Глава 179.1. Дочь Феникса (часть 6)

– Ух-х! – вздрогнула Этна, чувствуя, как начинает задыхаться.

Тем не менее заклинание уже работало. А даже если бы оно было остановлено, демоническая энергия стала бы неистовствовать ещё сильнее. Вот почему Артпе влил в свой посох как можно больше маны, чтобы ускорить действие своей магии.

– Ух-х-х. Кажется, меня тошнит…

– Это не займёт много времени. Вадинетта, приготовься к её исцелению. Сиена, на тебе демоническая энергия.

– Да!

– Можешь на меня положиться!

– Мур-р?

– А ты пока жди!

– Как же я ненавижу своего хозяина, мгр-р…

До этого момента Артпе провёл достаточно много экспериментов. Он даже провёл клиническое испытание своего заклинания на демоне, куда более сильном, чем Этна. Однако в Этне таилась энергия огня, которая была непредсказуемой переменной. Энергия огня не могла помочь в процессе преобразования демонической энергии, но и не должна была в этом препятствовать.

«Этна хранит всю свою энергию огня в виде маны. Если быть точнее, её пламя перемешано с демонической энергией. Это не чистая энергия огня и не чистая демоническая энергия… Она нестабильна на самом фундаментальном уровне…»

Вот почему Артпе всегда удивлялся ей. Она родилась демоном, но ей было трудно найти равновесие для температуры своего тела. Если бы Этна была обычным демоном, наделённым способностью контролировать пламя, то была бы такой же, как Пётр, который мог изменять свойства своей демонической энергии.

Однако в случае с Этной всё было несколько иначе. Если Пётр мог изменить А на А-, то Этна могла преобразовать А лишь в Б. Тем не менее она не могла произвести данную трансформацию целиком, а потому на выходе получалось нечто вроде А+Б.

Тот факт, что она вообще была способна использовать своё взрывное пламя, уже сам по себе был чудом. Тем не менее Артпе всегда предполагал, что эта двоякость не была её истинной природой.

И вот, совсем недавно его изыскания получили ответ. Демоническая энергия представляла собой всего лишь искажённую форму маны, в то время как демоны были видоизмененными людьми. По сути, он должен был воспринимать её как человека, наделённого силой чистого пламени. Тем не менее она унаследовала кровь расы демонов, а потому всю свою жизнь пыталась синхронизировать эти две силы.

Возможно, именно поэтому она так сильно отличалась от других демонов, которые были самыми настоящими падшими существами, пожертвовавшими ради силы всем остальным. Возможно, она была единственным демоном, сила которой противоречила фундаментальной природе этой расы.

«В процессе превращения демонов обратно в людей их сила уменьшается. Но в случае с Этной всё может быть наоборот. Лишившись демонической энергии, она может стать сильнее. Другими словами… Она сможет вернуть себе свою истинную форму», – понял Артпе, после чего спросил:

– Этна, ты чувствуешь какие-то изменения?

– А-а-а-а-ах! Мне так больно, что я больше ничего не понимаю!

Получив ответ, Артпе решил больше не мучать Этну тяжелыми вопросами и сосредоточился на своей магической книге, парящей вокруг девушки.

Первоначально мана Этны должна была представлять чистую энергию пламени. Таким образом, Артпе пытался избавиться от ошибочной записи, одновременно с этим восстановив её искривлённое тело. Также в этом процессе он помогал энергии огня вытеснить демоническую энергию.

– Уа-а-а-а-а-а-ах! – внезапно закричала Этна, когда из её тела во все стороны хлынула мощная огненная волна.

Однако Артпе, не обратив на это ни малейшего внимания, продолжил возвращать её тело в первоначальную форму. Его магия восстановления уменьшала демоническую энергию, которая и покидала тело девушки вместе со взрывами жара и пламени.

Тем не менее оставшаяся демоническая энергия начала сопротивляться изгнанию. Она начала увеличиваться в размерах, пытаясь использовать в качестве топлива кости, мышцы и органы Этны. В попытке сохранить свою идентичность, демоническая энергия хотела поглотить своего носителя!

– Я помогу ей!

– Очищай только ту демоническую энергию, которую выплёскивает её тело! Остальную не трогай!

– Братик, но внутри неё тоже очень много…

– Её нужно просто подавить, иначе тело Этны будет повреждено, – пояснил Артпе, координируя действия Сиены и Вадинетты.

И вот, когда чёрная демоническая энергия, фиолетовая мана Артпе и ярко-белая энергия Вадинетты и Сиены перемешались, была создана мощная волна маны.

– Акх-х… Это…

Артпе был уверен, что его заклинание будет успешным. Однако он не был уверен, сможет ли ослабленное тело Этны выдержать шок, вызванный магией восстановления.

Тем не менее главное, чтобы она просто осталась жива. После того, как «хуманизация» будет завершена, Вадинетта сможет исцелить её. Однако предположение Артпе оказалось в корне неверным.

Как только демоническая энергия подверглась сдерживанию со стороны маны Артпе, Вадинетты и Сиены, энергия огня начала разрастаться. И как только её количество превысило демоническую энергию, она начала ремонтировать её израненное и ослабленное тело.

Нет, слово «ремонтировать» не совсем подходило для описания того, что происходило. Как только энергия пламени прокатилась по её телу, оно… начало превращаться в чистый огонь!

Тем не менее Артпе некогда было заниматься исследованием причин данного инцидента. Он хотел воспользоваться Чтением Всего Сущего, чтобы проверить текущий статус Этны, но поскольку демоническая энергия продолжала буйствовать, не желая проигрывать в этой схватке, а магическая книга работала на своём пределе, ему пришлось полностью сосредоточиться на процессе восстановления.

– Пламя…

– Просто невероятно. Такое ощущение, будто всё её тело соткано из пламени.

– Значит, нам просто нужно, чтобы пламя победило? – пробормотали его товарищи, с чем Артпе мог лишь согласиться. Он решил, что огонь не должен повредить Этне, которая была его хозяйкой. Он продолжал атаковать демоническую энергию и даже подключил к этому процессу Роа.

Несмотря на то, что магия восстановления очищала демоническую энергию, было просто невозможно превратить всю демоническую энергию в энергию огня. Итак, Артпе освободил те остатки демонической энергии, с которыми не мог ничего поделать и сконцентрировался на фундаментальном изменении тела Этны. Он полагал, что если всё изменится в корне, то эти остатки будут ликвидированы сами собой.