Глава 87. Странная парочка (часть 2)

Что касается расположения герцогства Дельпинион, то можно было сказать, что оно находилось прямо по соседству с Королевством Харамарк. Сама лаборатория располагалась на дальнем Северо-Восточном краю территории герцогства, не так уж далеко от границ Харамарка.

То, что Сеолу удалось сбежать вместе с Терезой Хасси было большим подспорьем. Возможно, она и не была лучницей, но, к счастью, она довольно хорошо разбиралась в местной топографии, лишая их необходимости беспокоиться, что они идут в неправильном направлении.

— У нас осталось не так уж много времени.

Она предложила выбрать кратчайший путь в долину Арден. Та находилась в пограничном районе, так что была довольно близко. И что ещё более важно, там была крепость Арден. Поскольку там строилось новое сооружение, его снабжали большим количеством припасов, и из-за предыдущего инцидента там также было размещено больше солдат.

Тереза посоветовала им отправиться туда, сказав, что если они будут идти без остановки, то доберутся до места назначения уже на пятый день или, самое позднее, на шестой.

***

Их первый день прошёл без проблем.

Хотя это была только периферия, Сеол всё же смог увидеть, как выглядят районы, контролируемые паразитами. Оценка, которую он дал после целого дня ходьбы? Мёртвый мир.

Не было видно ни малейшего намёка на жизненную силу. Пепельная почва, соприкасающаяся с подошвами его ног, перестала крошиться и стала твёрдой, как камень. Все травинки, которые он видел, были жёлтыми и высохшими. В тех редких случаях, когда он видел дерево, оно было тонким и сухим, как яблоко, обглоданное крысой.

Тереза предупредила его, чтобы он на всякий случай ничего не трогал. Но она также добавила, что положение дел в герцогстве Дельпинион на самом деле сравнительно лучше, чем в других местах. Она сказала, что изменения в районах Империи, теперь служащих центром паразитов, невозможно даже представить.

Поэтому Сеол решил сосредоточиться на движении. Он просто хотел убраться отсюда как можно скорее.

***

Примерно в то время, когда наступил второй день.

Он добавил ещё один пункт к своей оценке. Перепады температуры днём и ночью были, мягко говоря, экстремальными.

Когда наступил вечер, температура резко падала. Было чертовски холодно. Всякий раз, когда они открывали рты, из них вырывался белый пар.

По мере того как сгущалась ночь, холод становился всё сильнее. Было настолько холодно, что впервые в жизни Сеол испытал феномен неспособности заснуть из-за холода.

Ещё когда он служил в армии, ему приходилось участвовать в зимних тренировках в дикой местности, которые проходили посреди замёрзшего горного склона. Но даже там было не так холодно, как здесь.

Холодный воздух не только проникал в его тело, но и, казалось, грыз кости. У него даже была галлюцинация, будто он страдает от обморожения и видит, как его пальцы отваливаются.

На рассвете той ночи они оба отчаянно жались друг к другу, не зная, кто начал это первым. У них не было выбора. Перед лицом реальной необходимости выжить такие вещи, как смущение или честь, с готовностью отбрасывались прочь.

Зубы Сеола стучали сами по себе от пронизывающего холода, но он заставил себя закрыть глаза и отдохнуть.

Он был на грани безумия. Единственным лучом утешения было слабое тепло, проходящее через кожу, прижимавшуюся к нему, и мягкие ощущения, окутывающие его шею и спину.

***

Третий день.

Тереза продолжала подбадривать молодого человека, говоря, что они уже почти пришли, что им нужно только немного поднапрячься. Сеол знал, что она переживает ещё более тяжёлые времена, чем он, поэтому он изо всех сил старался не показывать своих трудностей.

К несчастью, худшее развитие событий произошло около полудня. Впервые за время этого путешествия его Девять Глаз вернули жёлтый цвет далёкому горизонту. Учитывая, что они всё ещё находились на вражеской территории, был велик шанс, что цвет станет ещё более опасным.

«Что же нам теперь делать?»

Пока он стоял, размышляя, жёлтая область внезапно расширилась. Нет, стояло сказать, что она даже приближалась? Вскоре жёлтый оттенок сменился оранжевым, а затем почти мгновенно превратился в малиново-красный. Сеол испугался и поспешно схватил Терезу за руку.

— Принцесса!

— Д-да?

— Нам нужно спрятаться, прямо сейчас.

— Спрятаться?!

Тереза с озадаченным выражением спросила:

— Что случилось?

У него было мало времени, поэтому он просто потащил её за собой и спрятался за огромным валуном. Она всё ещё была озадачена, но выражение её лица довольно скоро изменилось, когда она услышала жужжание крыльев. Сеол указал вверх.

— Боже…

Глаза Терезы расширились, как пара больших колокольчиков.

Странные летающие формы жизни, покрывающие небо, словно рой саранчи, неслись в их направлении. Как будто они просто разведывали местность. Рой сделал один круг и быстро полетел на Запад.

Они никогда не думали, что это будет легко, но теперь, увидев всё собственными глазами, они поняли, что сложность будет выше их ожиданий.

— Я совершила ошибку. — Ошеломлённо пробормотала Тереза.

— Я полагала, что с исчезновением лаборатории патрулей в пограничном районе не будет…

Всё было с точностью до наоборот. Их число значительно возросло.

— И всё же давай продолжим.

Сеол сжал рудиум, висевший у него на шее. От него осталось только что-то размером с ноготь, но всё же он был, и его можно было использовать.

— С этого момента позволь мне взять инициативу на себя.

Он также решил оставить Девять Глаз активированными.

Тереза украдкой смотрела на него. Как же он обнаружил приближающихся врагов? Ведь он даже не был лучником.

В ней проснулось любопытство, но вместо того, чтобы спросить, она просто кивнула.

***

Четвёртый день.

Наконец у них кончилась вода. Они уже были ранены, и теперь, когда они постоянно шли, их тела требовали воды чаще, чем обычно.

Сначала они делали маленькие глотки, чтобы промочить горло, если жажда становилась слишком сильной. Но это означало, что их запас воды сокращался слишком быстро, поэтому они согласились сплёвывать обратно во флягу после того, как намочили горло. И в конечном итоге они перестали смачивать губы, и всё.

Они так старались сохранить воду, но в итоге фляга иссякла.

Теперь им действительно нечего было ни есть, ни пить.

— Чёрт…

Тереза недовольно причмокнула губами, после чего сказала ему, что вернётся через несколько минут. Вскоре она вернулась и передала ему флягу, которая издавала характерный звук плещущейся внутри жидкости.

— Бери.

Сеол собирался спросить: ‘Что за магию ты только что сотворила?’ Но в следующий момент—

— Сеол, ты тоже должен заниматься своими делами используя её. Не трать жидкость впустую.

— А?

— Писать. Ну, знаешь, справлять нужду.

Он испугался её следующих слов.

— П-писать?

— Перестань так на меня смотреть.

Щёки Терезы слегка покраснели, но её слова оставались твёрдыми и решительными.

— Если мы хотим продолжать жить, то у нас нет другого выбора, кроме как пить это.

— Всё равно… я не думаю, что это хорошо для твоего тела.

На лице Сеола появилось выражение нежелания.

— Конечно, ничего хорошего. На самом деле первая моча самая терпимая. Она не так плоха, как ты думаешь.

— Похоже, у тебя есть опыт в этом деле.

— Да.

Тереза призналась в этом без малейших колебаний.

— Это произошло когда я сбежала из столицы? Я бродила по пустыне в полном одиночестве, и мне сильно хотелось пить, поэтому… Я помочилась, выпила это, потому снова помочилась и выпила… В любом случае, так я выжила.

— …

— Но это не то, что ты можешь продолжать делать. В конце этого цикла я просто не могла больше пить.

В то время как внутренне он был ошеломлён её стремлением выжить, Сеол показал усталое выражение.

— В любом случае я не стану заставлять тебя пить. Но всё равно не справляй нужду на землю и не трать жидкость впустую, ладно? Позволь вместо этого мне её выпить.

Раз уж она так говорила, у него не было выбора.

В итоге ему пришлось облегчиться, прицелившись в маленькое горлышко фляги. Ухватившись за его тёплую поверхность, он испытал несколько грязные и сложные эмоции.

«Сколько ещё нам нужно идти?»

Солнце стояло высоко в небе, но день был мрачнее, чем он думал, словно налетели густые тучи. Сеол вздохнул, глядя на потемневшее небо.

***

Пятый день.

Скорость их движения резко упала до минимума. Проблема крылась в том, что теперь паразиты стали появляться гораздо чаще. Каждый раз, когда это случалось, им приходилось прятаться или спешно уходить в другую сторону. В некоторых случаях им даже приходилось возвращаться туда, откуда они пришли.

К несчастью, они вынуждены были идти по этому пути, если хотели добраться до долины Арден. Когда у них действительно не было выбора, он использовал оставшийся рудиум.

Всё больше вещей теперь требовали его внимания, и это, естественно, привело к уменьшению их разговора. На самом деле, они пытались сохранить свою энергию, не разговаривая друг с другом. Вот насколько они были измотаны.

Однако больше всего Сеол отчаивался из-за своих Девяти Глаз.

Он настойчиво продолжал говорить себе, что их цель была недалеко, но увидев буйство красного цвета, полностью доминирующего в его поле зрения у подножия долины, он почти мысленно сломался.

«Это… Мы должны попытаться прорваться? Через это?»

Внезапно его охватило необъяснимое дежавю. Разве он не пережил нечто подобное в нейтральной зоне? Ещё тогда, когда он взял на себя ‘невыполнимую’ миссию. В то время, когда он проходил мимо густого леса, красный цвет мгновенно превратился в чёрный. От ‘рекомендуется немедленно отступить’ прямо к ‘немедленному бегству’.

Сеол испытывал противоречивые чувства. У него был рудиум, а также Девять Глаз. Как бы оптимистично он ни пытался проанализировать ситуацию, в конце их ждал только один неизбежный вывод. Они войдут в долину и умрут.

— Думаю, паразиты ещё не ослабили бдительность.

Когда он застыл на несколько десятков минут, не в силах ничего сказать, Тереза примерно поняла, что у него на уме, и попыталась утешить его.

— Нам с самого начала не следовало идти сюда…

Она тихо пробормотала что-то себе под нос, но Сеол заставил себя едва покачать головой. Идея Терезы была вполне логичной. В этом не было ничьей вины. Нет, они знали про риск, что всё так обернётся.

Их нынешняя проблема была связана с окружением; вместо того, чтобы стать легче, оно давило ещё больше, и это означало, что они не могли продвинуться вперёд, хотя долина была прямо перед ними. Все невзгоды, через которые они прошли, были напрасны.

Сеол наконец сумел открыть рот.

— Что… нам делать?

Тереза не сразу смогла ответить. Про себя она хотела посоветовать им пойти и рискнуть всем. Нет, она думала, что он действительно сделает это, если она сначала скажет это вслух. Именно так выглядел для неё нерешительный Сеол.

Однако по пути сюда она убедилась кое в чём. Этот молодой человек обладает какой-то неизвестной способностью. Без него они ни за что не избежали бы столкновения со всеми теми паразитами. Так что, если он застрял в такой глубокой яме дилеммы, это могло означать только одно…

Тереза тоже чувствовала себя неохотно, но это не означало, что они могли оставаться на месте. Просто её тело было почти прижато к краю обрыва, и она просто не могла принять логическое решение.

Что бы она сделала в обычных обстоятельствах? Когда она подумала об этом таким образом, ответ пришёл сразу же.

— Давай вернёмся.

С некоторым трудом Тереза высказала своё мнение.

— Нам необязательно идти через долину. Я уверена, что где-то ещё есть свободный путь.

Ошеломлённый Сеол повернулся, чтобы пойти в другую сторону.

***

Шестые сутки.

У них появился хвост. Он не был уверен, но у него всё ещё было сильное чувство, что их преследуют. Его Девять Глаз постоянно предупреждали его, когда он пытался сделать короткий перерыв. Та же история была и во время марша. Казалось, что преследователи напали на их след и гонятся за ними.

В конце концов они были обнаружены летающими формами жизни, преследующими их как сумасшедшие. Он поспешно использовал рудиум и избежал попадания в абсолютно худшую ситуацию, но…

— …

Его больше не было. Оставив после себя лишь тонкий дымок, последний кусочек рудиума исчез. Одной из самых мощных их карт больше не было.

В результате их марш стал намного тяжелее. Они не могли рисковать, выбирая широкие открытые равнины, и должны были идти по пересечённой местности со многими местами, где можно было спрятаться. Их сон превратился в очень короткий сон, и им приходилось дежурить поочерёдно. Они знали, что умрут, если хотя бы на секунду ослабят бдительность.

Всё, на что они могли положиться, — это Девять Глаз Сеола.

***

Седьмой день.

Они замолчали. Ни слова не было произнесено между ими двумя. Никто не спросил, куда они идут, и они не вызывались предоставить эту информацию.

Сеол использовал свои Девять Глаз, чтобы наблюдать за окружением, как ястреб, а Тереза Хасси просто молча следовала за ним сзади.

В конечном итоге они достигли своего физического предела. Нет, пожалуй, гораздо правильнее было бы сказать, что их предел был достигнут пару дней назад. Знание того, что долина Арден находится так близко, сумело подавить их предел, но в тот момент, когда они изменили своё направление, всё взорвалось, как вода, хлынувшая из сломанной плотины.

Он больше не чувствовал никакой связи с левым плечом. То же самое было и с его правой талией. Его раны гноились, и из них сочилась жёлтая слизь. Они зудели и горели, когда солнечный свет безжалостно обрушивался на него.

Он также понял, что, хотя ночью было очень холодно, днём было невероятно жарко. Под безжалостным сиянием солнца, казалось, что их плоть варится заживо. Хуже того, ни капли пота не показывалось.

*Кха кха

С трудом вздохнув, из Сеола вырвался сухой кашель. Всё его тело было налито свинцом. Не только кожа, но даже внутренности, казалось, были наполнены пузырящейся ржавой жидкостью. Не было ничего удивительного в том, что серьёзные внутренние повреждения ухудшились после стольких дней пребывания на земле с такой ярко выраженной разницей температур.

Но это ещё не всё. Возможно, из-за того, что он слишком долго использовал Девять Глаз, он почувствовал головокружение. Он чувствовал себя так, словно нож был занят тем, что колол и выковыривал клетки его мозга.

Однако труднее всего было не терпеть боль. И дело даже не в настойчивом преследовании паразитов.

Нет, хуже всего были проклятые голод и жажда. Жажда была настолько мучительной, что едва не убила его. Он последовал своему инстинкту и позволил своему языку облизать губы, но всё, что он мог чувствовать, была грубая, потрескавшаяся кожа. В горле у него так пересохло, что казалось, будто оно горит.

Ему было наплевать, даже если его горло будет разорвано на куски, он бы всё равно выпил банку ледяной колы в этот момент.

Сеол поспешно впился зубами в своё ледяное копьё. Холодная аура, испускаемая оружием, помогла остыть его рту, но это было всё. Как бы сильно он ни сосал, копьё не хотело таять. Поэтому он уныло опустил копьё.

Тереза молча наблюдала за ним и подтолкнула к нему флягу. Он медленно покачал головой. Сеол уже пробовал пить три или четыре раза, но в конечном итоге потратил больше энергии после того, как его вырвало. Один раз ему удалось сделать только один глоток, но потом пришлось его выплюнуть. Он ничего не мог поделать, когда его желудок яростно сопротивлялся этому.

«Вода… вода.»

Молодой человек снова укусил копьё.

***

Восьмой день.

Сеол шёл, пристально глядя в землю. Он шёл, глядя только на сияющие золотом икры Терезы.

Возможно, из-за того, что он не спал как следует уже несколько дней, сонливость безжалостно овладевала им. Внутри у него всё онемело. Его тело не было похоже на его собственное. Он сознательно блокировал все ощущения и продолжал тащиться вперёд без плана.

И вот, пока он продолжал маршировать в этом состоянии без мыслей и чувств, ноги Терезы внезапно ‘пошли’ вверх в его поле зрения.

«Ээ?»

По какой-то причине его тело теперь чувствовало себя намного комфортнее.

Крошащаяся земля, прижатая к его щеке, была мягче любой кровати, на которой он лежал.

«Что за?»

Внезапно он услышал, как кто-то говорит с ним. Он чувствовал, как его тела раскачивают.

— Ты должен проснуться!

«Проснуться? Это странно. Ты же знаешь, я не потерял сознание.»

— Я помогу тебе подняться.

Его взгляд автоматически поднялся вверх. Казалось, его силой пытаются поднять. Только тогда он понял, что рухнул на землю.

И ещё он мог видеть что-то очень большое вдалеке. Сеол продолжал молча смотреть своими затуманенными, расфокусированными глазами.

«Что… это?»

— Сеол, это же гора. Гора.

«Гора? Гора… а? Что такое… гора?»

— Мы прибыли к подножию горного хребта! Если мы пересечём его.

«Пересечь. горный… хребет?»

Он непонимающе смотрел, не отвечая, а Тереза Хасси смотрела на него обеспокоенными глазами. Она не видела никаких намёков на эмоции под его полузакрытыми веками.

— Ах…

Примерно через десять секунд Сеол открыл рот.

— Гора… гора. и вправду… гора.

Он бормотал снова и снова, но потом.

«Почему… Девять Глаз… не работают?»

На его лбу образовались морщины.

«Почему я не вижу никакого цвета?»

Сеол попытался заставить свои ноги сделать неуверенные шаги вперёд. К несчастью, он снова рухнул, едва миновав подножие горного хребта.

— Сеол!

Тереза поспешно подошла к нему. Его лицо ясно выражало недоумение по поводу того, почему он так упал.

— Ты в порядке? Может, сделаем небольшой перерыв?

— Н-нет.

Сеол использовал копьё как трость и, пошатываясь, поднялся.

Тереза попыталась остановить его.

— Нет, давай сделаем перерыв, пусть даже недолгий. Если мы продолжим в том же духе…

— Нет, я ещё могу… идти…

Внезапно раздался звук взрывающегося воздуха. Он активировал серёжку Фестины.

— Смотри… Ты видишь.

Он изобразил бездушную улыбку и переступил с ноги на ногу. Казалось, он шёл вперёд без особых проблем, но снова упал на землю.

— Ээ?

Видя, как он пытается встать и что-то бессвязно бормочет, Тереза Хасси укусила нижнюю губу. Его дыхание было хриплым, кожа кипела.

Было очевидно, что его тело больше не выдержит.

На протяжении всего марша были небольшие намёки. На самом деле, его способность терпеть до сих пор можно было рассматривать как настоящее чудо. Большинство обычных людей потерпели бы поражение менее чем за четыре дня.

Тем не менее, Сеол сумел продержаться восемь дней, в два раза больше обычного, с тяжело раненым телом, преследуемый днём и ночью, и, что ещё хуже, неспособный есть или пить.

Как человек, естественно, он имел свои пределы.

Даже если он был благословлён крепким телосложением и маной, накопленной благодаря жестокому режиму тренировок, он не мог держаться вечно.

Тереза оттащила неподвижного юношу и положила его между несколькими валунами, торчащими из земли.

— Побудь здесь немного, ладно?

— …

— Пойду поищу что-нибудь съедобного. Даже если это древесный сок.

К тому времени, как он пришёл в себя, принцессы нигде не было видно.

Только фляга и лежащее на земле копьё составляли ему компанию.

Он остался лежать неподвижно, как труп, после чего заставил себя сесть.

Ему от всей души хотелось лечь на землю и отключиться. Он подумал, что если и потеряет сознание, то, по крайней мере, какое-то время не будет страдать от голода и жажды. Однако…

«Я больше не могу тащить её вниз.»

Он доставлял ей большие неудобства, отключаясь, когда они должны были двигаться вместе.

«Мне нужно встать.»

Однако, для того, чтобы сделать это, ему нужна энергия. Ему нужно было дать своему телу питательные вещества, чтобы оно снова могло двигаться.

Всего один глоток воды, и он думал, снова сможет двигаться. Именно в этот момент его глаза наткнулись на флягу.

— …

Сеол осторожно потянулся к ней.

«Она не грязная.»

Несмотря ни на что, эта ‘жидкость’ была изгнана из человеческих тел.

Дрожащими руками он снял крышку и поднёс флягу к губам. Теперь уже остывшая жидкость потекла вниз. *Глоть глоть… Он заставил себя дважды сглотнуть, и почти сразу же его брови яростно нахмурились.

Под сопровождение приступа сильного кашля его сразу же начало рвать. Он поддерживал свой вес обеими руками, и его рвало снова и снова. Он понимал, что ведёт себя жалко, но что бы он ни делал, он никак не мог привыкнуть к едкой вони, характерной только для человеческой мочи.

Как только его рвотный рефлекс подошёл к концу, он начал плакать. Однако слёз не было.

Честно говоря, за время своего путешествия сюда ему несколько раз хотелось сломаться и заплакать. Он не хотел её волновать, демонстрируя, как сильно он страдает, поэтому сдерживался. Но теперь, когда он остался один, вырвался неконтролируемый плач.

«Компромисс, к чёрту…»

Он часто думал об этом во время марша. Он думал, что ему не следовало приходить и что он бросил своё идиотское ‘я’ в эту беду. Он должен был слушать других, когда они пытались отговорить его. Но когда его мысли достигли этого места, он начал ненавидеть себя. Он чувствовал себя жалким неудачником.

Губы его всхлипывали, но ни слёз, ни соплей не было. Казалось, в его теле не осталось ни капли влаги.

Он задыхался и долго давился, прежде чем стиснуть зубы. Возможно, из-за всех этих рвотных позывов и рыданий его некогда затуманенный разум вновь обрёл утраченную сосредоточенность.

«Я должен терпеть.»

Его внутренности беспрерывно дрожали, но он всё равно впился зубами в древко копья. Он планировал сохранить как можно больше сил и пойти сразу, как вернётся Тереза Хасси.

— …

Однако она не хотела возвращаться, сколько бы он ни ждал.

«Не могла же она…»

Неужели его оставили позади? Его мысли ненадолго достигли этого места, но он тут же отбросил эту мысль. Тереза не была такой… Но даже если она и оставит его, он ничего не сможет сказать по этому поводу.

«Я должен оставаться начеку.»

Он решил подождать ещё немного и активировал свои Девять Глаз.

«Мм?»

Только тогда он наконец понял, что что-то не так. Он не видел никакого цвета. Горы были совершенно ‘бесцветными’.

Тогда же произошло это—

*Шелест

До сих пор всё было тихо, но теперь он слышал шорох сухих листьев, на которые наступали. Он попытался встать, думая, что это Тереза, но резко остановился. Там было больше одного шага.

Он медленно огляделся и чуть не прикусил язык. Горы всё ещё были бесцветны, но жёлтый цвет медленно приближался к нему сзади.

«Паразиты?»

Снова. Эти твари снова преследовали его. Он просто не мог понять, как они могли вынюхивать его следы, но, тем не менее, какая это была отвратительная настойчивость.

В конце концов жёлтый цвет становился всё ближе и ближе, пока не начал лениво пробираться мимо выступающих валунов. Сеол сильно сжал своё ледяное копьё и пригнулся так сильно, как только мог.

«Продолжайте идти… пройдите мимо.»

Он горячо молился в своём сердце, но затем шаги прекратились. Он невольно задержал дыхание. Внезапно воцарилась удушливая тишина.

Послышался звук, как будто кто-то принюхивался, а затем—

*Гав гав!

Внезапно его приветствовали звуки яростного лая каких-то существ.

И затем послышались звуки, как будто некие существа быстро бежали к его местоположению. Инстинктивно поняв, что всё пошло совсем не так, он приподнялся.

Если быть честным, то ему очень хотелось, чтобы эти твари были просто дикими волками.

«Хах.»

К сожалению, показалась группа паразитов. Они состояли из шести никогда прежде не виданных гуманоидных существ, похожих на мумии, с которых непрерывно капала грязь, а также четырёх волков, кишащих личинками.

«Принцессы здесь даже нет.»

— …

Сеол поднял голову и уставился в небо, хотя перед ним были враги.

Вот как велико было отчаяние, охватившее его сейчас.

«Просто… умереть?»

На какое-то мгновение эта мысль действительно соблазнила его. Ему каким-то образом удалось заставить себя подняться, но он не думал, что сможет победить этих тварей. Итак, вместо того, чтобы тратить больше энергии и страдать от боли, почему бы просто не дать убить себя и покончить с этим? Разве так не лучше?

«Даже так я хочу сделать всё, что в моих силах, чтобы выжить.»

Именно тогда слова, произнесённые кем-то, вошли в его мозг. Нет, это был не кто-то, это были его слова.

«Давай вернёмся домой живыми.»

Как только он вспомнил о Терезе, искушение рассеялось.

«Живыми?»

В тот момент, когда он опустил взгляд, выражение его лица было пустым и отстранённым…

«Верно.»

Его сухие, потрескавшиеся губы были крепко сжаты.

С самого начала у него было только два выбора — либо бежать, либо сражаться. Не имело значения, какой он выберет, он просто не хотел умирать без борьбы.

Даже если он умрёт здесь, то как минимум заберёт с собой нескольких, чтобы уменьшить количество преследователей Терезы. Когда его мысли достигли этого места, уровень его храбрости взлетел на несколько уровней.

Он сухо кашлянул. Его глаза зудели и болели. Просто держа копьё, он чувствовал, что его рука может отвалиться в любую секунду. Его выносливость, давным-давно достигла дна, так что он не мог больше хладнокровно сражаться.

Несмотря на это…

Сеол всё же сделал шаг. Он даже не думал об этом сознательно, но его правая рука схватила левую и положила её на древко копья. Затем правая рука схватилась за нижнюю часть оружия. Копьё неуверенно покачивалось. Вот так просто он поднял кончик копья и прицелился монстру в лоб.

«Хотя бы один раз.»

С громким визгом враги мощно набросились на него. И он тоже очень естественно рванулся вперёд.

Он собрал каждую унцию силы, которая у него была, и выполнил ‘удар’, тот, который он тренировал сотни тысяч раз в нейтральной зоне.

Освободившись от всех мыслей и чувств, он в трансе уставился на несущегося на него врага и бросился в последнюю атаку.

В одно мгновение когтистая рука, протянутая вперёд, и вытянутое копьё резко обменялись атаками.