Глава 135. Прощай, призрак святой!

Попрощавшись с Йеном, Сеол направился в продуктовый магазин, которым управлял землянин.

Тщательно выбрав и купив продукты, он отправился в конюшню, чтобы нанять экипаж. Однако, когда он упомянул лес отрицания, большинство извозчиков отказались ехать. Только после того, как он подкупил их дополнительными деньгами, наконец нашёлся один доброволец, готовый взять его.

Сразу же после заключения договора на перевозку Сеол вернулся в офис, чтобы подготовиться к очередному путешествию.

— Ты уезжаешь, как только вернулся.

Чан Мальдонг цокнул и покачал головой. Сеол только вернулся с утомительного путешествия, поэтому, увидев, как он снова уходит, не отдохнув, не говоря уже о том, чтобы даже принять душ, Чан Мальдонг почувствовал к нему жалость.

Сеол, который тщательно упаковывал свою сумку, улыбнулся.

— Я буду чувствовать себя неловко, если буду продолжать оттягивать это. Не говоря уже о том, что рано или поздно мне придётся сделать это. И меня всё равно не будет совсем недолго.

Чан Мальдонг фыркнул, услышав, как Сеол произнёс это так, словно собирался в отпуск.

— Ты определённо единственный, кто может сделать поездку в лес отрицания похожей на прогулку в парке.

Несмотря на эти слова, он знал, откуда берётся уверенность Сеола в том, что он отправится один.

Наличие защиты многовекового злого духа, достаточно сильного, чтобы мгновенно уничтожить сотни паразитов, безусловно, гарантировало жизнь Сеола, по крайней мере, внутри леса отрицания.

— В любом случае, зачем ты так много упаковываешь? С такими темпами сумка взорвётся, негодяй.

— Ах. Это прощальный подарок.

— Прощальный подарок?

Чан Мальдонг перестал спрашивать. Причиной тому было печальное выражение, промелькнувшее на лице Сеола.

Поэтому он сменил тему.

— Как ты думаешь, сколько времени это займёт?

— Четырёх дней должно хватить. Самое большее — пять дней.

— Пять дней, да… тогда это не должно быть проблемой. В любом случае я не буду много говорить тому, кто сумел выбраться живым с территории паразита, но ты будь осторожен, хорошо?

Услышав взволнованный тон, Сеол, который плотно упаковывал свою сумку, остановился. Оглядываясь назад, ему показалось, что прошло много времени с тех пор, как он в последний раз получал чью-то искреннюю заботу.

Это было немного неловко, но Чан Мальдонг вёл себя как его дед.

«Значит, я внук?»

— Немедленно убери этот мерзкий взгляд.

Чан Мальдонг сплюнул, почувствовав пристальный взгляд Сеола.

— Не о чём беспокоиться.

Сеол указал на свою серьгу.

— Если дойдёт до дела, я могу просто активировать свою серьгу Фестины и сбежать.

— Какие громкие слова. Кто хвастался тем, что тренируется, чтобы не убегать снова? — Саркастически заметил Чан Мальдонг. После неловкого смеха Сеол поднял свою сумку.

— Что ж, я пойду.

— Хорошо.

Сеол покинул офис Карпи Дим после этих слов.

***

«И это ещё не всё. Они говорят, что, как будто тщательно приготовленного церемониального стола было недостаточно, она также отказалась от алтаря.»

«Проблема заключалась в том, что никто не знал, что пошло не так. Не говоря уже о том, что не было никакого способа общаться, это был просто полный хаос. Никто ни к чему не прикасался и не проявлял неуважения…»

«Но им, предположительно, не запрещали входить. Не было никаких признаков отказа, и поначалу казалось, что чёрный дым взволнованно кружился вокруг служителей. А потом вдруг—»

«Ладно. По словам принцессы Терезы, это странно выглядело, словно маленькая девочка, закатившая истерику, потому что ей не понравился подарок.»

Йен высказал своё мнение о том, что дух окончательно потерял своё эго и превратился в настоящего злого духа, но Сеол думал иначе.

Он не мог отрицать, что бедный дух родился из-за огромного количества обиды, но она всё ещё была чистым духом с ясным сознанием.

Самое главное, если бы она полностью превратилась в злого духа, то все, кто вошёл в лес отрицания, были бы убиты.

Но факт оставался фактом. Ни один из них не умер.

Таким образом, у её действий должна быть причина. Причина, по которой святая закатила истерику.

«Что заставило её это сделать?»

В некотором смысле призрак святой был крайним примером золотой заповеди.

Она будет жестокой, как ведьма, с теми, кто причинит вред могиле, но щедрой, как святая, с теми, кто проявит уважение.

Он не знал, почему она разозлилась на этот раз, и честно боялся, что его выгонят.

Но с тех пор как он решил жить в соответствии с золотой заповедью, Сеол ни разу не рассматривал возможность не приходить к ней. Он должен отплатить ей за то, что она спасла ему жизнь.

Сеол осторожно положил вещи, которые держал в кармане, и ускорил шаг.

***

Сеол без колебаний вошёл в лес отрицания.

Поскольку он уже несколько раз бывал здесь, он знал дорогу к могиле как свои пять пальцев.

За исключением одного раза, когда он почувствовал, что хочет отрицать существование своей сестры, поездка прошла относительно гладко. Как только его цель появилась в поле зрения, Сеол открыл рот.

— Мисс Святая! Это я! Я здесь!

Но несмотря на то, что он несколько раз повысил голос, чтобы крикнуть, двери не распахнулись, как обычно. Реакции не последовало.

Учитывая, что она всегда отвечала, когда он звал раньше, это определённо не было хорошим знаком.

Мгновение спустя Сеол прибыл к уединённой гробнице посреди леса отрицания.

Вокруг гробницы царила мёртвая тишина. Это было место, к которому даже монстры не решались приблизиться. Гробница была покрыта мрачной и зловещей атмосферой.

— Мисс святая?

Ничего не произошло, когда он осторожно постучал в дверь, позвав ещё раз.

«Странно…»

Почему не было никаких признаков отказа, но в то же время никакого ответа? Поколебавшись некоторое время, Сеол протянул руку.

— Прошу прощения. Я сейчас зайду.

И когда он попытался открыть дверь—

«А?»

На лице Сеола появилось выражение недоверия.

«Она не открывается?»

Дверь не сдвинулась с места. Как бы он ни старался, дверь не открывалась.

Наконец, после долгой борьбы с дверью, он отступил безрезультатно.

«Что случилось?»

Может быть, ему просто не повезло. Подумав, что святая, возможно, вышла прогуляться, он плюхнулся на траву, чтобы дождаться её возвращения.

Они сказали, что чёрный дым был повсюду, когда они приходили в последний раз. В этот момент его воображение начало буйствовать, думая, что она, возможно, даже имеет дело с паразитами, которые вернулись, чтобы отомстить.

Прождав больше часа, Сеол глубоко вздохнул.

«Думаю, я ничего не могу с этим поделать.»

Он не мог просто молча ждать здесь день и ночь. В конечном итоге он встал.

Это произошло тогда.

Когда Сеол наклонился, чтобы поднять свою сумку, камень размером с боб врезался в его голову. Но, не почувствовав этого, Сеол повернулся всем телом.

— Икк.

— !

Сеол застыл, а затем дотронулся рукой шеи.

— Камень?

Потирая маленький кусочек камня между большим и указательным пальцами, он оглядел местность.

Тогда же он ясно это увидел. Чёрный дым, скрывающийся за гробницей.

Глаза Сеола расширились, как фонари.

— Святая?

Бросившись на другую сторону, как и ожидалось, обнаружилось облако чёрного дыма. Как будто оно пряталось.

— Т-ты была здесь?

— Хмф!

— Почему ты прячешься здесь…

— Хмф!

Призрак святой явно дулся.

Когда Сеол почувствовал беспокойство, дым, казалось, попытался отодвинуться от него на дюйм.

— Хмф!

И дым не забывал фыркать перед уходом.

— Подожди!

Колебавшийся Сеол, рефлекторно вытянул руку вперёд. Он пытался помешать ей уйти, но это не имело смысла, так как дым не имел физической формы. Его нельзя было поймать.

Да. Очевидно, всё так и было.

— Неет! Отпусти!

Он поймал его?

Точнее, дым остановился, как только его руки коснулись его.

Сеол несколько раз потёр глаза от невероятного зрелища.

Это было логически невозможно. Протягивая руки, он был уверен, что его руки прошли прямо сквозь дым.

— Отпусти!

Но она говорила ему отпустить её.

Не в силах понять происходящее, Сеол отшатнулся назад. Дым развернулся и ускользнул.

«Ах!»

Едва придя в себя, Сеол поспешил за дымом.

«Дым остановился намеренно?»

Эта мысль внезапно пришла ему в голову, но в данный момент это было не важно. Он сказал себе, что, поскольку угольно-чёрный дым был частью святой, он мог иметь другие свойства, по сравнению с газами.

Но чего он всё ещё не мог понять, так это почему дверь, которая всё это время была запечатана, теперь была широко открыта.

Врываясь внутрь, Сеол отчаянно позвал.

— Святая!

Чёрный дым спрятался в углу. Сеол осторожно приблизился к нему, как охотник, выслеживающий свою добычу.

— Я слышал… что ты выгнала людей, которые к тебе приходили.

Как только он это сказал, верхняя часть дыма повернулась в сторону. Было ли это иллюзией, или это выглядело так, как будто она повернула голову?

Сеол продолжил говорить, как будто успокаивал надувшегося ребёнка.

— Я не думаю, что ты злишься без причины.

— …

— Могу я узнать, почему?

Как будто его вежливые манеры возымели эффект, дым начал ёрзать. Сеол осторожно присел рядом с ним. Он начал терпеливо ждать, так как не было похоже, что она снова попытается сбежать.

Через минуту или две из беспокойного облака дыма послышался голос.

— Р-розовые волосы!

— Розовые волосы… принцесса?

— Мм… да. Она раздражала меня…

— Что сказала принцесса Тереза?

— Я… я не знаю.

— Ты… не знаешь?

Давайте подведём итог.

Тереза неправильно выразилась и вызвала раздражение святой. И когда он спросил, что она сказала, святая ответила: ‘Я не знаю’.

«Что за…»

Сеол закрыл лицо обеими руками.

«И что, чёрт возьми, я вообще должен делать?»

Сеол молча закрыл глаза. Он вдруг вспомнил жаркий спор, который был у него с Ю Сонхва.

«Джиху. Люди способны к логическому мышлению, но они также эмоциональные существа.»

«Логика ура!»

«Сочувствие также важно. Как человек может всегда оставаться рациональным?»

«Сочувствие ура!»

«Эй! Я не шучу. Будь серьёзен.»

«Не хочу. Обними меня.»

«Видишь? Ты ведёшь себя так избаловано, когда тебе этого хочется, и даже когда ты ошибаешься, ты всегда такой требовательный!»

«Но ты позволила мне.»

«Да, хорошо. Ты можешь быть таким со мной. Потому что ты мне нравишься. Но—»

«Такая мягкая и приятная.»

«Э-эй?!»

«Тогда я был счастлив.»

Забыв о своём унизительном прошлом, Сеол оставался погружённым в приятные воспоминания, пока рядом не раздался звук, вернувший его к реальности.

— Я не смогла найти тебя… но она продолжала болтать, так что я разозлилась…

Что? Повтори ещё раз?

Сеол оставил попытки понять. Хотя он был уверен, что принцесса Тереза никогда этого не сделает, и что он должен выслушать обе стороны, чтобы вынести решение, он решил пока принять сторону призрака святой.

— Принцесса ошиблась.

— ?

— Ей следовало вести себя прилично, когда она навещала твою могилу. Было бы лучше, если она просто молчала.

— Д-да?

— Конечно.

— Т-ты тоже так думаешь? Я была так разочарована, что ты не пришёл, когда я так долго тебя ждала. Но она всё время говорила, что ты занят и не можешь прийти, что я должна понять… Я почти подумала, что она оправдывается как твоя жена или что-то в этом роде!

Призрак святой начал болтать без умолку, как будто она с самого начала и не сердилась. Сеол молча поблагодарил Ю Сонхву.

— В любом случае, во всём виновата принцесса Тереза.

— Да, да. Ты прав.

Как будто то, что он был на её стороне, делало её счастливой, чёрный дым подпрыгивал вверх и вниз. Похоже, она чувствовала себя лучше, так что пришло время перейти к главному акту.

— Святая. Разве ты не голодна?

— А?

— Подожди немного.

Сеол начал доставать ингредиенты, которые он упаковал. Затем он развёл огонь и поставил на него кастрюлю.

Услышав звук кипящей воды, он улыбнулся.

— Я приготовлю тебе поесть.

Сеол собирался приготовить в качестве прощального подарка кое-что из личной кухни. (П.п. То, что он готовит, это Buddae-jjigae. Суп кимчи с большим количеством сосисок, ветчины и других начинок. Он также известен как корейское армейское рагу, потому что его легко приготовить в больших количествах, и поэтому его подают в армии.)

Это блюдо определённо было необычным в Раю, но, поскольку большинство ингредиентов можно было принести с земли, их было нетрудно достать.

В любом случае, его долгий опыт одинокой жизни сделал его уверенным в своей готовке, и прежде всего он хотел показать святой вкус своей родины.

— Хехе.

Призрак святой парил вокруг него, как будто проявляя интерес.

— Что это?

— Это рамен.

— А это?

— Это перец чили. (П.п. По корейский чили звучит похоже на ‘пенис’)

— Что?!

— Нет. Подожди!

— Извращенец!

— Я не это имел в виду!

Визжащая святая и оправдывающийся юноша. Пока они подшучивали друг на другом, блюдо, которое Сеол приготовил с особой тщательностью, наконец было готово.

В соответствии со своими обычными предпочтениями он нарезал перец чили и зелёный лук и посыпал большим количеством порошка чили.

Вскоре гробница наполнилась пряным, аппетитным ароматом.

— Мм.

Сеол сделал глоток и вздрогнул, показывая, что доволен своим блюдом. Рядом с ним призрак святой, которая ждала, сглотнула слюну.

Поскольку она постоянно приставала к нему на протяжении всего процесса приготовления, Сеол протянул ей очень большой черпак.

— Можешь попробовать прямо сейчас.

— Можно?

— Да. Но он горячий, так что подуй на него, прежде чем попробуешь.

Как только он это сказал, дым выпустил небольшие клубы воздуха.

— Фуу- фууу-

Сеол разразился смехом, увидев, как в дыму появилось что-то похожее на губы.

В тот момент, когда дым коснулся блюда—

— ?!

Послышался пронзительный писк.

— Как тебе?

Вместо ответа из дыма вырвалась струя воды.

— С-святая?

— Ах! Ах!

Словно огнемёт. из дыма вырвалась горячая струя воздуха.

— Вввооддыы!

Наконец он понял, что святая кричит, требуя воды. Его обычные предпочтения, должно быть, оказались слишком сильны для неё.

Сеол поспешно достал бутылку с водой и опрыскал её. Чёрный дым сразу же устремился к лужице воды на земле.

Увидев духа, извивающегося в луже, Сеол не знал, что делать, но услышав, как она начала хныкать, он разразился смехом.

Как бы это сказать? Она была похожа на ребёнка, слизывающего воду, и на это было слишком мило смотреть?

Но его смех был встречен свирепым взглядом. Он попытался скрыть смех, но было слишком поздно. Чёрный дым начал увеличиваться, и, немного покачнувшись, он бросился на него.

Поражённый подавляющим импульсом, Сеол был сбит с ног без малейшего сопротивления.

— Как подло!

— Прости! Ай! Мне очень жаль! Ай!

— Ты сделал это специально! Чтобы подразнить меня!

— Нет-нет-нет! Клянусь, я-ай-этого не делал!

Голова Сеола была укушена, а уши растянуты.

По сравнению с тем, когда незваному гостю свернули шею или когда паразитов разорвали на куски, это было гораздо более лёгкое наказание.

— Больно, пфф! Это больно, ахаха!

— Перестань смеяться~!

Какое-то время гробница была заполнена необычной сценой борьбы юноши и духа друг с другом.