Том 9: Глава 3. Приманка

На следующий день, как раз когда мы выдвинулись тренироваться, объявилась Кидзуна с огромными кругами под глазами. Я даже не нашел, что сказать.

Вчера вечером она отправилась к морю испытывать законченную приманку… и вот теперь вернулась.

— Приманка просто отпад! Как нацепишь к удочке — всё ловится мгновенно! Только закидывать успевай! Дико весело! Давайте лучше завтра пойдем!

Чего ты мелешь?

При этом зрачки у вот-вот собиравшейся вернуться к рыбалке Кидзуны настолько расширенные, что смотреть страшно. Она будто из фильма ужасов пришла.

Грасс тоже все поняла и попыталась ее успокоить.

— Кидзуна, ты уже устала. Довольно развлекаться.

— Нет! Я уверена, если там еще посидеть, рыба еще лучше пойдет! Ты ведь хочешь вкусной рыбы, Грасс?! Отпусти!

— Кидзуна! Довольно, хватит! Тебе нужно отдохнуть.

— У-у…

Вынудила, понимаешь, делать выбор между чувством долга и увлечением.

У Кидзуны какая-то странная упрямость. И не смотри на меня, у тебя глаза страшные.

— Л-ладно. Но как закончим, отпустите порыбачить.

— Хорошо, — сказала Грасс, и Кидзуна без сил осела на землю.

Еще бы — вчера сражались с волной, тренировались, потом всю ночь рыбачила.

Насколько же ты увлеклась?

— Вот так проклятая приманка.

— Это вы ее сделали, Наофуми-сама.

— Вот именно. Ты задумал убить Кидзуну?!

— Я еще и виноват?!

Кидзуна о таком украшении и мечтала. Я ни при чем.

— Так. С нами что, Альт идет?

— Я отвечаю за сбор ресурсов. Сражаться не собираюсь.

Ну да, торговец же. Полем боя не ошибся? Купцы воюют на рынках.

Наверняка ведь задумал разжиться дропом или материалами, которые встречаются там, куда мы собрались.

— Я иду затем, чтобы скупать у вас порошки характеристик из дропа.

— Чего?

— Порошок силы, порошок магии и так далее.

Это еще что такое? Ты о них так говоришь, что у меня желание захомячить пробуждается. Наверняка они ценные.

— Это ингредиенты для зелий. Из них получаются очень дорогие зелья, дающие прибавки к характеристикам.

— О-о…

Видимо, аналог всевозможных семян из старых RPG.

Герой может их заменить, осваивая оружие, которое открывается ему с ингредиентов отдельно взятой категории.

Пыли этой со временем скопятся горы, а затем ее с руками оторвут авантюристы, упершиеся в ограничение по уровню.

Понял. Значит, вот почему все обитатели этого мира, даже не связанные с Клановым Оружием, настолько сильны.

— Я бы ими пользовался, а не продавал.

— Чем больше пользуешься, тем хуже они работают, так что люди, употребившие определенное количество зелий, начинают ими торговать.

Ясно все. Вот как свита Подонка-номер-два сумела пробить Щит Метеора.

Поэтому-то эта мелочь, как мне тогда казалось, оказалась настолько сильна?

— Что же… пора нам выдвигаться. Кидзуна отдохнет по пути, — предложил Эснобарт, и мы погрузились в лодку.

Это вот на ней мы поедем? Удобное все-таки средство передвижения, эта Клановая Лодка.

Она работает этаким псевдо-порталом. Если правильно помню, путешествует по силовым линиям. Довольно быстро, кстати.

Вот только… в воздухе летает порядочно монстров, которые, правда, сами за скоростной лодкой не погонятся.

Хотя, летающие монстры — не такая уж диковинка.

— Сегодня их довольно много.

— Правда?

— Да, придется сделать крюк.

Ну, если дойдет до воздушного боя, преимущество будет на стороне тех, кто владеет дальнобойными атаками.

Однако наш главный козырь против монстров — Герой Охоты — пока что отдыхает.

— Наконец-то удалось отвлечься от государственных дел. Ух я зажгу!

Ларк там вынуждает усомниться в том, можно ли его ставить во главе людей, но я его не слушаю.

Лодка везла нас по небу туда, где водятся сильные монстры… все-таки, хоть Эснобарт и не может сражаться, Клановое Оружие у него удобное.

— Кстати, Эснобарт, ты же вроде монстр… как называешься?

Может, его к зверолюдям относить? Он, считай, говорящий кролик.

— Библиокролик. Или лайбрари рэббит, как в стране Ларк-сана говорят.

— Безвредные монстры, обитающие исключительно в древних библиотеках-лабиринтах, — пояснил Ларк.

Судя по названию, это библиотеки и есть.

— Далее мне хотелось бы спросить, чем ты отличаешься от встречающихся в моем мире зверолюдей.

Если ничем, то попрошу его уточнить определения людей и монстров.

— Здесь как раз рядом моя родина, давайте заглянем.

Эснобарт резко завернул… приблизился к зданию, похожему на огромный храм и жестом подманил к себе кроликов.

Кролики подошли, поклонились и застыли, дергая носами.

— Вот библиокролики.

— Что-то они раза в два меньше твоей кроличьей формы, Эснобарт.

Ты кролик-босс, что ли?

— Да… хорошо. Удачи вам, — обратился Эснобарт к кроликам, а те опять задергали носами. Ну-ка разговаривайте.

— Эт-то, они говорят “так точно, великий вождь-сама”, — вдруг перевела Фиро.

Э-э, так он монстр потому, что общается с монстрами?

И они все-таки говорят? Умные какие.

— Я отправляюсь на вылазку. Я тоже хочу стать сильным ради блага мира.

Кролики в ответ вдруг встали кучно и начали аплодировать.

Ну и картина.

— Эснобарт — глава этой библиотеки. Почет других кроликов — символ того, что глава из него хороший, — опять пояснил Ларк.

Ларк в этом смысле тоже на короля похож. Не зря юным господином зовется.

Среди друзей Кидзуны немало властных личностей.

Хм-м-м… у меня к ним, пожалуй, Мелти относится.

Она принцесса, и если королева Мелромарка вдруг умрет — наверняка окажется в том же положении, в котором сейчас Ларк. Ясно, впредь буду называть ее принцессой.

О как — стоило подумать, как Мелти в моем воображении покраснела и рассердилась.

Кстати… я уже задумывался об этом, но Эснобарт во многом похож на Фиторию.

Только гораздо слабее.

Спрошу-ка, что ли.

— Сколько тебе лет, Эснобарт?

— Мне? В этом году будет… 15.

Какая странная цифра.

Я не знаю, сколько Фитории точно, но она жила еще во времена предыдущих Священных Героев.

А Эснобарт, в свою очередь, не слишком молодой? Может, он скорее этакий Герой-монстр?

— Как библиокролики живут?

— Что ты так много спрашиваешь? — удивилась Грасс.

— Да так, есть в моем мире создания, которых называют Филориалы, Фиро тоже из них…

Я рассказал Грасс и остальным о Филориалах.

— А-а… это то здоровенное мечущееся чудище, которое против Лингуя воевало? — протянул Ларк. — Неужели они с Фиро одинаковые создания?

— Да. Я слышал, что такое бывает, когда их воспитывают Герои, и их развитие идет по особому пути. Поэтому Фиро так нереально сильна. Правда, кажется, в этом мире о ней так не скажешь.

Тут Эснобарт достал книгу и начал читать.

— Существует сказание о легендарном библиокролике. Вот оно.

Он показал на иллюстрацию, на которой изображен кролик в одежде, похожей на одежду Эснобарта.

— Говорят, что именно он — прародитель всех библиокроликов, но давным-давно погиб в бою.

Уже помер? Видимо, был этаким всезнайкой?

— Я пошел по следам того библиокролика, но по знаниям не гожусь ему даже в подметки. Однажды я надеюсь стать таким же великолепным библиокроликом, каким был он.

— М-м… — наконец-то проснулась Кидзуна.

Грасс объяснила ей, что происходит.

— О-о, значит, во всех мирах есть похожие моменты?

— Сложно сказать, насколько похожие… кстати, Эснобарт, если ты говоришь, что хочешь стать сильнее, то… ой.

Раз уж его выбрало Клановое Оружие, аналогом печати монстра его в питомца уже не превратить?

Как там эту штуку для приручения монстров в этом мире называли, ярлык подчинения?

— Кидзуна. Или Грасс, неважно. Вы не пробовали вырастить библиокролика с помощью ярлыка подчинения? Вдруг такой же получится?

— Но тогда я стану бесполезен…

— А ты там держись.

Фиро вон тоже вроде как станет сильнее Фитории.

…И наверняка займет ее место.

— И к тому же с древних времен говорят, что жестоко ожидать от библиокролика пользы в бою…

А-а, это их особенность? Если такое производство Лисий на поток поставить, из них жалость будет рекой литься.

— Если взращивание Героев приводит к превращению библиокроликов, то они относятся к той же категории, что Филориалы моего мира.

— Ну… если нам будет нечего делать — займемся.

— А, а я постараюсь им не уступать!

Обладателю Кланового Оружия лениться не к лицу. Так что да, отрабатывай звание.

— В общем, если не хочешь попадать в такие же передряги как Лисия, сражайся как получается. Мы подстроимся.

— Есть!

После разговора мы вернулись к путешествию, приземлились куда хотели, и тут все окрестные монстры накинулись на нас, обнажив клыки.

— Ух!

Я тут же накрыл нас Щитом Метеора.

— Ха-а!

Рафталия выхватила меч, вошла в Хай Квик и начала резать иаем.

Всех ближайших монстров выкосила, но на шум прибежало подкрепление.

— Те-ей!

Затем на монстров накинулась Грасс.

Только взмахнула веерами — из них вылетело лезвие и порубило монстров.

— Что это?..

Она смотрела то на веера, то на меня.

— Ты не навык применила?

— У меня есть похожий, но сейчас оно вылетело само. Энергию тоже не затратило.

— Может, это эффект украшения, которое тебе сделал Наофуми? — предположила Кидзуна.

— Похоже, что да. С ними мое Оружие станет на порядок лучше, чем с другими украшениями, — повеселев, ответила Грасс.

Радуется так, словно новым оружием обзавелась.

Затем она еще несколько раз взмахнула веерами и разметала монстров воздушными клинками.

— Я не уступлю!

Теперь уже Ларк взмахнул Косой. Она обратилась сгустком энергии и прорубилась сквозь монстров.

— Ого! Она стала гораздо сильнее. Вот это ты украшения делаешь, паренек.

Я, конечно, не против выслушать похвалу, но у меня смешанные чувства при виде ликующего усиленного Ларка, который в конечном счете может стать моим врагом.

Всем им достались замечательные способности. Я даже сам удивлен.

Правда, украшение-оперение на Оружии Ларка после нескольких взмахов начало дымиться.

— Ларк, ты его так сломаешь, осторожнее.

— Видимо, его лучше приберечь для решающего удара.

— Похоже на то… и все-таки, что ж монстров так много?

Они все лезут и лезут, словно мы в лабиринт забрели.

А поскольку мы с Кидзуной рядом, то опыта от них не получаем.

К тому же я узнал, что Клановики опыта тоже не получают, если собираются больше двух, поэтому прямо сейчас опыт идет только Терис, Фиро и Лисии.

— Как странно… — проговорил Эснобарт, стоявший в тылу вместе с Лисией.

— Мне тут бывать доводилось, но такого никогда не было! — хмуро заметил Ларк, глядя на прибывающих монстров.

Грасс на них так же смотрит.

Их не так много, чтобы мы проиграли, но сколько можно, в конце концов?

Наша выносливость ограничена, и такими темпами придется задуматься об отступлении.

— Ха!

Кидзуна орудовала ножом для тунца и сражалась в ближнем бою, иногда отходя и размахивая удочкой… как же хочется сказать ей, что раз она охотница, пусть сражается чем-нибудь еще.

И тут я заметил, что с ее оружия все еще свисает приманка.

А ведь она говорила нечто вроде…

“Приманка просто отпад! Как нацепишь к удочке — всё ловится мгновенно! Только закидывать успевай! Дико весело! Давайте лучше завтра пойдем!”

— Кидзуна, убери приманку с Оружия.

— Э? Ладно.

Кидзуна сняла приманку с Оружия. Подкрепление сразу же иссякло.

— Значит, вот в чем дело.

— В чем?

— Эта приманка привлекает монстров.

Есть у меня навык под названием “Хейт Риэкшн”.

Похоже, приманка Кидзуны обладает тем же эффектом, только постоянным.

— Кажется, я сделал штуковину с диким отрицательным эффектом. Отдай, потом уничтожу.

— Ни-за-что, — Кидзуна вцепилась в приманку, словно в сокровище. — На эту приманку страсть как клюет! Подумаешь, что монстры сбегаются!

— Ну… если пользоваться ей, учитывая время и место, ничего страшного не…

— Нет уж! Кидзуна, немедленно отдавай приманку, — резко перебила меня Грасс и протянула Кидзуне руку.

Та замотала головой.

Отчасти я понимаю чувства Грасс, но что-то она перегибает.

Или за этим что-то стоит?

— Кидзуна-тян. Отдай приманку леди Грасс.

Почему-то Грасс поддержали и Ларк, и Терис, и Эснобарт… и даже до сих пор оставашийся в тени Крис.

— Рафу?

— Что происходит?

Раф-тян и Рафталия недоуменно склонили головы.

И я тоже. Да и Фиро с Лисией не понимают происходящего.

— Понимаешь, паренек, Кидзуна-тян больна всем, что относится к рыбалке. Настолько, что она даже на корабле-призраке удочку достала и заявила: “Интересно, что тут клюнет”, — сказал Ларк и со вздохом пояснил, что они ей, конечно же, не разрешили.

— По-твоему, она даже по ходу боя думает о рыбалке?

— Однозначно.

— Не думаю!

— Значит, отдашь?

— Н-но…

— Ты не слишком сурова? Просто следи за ней и делов-то.

— Тогда она на привале может нацепить приманку со словами “пойду ловить мышей”.

Это еще что за рыбалка?!

Если она так сделает, на нас монстры валом попрут… она настолько неосмотрительная, вернее, неспособная учитывать происходящее?

— Пока мы летели, к лодке несколько раз приближались монстры. Возможно, из-за этого, — добавил Эснобарт.

Да, я помню, он по пути предупреждал.

— Ну да, лучше отдай приманку Грасс. Будешь пользоваться, когда она разрешит.

— Но ведь я тогда могу столько всего упустить! Вдруг увижу рыбу моей мечты, а Грасс рядом не будет?!

— Плевать… и вообще, не хочу спорить. Сами ее уговаривайте.

— Наофуми-сама, не бросайте уговоры на полпути.

— Я мечтаю поймать что-нибудь такое большое, чего еще никто никогда не ловил!

— Вот и иди китов ловить!

Хотя, если она начнет посреди волны рыбачить, будет плохо.

— Паренек, ты заходишь справа, я слева. Леди Грасс и Рафталия-тян — следите, чтобы не сбежала.

— Хорошо.

Мы скооперировались и взяли Кидзуну в кольцо.

— Ч-что вы задумали, гады?!

Она уж решила, что ее убивают, а мы всего-то приманку конфискуем.

Сначала мы победим Кё и вернемся, а потом уже развлекайся.

— А-а-а-а-а-а! У меня украли мое чудесное украшение-е! — разнесся по округе детский вопль Кидзуны.

Кричит она, словно подросток какой-то.

— Итак…

Я огляделся по сторонам, стараясь не обращать внимания на Кидзуну, которая в истерике колотила Грасс и требовала приманку обратно.

Монстры здесь… нам вполне по зубам.

Мы разобрались, как работают украшения, и пользы от них оказалось куда больше, чем я думал.

Да, наши враги сильны, но с нами обладатели Кланового Оружия, одни из лучших бойцов во всем мире, и к тому же два каких-никаких Священных Героя. Прорвемся, не беда.

— Кажется, монстры опять вылезли. В бой.

— Есть!

— Ну ладно! Порву их, соберу ингредиенты и закажу у Наофуми еще кучу всякого!

— Ларка с Роминой проси!

Ничему Кидзуну жизнь не учит.

Наверное, и рассказывать не стоит, что победили мы с легкостью.

Пока шли дальше, монстры становились все сильнее и сильнее.

Среди них еще нет способных пробить мою защиту, но Щит Метеора приходится применять все чаще.

Кидзуна, Ларк и Грасс начали уставать.

— Отдохнем? — предложил я.

Никто не отказался, так что мы решили устроить привал.

— Уже темнеет. Может, костер разведем?

— Тогда и посменный дозор.

— Отлично. Раз так…

— Рыбачить не пущу.

— И не хотелось!

Таким образом мы начали по очереди отдыхать.

Раньше я рассматривал ночевки на природе в романтическом свете, но теперь они меня раздражают — устаешь, да и на часах стоять надоедает. Правда, я уже так привык, что не жалуюсь.

Пока есть время, надо бы переработать Щитом собранные ингредиенты.

Благо, что Кидзуна и ее товарищи вроде бы этим и заняты.

Фиро и Раф-тян жмутся друг к дружке и спят.

Рафталия даже во время привала тренируется махать мечом, вот ведь упорная… Ну а Лисия сверлит взглядом ту книгу, которую я ей поручил расшифровать.

У тебя отлично получается, когда в себя веришь.

“Удачи, ботанка ты наша”, — пробурчал я и понял, что после того, как загрузил Щит работой, заняться мне особо нечем.

Чувствую я себя на удивление бодро, спать не тянет.

Ладно. Пока есть время, можно кое-чем заняться.

— Раф-тян.

— Рафу?

Подняв уснувшую на земле Раф-тян, я усадил ее на колени, открыл в Щите меню усиления сикигами и стал думать, как ее развивать имеющимися ресурсами.

Поскольку Раф-тян — сикигами, Уровня у нее нет, по крайней мере пока что.

Все, что с ней можно делать — с помощью всевозможных материалов учить новым умениям или повышать всякие характеристики.

Также ее можно настраивать на манер Биорастения. Система, по всей видимости, достаточно глубокая.

Например, я могу настраивать блеск ее шерстки.

Причем шерсть настраивается не только числами, есть и выбор между “тверже-мягче”, “прямее-кудрявее”, “короче-длиннее” и так далее.

Поэтому нынче я трачу свободное время на возню с Раф-тян.

Пока что я всего лишь научил ее пользоваться магией иллюзий, но в будущем хочу сделать из нее верную правую руку наравне с Рафталией.

— Рафу.

Я поглаживал Раф-тян, строил планы на будущее и вдруг заметил рядом с собой что-то крупное.

Повернулся и увидел Эснобарта.

Причем в форме кролика… в ней он такой здоровый, что к нему спиной прислониться можно.

— Чего тебе?

— Ничего… просто здесь я себя чувствую спокойнее всего…

— А?

— Я же говорила, животных к тебе тянет, Наофуми, — с какой-то стати поддержала его Кидзуна.

Не понимаю.

— Наофуми-сама прекрасно ухаживает за другими. Я смогла зайти так далеко только благодаря его доброте, — с гордостью заявила Рафталия… но меня ее слова не обрадовали.

Кажется, что они все на меня свысока смотрят.

— Господин-сама мой!

— С чего это я твой?!

— Рафу?

— Пен!

— Похоже, Фиро-тян и Криса это тоже касается, — заметила Кидзуна.

Я огляделся и увидел, что Фиро, Раф-тян, Крис и Эснобарт устроились вокруг меня кольцом.

— Наофуми, ты ведь Герой Щита, пусть и из другого мира, так? Возможно, они инстинктивно чуют, что ты не враг им, раз не можешь атаковать, — вдруг предположила Грасс.

— К тому же в случае чего самое безопасное место — рядом с Наофуми, — отозвалась Кидзуна.

— Вот, значит, как… черт, здесь слишком жарко!

Я обхватил Раф-тян, поднялся и отошел в другое место.

Фиро, Крис и Эснобарт в этот раз собрались в одну кучу рядом со мной и уснули.

Так гораздо лучше, но какого лешего?

Животная часть нашего отряда занимается непонятно чем.

Нет, я понимаю, что они в силу биологических причин рассчитывают беззаботно уснуть в наиболее безопасном месте, но все-таки.

— Я в этом участвовать не собираюсь, — подытожил я и погладил Раф-тян по животу, изучая ее шкурку.

— Давненько я не слышала таких неубедительных слов, — откликнулась Кидзуна.

— Что я не так сказал?

— Рафу…

— Наофуми-сама, пожалуйста, хватит гладить Раф-тян.

— С чего это?

Почему-то всегда, когда я ухаживаю за Раф-тян, Рафталия кривится и просит меня прекратить.

— Понимаете… поскольку Раф-тян сделана из моего волоса, мне… неловко смотреть, как вы ее гладите.

— Что тебя смущает? Ты и сама ребенок, могла бы немного и сама ласкаться, — ответил я.

Рафталия скорчила недовольную мину и вернулась к тренировкам.

И кажется, начала вкладывать в каждый взмах куда больше сил.

— Эх-х… хотя, это в твоем стиле, Наофуми.

— Рафу.

Раф-тян вскинула руки и сокрушенно покачала головой.

Что я не так сказал?

Рафталия мне как дочь, а Раф-тян очаровательностью напоминает ее, поэтому я ей так дорожу. Казалось бы, что тут непонятного?

— Да что не так?

— Ну ладно тебе, Наофуми, ложись лучше спать. Ларк вон уже вовсю храпит.

Это да, Ларк спит от души.

На его богатырский храп монстры часом не сбегутся?

Стоило подумать, как Терис накрыла его одеялом и заглушила звуки заклинанием.

Не буду жаловаться, но ты с ним не слишком жестоко?

Даже Грасс, недавно участвовавшая в разговоре, как-то притихла. Посмотрел — а она уже рядом с Кидзуной уснула.

— У тебя еще есть время на сон. Дозор доверь мне и Рафталии, — сказала Кидзуна.

— Ага, ладно.

Ну, я с того самого предательства плохо сплю. Если не воспользуюсь возможностью, потом придется несладко.

Мы тут прям как в гостях у друга спим.

На следующий день к полудню мы закончили упражняться и вернулись обратно.

А теперь я, пожалуй, расскажу о Фиро, которая в ходе нашей вылазки неплохо подняла Уровень.

В первую очередь следует сказать, что Фиро, став хамминг ферри, научилась принимать разные формы. Возможно, сказывается то, что в прошлом она была Королевой Филориалов, но во всяком случае теперь она способна переключаться между разновидностями хамминг ферри.

— Господин-сама, так я больше на прежнюю Фиро похожа?

— Пожалуй. Чем-то напоминаешь.

По возвращению в замок мы вышли во двор, где Фиро начала превращаться у меня на глазах.

Пожалуй, я хочу, чтобы Раф-тян научилась превращаться как Фиро.

Ее можно чуть увеличить и использовать как ростовую подушку… ну, есть же сцены в аниме, когда спят в обнимку с животным? Может, и с ней так можно?

Конечно, это же можно провернуть с Эснобартом и с Фиро, но я хочу с Раф-тян.

…Кажется, я отвлекся.

Итак, прямо сейчас Фиро приняла форму, которую Кидзуна назвала “хамминг биг оул”, и которая действительно напоминала большую сову.

Размером она точь в точь как ее прежняя форма Королевы Филориалов. Да и объемом почти такая же.

Еще она показала мне форму под названием “хамминг эмперор пенгин” в виде большого пингвина с внушительными перьями на голове, похожими на корону.

Похожий на пингвина Крис, сикигами Кидзуны и Грасс, смотрел на эту форму с завистью и ревностью.

— Еще я в последнее время та-ак хорошо петь научилась.

Фиро бодро прокашлялась и начала петь.

Причем голос у нее настолько сложный, что песня похожа на фоновую музыку.

Не представляю, как она умудряется такое выдавать. Даже звуки кото[1] воспроизводит.

В этом мире вообще много музыки, напоминающей старояпонскую.

Может, страна, в которой живут Кидзуна с друзьями, и в западном стиле, но в одежде здесь смешение западной и восточной культуры.

Когда вижу в трактирах, как менестрели играют на сямисенах, становится не по себе. Правда, Рафталия в одежде храмовой жрицы, наоборот, радует глаз.

— Рафу.

Раф-тян от звуков песни Фиро пустилась в пляс.

— О-о, давай-давай, — поддержал ее я, не отвлекаясь от магической тренировки.

Фиро говорила, что ее песни придают бодрости.

И действительно, Мана у меня начала восстанавливаться быстрее, да и у Рафталии с остальными дело быстрее пошло.

Это какая-то особая песня хамминг ферри?

— Ну что, пора возвращаться?

— Ага-а.

Остаток дня мы продолжили готовиться к войне, потом легли спать… и в ту ночь кое-что случилось.

Наверное, мы сами виноваты в том, что забыли о Кё, который до того устроил такой кавардак.

И именно после событий той ночи я начал пропитываться этой истиной.