Глава 394

Здoровенный минотавр, казалось, занимавший большую часть любого нормального помещения, обернулся размытой тенью. Знаменитый воин двигался столь проворно, что немногие в комнате оказались способны уследить за его движениями.

Mанс оказался напротив противника за один удар сердца. Eго булава, объятая чёрным пламенем, наглядно демонстрирующая откуда появилось прозвище её владельца, обрушилась на голову пришельца.

Минотавр сразу заметил, ни скорость, ни мощный удар не впечатлили иноземца. Tот ответ одну ногу назад и выставил перед булавой руку с горлянкой – та исчезла за миг до удара. Kруглое навершие встретилось с грязной, исчерченной символами ладонью. Cразу несколько знаков загорелось на теле незнакомца. Рука могла погасить всю силу удара, слегка отклонившись назад. Пол под ногами цели треснул. Чёрное пламя почти щекотало лицо вторженца.

Иримэ удивленно глядела на происxодящее. Этот иноземец был минотавру едва ли по грудь, но смог одной рукой остановить его булаву! Правда эта мысль быстро уступило место куда более приятной.

— Глупец! Чёрная Булава Манс получил своё прозвище не просто так его чёрное пламя практически невозможно погасить, если оно тебя коснулось. Сейчас ты…

И тут эльфийка удивлена разинула рот: чёрное пламя проглотило ладонь нарушителя, но тот и бровью не повёл.

— Xорошая техника, — похвалил Элим, — теперь я понял почему тебя так зовут, Чёрная Булава Манс, — мужчина поднял голову и встретился взглядом с минотавром, — я тоже ею владею.

За миг до соприкосновения с металлом, он покрыл ладонь своим собственным чёрным пламенем, нивелируя эффект вражеского. Элим выбросил вперёд левую руку, мгновенно покрывшуюся чёрным огнём до самого торса.

Манс отпрянул, выпуская собственное пламя перед собой. Два чёрных фронта столкнулись. Несколько мгновений понадобилось им чтобы определить ничью, а потом, в немой ярости от сего факта, взорваться. Bзор минотавра затмила вспышка взрыва, поэтому он едва успел изогнуться, избегая брошенного в него оружия.

Тот самый.

Минотавр проследил глазами за странным ножом, извлеченным из тела убитого стражника. На траектории полета оказался менее резвый воин из свиты наместника. Минотавр ожидал, что необычное оружие пробьёт толстый нагрудник гвардейца.

Реальность преподносит сюрпризы.

Доспех начал трескаться и вминаться ещё до соприкосновения с, как понял Манс мгновением позже, ужасным орудием. Нож не просто пробил доспех. Заключенной в нем силы хватило чтобы пробить в “счастливчике” сквозную дыру размером с кулак. Следом ‒ уже в стене за спиной мертвеца.

Минотавр шумно выдохнул и резко повернул лицо обратно к противнику. Ударил наотмашь перед собой. Бил вниз. Манс привык, что из-за своего большого роста, нужно опускать оружие вниз при ударе.

Видимо противник уже сталкивался с существами, превосходящими его по размеру. Из поднятого дыма он вынырнул на уровне головы минотавра. Ну что же, Манс всегда готов пустить в ход оружие своего рода – рога. Только воин собрался это сделать, из-за его спины взметнулись сотни крохотных лезвий, управляемых прикрепленными нитями.

Магия Иримэ.

Минотавр прищурился, заметив, как одни символы на теле странного противника погасли, а другие проявили себя. Тот резко кувыркнулся в стороны, избегая большинства лезвий. Те же, что смогли достигнуть иноземца будто наткнулись на железо и отскочили. Ноги вторженца прикрепили его к ближайшей стене, от которой он сразу же отскочил обратно в облако были. Oдин миг и в том месте взметнулась пыль от невидимых лезвий.

В бой вступил наместник.

Манс покрепче стиснул рукоять своей булавы. Этот иноземец силён, но сам Манс – один из сильнейших воинов Империи, а за его спиной два сильных Адепта с могущественными способностями. Не говоря уже о полусотне Адептов во всем городе.

Враг же всего один. Как-нибудь сдюжат.

Элим не прятался в дыму. Он прятался в одной из теней, среди ниш для стражников, по ту сторону завесы из пыли и каменного крошева. Возможно стоит уйти прямо сейчас. Они не смогут ему помешать. Но ведь он пришёл сюда не для того, чтобы просто показаться?

Минотавр. Ему нужно узнать насколько тот силён. По дороге сюда он убил ещё несколько стражей, из числа тех, до кого дошли слухи о прибывших членах гвардии императора. Новость о том, что один из прибывших Чёрная Булава Манс – герой последней имперской войны. Носитель титула. Вся империя почитает их как сильнейших воинов государства, главную его мощь. Элиму выпал шанс испытать эту мощь, получить представление о том сколько сил уйдет чтобы совладать с этой подземной империей.

Время ещё есть.

— Не нападайте. Ваша задача только сдерживать врагов, чтобы мне не мешали. Держитесь поблизости.

Спрашивать была ли услышана его команда Элим не стал: нужда в этом давно отпала.

Манс предупредительно зарычал. Секунду назад он не ощущал ни одной вражеской ауры, а теперь их стало три! Они показались одновременно. Два призрачных силуэта – орк и карс напали на Иримэ и наместника. Иноземец же бросился в его сторону.

Удар булавы прошелся по ледяному щиту, нарощенному противником на руках. Сбросив лёд, Элим выбросил вперед руки с раскрытыми ладонями. Манс пытался сопротивляться, но поток воздуха оказался таким резким и сильным, что здоровенную тушу воина пронесло через половину комнаты и впечатало в стену.

Необычный орк встретился с его подопечной. Стена из камня оттеснила её и половину группы сопровождения наместника. Иримэ пыталась проникнуть своими нитями сквозь щели в камнях, но её противник умело их закрывал и продолжал теснить врагов. У наместника дела были не лучше. Свирепый карс, пусть и оказался в закрытом помещении, напирал на гоблина своими ветряными лезвиями.

— Это не простые воины. Неужели этот иноземец — призыватель?

Времени обдумывать сею мысль у него не было: враг снова атаковал. Ледяное копьё оказалось на целено ему в глаз. Манс пропустил наконечник между черепом и своим рогом и резко подался вперед.

Элим моментально отпустил ледяное древко и развернулся в воздухе для удара ногой. Очень сильного удара ногой. Манс ощутил, будто на него несется разъяренный соплеменник. Воин подметил, что на теле противника в очередной раз зажглись новые символы. Он принял удар на скрещенные руки. Тело Манса сразу же пробило стену за спиной, пролетело коридор и врезалось в следующую.

Дальнейшей атаки не последовало: Элима отвлекли другие враги, среди которых он очутился, атаковав минотавра. Наместник и Иримэ по-прежнему были скованы борьбой со странными фамильярами иноземца, но были и другие.

— Дурни! Прочь от него!

Но крик прозвучал слишком поздно. Трое храбрецов из стражи замка наместника валилось на пол. Двоим Элим перебил горло, а третьему – просто раздавил голову руками. Тут рядом оказались карс и орк.

— Не рискуйте, — выдал последнее напутствие Элим и бросился на своего оппонента. Скоро в коридоре загремела битва двух “титанов” по местным меркам.

Лод’хар и Рухон перегородили проход, не давая покинуть помещение и последовать за Элимом. Орк мельком глянул в коридор, отразив очередную волну магии. В потолке коридора появилась зияющая дыра. Отголоски дуэли теперь слышались откуда-то сверху.

— У меня идея, — подал голос Рухон.

— Какая?

Говорили на русском, чтобы противники не смогли их понять.

— Как на счёт обрушить замок? Господин там кажется разошелся.

Бывший вождь орков оскалился. Ему подали хорошую идею. Мышцы на правой руке напряглись, будто толкали нечто тяжелое, хотя в ладони ничего не было. Лод’хар издал громкий рык и выбросил руку вперед ‒ стена справа от него будто взорвалась, подняв тучу пыли.

Смотрелось очень эффектно и походило на мощную атаку. Орк, однако, потратил на это куда меньше сил, чем может показаться со стороны. Он нашёл самые слабые места в стене и выдрал из скрепляющего раствора обтесанные камни, вызвав тем самым обрушение всей конструкции. На этом парочка оставила своих противников и юркнула наверх через дыру в потолке коридора. На том этаже послышался шум разбивающихся камней.

— Святые духи равнин! Что это за монстр!?

Манс стоял в паре десятков метров от странного пришельца. Пока они буйствовали в замке, набрели на пару стражников. Один из бедняг попал под руку иноземца и в итоге тот извлек из его тела короткое копьё. Выражение лица несчастного Манс никогда не забудет: такую страшную агонию он не видел ещё никогда за всю свою жизнь. После этого дела у него пошли хуже. Отбиваться от беспрерывных атак противника и так было не легко, а когда у него появилось такое оружие стало совсем тяжко.

Минотавр пробовал сломать копьё. Удар навершия булавы пришелся прямо в древко, но то не прогнулось ни на миллиметр. Хуже всего было чудовищное разнообразие видов атак и задействованных в них сил. Даже главный маг императора не мог похвастаться таким разнообразием подвластных сущностей, как этот пришелец. Он не только мог пользоваться таким обширным списком сил. Противник Манса умело их комбинировал и несколько раз такое умение могло стоить минотавру жизни.

Зазвенел колокол ‒ сигнал тревоги для всех городских Адептов.

Ближайшие наверняка смогли ощутить волны от столкновения двух мощных Адептов в замке наместника. Остальные же после этого звона моментально вооружаться и бросятся сюда.

— Времени осталось мало, — произнес иноземец.

Он тоже все прекрасно понимал. Минотавр ощутил, как тот готовит мощную атаку.

— Приготовься.

Элим направил копьё прямо на противника. Наконечник быстро покрылся беснующимися красными молниями, растущими с каждым мгновением. Все больше символов на его теле ярко вспыхивали, давая понять минотавру, что все предыдущие нападения не чета грядущему.

Манс обеими руками взялся за рукоять своей булавы. Мышцы рук вздулись, готовясь нанести мощный удар. Чёрное пламя окружило воина, почти скрыв того от взора противника. Ветерану Да’сваас едва удалось удержать контроль над собой, когда иноземец рванул вперёд, выпустив свою жажду крови. Такого он не видел даже на войне в самым безумных и жестоких побоищах. Если раньше у него и имелись какие-то иллюзии по поводу своего превосходства в боевой мощи, то все они исчезли в этот миг. Может быть ему нужно было потерпеть и приноровиться к стилю ведения боя противника? Подловить на ошибке и убить одним ударом?

Нет. Все это ушло. Манс отчетливо осознал одну вещь.

Сейчас он просто бьётся за свою жизнь.