Глава 137. Тот, кто желает носить корону

Он сделал то, что должен был сделать, и собрал всё необходимое.

— Наружу! Наружу!

— …

Неожиданно получив то, что он должен был повсюду брать с собой, Сеол повернул назад, чувствуя себя странно.

Возвращение домой прошло гладко, за исключением одной неприятной ситуации, с которой он столкнулся. Поскольку он находился в самом южном регионе, известном своей небезопасностью, ему предстояло трудное путешествие.

Путешествие в одиночку делало человека лёгкой добычей, а поскольку монстры обычно наслаждались вкусом человеческой плоти, они не позволили бы деликатесу так легко ускользнуть.

В результате группа из семи монстров начала свою охоту, глотая слюну, и только когда половина из них замёрзла от ледяного копья Сеола, они побежали, спасая свои жизни.

Проблема заключалась в том, что те, кому удалось спастись, сообщили о гибели своих товарищей.

Было бы лучше, промолчи они, но предводитель монстров пришёл в ярость от смерти своих подчинённых и поклялся отомстить обидчику.

Каким бы сильным ни был человек, он был один. Если весь клан нападёт на него из засады, пока он спит ночью, он неизбежно умрёт.

Думая так, лидер стал уверен в своих планах.

Разумеется, до того момента, когда его не избили до полусмерти.

Если и была какая-то ошибка, то она заключалась в том, что он не понимал, что человек был не один. И если включать вторую ошибку, то это было то, что он нарушил тайное наслаждение Флоны.

Она хихикала и наслаждалась, наблюдая за спящим лицом Сеола, но когда сильная жажда крови достигла их лагеря, Сеол резко открыл глаза.

Когда их с Флоной глаза встретились на расстоянии вытянутого носа, Флона почувствовала крайнее смущение, и это унижение превратилось в беспричинную ярость.

Как итог, стая монстров, ставших причиной этой ситуации, столкнулась с яростью Флоны в полной мере.

Она не только избила воинов стаи до полусмерти, но даже разорвала на куски дрожащих матерей и младенцев, обнимающих друг друга. Увидев это, Сеол потерял дар речи.

Неожиданным последствием этой резни было освобождение нескольких землян, которых держали в деревне монстров, как будто они были домашним скотом, но они оба не могли этого знать.

В любом случае, Сеол вернулся в Харамарк целым и невредимым и направился прямо в офис Карпе Дим.

Остальные, должно быть, ушли, так как здание было пустым.

— Это твоя комната?

Когда он вернулся в свою комнату, кулон всплыл и задвигался из стороны в сторону.

— Могу я осмотреться?

— Конечно.

Сразу же из драгоценного камня потёк чёрный дым и разлетелся по комнате.

Для протокола, Сеол назвал это газообразное состояние Флоны ‘первой стадией’.

— Кровать!

Затем дым собрался и превратился в полупрозрачную фигуру Флоны. Эта призрачная форма, невидимая для глаз, была ‘второй стадией’.

Третья стадия — это когда она проявлялась, уже не будучи полупрозрачной и становилась видимой для всех остальных.

— Вау, вау!

Сеол горько усмехнулся, наблюдая, как Флона ворочается в его постели.

«Я опять поторопился.»

Он думал, что Флона освободится, если барьер и заклинание, связывающее её с лесом отрицания, буду сняты. В каком-то смысле он не ошибся. В конце концов, Флона была освобождена.

Проблема заключалась в том, что Сеол приравнивал свободу к вступлению в загробную жизнь.

Если быть более точным, когда она стала злым духом от обиды, она стала своего рода призраком. Проще говоря, она не отказалась от мести и отказывалась идти в загробную жизнь.

«Я действительно выставил себя дураком.»

Флона спрашивала: ‘Что мне делать?’ и надела кулон ему на шею, чтобы он взял её с собой.

А он крикнул ‘Прощай’, даже не подозревая об этом. Насколько комично он выглядел?

Когда барьер и заклинание, связывающее её, исчезли, она потеряла место, которое сдерживало её. Поэтому она сделала кулон, который лелеяла, своим новым домом. Теперь она висела на шее Сеола, наслаждаясь свободой в полной мере.

— Могу я выйти и поиграть?

Сеол слабо улыбнулся. Пока кулон у него, беспокоиться не о чём.

Впервые за много веков оказавшись за пределами леса отрицания, Флона была любопытна, как ребёнок, всегда куда-то исчезая, чтобы осмотреться, и возвращалась в кулон, чтобы поспать.

— Куда ты идёшь?

— На прогулку. Я хочу осмотреть город.

— Ты же знаешь, что не можешь позволить другим людям увидеть тебя?

— Да.

Флона снова стала полупрозрачной и прошла через окно.

— Ты не можешь случайно убить кого-то, хорошо?

— Хорошо!

Увидев, как Флона в мгновение ока улетела, Сеол плюхнулся на кровать, а затем растянулся на спине и посмотрел в потолок.

— …

Честно говоря, он всё ещё был немного смущён. То, что святая не перешла в загробную жизнь, было неожиданным результатом, но он не думал, что путешествовать вместе так плохо.

Были и другие причины, но он был счастлив, что сама Флона хотела остаться в Раю.

«Кто бы мог подумать, что у меня появится друг-призрак?»

Сеол закрыл глаза, думая о том, насколько непредсказуема жизнь.

***

Составление отчёта после возвращения из экспедиции или исследования было ‘обязательным’. Об этом можно было узнать, просто посмотрев, как Алекс сообщил о появлении кротов в Храм, как только вернулся в Харамарк, и что информация об этом почти сразу появилась на площади.

Нарушение экосистемы Рая было частым явлением. Непрерывный обмен и обновление информации были практически негласным правилом в Раю.

В конце концов, просто знание того, что ‘монстр А появился в регионе Б’, значительно увеличивало шансы на выживание.

Это также было причиной, по которой королевский маг Харамарка пригласил Сеола. Йен попросил его помочь ему с отчётом о пятом Банкете.

Хотя он уже слышал эту историю в пабе раньше, существовала огромная разница между тем, чтобы слушать пьяным и слушать серьёзно.

Личная библиотека королевского мага была забита книгами. Йен сидел перед столом, вертя в пальцах авторучку. Сеол был слегка озадачен этой стороной Йена, которая отличалась от его обычного легкомысленного поведения.

Сеол с готовностью согласился на просьбу Йена, надеясь увидеть принцессу Терезу и сделать ей подарок в процессе.

Однако принцессы Терезы не было дома.

По словам Йена, она усердно работала в долине Арден с главой деревни Рамман. Когда Сеол услышал, что знания главы деревни значительно укрепили план занятия долины Арден, он почувствовал удовлетворение.

Помогай Йену разобраться в истории Банкета, Сеол также рассказал ему о причине, по которой святая была рассержена. Когда Йен сказал: ‘Она могла бы просто спросить, почему тебя там не было. Какая узколобая святая’, — Сеол вскочил от страха.

Ему пришлось приложить немало усилий, чтобы остановить Флону, которая дико сопротивлялась и кричала, что вырвет бороду старика.

Он утешил Флону, пообещав, что отведёт её на озеро в центре столицы, а затем едва отослал её, сказав, какая она красивая.

К тому времени, когда Сеол почти закончил просматривать отчёт, Йен, который молча сосредоточился на отчёте, внезапно спросил:

— Тебе лучше?

— А? Мне?

— Когда ты вернулся, на твоём лице читалось беспокойство.

Сеол слегка улыбнулся.

— Я всегда беспокоюсь.

— Ах, как и говорят. Дерево с большим количеством ветвей всегда беспокоится о ветре. О чём ты сейчас беспокоишься?

— Ээ… Я не уверен.

Сеол отдёрнул руку и потёр шею.

— Что я должен сделать… с чего мне следует начать… Я просто не уверен.

— Хм.

Не отрывая глаз от отчёта, Йен спросил:

— Теперь, когда ты напомнил мне об этом, разве ты всё ещё не на третьем уровне?

— Да.

— Поскольку ты прошёл третью стадию, ты должен быть в состоянии добраться до четвёртого уровня.

— Возможно.

— Хо, я тоже четвёртого уровня. Подумать только, мы уже на одном уровне…

Йен покачал головой.

— Разве вы не можете стать высшим ранкером, если захотите, мастер Йен?

— Я ещё не получил просветление, и даже если бы получил, это не меняет того факта, что твоя скорость роста невероятна. Ну, учитывая то, что ты сделал, это неудивительно.

Взрывной темп роста Сеола объяснялся невероятно сложными миссиями, которые он выполнял с тех пор, как достиг первого уровня.

— В любом случае, четвёртый уровень… Думаю, пора готовиться.

Йен глубоко вздохнул и кивнул. После долгого разглядывания отчёта.

— Есть такая поговорка.

Он открыл рот.

— Тот, кто хочет нести корону, должен нести её вес.

Услышав слово ‘корона’, Сеол вздрогнул.

Сначала Кадзуки, а теперь Йен. Неужели его так легко было разглядеть насквозь?

— Думаю, ты хочешь стать лидером Карпе Дим. Я прав?

Когда он спросил подтверждения, Сеол кивнул.

— Тогда знаешь ли ты разницу между лидером и членом? Как ты думаешь, какое самое важное качество должно быть у лидера?

— Глаза, которые могут прочитать ситуацию, нет?

— Будь это было так очевидно, то я бы не спрашивал, тебе так не кажется?

Сеол на мгновение задумался, прежде чем ответить.

— Думаю, это сила.

— Сила? Только не говори мне, что ты имеешь в виду физическую силу?

— Вместо того чтобы быть физической силой лидера… Я бы сказал, что это физическая сила группы.

Йен наклонил голову и медленно потёр бороду.

— Это слишком обобщённо. На мой взгляд, лидером должен быть человек с дипломатическими навыками?

— Дипломатическими навыками?

— Верно. Более десяти лет прошло в Раю с тех пор, как землян начали приглашать сюда. Существует бесчисленное множество коммерческих групп и организаций, сосуществующих в этом мире для различных целей.

— …

— Чтобы выжить в этих бурных водах, дипломатия является ключевым фактором. Ты так не думаешь?

Увидев, что Сеол только наклонил голову в ответ на этот вопрос, Йен причмокнул губами.

— Мм… Какова цель команды, которую ты пытаешься создать?

Когда Сеол открыл рот, чтобы ответить, Йен поспешно переспросил:

— И как ты создашь эту команду? Сколько членов ты хочешь иметь? Каковы будут требования к вступлению? Есть ли у тебя на примете стратегия рекрутинга?

Сеол внимательно слушал, пока его лицо постепенно бледнело.

— Скорее всего, ты никогда глубоко не задумывался об этом. В конце концов сомневаюсь, что ты кому-нибудь рассказывал об этом до сих пор.

Йен глубоко вздохнул.

— Цель команды, безусловно, важна, потому что она определяет цвет и индивидуальность. Но ты не можешь остановиться, просто думая об этом. Ты должен сказать это и привести в действие. Только тогда ты сможешь добавить новую кровь в свою команду.

— Вы правы.

— В случае Дилана его действия соответствовали имени Карпе Дим. Поскольку это означает наслаждаться моментом, не было никаких проблем с работой в качестве небольшой команды элиты. Но твои цели не совпадают с целями Карпе Дим.

Сеол кивнул, потирая лицо.

— Я понимаю, что ты чувствуешь. Чем больше твои цели, тем с большим бременем ты должен столкнуться. Даже я не уверен в достижении того, что ты пытаешься сделать.

Йен усмехнулся, цокнув.

— Из-за явной сложности твоих целей твоя команда неизбежно должна подняться выше, чтобы стать организацией. И на твоём пути к тому, чтобы стать крупной организацией, твои дипломатические навыки будут многократно проверены.

— Под дипломатическими навыками вы подразумеваете не только отношения между группами…

— Конечно. Это также включает в себя отношения между людьми. Честно говоря, если бы вдруг подошёл незнакомец и сказал: ‘Привет! Давай спасём Рай от его опасностей!’, ты бы ответил: ‘Конечно! Давай сделаем это!’?

— Нет.

— Вот именно. Конечно, некоторые люди могут работать за правое дело. Но большинство людей не сделают шаг, основанный только на праведности. Насколько ты праведный, не имеет значения.

Затем Йен добавил с горечью:

— Королевская семья Харамарка не щедра на награды, потому что они легкомысленны.

— Тогда что мне делать?

— Это очевидно. Деньги, слава и.

Йен сделал паузу, после чего расплылся в улыбке.

— Смекалка.

— Смекалка?

— Успокоение души Церемонией, уничтожение паразитов в долине Арден, разработка плана спасения из лаборатории… Именно смекалка сделала всё это возможным. Это твоя способность превосходить материалистические вещи. Я думаю, это станет очарованием, которым обладаешь только ты.

— Вы преувеличиваете.

— Не отрицай этого. В конце концов, я один из тех, кто по уши влюбился в это очарование.

Сеол почесал щеку, чувствую лёгкий зуд.

— В будущем многое изменится.

Йен сново глубоко вздохнул.

— Тебе придётся изменить название, и, если потребуется, тебе, возможно, придётся перенести свою базу. Возможно, тебе придётся создать новые союзы, и даже полностью изменить товарищей по команде.

— Вы имеете в виду Чохонг и Хьюго?

Ручка Йена остановилась. Он поднял глаза и спокойно произнёс:

— Эти двое — члены Карпе Дим, который создал Дилан.

— …

— Мы не знаем, согласятся ли они последовать за тобой.

— Если они этого не сделают.

— Тогда всё просто.

Йен говорил чётко.

— Или ты уйдёшь из команды, или они уйдут.

Сеол откинулся на спинку стула и поднял подбородок. У него закружилась голова, когда он смотрел в высокий потолок.

— Это довольно сложно, ха.

Услышав стон Сеола, Йен ухмыльнулся.

— Ну и что. Ты собираешься сдаться?

Сеол тоже ухмыльнулся. Конечно, он не забыл сказать спасибо.

— Благодарю вас. Вы всегда даёте мне советы, которые стоят дороже золота.

— Я рад, что ты считаешь, что моя чепуха стоит так дорого. Я польщён.

Йен расхохотался, отложив ручку. Затем его глаза блеснули, когда он посмотрел на экипировку, лежащую на столе.

— Отлично, почему бы мне не дать одно домашнее задание для нашего будущего лидера?

— ?

— Это.

Йен поднял длинный меч и щит. Это были погребальные принадлежности, которые Сеол принёс из гробницы. Поскольку это была экипировка времён Империи, она стоила бы астрономическую цену, продай он её.

— Превосходно. Ты сказал мне отдать это им.

Йен выразил своё благоговение, прежде чем положил меч и щит обратно.

— Но отдай им это сам, когда увидишь в следующий раз. Кроме того, ты добавишь условия.

— Условия… Вы хотите сказать, что я должен их обменять?

— Именно. Эквивалентный обмен. Видишь ли, отдавать их бесплатно будет слишком. Мне всё равно, сделаешь ли ты это для себя или для других, так что дай этой дипломатии шанс.

— Но… Нет, хорошо.

Сеол проглотил слова, которые вот-вот должны были сорваться с его губ, и послушно кивнул. Честно говоря, он чувствовал себя в большом долгу перед Терезой, но должна быть причина, по которой Йен дал ему это домашнее задание.

— Отлично. Ах, теперь ты можешь идти. Я закончил обсуждать все детали.

— Понял.

Сеол поднялся со своего места.

— Сеол.

Как раз когда он собирался открыть дверь и уйти, Йен добавил:

— Лидер — это не тот, кого кто-то другой ставит на эту позицию. Лидер — это тот, кто сам хочет стать лидером.

Услышав серьёзный тон Йена, Сеол кивнул. Йен улыбнулся.

— Не заставляй Мальдонга слишком беспокоиться. Я уверен, что он сейчас кипит от беспокойства.

— Хорошо. Спасибо за ваши добрые слова.

Сеол поклонился, после чего ушёл.

Когда раздался звук закрывающейся двери, Йен снова сунул трубку в рот и взялся за авторучку. Выпуская клубы дыма один за другим, он пристально просматривал отчёт.

Поскольку этот отчёт может быть для кого-то вопросом жизни и смерти, нет ничего плохого в том, чтобы просмотреть его несколько раз.

[И вот как раз в тот момент, когда катастрофа четвёртого Банкета должна была повториться, один юноша выступил вперёд.

Главным героем, который привёл в порядок погружающийся в хаос пятый банкет, был Сеол Джиху из Карпе Дим (Корея)]

Читая о событиях второго этапа, Йен улыбнулся.

Он сильнее сжал ручку и, не колеблясь, написал слова ‘Карпе Дим.’

***

Сеол шёл, глядя в землю, его шаги были тяжёлыми. Он выходил из главных ворот дворца, но был так погружён в свои мысли, что даже не заметил этого.

Хотя он и ожидал этого, теперь, столкнувшись с проблемой, он понял, насколько невероятно трудно и сложно стать лидером.

Более того, как и сказал Йен, количество вещей, о которых ему приходилось беспокоиться, увеличивалось по мере того, как он ставил перед собой большие цели. Тяжесть всего этого, казалось, обрушилась на его плечи.

До такой степени, что он начал восхищаться Диланом.

«Деньги…»

В его голове крутились самые разные мысли, но в центре всего этого были деньги. Будь у него астрономическая сумма денег, он чувствовал, что у него было бы больше свободы.

Затем внезапно он вспомнил о третьей стадии.

«Я должен был взять их с собой.»

И он подумал о Диссонирующих Желаниях, которые остались с мёртвыми.

По крайней мере, их можно было продать за золотые монеты.

Хотя он и сожалел об этом, было поздно.

«Сейчас не время сидеть на месте.»

Он не мог стоять в оцепенении только потому, что большое событие закончилось. Было слишком много вещей, о которых ему нужно было позаботиться.

Когда он принял решение, его шаги, сами по себе, ускорились. Вскоре он оказался в офисе Карпе Дим.

Одной из привычек Сеола было сначала позаботиться о самых сложных и трудоёмких вещах. Как только он вошёл в свою комнату, первым делом он достал коммуникационный кристалл и влил в него свою ману.

<О? Прошло много времени.>

Вместе со знакомым голосом на кристалле появилась Ким Ханна.

<Ты связываешься со мной сейчас, после окончания Банкета?>

— Мне нужно было кое о чём позаботиться, поэтому я немного опоздал.

<Мм, хорошо. Я слышала, что ты вызвал ещё один большой переполох.>

— Так и есть. Но давай отложим Банкет на потом.

<А?>

Ким Ханна моргнула улыбающимися глазами.

— Мне нужно попросить тебя об одолжении.

<Одолжение? У тебя кончились деньги? Я могу прислать тебе немного, если хочешь.>

— Конечно, но я о другом.

Ким Ханна, должно быть, почувствовала, что что-то не так, потому что она выпрямила свой наклонённый стул и села прямо.

<Что на тебя нашло? Быть таким серьёзным… Я к этому не привыкла. В любом случае, продолжай. Чего ты хочешь?>

— Я хочу, чтобы ты помогла мне найти кое-кого.

Глаза Ким Ханна оживились.

<Кого?>

— Ты можешь это сделать?

<Не понимаю, почему я не могу. Поиск и наблюдение за кем-то — моя специальность.>

Как и следовало ожидать от женщины, которая стала высшим ранкером с такими способностями брокера, её деловой голос был полон гордости.

<Я хочу спросить, зачем.> — Хмуро пробормотала Ким Ханна, затем спросила, постукивая указательным пальцем по столу.

<Но сначала я тебя выслушаю. Кто это?>

— Вообще-то, есть два человека.

Сеол говорил спокойно.

— Дуэт брата и сестры. Их зовут—