если мы призовём Героя Лука к ответу до того, как у врагов появится формальный повод бросить его в бой? Поставит ли это его в трудное положение?

— Это они готовят нападение, а мы пока что не показываем никакого желания вступать в войну. Что, если во время их разговора нападёт драконья армия? Кому будет выгодна эта новость?

Ох как знакомо! Даже если Шильтран не победит, Мамору сможет легко воззвать к справедливости. Такие уловки как раз в духе Подонка. Не знаю даже, хвалить ли Руфта или вздыхать о том, что он стал таким коварным.

— Но что нам есть делать с армией драконов? — поинтересовалась Тень. — Они ведь есть вторгнутся прямиком в деревню.

— Если уж мы используем уловки моего отца, то почему бы не сбить врагов с толку? — предложила Мелти. — Я так понимаю, эта армия довольно крупная, так что она не будет ожидать небольшой засады во главе с Героем Меча и Фоуром.

Значит, Мелти предлагает ответить на драконов небольшим отрядом элитных бойцов?

— Когда враги увидят силу и ярость Героя Меча, то растеряются и замешкаются. Однако их козырь, Герой Лука, будет занят переговорами с Героем Щита прошлого.

— Мы собираемся сыграть на том, что разорвём связь Пьенсы с Героем Лука? — уточнил Руфт.

— Да. И я сразу хочу попросить прощения, но сильная армия драконов даст врагам неприятный для нас козырь во время переговоров, так что неплохо было бы её проредить и ослабить. Но при этом Герою Меча нужно хотя бы поначалу сражаться так, чтобы никто не понял, что он Герой… Как бы сложно это ни было.

— Я бы попросил не решать такие вещи без нас, — напомнил о себе Мамору.

— Я всего лишь предлагаю, — парировала Мелти. — А уж ты как глава государства решай, соглашаться или нет. Я пытаюсь придумать лучшее, что мы можем для тебя сделать.

Конечно, я сомневался, стоит ли доверять разработку стратегии двум детям, Мелти и Руфту, но их учил Подонок, и от его уроков должен быть прок.

— Что в таком случае делаем я, Рафталия и Сэйн? Сидим в засаде и ждём команды?

— Если я буду вести переговоры с Героем Лука… то Рафталии лучше тоже на них присутствовать, — ответил Мамору.

— Мне? — удивлась Рафталия.

— Да, твой вид хорошо на него подействует. Ты заставишь его дважды подумать, прежде чем сделать какую-нибудь глупость.

Должно быть, Мамору надеется, что Герой Лука спутает Рафталию с той гостьей из Кутенро, о которой он рассказывал. Видимо, в это время тоже существует Камень Воли Сакуры. Это Оружие создано для борьбы с Героями. Если понадобится, Рафталия включит барьер Камня Воли Сакуры, и врага можно будет взять живьём.

Но наша цель — не победа. Мы всего лишь хотим отвадить их от войны.

— Когда вскроется, что у Шильтрана стало много Героев, врагу с одной стороны станет сложнее напасть, а с другой — он может и возмутиться.

В мире Кидзуны именно это и произошло.

В целом запугать Героями — не слишком плохой шаг, просто непонятно, остановит ли он врагов именно сейчас. Невозможно предугадать, как отреагируют разжигатели этого конфликта. В идеале мне бы хотелось точечно истребить этих экстремистов, а дальше просто тянуть время до возвращения домой. Возможно, прозвучит эгоистично, но я хочу, чтобы местными проблемами занимались местные жители.

Так что план такой: пока Мамору ведёт переговоры с вражеским Героем, мы заставим вражескую армию отступить, при этом не прибегая к Геройской силе.

— Всё бы хорошо, но их слишком много…

Мамору сказал, что врагов на порядок больше нас. Герои, конечно, стоят тысячи пехотинцев, но при таком соотношении даже им придётся несладко.

Но позволить врагам вторгнуться на территорию Шильтрана — ещё хуже.

— А какие-нибудь меры для защиты от магии массового поражения у тебя есть? — поинтересовался я.

— Прости, но нет.

Что же, я тоже не замечал среди спутников Мамору специалистов по масштабным заклинаниям. Однако война в этом мире часто сопровождается перестрелками на ритуалах. Пока мы будем сражаться с драконами в лоб, нас могут разбомбить мощными заклинаниями из вражеского тыла. Разумеется, у нас есть своя массовая боевая магия, но в ограниченном количестве. Да и я не думаю, что она одолеет драконов, взращённых лично Героем Лука.

Ритуалы больно бьют даже по Героям, а уж про Кил и остальных детей и говорить нечего.

У врагов людей с избытком, а у нас мало. К тому же даже если забыть о заклинаниях, я всё равно не хочу полагаться на нашу деревенскую армию.

В противном случае Мамору может настолько привыкнуть к нашей помощи, что проиграет в первой же битве после нашего возвращения.

Но нам ужасно не хватает сил… вернее, численности.

— Да уж, тяжёлые условия… — протянул я, и тут в голову стукнула мысль. — Слушайте, а что если так? Если нас слишком мало… то почему бы не привлечь массовку? Рен, ты помнишь, как я умудрился нанести Мотоясу урон во время нашей дуэли за Рафталию? — спросил я, поворачиваясь к Рену.

С тех пор прошло уже много времени, но я ещё помню, как меня вскоре после первой волны заставили сойтись в дуэли с Мотоясу. Не имея способов наносить урон, я спрятал несколько Шаров и заставил их искусать противника.

— А? Помню, но…

— Мне тоже рассказывали, — вмешалась Мелти. — Что ты задумал?

— Как я уже сказал, можно устроить массовку. И лучше заняться этим прямо сейчас, потому что враг не сидит на месте.

Это, конечно, не оружие возмездия, но я ожидаю от него весомого эффекта. Что бы мы ещё ни придумали, массовка неплохо потреплет врага и заставит его притормозить. А нам лишь останется приготовить новую ловушку.

— То, что я предлагаю, подойдёт к любой тактике, которую вы придумаете. Но мне нужно время, чтобы собрать толпу. Так что я пошёл, извините.

— Хорошо, — ответила Мелти. — Я рассчитываю на тебя, но мы и сами хорошо поработаем.

— Пусть Рафталия идёт с Мамору и постарается выиграть нам время. А так мне понадобится… кто-нибудь быстрый и парочка Раф-тян.

— Куэ!

— Рафу.

— Дафу.

Тут же выбежала Хиё и села рядом со мной. А Раф-тянки сразу прыгнули на плечи.

— Братец Щита, можно мне с тобой? — спросил Руфт. — Я буду помогать тебе вместо Рафталии.

— Только с Хиё не упади.

— Ага! Удачи, королева Мелти.

Руфт, как и Рафталия, владеет магией иллюзий и другими свойствами рафообразных. Уверен, его помощь мне пригодится.

— Мамору, как найдёте Героя Лука, тяни время как можно дольше. Ладно, я пошёл. Уже предвкушаю, как удивятся враги.

Я злобно засмеялся.

— А-а… Наофуми-сама? Вы уверены? — Рафталия взволнованно посмотрела на меня.

— А то. Просто есть в этом мире гады, которые верят, что победа достаётся дерзким, и им надо показать, что мы тоже умеем сражаться грязно. Мне даже проще, когда передо мной такая понятная цель.

Пришло время показать им то, что среди геймеров считается харассментом.

— Наофуми, ты точно хочешь участвовать в нашей войне? — на всякий случай спросил Мамору.

— А куда я денусь? Сам видишь, как мои загорелись боевым духом… Вот ты бы как поступил, если бы думал оставить Шильтран ради спасения жителей, а те бы решили сражаться до последнего? Даже если бы знал, что надежды на победу нет?

Мамору вытаращил глаза и аж задрожал. Как-то он переигрывает.

— Мамору… — Рэйн взволнованно подставила плечо.

— Если ты предлагаешь помощь, то отказываться не стану. Нам она очень пригодится.

С этими словами Мамору низко поклонился. Я кивнул в ответ.

Чтобы у меня всё получилось, надо… Да, нужно как-то изменить внешность, заодно пригодится для эффекта неожиданности. Поскольку со мной Раф-тянки и Руфт, с маскировкой сложностей не возникнет.

Ах да… Поскольку у меня на пару с Щитом есть Зеркало, можно сделать ещё кое-что.

Я бросил Рену небольшое зеркальце.

— Держи его при себе, Рен. Так я буду более-менее представлять, что с вами происходит. По моей команде используйте через него заклинания поддержки, усиленные Оружием. Как увидите подкрепление, поймёте для чего.

Одна из особенностей Зеркала Портала — оно позволяет перемещать между зеркалами в том числе эффекты навыков. Поскольку сейчас моё основное Оружие — Щит, навыки Зеркала в большинстве своём не работают, но я по-прежнему могу подсматривать и подслушивать с помощью специально приготовленных зеркал.

Рен, если правильно помню, владеет магией воды и поддержки. Мотоясу — огня и лечения, Ицуки — ветра и земли.

Щит сейчас отказывается усиливать магию, а Меч на это по-прежнему способен, так что в вопросах магической поддержки я пока вынужден полагаться на Рена.

— Л-ладно.

— А ещё… — я посмотрел на Сэйн, которая пристально следила за мной, но не говорила ни слова.

— Ты, если что, всегда можешь ко мне переместиться, а следов твоей сестры пока нигде не видно. Может, займёшься поимкой агентов Пьенсы, которые подтачивают Шильтран изнутри?

— Хорошо. Положись на меня.

— Если решишь, что мне нужна помощь — прилетай. Только помни, ты должна вести себя как Рэйн.

— Угу.

Как я уже понял, всем уже известно о союзе Мамору и Рэйн. Так что мы с Сэйн можем делать всё что вздумается — свидетели наверняка спутают нас с ними из-за одинакового Оружия.

— Ладно. Ну что, погнали?

Я прыгнул на спину Хиё, дождался Руфта и указал пальцем путь.

— Куэ-э-э!

Хиё сорвалась с места.

Весь остаток ночи мы готовили сюрприз для наших врагов.