Глава 76

Не в силах выдержать натиск Марии, Сеол заставил себя подняться с земли. Он взвалил на себя Михаила и Чо Хонг, а Лучницу взяла на себя Жрица, вместе они потащили их из подземелья.

Лишь в лагере Сеол понял, что им удалось пережить смертельную схватку. Слезы так и норовили хлынуть из глаз, но воин стоически держался.

Однако Мария не выдержала и заплакала. Несмотря на всю ее напускную грубость и равнодушие, она все еще оставалось человеком. Проникнувшись к девушке каким-то незнакомым родственным чувством, Сеол спокойно улыбнулся.

— Что, бл*ть, за улыбочки? Тебе не кажется немного некрасивым улыбаться, когда кто-то плачет? — раздраженно выпалила Мария.


— …- оказалось, что Мария рыдала из-за креста, что пришлось принести в жертву ради церемонии. Она сказала, что это та самая вещь, которую нельзя купить ни за какие деньги.

На этот раз они пережили настоящую мясорубку, и она потеряла свой бесценный артефакт, так что ее несчастный вид имел место быть по вполне логичным причинам.

Сеол попытался утешить девушку, мягко напоминая о разгадке тайны, но все, что он слышал в ответ:

— Мне не следовало впутываться в это и идти с вами. Не думать об этих 15 серебряниках. Да если бы я знала, чем все обернется, сказала бы «нет», даже если бы ты предложил мне все 150…

— Вот почему ты должна была встать на мою сторону во время голосования.

— Но я же не знала, что все так обернется!!! — она схватила Сеола за грудки и закричала на с полными безумия глазами. — Почему?! Почему ты не смог убедить меня?!

В тот момент ей едва удавалось сохранить крупицы здравого смысла. Она дышала так, словно разъяренный бык на арене. Поднявшись, она быстро зашагала в сторону спящих Михаила и Вероники, чтобы «выбить из них все дерьмо».

«Она не в себе…» — Сеол тяжело вздохнул и отвернулся от Жрицы. Он перевел обеспокоенный взгляд на Чо Хонг. Каким-то чудом, ее волосы сохранили тот волшебный серебряный отлив. Своей красотой она, скорее, походила на какую-то спящую богиню, нежели на привычную ему Чо Хонг.

Сеол осторожно коснулся ее гладких волос, а затем спокойно устроился рядом с ней, все еще сжимая в руках прядь, мерцающую серебром.
Наступило раннее утро. Сеол разомкнул слипшиеся веки, и практически мгновенно испытал приступ стыда, поскольку в его обязанности входило нести караул.

Первыми очнулись Михаил и Вероника. Они выглядели раздосадованными и сбитыми с толку, но после объяснений Сеола, смогли восстановить в памяти цепочку событий.

— Гирзал… Чертов суки сын! — разъяренно закричал Михаил, услышав, с какой легкостью Гирзал оставил их, пока они были в отключке. — Чертов ублюдок! Я расскажу всем, и не только в Харамарке, как он поступил с нами, чтобы ему нигде в Раю не нашлось места!

Плохие новости всегда распространялись молниеносно. Ни один землянин не принял бы к себе в команду такого участника, который способен бросить команду в разгар сражения.

— В этом уже нет необходимости.

— Что? И почему же?

— Он уже мертв.

Сразу, как только Гнездо поглотило труп Гирзала, оно оправилось от смертельной раны, нанесенной Чо Хонг и Марией, которые поставили на кон свои жизни. Если бы не сработала его способность с видением будущего, они были бы мертвы.

— Он, черт возьми, заслужил это, — высказалась до этого молчавшая Вероника.

— Это даже хорошо. Чертов сукин сын…

Реакция членов его команды несколько удивляла Сеола. Все-таки они долгое время проработали вместе. Ни капли сочувствия с их стороны, а лишь злая усмешка над погибшим товарищем… который их кинул, правда… Увидев выражение лица Сеола, Михаил произнес:

— Не надо его жалеть. Он — подонок.

— Нет, я вовсе не жалею его.

— Во всяком случае, именно он первым разрушил эти узы доверия. Он осмелился пойти против одного из законов Рая, понимаешь? Если Гирзал изначально планировал поступать так, как хочет лишь он, зачем вступать в команду? — в его словах, конечно же, была истина. Затем Михаил прищелкнул языком и смерил воина пристальным взглядом.

— Мне так жаль. Дело не в Гирзале… Ты был прав. Мы не должны были заходить туда, нас ослепила жадность…

Вероника лишь потупила взор, не найдя слов для оправдания своих поступков.

По правде говоря, они не соответствовали стандартам Сеола. По сравнению с прошлой экспедицией, этим ребятам не доставало навыков. Тем более разница между Сэмюэлем и Вероникой была столь велика, как разница между небом и землей.

Но, опять же, Сеол собрал такую команду, какую только смог. Эти двое сделали все, что было в их силах. По крайней мере, они не пытались убежать, это тоже имело значение.

— Все нормально, — с улыбкой ответил Сеол.

Команда собрала вещи, свернула лагерь и отправилась обратно в деревню Рамман.

Единственной проблемой оставалось все еще бессознательное состояние Чо Хонг.

Чувствовавший вину Михаил, предложил понести девушку, но Сеол выдвинул категорический отказ. Силы Джи Ху еще не полностью восстановились, но ему претила даже мысль, что кто-то другой может прикоснуться к Чо Хонг.

Спустя два часа, они добрались до деревни. Первым делом команда сняла самую большую комнату на постоялом дворе. Марии и Чо Хонг требовался полноценный отдых, даже если другие были полны сил.

Михаил отправился на поиски экипажа, а Вероника на поиски съестного по приказу Марии.

Сеолуже требовалось позаботиться об еще одном деле, прежде чем покинуть деревню.

Постучав дверь дома старосты, Джи Хи услышал приглашение войти. Внутри его встретил пожилой хозяин.

— Как продвигается миссия? — не оборачиваясь, спросил староста.

— Выполнена. Варианты больше не появятся. Никогда, — воин не упустил из виду то, что плечи мужчины напряглись.

— …Мне следует поблагодарить вас. Однако, прошло всего два дня с нашей последней встречи, а вы выглядите крайне измотанным. Вариант был очень силен?

— Вы не видели, как проходила битва, но при этом прекрасно осведомлены о ней. -Сеол широко улыбнулся, не сводя глаз с мужчины. — Ну, такой знаменитый маг легко догадается, что произошло.

Староста сохранял бесстрастное выражение лица. Он лишь сидел в кресле, спокойно закрыв глаза. Казалось, он бороздил бесконечные просторы своих мыслей. Долгое время старик хранил молчание и, когда Сеолу показалось, что время замерло, староста, наконец, нарушил гробовую тишину своей ветхой хижины:

— …Ты убил его?

— Да.

Реакция старика была неожиданно спокойна. Она больше походила на смесь облегчения и печали, словно с его плеч сняли непосильную ношу.

— Это так, — тон старика сменился на более резкий. Перемена выглядела настолько естественной, что Сеол даже не испугался ее. — По правде говоря, я ожидал этого. Еще в тот день, когда ты завел разговор об исследовательских центрах. Возможно, ты просто прощупывал почву, уже зная, кто я такой.

— Не стану отрицать, — спокойно ответил Сеол, выжидательно уставившись на старика.

— Откуда ты знаешь? Информация, связанная со мной, уже, должно быть, канула в лету.

— Прежде чем я отвечу на этот вопрос, я хотел бы задать вам встречный, — деревенский староста промолчал, и Сеол пододвинул стоявший рядом стул и бесшумно сел. — Для начала… Что это за пещера? Бывшая лаборатория?

— Лаборатория, говоришь… В некотором смысле, так и есть. Но точнее будет назвать ее убежищем.

Сеол кивнул, соглашаясь, что увиденное больше походило на бункер.

— Староста, вы создали убежище для Гнезда прям неподалеку от деревни?

— Лично я его не строил. Скорее его построили для меня.

— Для вас? — Сеол удивленно округлил глаза. Может, старик хочет его в чем-то переубедить?

— На самом деле убежище было построено жителями этой деревни.

— Хотите сказать, жители деревни-ваши сообщники?

— Пожалуйста, осторожнее со словами. Эти люди лишь пытались найти способ, чтобы выжить. Разве такое можно расценивать как преступление?

— Итак. Вы сбежали из герцогства после закрытия проекта и поселились в этой деревне. После вы продолжили свои исследования. Сельчане как-то прознали об этом и решили поспособствовать вашим экспериментам?

— Ну разве не умник? Я не питаю неприязни к таким смышлёным людям, как ты, -староста широко улыбнулся. — Ну, наши интересы совпали, вот и все, — тихо вздохнув, ответил старик. — Я хотел добиться результата, тем самым добиться своего славного возвращения. Жители деревни хотели иметь возможность защититься от вторжения врага. Теперь понимаешь?

Рамман располагался довольно близко к границе региона. Говоря простым языком, люди хотели завладеть боевой силой, которая смогла бы защитить их от вторжения паразитов, которое могло нагрянуть в любой день. Не то, чтобы Сеол не понимал их мотивов…

— Даже так, не очень понимаю, почему они столь охотно захотели помогать вам. Кругом же полно детей.

— Что тут скажешь. Мы живем в такое время. В вопросах выживания нет ни добра, ни зла. В этом мире, независимо от того, праведный вы человек или порочный, вам придется собраться под одним знаменем и объединить свои ресурсы, чтобы выжить. Собственно говоря, даже сейчас, во время нашего разговора.

— Но ведь они могли переселиться?

— Трудно покинуть земли, что называешь своим домом с момента рождения… Хотел бы сказать я, но это слишком стереотипно. Правда в том, что им некуда идти. Мы живем в глуши не потому, что нам это нравится.

— Вам запретили входить в город?

— Если бы дело было в этом… Проблема заключается в том, чтобы «осесть» там. Независимо от места, всегда есть предел тому, сколько оно может вместить. А еще тратить ресурсы и энергию на заботу о таком количестве людей, — колко произнес старик. — Но это не значит, что мы планируем умереть, не оказав никакого сопротивления. Если вы человек, то хотите жить, несмотря ни на что. Жители этой деревни — не исключение. Вот почему они приняли меня.

— Ваши эксперименты увенчались успехом?

— Нет, я потерпел полнейший крах, — быстро ответил старик, его голос сочился раскаянием. — Империя знала о проблемах проекта. И я тоже знал. Но я просто продолжил обманывать себя тешась пустыми надеждами и не позволяя трудам пропасть даром…

— Проблемах, говорите…

— Должно было пройти очень много времени, прежде чем Гнездо превратится в надежную боевую единицу. К тому же, существовал предел контроля над ним. Ты ведь сам меня спросил, почему варианты становились сильнее с каждым разом?

— Да.

— По правде говоря, я испугался тогда. Но ответ лежит на поверхности. Я хотел, чтобы он научился. Новорожденное Гнездо ничем не отличается от несмышлёного ребенка. У Паразитов есть уникальная командная связь с королевой, стоящей на вершине их иерархии, и служащей центром всего. Все это похоже на сеть паутины. Их роли четко расписаны, и они способны ловко передавать информацию друг другу, но сколько бы мы ни исследовали ее, нам все равно не удалось раскрыть принцип работы их организованной структуры.

Сеол понял, что варианты чересчур походили на людей, и совершенно отличались от внешнего облика Медузы, Жуков или даже Тараканов.

— В таком случае, нельзя назвать эксперимент полным провалом? Теперь доказано, что Гнездо способно к обучению, поэтому, если бы Империя серьезно взялась за это исследование, то ученые смогли бы сократить время созревания? — старик неожиданно моргнул, не ожидая от Сеола такого ответа. Однако, вскоре на его лице расцвела горькая усмешка. — Разве я этого не говорил? Есть предел тому, насколько мы можем контролировать ситуацию.

Он медленно поднялся со стула и достал откуда-то маленькую коробочку. Со щелчком отворился затвор крышки, и Сеол увидел темный камень размером с детский кулак.

— Это что? — с любопытством спросил Сеол, глядя на камень, который напоминал ему черное желе.

— Рудиум. Можно сказать, сущность алхимии. Ну, просто думай об этом, как о ядре, используемом для управления Гнездом.

— Неужели такое и правда возможно? — глаза Сеола сверкнули. Увидев заинтересованность воина, старик тихо усмехнулся.

— Если хочешь, могу рассказать. Если твой уровень знаний в области магической инженерии составляет хотя бы четверть того, что знаю я, то уверен, что обучу тебя в течение семи дней.

— … А что, если у меня их нет?

— Пожалуйста, пощади старика. Не хочу испустить последний вздох, пытаясь научить тебя чему-то, — быстро ответил старик и тихо вздохнул, посмотрев на коробку. — Он стал таким маленьким. Я ведь хранил его столько, сколько мог…

— Разве невозможно управлять Гнездом без рудиума?

— Да. Производственный процесс довольно сложен, к тому же, поиск руды, которая служит основным материалом, довольно трудоемкое занятие, как достать звезду с неба. К тому же, это не предмет постоянного пользования, а всего лишь расходный материал… — произнес староста.

Сеолу не нужно было слышать то, что он скажет в дальнейшем, воин и так все понял.


— Вы использовали то, что осталось от рудиума, чтобы контролировать гнездо, и продолжили свои исследования…

— Совершенно верно.

— И из-за нас надежда деревни вновь исчезла.
— Нет, все совсем не так, — старик покачал головой.

— Исследования давным-давно провалились. Я ни в чем тебя не виню.

— Но вы еще не сдались?

— Не будь у меня выбора, прекрасно. Но я просто ненавидел одну лишь мысль о том, чтобы сдаться, когда мне удалось продвинуться так далеко. Можешь смеяться над старым упрямым дураком.

— … — но Сеол промолчал.

— Самобичевание все равно не работает на мне, а лишь делает еще более несчастным, так что, пожалуйста, избавь меня от этого. Хочешь спросить о чем-нибудь еще?

— Еще два вопроса. Вход в пещеру был скрыт в холме, но нам не удалось обнаружить никаких видимых следов. Однако, мой Лучник сказал, что в пещере остались человеческие следы.

— Все очень просто. Разве ты не думал о возможности потайного входа для того, чтобы запутать следы и избежать подозрений Лучников? — старик ухмыльнулся и постучал ногой по половицам.

— Что вы собирались делать, когда рудиум закончится?

— Собирался сдаться королевству. Тем не менее, я полагал, что он все еще годен для одного или двух применений.

Услышав достаточно, Сеол встал. Внезапно старик бросил в его сторону маленький мешочек, полный звенящих металлических монет.

— Сначала хочу вернуть тебе долг. Что теперь со мной будет?

—… Хм, интересно.

— Собираешься убить меня? Или сообщишь королевской семье обо мне и получишь ордер на арест? — с ухмылкой произнес старик.

По правде говоря, Сеол пришел к старосте лишь для того, чтобы усмирить свое любопытство. Даже не смотря на смертельную рану Чо Хонг, Сеол не мог винить в этом старика.

— Староста… Есть еще кое-что, что меня интересует.

Старик издал протяжный стон.

— Парень. Скажи честно, ты же многих раздражаешь?

— Ой, ладно, ну, и что там у тебя за вопрос?

— Зачем вы это делали?

— М-м?

— И Империя, и герцогство Длфинион были уничтожены. Вас больше никто не преследовал. С вашим уровнем знаний вы нашли бы себе применение в любом королевстве, куда бы вы ни отправились, так почему же вы решили остаться в этой маленькой деревне?

— Потому что это место нуждалось во мне и моих исследованиях, — упрямо поджав губы ответил старик. А затем растянул их в мягкой улыбке. — Поэтому я и остался здесь.

— …Я так и думал, — слова старика тронули Сеола до глубины души. Он кивнул и развернулся, чтобы уйти. Услышанного хватило, чтобы решить дальнейшую судьбу старика.

— Ты уходишь?

— Да. Оу, и, кстати. Вы у меня в долгу.

— Что значит «я у тебя в долгу»?

— За мое молчание.

— Но ведь я уже дал тебе денег…

— Эй, да ладно вам. Это за миссию, вы же понимаете. Кроме того, будем честны друг с другом. Этого слишком мало, — от этого ответа старик зашелся в приступе добродушного смеха.

— Я не против, но, если мы начали играть в эту игру, ты тоже должен был мне сказать кое-что. — Кто ты? И как ты выяснил все?

— Я всего лишь предположил.

— Прекрати нести чушь, я не настолько стар, чтобы верить в подобную брехню.

— М-м… Просто рассказать вам все будет слишком просто. В конце концов, мне пришлось изрядно попотеть, чтобы разгадать эту тайну.

— Неужели ты и правда поступишь так со стариком?

— Почему бы нам не поступить следующим образом: я даю вам подсказку, а вы сами угадываете ответ?

— Ха! Загадки-и? Мне? Гению герцогства Делфинион? Интересно… Но… я согласен, -согласился старик, широко ухмыляясь, будто сама идея показалась ему забавной.

— Теперь вы не можете оказаться от своих слов.

— Просто поторопись, и покончим с этим.

— Что случается, когда открывается девять глаз?

— Девять… что…? — недоумевающе переспросил старик.

В ответ на замешательство старика Сеол широко улыбнулся, кивнул на прощание и покинул дом деревенского старосты.

По возращению на постоялый двор, Сеола ждала неприятная новость — Михаилу так и не удалось отыскать экипаж. Поскольку Рамман — маленькая деревня, экипажи здесь ходили крайне редко, поэтому им пришлось возвращаться пешком.

В середине дня, когда солнце поднялось высоко над горизонтом, команда отправилась в Харамарк. Сеол хотел подождать, пока Чо Хонг очнется, но и Марии следовало, как можно скорее добраться до храма, чтобы восстановиться.

Они шли до глубокой ночи, пока, наконец, не нашли место для того, чтобы разбить лагерь и переночевать.

Чо Хонг все еще спала, но ее состояние значительно улучшилось, судя по проступающему на щеках румянцу. Эта новость воодушевила Сеола и он позволил себе вздохнуть с облегчением. По прогнозам Марии, она должна была проснуться еще до конца дня.

Атмосфера, царившая между членами команды, была довольно благоприятной. И лишь Мария выглядела крайне подавленной.

Чо Хонг пришла в себя после того, как земляне поужинали и разбрелись по палаткам. Девушка помассировала лоб, приподнялась на локтях со спального мешка и огляделась. Так она и обнаружила рядом сидящего Сеола, который принял на себя роль дежурного.

Услышав позади копошение, Сеол оглянулся и широко распахнул глаза. Затем он быстро вскочил с земли и с переполненным счастьем лицом окликнул девушку.

— Чо Хонг!

— Ч-что случилось? — смущенно спросила девушка.

— Т-ты… — Сеол поспешно пододвинулся ближе со странным огоньком в глазах. Прочистив горло, он ответил так, будто этой вспышки и не было:

— Что значит «что случилось»?!

— Где мы находимся? Разве мы не были в пещере?

— В пещере? — переспросил он, словно не понимая, что она имеет в виду. — О чем ты? Еще не проснулась? Мы едем в Рамман. Помнишь?

— Что?! — воскликнула Чо Хонг.

— Мы взялись за миссию деревни. Уничтожить вариантов и, по возможности, найти причину их появления.

— Стоп… Подожди… Подожди-ка-а-а, — сильно нахмурившись, Чо Хонг бессильно потерла виски. — Что происходит, мать ее? Мы лишь на пути в деревню? — оглядевшись, она глубоко вздохнула. -… вот что произошло… время повернулось вспять? Или это был сон? — Чо Хонг бессвязно бормотала себе под нос различные догадки произошедшего, а потом уверенно произнесла. — Давай вернемся. Если пойдем туда, нас всех ждет смерть.

— Ч-что? О чем ты говоришь?

— Просто послушай меня, ладно? Понимаю, то, что я говорю, почти не имеет смысла, но просто послушай меня, лады? Давайте вернемся в Харамарк. Мы должны вернуться.

— Но я не хочу. Мы ведь уже на полпути. Ты ведь знаешь, как долго я ждал этой возможности?

— Аргх! Черт бы тебя побрал! Ты загоняешь меня в тупик! — Чо Хонг от отчаяния ударила себя в грудь, а затем увидела, каких усилий Сеолу стоит сдерживать смех.

— Подожди, ты…?! — Чо Хонг ошеломленно уставилась на Сеола, а затем схватила прядь своих волос. Серебряных волос, между прочим.

— Ты…

Сеол дал деру, что есть мочи.

— С*кин сын! Я убью тебя! — Чо Хонг громко закричала и умчалась вдогонку.

— Ахахахаха! — донесся ей в ответ издевательский смех Сеола.

— Немедленно остановись! Я сказала СТО-ОЙ! — она довольно быстро нагнала его и вскарабкалась на спину. — Эй, ты! Так весело выставлять меня дурой?

— Просто гора с плеч. — Сеол тяжело дышал, но это не помешало ему изобразить яркую счастливую улыбку для той, кто, словно фурия, оседлала его спину. — Я так рад, что ты очнулась. Знаешь, как я волновался?

— Ну, э-э… — слова Сеола звучали так искренне, а взгляд был таким серьезным, что Чо Хонг оставалось лишь растерянно моргать, ощущая теплоту его слов. Она украдкой отвела взгляд и попыталась скрыть покрасневшую шею. Однако это длилось лишь несколько мгновений…

— Да как ты смеешь менять тему? Думаешь, я позволю тебе уйти от ответственности?

— П-подожди! — крикнул Сеол, но Чо Хонг уже успела схватить его за воротник и затрясти как тряпичную куклу. — Сто-ой!

— Тебе лучше стоять на месте!

— Спасите…!

— Как ты смеешь смеяться надо мной?! А?

— … Что это за шумиха? — поднимаясь со спального мешка, произнес Михаил и сонно потер глаза. Вероника проснулась раньше, и, несмотря на то, что лицо ее было помятым от недавнего сна, глаза ярко сверкали.

— М-меня же убьют!

— Вот именно! Почему бы нам не умереть вместе, а?! Не волнуйся, сегодня я убью тебя по-настоящему!

— А? Разве это не голос Чо Хонг? — Михаил выбрался из палатки и увидел Чо Хонг, оседлавшую спину Сеола. — Игры на свежем воздухе, да?.. Кью! Посмотри только, как двигаются ее бедра. А вот это уже что-то интересное… — Михаил завистливо взглянул на Сеола, а затем, сглотнув слюну, украдкой взглянул на Веронику. Та ответила ему напряженным взглядом, однако, судя по тому, как приподнялись уголки ее губ, возбуждение накрыло и лучницу.

Спустя некоторое время кряхтение, доносившееся от возившихся Чо Хонг и Сеола, а также стоны, слышимые из одной конкретной палатки слились воедино с природой, зазвучав в гармонии с ней.

Мария ночевала в палатке в одиночку. Казалось, ее ошеломлению не было границ. Оно было настолько огромным, что грозило материализоваться в реальную форму прямо перед ее глазами.

В конце концов, она зарылась поглубже в спальный мешок и прикрыла уши руками.

— …Черт бы их побрал… — удрученно прошептала она.