Глава 139. Тот, кто желает носить корону (часть 3)

Хьюго пребывал в своём мирке, не реагируя ни на что из того, что ему говорили. Если только речь не шла о Со Юхуэй.

«Ничего не поделаешь.»

Было эгоистично ожидать, что его товарищи по команде безоговорочно последуют за ним и поддержат его. В конце концов Чохонг и Хьюго были людьми, а не машинами.

«Думаю, тут и вправду ничего не сделать.»

— Вау… просто вау. Как человек может быть таким красивым?

-И вправду, как.

Сеол собрался с мыслями и решил сопровождать Хьюго в его мире, чтобы остудить его голову.

Со Юхуэй в данное время принимала посетителей. Было видно, как несколько жрецов, тяжело дыша, устало несли массивные сумки в её дом.

Внезапно в его голове возник вопрос. Задумавшись, он понял, что несколько раз видел, как эти жрецы таскали туда-сюда огромные сумки.

«Что же находится внутри?»

Со Юхуэй исчезла в своём доме после того, как приняла багаж молодого жреца. У Хьюго вырвался вздох.

Затем обернувшись, его глаза расширились.

— Сеол. Что это?

— ?

— Это ожерелье. Я впервые его вижу… Но почему ты его так носишь?

Когда Сеол опустил взгляд на свою грудь, кулона нигде не было видно.

Он был уверен, что носил его правильно.

Проведя по верёвочке. он наконец нашёл драгоценный камень.

Кулон был у него за спиной, словно прятался.

«А?»

Когда он собирался поправить ожерелье, Хьюго уже переключил своё внимание на окно.

Поэтому молча отойдя в угол, Сеол тихим голосом спросил:

— Флон, что случилось?

— Он мне не нравится!

В голове зазвенел скрежет зубов.

— Я ненавижу этого человека!

Для Флоны было необычно выражать откровенную неприязнь к кому-то, поэтому Сеол был удивлён.

— Что это с тобой вдруг? Хьюго сделал что-то не так?

Он попытался успокоить её, нежно поглаживая кулон и едва успокоившись, Флона ответила дрожащим голосом.

— Сегодня утром, когда я бродила по зданию, я услышала голос… нет, это был полный отчаяния крик.

— Крик?

— Да. Не человеческий крик, а крик духа.

— Ты хочешь сказать, что в здании живёт призрак?

— Нет. Я тоже была удивлена, поэтому пошла проверить и обнаружила, что крик исходил от оружия. Это был очень красивый топор.

Должно быть, она имела в виду боевой топор, который Хьюго получил после обмена с О Рахи.

— Это был дух с совершенно противоположными от меня качествами и он был невероятно чистым. Я почувствовала присутствие чистой души, наполненной священным светом… но…

В голове Флон, которая колебалась, Сеол почувствовал след печали и отчаяния.

— Он облизывал её.

Сеол начал сомневаться в своих ушах.

— Что?

— Этот ублюдок лизал топор, в котором находится эта священная душа! Он лизал его сверху донизу, спрашивая, каков он на вкус, и сказал ему перестать сопротивляться, иначе он укусит его и начнёт сосать! И он сделал это своим грязным языком!

Тон Флоны был полон крайнего отвращения, когда она выдала все извращённые поступки Хьюго.

— Это просто слишком жестоко. Этот дух, должно быть, был кем-то сильным и добрым, в прошлом совершив великие подвиги… — Голос Флоны слегка дрожал.

***

После побега от Хьюго Сеол решил проконсультироваться с советником команды. Так совпало, что Чан Мальдонг сидел на диване в офисе, как будто ждал его.

— Я слышал, ты хочешь стать лидером команды?

После этих слов Сеол ошеломлённо уставился на старика. Лицо Чан Мальдонга покраснело, когда он понял, что поторопился.

— Чохонг сказала мне.

Услышав это, Сеол издал пустой смешок. Удивительно, как ей удалось настучать на него за такой короткий промежуток времени.

— Что тут смешного? Итак, зачем ты пришёл ко мне?

Сев напротив Сеол сразу перешёл к делу.

— Я хотел узнать, как идёт вербовка нашего лучника.

Брови Чан Мальдонга дрогнули.

Вербовка нового лучника была приоритетом номер один в Карпе Дим. До сих пор этой задачей занимался исключительно Чан Мальдонг.

Но внезапно Сеол вмешался в этот момент. Чан Мальдонг не был настолько глуп, чтобы не понимать, что это значит.

— Хмм.

Пара морщинистых глаз изучала лицо Сеола.

Честно говоря, он был более чем немного обеспокоен, когда Сеол вернулся с Банкета. Тогда Сеол выглядел слишком подавленно.

Но когда он вернулся из леса отрицания, всё внезапно изменилось. Он выглядел так, как будто у него произошла перемена личности, и неуверенность в себе, казалось, полностью исчезла.

Перемена ясно отразилась на его лице.

Глаза, встретившие взгляд Чан Мальдонга, были спокойны, как озеро, без единой ряби. Когда они впервые встретились, глаза Сеола были неустойчивыми, как трепещущие перья, но теперь в его взгляде появилась новая тяжесть.

Но взгляд не утратил прежней мягкости, так что это было всё равно, что смотреть на ватный шарик, смоченный водой.

«Этот ребёнок…»

Он не знал точно, что именно, но мог сказать, что Сеол преодолел много трудностей до и после Банкета.

Но всё было хорошо, так как казалось, что он преодолел свою ношу.

«Я правильно сделал, что послал его.»

Чан Мальдонг почесал затылок. Эта его привычка проявлялась всякий раз, когда он пребывал в хорошем настроении.

«Полагаю, пора.»

Чан Мальдонг был советником команды. Поскольку он поклялся не действовать на передовой после возвращения Рай, казалось, что он, наконец, может сосредоточиться на своей роли советника.

Да. До тех пор, пока Сеол не отклонится от своего нынешнего видения, Чан Мальдонг всегда будет его надёжным сторонником.

— Я много думал об этом.

И с этими словами он с облегчением принял вмешательство.

— Дело не в том, что кандидатов не хватает. Я не знаю, сколько запросов на собеседование получал каждый день. И как только их число начало уменьшаться, сразу после Банкета оно снова выросло.

Это означало, что цель Карпе Дим — показать себя на Банкете — была достигнута.

— Разве не было лучников, которые удовлетворили бы вас?

— Была пара, которые прошли базовую квалификацию. Не будь их, мне не было бы так трудно принять решение.

Чан Мальдонг скрестил руки на груди и постучал пальцами.

— Но одно предложение заинтересовало меня… Я же говорил тебе, что объехал несколько городов, верно?

— Да. Вы сказали, что предпочитаете лично встретиться с ними.

— Кажется, это было, когда я посетил Шахерезад. Один мой знакомый попросил встретиться со мной там, так что по дороге я заскочил в гильдию Белой Розы.

— Белая Роза?

— Их официальное название — ‘Белый и Роза’, и их основная деятельность — наёмничество. Мало того что у них много людей из первой зоны, есть даже несколько человек с бронзовыми метками, так что просто думай об этом как о довольно крупной организации.

Подробно объяснив, Чан Мальдонг продолжил.

— Там я получил довольно интересное предложение.

— Какого рода предложение?

— Ты знаешь брата и сестру И Сеол А, И Сонгджин?

Потрясённый неожиданным упоминанием этих имён, Сеол едва ответил.

— Д-да. Конечно, знаю.

— Белая Роза спросила, не хотим ли мы завербовать брата и сестру И.

— Что?!

— Именно они первыми выдвинули это предложение. Не в качестве договора аренды, а при условии полной передачи.

Сеол сглотнул. Он подумывал о том, чтобы завербовать пару брата и сестры, но это были Звезда-Убийца Небес и девушка с белой повязкой на голове. До сих пор он совершенно забыл о них.

— Сэр, простите меня, но как работает этот процесс найма?

— Ты слишком часто извиняешься.

Чан Мальдонг фыркнул.

— Это займёт много времени, если всё подробно объяснить, но… ты говорил, что раньше смотрел спортивные передачи, верно?

— Я смотрел только несколько игр, когда мне было скучно.

— В этом нет ничего сложного. Подумай об этом, как о трансферных рынках отечественного бейсбола или зарубежных футбольных команд.

— Трансферные рынки… Вы говорили о FA или выкупе акций, верно?

— Именно.

Чан Мальдонг продолжал спокойным голосом.

— Я слышал, что у них обоих бронзовые метки.

— Так и есть.

— Учитывая, что это их первый контракт, срок их контракта должен был составлять около двух лет.

— Это по времени Рая?

— Конечно. Почему ты задаёшь такой вопрос?

Сеол в замешательстве склонил голову набок.

— Я слышал, что землянам требуется в среднем два года, чтобы окупить первоначальные инвестиции компании.

— Хм.

— Но они отпустят их сразу по прошествии двух лет…

Сеол замолчал.

Для получения пригласительных меток даже если они были красными или бронзовыми, требовалось чрезвычайно большое количество очков достижений.

Не говоря уже об усилиях, которые они потратили на их воспитание в течение двух лет, почему Белая Роза вдруг решила передать их, когда они только начинали приносить пользу?

Он не мог понять их действий.

— Ну, есть случаи, когда первоначальный срок контракта больше, например, для тех, у кого есть серебряные метки. Люди с красными метками являются исключениями, поскольку они уже связаны контрактом перед вступлением.

Чан Мальдонг продолжал.

— В любом случае привести землянина с меткой — это всё равно, что медленно соскребать лотерейный билет в течение двух лет.

Помахивая тростью взад-вперёд, он вдруг спросил:

— Что, по-твоему, самое важное при выращивании новичка?

— Тренировка.

— Ух. Это очень похоже на тебя, но.

Чан Мальдонг провёл большим и указательным пальцами по кругу и сказал:

— Это деньги.

Чан Мальдонг ещё раз подчеркнул, что, пока у человека есть деньги, он может вырастить группу идиотов до четвёртого уровня за два года.

— Они нужны не только чтобы кормить их, обеспечивая жильём и экипировкой. Все ресурсы, необходимые для роста землянина, напрямую связаны с финансами. Всё сводится к деньгам.

Поскольку Сеол сам испытал свою долю борьбы с деньгами, он мог полностью согласиться с тем, что говорил Чан Мальдонг.

— Но деньги — это ограниченный ресурс. Не говоря уже о том, что требуемые деньги растут экспоненциально для каждого уровня.

Сеол наконец-то смог понять.

— Они решают результаты инвестиций в конце двухлетнего периода.

— Верно. Лучше сосредоточить свои инвестиции на ком-то с потенциалом, чем пытаться поддержать кого-то, у кого его нет.

— Тогда Сеол А и Сунгджин.

— Их исключают.

Хотя Чан Мальдонг прямо сказал об этом, у Сеола было неуверенное выражение лица.

Потенциал роста И Сеол А вовсе не был низким, когда он проверил её статус через Девять Глаз. Вместо этого он помнил, что её потенциал был довольно высоким.

Честно говоря, хотя он и не был уверен в И Сунгджине, он считал, что их исключили не из-за способностей И Сеол А.

— Когда они сказали мне, что ты с ними друзья, я сказал им, что подумают об этом… но это немного странно. История просто не складывается.

Чан Мальдонг погладил подбородок.

— Это И Сеол А. Я слышал, что она достигла второго уровня вскоре после выхода из Нейтральной зоны.

Чан Мальдонг бросил взгляд на Сеола, обнаружив, что тот нисколько не удивлён этой новостью. Всё потому, что Сеол уже слышал об этом от Юн Сеоры.

«Я пару раз слышала кое-какие новости о ней. Говорят, что её талант лучника довольно высок, и что она, скорее всего, достигнет второго уровня всего за несколько месяцев.»

— На случай если ты ещё не знаешь, не суди других по своим стандартам. Даже если у неё была поддержка гильдии Белой Розы, достижение второго уровня всего за три месяца считается быстрым результатом.

— Я понимаю.

— В любом случае, теперь, когда ты услышал ситуацию. Что ты думаешь?

— Они хорошие люди.

Это был мгновенный ответ.

— Мы были вместе с самого Урока. Они добрые души, и я не сомневаюсь в их способностях.

— Но если их личность хорошая, а навыки достойные, разве Белая Роза отпустит их?

— Поэтому я не уверен. Хотя я мало что знаю о И Сунгджине, я могу поручиться за И Сеол А. Возможно, причиной является то, что она слишком молода. У неё врождённый талант лучницы, не говоря уже о том, что она быстро обучается.

— Ты постоянно её хвалишь. Но мог бы ты сказать тоже самое, не зная её?

— Да. К тому же оценку Сеол А проводила Агнес, а не я. Она лично обучила её по моей просьбе, и она упомянула, что, хотя она не знала, кто её пригласил, они нашли золото. Она сказала мне, что у Сеол А есть потенциал стать высшим ранкером.

— Что ты сказал?

Чан Мальдонг прищурился.

— Мисс Агнес сказала это лично? Это правда?

— Это не ложь. Вы можете спросить её сами.

Чан Мальдонг задумался, потирая рукой подбородок.

Хотя он не мог просто принять слова Сеола за чистую монету, история менялась, если из всех людей именно Агнес так оценила её.

Теперь он должен был лично увидеть И Сеол А. Весьма вероятно, что она была настоящим золотом.

— Хмм… Отпустить ребёнка такого калибра… Это и вправду странно.

Сеол тоже чувствовал, что здесь что-то не так, но он не мог отказаться от шанса завербовать дуэт брата и сестры.

Он был настроен на то, чтобы завербовать лучника, который в первую очередь будет прислушиваться к нему. К тому же, И Сеол А была близка к образу идеального лучника, на которого он надеялся.

После того как во время экспедиции он пережил несколько конфликтов с ведущим, Сеол не хотел упускать этот шанс.

— Я хочу завербовать их.

— Хм. Если твои слова правдивы, то это определённо шанс, который может и не выпасть вновь.

Высший ранкер — это не титул, присвоенный какой-то случайной домашней собаке, поэтому Чан Мальдонг не стал возражать.

— Хорошо. Я устрою тебе встречу.

— Спасибо.

— Поскольку именно они внесли предложение, время встречи, скорее всего, будет определённо не позднее завтрашнего дня.

— Сколько мы должны подготовить? — Осторожно спросил Сеол. Не то чтобы у него не было денег. Скорее это была его первая сделка, и он не мог понять, сколько запросит другая сторона.

— Ну. Если твои слова верны, то она будет считаться высшим ранкером…

Подумав немного, Чан Мальдонг покачал головой.

— Давай сначала послушаем, что они скажут. В любом случае пока ничего не подтверждено, так что не спеши. Иди в храм к концу сегодняшнего дня.

— В храм?

— За твоим уровнем.

Чан Мальдонг постучал тростью.

— Не откладывай повышение, если тебе всё равно придётся это сделать. Ты ничего не теряешь, имея более высокий уровень в социуме.

Поскольку Чан Мальдонг не сказал ничего плохого, Сеол спокойно принял его совет, но всё равно чувствовал себя неловко. Только суровые тренировки давали ему способности, соответствующие его уровню, но в последнее время он не мог даже пробежаться из-за работы.

— В первый раз всегда тяжело. — Сказал Чан Мальдонг, как будто понял, о чём думает Сеол.

— Создание стабильного фундамента сейчас облегчит ситуацию позже. А пока просто работай, думая, что ты мёртв.

Сеол мысленно вздохнул, предположив, что Чан Мальдонг имел в виду, что ему не следует даже думать о тренировках.

«Если это только начало, то насколько тяжела корона…»

В груди у него было тяжело, но он покачал головой.

Он не мог скулить, когда только сделал первый шаг.

— Хорошо.

***

Сеол не стал медлить и направился прямо в храм Гулы. В то время как у него была тонна вопросов, касающихся недавно пробудившегося направления, Выбора Судьбы, он решил заглянуть только ради повышения уровня.

Всё потому, что Гула часто отклонялась от темы, и когда её загоняли в угол, чтобы поговорить о чём-то конкретном, она просто избегала вопроса.

Его голове уже готова была взорваться, поэтому вместо того, чтобы просить о большем стрессе, он решил не утруждать себя вопросами.

(Хорошая работа.)

По крайне мере он так решил, но то, что Гула заговорила по собственной инициативе, было совершено неожиданным.

(Ты превосходно справился. Всё стало сложнее, когда Эванджелина Роуз умерла напрасно, но благодаря тебе дыра затянулась.)

«?»

(Хехе. У тебя определённо необычная судьба. Подумать только, что такой большой эффект бабочки может произойти от настолько простого действия.)

Он не знал почему, но Гула почему-то казалась очень счастливой, поэтому Сеол стоял на месте, часто моргая.

«Уважаемая Гула. Мой уровень…»

(Ох! Да, да. Поскольку ты сражался на площади жертвоприношения двадцать раз и очистил Банкет, четвёртый уровень будет—А?)

Гула, которая собиралась ответить, вдруг удивлённо произнесла:

(Это ожерелье…)

«Ожерелье?»

Сеол рефлекторно посмотрел на свой кулон. Изначально чистый голубой камень стал чёрным после того, как в него вошла Флона.

«Теперь, когда она упомянула об этом, он кажется мне немного знакомым…»

(Фрагмент из семи добродетелей. Ты хорошо сделал, что нашёл его.)

«Фрагмент из семи добродетелей?» — Спросил Сеол, не в силах сдержать любопытство.

(Что-то в этом роде.)

Она что, шутила? Сеол едва удержался, чтобы не плюнуть на статую.

В этот момент он подозревал, делает ли она это нарочно, но он отпустил это, так как она не в первый раз так делала.

Однако об одном Сеол не мог забыть.

(В любом случае. Именем Гулы—)

Как только раздалось фирменное бормотание Гулы.

(—настоящим я признаю.)

Сеол вскинул голову, как будто в него ударила молния.

Гула замолчала. Лицо Сеола было настолько переполнено ожиданием, что на нём даже мерцал свет.

(Сеола Джиху—)

Блеск в его глазах становился сильнее.

(четвёртым уровнем—)

Блеск достиг своего пика когда—

(ма—)

В этот момент Гула ясно увидела это.

Вид яркого блеска, быстро гаснущего при звуке ‘ма’.

(Ма.)

Его глаза расширились, как будто кто-то ударил его по затылку. Выражение его отчаяния было таким, как у человека, который безнадёжно цепляется за ветку, когда его захлёстывает ужасный потоп.

(…)

Она могла сказать это, даже не читая его мыслей. Его лицо кричало:’Что угодно, только не это! Пожалуйста, ещё раз подумайте!’

Гула продолжила, заметно понизив голос:

(Великим магическим копейщиком. Я с нетерпением жду твоих достижений, соответствующих твоему уникальному классу.)

Лицо Сеола помрачнело, как будто ему вынесли смертный приговор.

Его рот медленно открылся, а плечи поникли. Это было лицо плачущего ребёнка, смотрящего на суп из бобовых ростков перед собой, когда он ожидал вкусного мясного блюда.

Ошеломлённый, Сеол открыл рот.

— В последнее время… Мне стало интересно.

(Что же?)

— Название классов… это ты их придумала?

(Конечно. И?)

— Ох…

(?)

Сеол, который стоял на месте, как каменная статуя, медленно поднял подбородок и посмотрел в потолок. И он перестал двигаться.

Гула начала чувствовала себя неловко из-за затянувшегося молчания.

(Что не так?)

Прозвучал пустой вздох, выражавший потерю всяческой надежды на жизнь.

(Что? Что с этим не так?)