Глава 311

Рассказ Элима ввел слушателей в ступор. Никто не знал, как на это реагировать. Слишком много странных и невозможных моментов в себя включал рассказ Первого Перерожденного. Трудно было поверить в подобное, как бы ни старался. Хотя стоит признать, его рассказ объяснял все связанные с ним странности.

— Когда ты погиб, сколько тебе было? – нарушил тишину Кнуд.

Элим ответил так и не подняв головы.

— Точно не знаю. Трудно отслеживать время, когда ты один и у тебя случаются провалы в памяти. Я ориентируюсь на кратонцев. После этого я прожил не долго. Они праздновали спустя 10 циклов. Один цикл на наши это что-то около 102 лет, ну или около того.

— Больше тысячи лет, — прошептал Кнуд.

Неужели люди смогут жить так долго? Какими они станут если срок их жизни увеличится так сильно? Как это повлияет на нынешний уклад вещей? На их общество?

Ответ Элима породил только больше вопросов. Кнуд подозревал, что так будет с каждым ответом. Как можно общаться и понимать человека, который мало того, что вернулся из будущего так еще и прожил в 30 раз больше тебя?

— Ты говорил про рождение Анзора и провалы в памяти? У тебя было раздвоение личности? Если да, то как вы с Анзором… — девушка запнулась, не зная, как выразить свои мысли, — как ты его вызываешь?

Вопрос задала Элк. Вернер стоял от неё в нескольких шагах.

— Да. Анзор, тогда я звал его Тёмным, много крови мне попортил. Уж не помню сколько раз возвращал себе контроль над телом, когда до смерти оставались считанные секунды. После моего возвращения, он обрел собственную душу. Не спрашивайте как. Если бы я и знал, как именно, то не смог бы вам объяснить. Мы остались связаны, но с тех пор мы два разных существа. И у меня получается вызвать его, как любую другую душу.

— Почему вы помирились? Ты говорил он пытался убить вас обоих. С какой стати он отказался от своей затеи?

Элим вытянул вперед руки с раскрытыми ладонями, указывая на собравшихся перед ним людей.

— Причина это вы. Вы все живы. Мы с Анзором разные личности, но наши друзья дороги нам обоим. Пока вы живы, нам есть ради чего жить и ради чего биться.

Петер покачал головой.

— Это бред. Путешествия во времени, тысяча лет жизни, отколовшаяся личность. Ты понимаешь, как это все звучит? В такое невозможно поверить, сколько бы ты об этом не рассказывал.

Глава железного Воинства просто не мог поверить в эту историю. Пусть Ли Цзиньлун поверил, как и, кажется, многие другие, Петера это не убедило.

— Вот как. И что же смогло бы заставить тебя поверить?

— Я бы поверил, если бы увидел собственными глазами.

Элим поднял голову, впервые посмотрев на своих слушателей, а точнее только на Петера.

— Ну так смотри.

Глаза Собирателя Душ засветились изумрудным светом.

Петера мгновенно подкосило, и он упал на колени от ноющей головной боли. Вскоре перед его глазами начали всплывать картины из прошлой жизни Первого Перерождённого. Сражения с демонами. С ордами тварей. Все битвы до единой были безумно кровавыми и заставляли людей нести потери. Петер еще никогда не видел, чтобы в бою гибло столько людей. Битвы сменялись одна за другой и с каждым разом людей в них становилось всё меньше, а демонов всё больше. Потом настал момент, когда люди исчезли совсем и тот, от чьего лица смотрел немец, остался один. Он сражался один, против демонов, потом оказался там, где демоны сражались с другой фракцией, но тот, кому принадлежали воспоминания убивал всех их без разбора.

Сцены сменились с неимоверной скоростью, пока не пришли к последней.

Петер смотрел на площадь битком набитую… всем, что только можно представить. Существа всех форм и размеров столпились на ней и на всех прилегающих улочках. На крышах и в воздухе.

Он лежал на полу и не мог встать: ноги попросту отсутствовали. Руки были скованны за спиной. Широкая цепь, прикрепленная к огромному металлическому грузу, обвивала его пояс. На шее была веревка.

Когда до Петера дошло, что происходит, пол под ним исчез и груз потянул его вниз, а веревка на шее не давала ему упасть.

Его повесили.

Чувство удушья пришло не сразу, спустя почти десять минут. Он задергался, забился в предсмертных конвульсиях на радость обезумевшей толпе.

Когда Петер вернулся в реальный мир, его руки тотчас рванули к шее в попытке сорвать с шеи веревку. Веревку, которой на самом деле не было. В следующее мгновение мужчина посмотрел на свои ноги. Они были на месте. Рядом была Элк и Рудольф.

— Ты в порядке? – спросил целитель.

Петер кивнул.

— Ну как тебе? Посмотрел? – вновь раздался голос Первого Перерожденного.

— Это… это был ты? Твои воспоминания?

Элим кивнул.

— Ты же говорил тебя убили ангелы. Но я видел, как тебя повесили! На той площади… там точно были не ангелы.

Глава Железного Воинства всё еще тяжело дышал. Картины, которые он успел увидеть запомнятся ему на всю жизнь. Остальные же переглядывались в недоумении.

— Меня казнили несколько раз. Правда я всегда выживал. Тот случай, что я тебе показал был после бунта, что я устроил на гладиаторской арене демона-лорда. Весь его зоопарк, который он так долго собирал взбунтовался с моей подачи. Он как-то узнал, что на моей родной планете казнили повешеньем. Ему показалось забавным, если я умру таким образом. Надо было ему просто снести мне голову.

— Как ты смог выжить? У тебя же даже ног не было!

— А на кой они мне? Я же летать умел, хотя это и было тяжело, пока я не отцепил ту гирю, что они ко мне примотали. Кстати, раз уж ты посмотрел кусочек моих воспоминаний. Как думаешь, стоит мне его показывать остальным, чтобы избавить их от сомнений?

Петер отрицательно покачал головой.

— Не надо!

Мужчина уже успел понять: увиденное только что будет сниться ему в кошмарах до конца жизни.

Некоторые остались не очень довольны тем к чему всё идёт. Никто не хотел остаться не удел. Арн их успокоил:

— Сражения обладателей маны совсем не похожи на обычные бои. Это настоящая мясорубка. То как сражаются демоны… — оборотень покачал головой, -если хотите сохранить сон. Вам не стоит этого видеть.

— Я тоже так думаю, — согласился с ним Элим, — итак, вы все теперь знаете кто я такой. Честно говоря, меня не волнует, верите вы мне или нет. Пока вы становитесь сильнее можете считать меня хоть полоумным. Теперь спрошу: кто готов остаться в Альянсе после услышанного? Если ответ будет отрицательный, я пойму и как-то преследовать или давить не буду.

— Жители Поднебесной остаются, — мгновенно произнес Ли Цзиньлун.

— Корпорация Волшебства тоже, — мгновением позже согласилась Мэган.

К удивлению, многих Петер был третьим, кто согласился. Мужчина ни с кем не советовался, даже не переглядывался. Ответил сходу. Он видел насколько страшным в бою был Первый Перерожденный, в обеих своих жизнях. Сомнений в истории Элима у Петера не осталось. Он определенно видел настоящие картины из прошлого Элима. Придумать такой ужас попросту невозможно. Вслед за ним согласились и прочие европейцы, а за ними уже и все остальные.

Альянс никого не потерял.

— Очень рад сохранению целостности вашего Альянса. Думаю, все понимают, что распространяться о моей настоящей личности не стоит?

Вопрос был риторический.

— Тогда вам всем сейчас стоит сосредоточиться на подземелье. Тренировок с моими духами в Бессмертном Оплоте в ближайшем будущем не будет. Мне нужно на какое-то время покинуть планету.

— Покинуть планету!?

Вопрос задали сразу несколько человек.

— Да. Император кратонцев не глупый правитель. Чтобы не подставлять Ила, мне пришлось написать ему пару ласковых на теле его посла. Он подозревает о существовании на этой планете кого-то, кто способен дать ему отпор. Сейчас он обдумывает как поступить дальше. Так или иначе ему нужно будет от нас избавиться. Силитур опасный противник и представляет для нас угрозу. Нужно исключить эту угрозу.

— Ты планируешь убить его? – задал вопрос Том.

Элим рассмеялся. Симу тоже пришлось сдерживать смех.

Такая реакция двух сильнейших из присутствующих сбила людей с толку.

— Нет я не собираюсь его убивать. Если мне и хватит сил на его умерщвление, то это будет последним, что я сделаю в этой жизни. А я передал еще слишком мало собственных знаний чтобы позволить себе вот так погибнуть. Планета кратонцев будет проходной станицей. Моя цель – планета, стоящая над кратонцами. Там живет тот, кто поможет поставить Силитура на место.

— И сколько тебя не будет?

Этот вопрос задала Мэган.

— Не долго. Максимум 2 недели. Задерживаться дольше мне смысла нет.

— И когда ты отправляешься?

— Как только вернусь в свою мастерскую. Но пока мы здесь можете задать свои вопросы. Уверен у вас их множество. Постараюсь ответить на все.

— Кто еще знает?

Первым был Том. Секрет Элима был ключом, открывающим доступ к знаниям человека, прожившего тысячу лет. Нужно знать кого еще стоит держать на виду.

— Не считая тех, кто находиться в этой долине. Только один человек. Герман.

— Поставленный тобой командовать армией страны, — озвучил должность мужчины, Том.

— Самый порядочный человек в армии. И единственный кому из военных я доверяю. Не говоря уже о его боевых способностях, — озвучил свою оценку Элим.

Вопросов у людей было много. Как у членов Альянса, так и у бойцов Бессмертного Оплота. На какие-то отвечал Элим, а на некоторые отвечали его друзья, узнавшие эту тайну давно. Часть вопросов была переадресована Симу и кратонцам, знавшим как функционирует мир за пределами планеты.