Глава 310

— Из другого времени, — повторил Элим, будто пробуя фразу на вкус, — а я всегда говорил из другой жизни. Даже не знаю, как теперь правильно.

— Не знаешь, как правильно? – возмутился Оуэн, — то есть ты на полном серьёзе говоришь, что пришел из будущего?

— Или из другой жизни. Говорю же не знаю, как правильно.

Первый Перерожденный впал какое-то меланхолическое состояние. Он не смотрел на тех, с кем говорил, упершись взглядом в вершину одной из гор.

— И правильнее будет сказать, что из другого времени, или жизни, только моя душа и сознание. Тело у меня осталось каким и должно было. Наверное, оно и к лучшему. К концу моей жизни человек во мне угадывался весьма слабо.

— К концу твоей… жизни? – задала очередной вопрос уже Мэган.

— Да. Ангелы убили меня, — Собиратель Душ усмехнулся, — хоть это и очень дорого им далось. Я думал, что наконец-то обрету покой, — он издал тяжелый вздох, — но осознал себя лежащим с собственной кровати 27 октября 2017 года. Всё началось с самого начала.

Каждый смог услышать боль в словах Первого Перерожденного. Однако большинство волновало не это, а суть его слов. Это походило на бред сумасшедшего.

Ангелы? Смерть? Путешествия во времени?

Всё это звучало невероятно.

Одним из немногих, кто сумел сохранить спокойствие, был Ли Цзиньлун. Для него признание Элима укладывалось в собственную картину мира, хотя последние него слова были непонятны.

— Мой сон. После боя со Львом на Турнире. Это был вовсе не сон правда? Таким я был в твоей прошлой жизни?

Элим сделал слабый кивок головой.

— Да. Прости уж за это. Не хотелось мне чтобы первое увиденное тобой во сне было сражениями. Но мне нужно было сделать тебя сильнее, пришлось подсказать так, как я мог на тот момент.

После этого шуму вокруг только прибавилось.

— Тихо! – рявкнул Ян и подошел к своему другу.

— Тебе стоит начать рассказывать с самого начала. Пока это действительно похоже на бредятину.

— А вы слушайте, — обратился он к остальным, — молча.

Ян знал, как не любил его друг погружаться в собственные воспоминания, особенно в повествующие о кончине их расы. Сейчас же он нырнул в них с головой.

Свейн тем временем оказался рядом с Илоной и обнял её одной рукой. Девушка очень удивилась. Свейн, несмотря на свои размеры, умел подкрадываться. Тем более она не ожидала, что он сделает первый шаг. Она хотела извиниться, но Свейн приложил палец к губам и кивнул в сторону Первого Перерожденного. Он говорил ей слушать.

— Бессмертного Оплота не было.

Голос Первого Перерожденного разнесся по всей долине, давая каждому возможность отчетливо слышать его слова.

— Магия появилась в тот же день и в тот же час, что и сейчас. Но я тогда не знал о них. Перерожденным я стал лишь спустя полтора года. Пришлось догонять. Большинство из вас к тому времени уже стали известными. Скоро и первый турнир прошел. Каждый год потом устраивали, — Элим усмехнулся, — тот ещё цирк был. У меня была капля таланта и море упорства поэтому году эдак на шестом я догнал верхушку Перерожденных. Тогда же познакомился с…

Тут Элим осёкся. Она была здесь. Он не мог произнести её имени.

— С той, кого полюбил всем сердцем и душой. Самые счастливые годы моей жизни. Обеих жизней.

Большинство взглядов слушателей переместились с Элима на Мэган. Та в свою очередь посмотрела на Ирэн. Их взгляды встретились. Заместительница главы Красных Ангелов отвела взгляд почти сразу. Слова Мэган запали ей в душу.

— Потом пришли кратонцы. Навешали нам лапши на уши вроде той, что вы уже успели послушать. Мы поверили. Последние сомнения исчезли с появлением демона. Не помню сколько сотен Перерожденных высших уровней тогда полегло, прежде чем удалось его завалить. Мы построили врата в мир кратонцев. Пришла помощь. Все вроде начало налаживаться. Всех демонов мы убивали стоило им только появится на планете. Кратонцы учили нас чему-то, уже не помню чему. Наверное, потому что это была ненужная хрень.

Элим покачал головой.

— Каким же слепым я был. Они предали нас. Однажды люди проснулись, а кратонцев на планете больше не было. Все привратники погибли, а врата в их мир разрушены. Лишь много позже я узнал истинную цель посещения нашей планеты.

Собиратель Душ продемонстрировал всем свой кулон.

— Они украли Семена Мира из нашего подземелья. Все какие только сумели достать за пару лет пребывания на Земле. За время их пребывания люди разленились, поэтому первый же демон-аристократ прибывший на нашу планету был убит лишь после того, как мы разбомбили ядерным оружием вместе с ним пол Нигерии. Пусть это был ужасный метод. Мы по-прежнему могли бороться. Возможно у людей был шанс, но нас снова предали. В этот раз уже свои. Нашлись идиоты, которым не хватило ума и хватило алчности для постройки врат на планету демонов.

На лице Первого Перерожденного появилась кровожадная ухмылка.

— До сих пор радуюсь. Когда вспоминаю как их первыми же демоны и убили. Они поняли какую грандиозную аферу провернули кратонцы. Помощи людям было ждать неоткуда, поэтому демоны могли не спешить. Они дали возможность своим молодым полководцам получить боевой опыт. Началась настоящая война. С каждым днём нас становилось всё меньше, а их только больше. Должен заметить мы действительно бились храбро и отчаянно. Не каждая раса смогла бы так. Что не бой, то герой погибший смертью храбрых. Убивший врагов больше чем должен был или куда сильнее чем он сам или остался прикрывать отход и сдерживал в одиночку целое войско. Большинство были правдой. Несмотря на это победить мы не могли. Разрыв в силе был слишком велик. Когда людей на планете уже почти не осталось, мы нашли выход. Маркус нашел.

Взгляды устремились на Маркуса. Тот аж растерялся от такого внимания, как и от слов Элима.

— Он нашел способ переправить нас на другую планету. Туда, где демоны до нас не добрались. Сейчас я могу сказать, что с почти 100 процентной вероятностью мы бы все погибли в этом заклинании. Однако тогда это был наш последний шанс. Наша последняя надежда. Осталось всего 3 людских города. Больше отступать было некуда. Вот только во время последнего наступления демонов, нас снова предали.

В этот раз Первый Перерожденный не смог оставаться спокойным. Кулаки его крепко сжались, а последние слова он почти прорычал. Чёрный туман начал клубиться вокруг Собирателя Душ.

— Не знаю, что двигало этими людьми. Глупость, отчаяние или страх. Наверное, всё сразу. Когда я, Ян и Свейн вышли вступили в бой. Они набросились на двух оставшихся Адептов. Среди них была она…

Туман уплотнился, почти полностью скрыв владельца от публики. Неистовая жажда крови снова исходила от самого сильного человека планеты.

— Когда она погибла, родился тот, кем я стану через многие годы. Тот, кто сейчас сидит перед вами.

Собиратель Душ взял под контроль свой приступ ярости и обуздал свой ореол.

— Я обезумел от ярости. Когда пришел в себя бой уже был проигран. Демоны добивали остатки нашей армии. Ян вступил в свой последний бой, чтобы выиграть время.

Взгляды людей в очередной раз оставили рассказчика и обратились к личности, затронутой в истории.

— Свейн донес меня до врат в подземелье. Он был уже почти мёртв к тому моменту и решил остаться, как Ян, выиграть мне время.

Всеобщее внимание вновь сменило свою цель. Теперь все смотрели на Свейна, которого изо всех сил обняла Илона. Девушка не смогла сдержать слёз услышав о смерти любимого человека, пусть и не в этом времени.

— Я остался один, не имея ничего кроме последней воли своих друзей. Они хотели, чтобы я отомстил за них, за всё человечество. Я намеревался сдержать данное им слово, хотя понимал, что вряд ли смогу сделать что-либо. На моём счету было достаточно демонов, чтобы сделать меня известным среди них. На меня начали охоту. Их было больше, и они были сильнее. Лет через 70 я не выдержал. Это была не жизнь, а бесконечная пытка. Хотел наложить на себя руки, но держа клинок у горла вспомнил кто сложил головы чтобы дать мне возможность уйти. Тогда моё сознание раскололось на две части. Первая сидит перед вами, а вторую вы знаете как Анзора. С того дня мне приходилось бороться ещё и с ним. Он множество раз пытался убить нас, но в конце концов я победил и отправил в дальние уголки собственного разума. Ну а потом… я стал Собирателем Душ. Столетие за столетием я убивал демонов, набирал силу и знания, пока однажды не узнал о празднике на планете кратонцев. Они праздновали тот день, когда украли у нас ресурсы и обрекли на смерть. Стерпеть такое было не в моих силах. Я пришел на их планету во время празднования и…

Тут Элим снова замолчал. Он спустился с валуна и сел на землю. Теперь его взгляд был уперт в землю перед ним. На людей он по-прежнему не смотрел.

— Вырезал всю их планету. Женщин, детей, стариков. Я не пожалел никого. Их души стали частью моей силы. Миллиарды душ. Когда я опустошил их планету, то отправился на следующую. Больше меня ничего не сдерживало, все ограничители пали под натиском моей собственной ярости и ненависти. Человек внутри меня окончательно умер, уступив место монстру ведомого лишь всепоглощающей ненавистью. Я уничтожал один мир за другим. Когда ангелы спохватились было уже поздно. Душ внутри меня было столько, что им пришлось послать армию. Её я тоже уничтожил, как и следующую. В конце концов за мной пришли едва ли не все кто остался. Им удалось меня свалить, ценой большой половины своего войска. Я должен был умереть там, но кто-то решил жестоко подшутить надо мной и позволить начать всё сначала.

На Элима было жалко смотреть. Казалось будто собственная история раздавила его. Он сидел, упершись взглядом в землю, не смея поднять головы. Спина была сгорбленная, под тяжестью собственной вины. Теперь в нем действительно угадывался побитый жизнью старик.

— Такова моя история.