Глава 1057. Ради достоинства!

Неужели эту просьбу так сложно выполнить?

Душ из Лепестков молчала!

Закат молчала!

Судьи молчали!

Закончив выступление, Клоун сделал тяжелый вдох и поклонился зрителям. Затем он обернулся и успокоился. Даже со спины было видно, что он испытывал злость и разочарование!

Зрители зашумели!

Судя по тому, что они видели и слышали, песня Клоуна и его голос не были хорошими. В песне не было высоких нот или техник портаменто. Его даже не волновало то, как он выглядит на сцене, или атмосфера в зале. Он просто тихонько стоял и пел, рассказывая историю. Историю о себе!

Чистая сила песни была огромной!

Она нашла отклик в толпе!

«Я маленький птенчик».

Некоторые зрители начали плакать, когда подумали о похожем опыте в своей жизни!

Другие зрители сжимали кулаки, пока вспоминали свое прошлое!

Зал был заполнен звуками аплодисментов!

«Он такой крутой!»

«Клоун очень крутой!»

«Очень круто! Он отлично спел!»

«Я не знаю, как это описать!»

«Кто-то в итоге вышел вперед и возмутился!»

«Черт, кто там говорил, что это будет детская песня? Иди сюда! Я побью тебя!»

«Клоун!»

«Клоун!»

«Клоун!»

Многие люди начали кричать его сценическое имя, в итоге достигнув унисона!

Дун Шаньшань вышла на сцену и посмотрела Клоуну в глаза, прежде чем огласить. «Давайте позовем Текущее Время. Далее будет проведено голосование».

Текущее Время горько рассмеялся.

Почему опять я то?

Почему в такой критический момент снова я?

Текущее Время действительно не хотел выходить на сцену, так как знал, что это не имело значения. В этом первом раунде выступлений Текущее Время точно не мог победить Клоуна. Даже он сам это понимал. На самом деле, даже он сам был тронут этой песней, но он хорошо скрывал это. В один момент он был прям впечатлен песней. Он не был впечатлен пением Клоуна, он был впечатлен человеком, который написал песню.

Яо Цзяньцай не мог дождаться, когда сможет высказаться. «Я оставлю профессиональные комментарии другим учителям, так как я не мог выносить профессиональную оценку. Но я хочу отдать свой голос за Клоуна. Точно за него!»

Чень ГУан сказал: «Я голосую за Клоуна».

Чжан Ся: «За Клоуна».

Эми: «За Клоуна».

Ван Чжуйшу: «За Клоуна».

Чень Идун: «Я тоже голосую за Клоуна».

Судьи не говорили больше, чем было нужно, так как сейчас они находились в сложной ситуации, когда соответствующие ассоциации пытались запретить негативные и пессимистические песни. Они не могли ничего сказать, так как, независимо от их оценки, их ответы будут поняты неправильно. Это было связано с тем, что «Я маленький птенчик» была песней полной негативной энергии. В ней вообще не было ничего позитивного! Однако, они не пытались избежать этого вопроса и выбрали самый простой способ выразить свое мнение!

Они просто отдали свои голоса за Клоуна!

Они не стали пояснять свою оценку!

Голосование зрителей началось и почти сразу закончилось.

Клоун: 422 голоса!

Текущее Время: 78 голосов!

Клоун победил!

За кулисами.

Хоу Ге криво улыбался. «Брат Ху, когда Клоун сдал нам песню, в ней не было слов. Мы думали, что это будет детская песня и не стали проверят, но мы не думали…»

Дафей взволнованно сказал: «Это можно выпускать в эфир?»

Ху Фей посмотрел на них: «Почему нет?»

Дафей сказал: «Но разве те ассоциации не сказали…»

Сяо Лу тоже спросила: «А что если они придут к нам и обвинят нас? Мы сможем с этим справиться?»

Ху Фей внезапно ответил: «Я тоже думал, что мы должны следовать правилам организаций, чтобы в песнях точно была позитивная энергия. Но когда я услышал песню Клоуна, я внезапно поменял свое мнение! Накажут нас? Пусть приходят! Чжан Е, в конце концов, это самый проблематичный человек, но мы наняли самого проблемного человека в нашу команду, чтобы он стал исполнительным продюсером. Неужели нам нужно бояться других проблем?»

Давфей усмехнулся. «Ладно».

Сяо Лу тут же отреагировала: «Поняла».

Душ из Лепестков внезапно к ним.

Ху Фей посмотрел на нее.

Душ из Лепестков сказала: «Директор Ху, так как у нас сейчас перерыв, я пришла поговорить с Вами».

Ху Фей сказал: «Говорите. Что случилось?»

Душ из Лепестков торжественно произнесла: «Я хочу поменять песню для второго раунда».

Дафей опешил: «Поменять песню? Сейчас?»

Душ из Лепестков кивнула. «Да».

Закат тоже шла в их направлении. Когда она увидели Душ из Лепестков, она была удивлена. Затем, ничего ей не говоря, она подошла к Ху Фейю и сказала: «Директор Ху, я хотела бы поменять вторую песню».

Сяо Лу воскликнула: «Вы тоже хотите поменять песню?»

Ху Фей посмотрел на них: «Можете сказать причину?»

Дуг из Лепестков немного подумала: «Во имя достоинства».

Закат посмотрела на нее и сказала: «Ради достоинства».

Сяо Лу взволнованно сказала: «Но уже слишком поздно. Мы уже…»

«ОК!» Ху Фей прервал ее. «Я разрешаю!»

Сяо Лу простонала. «Но, Брат Ху, это…»

Ху Фей отмахнулся от нее. «Всё решено. Пожалуйста, готовьтесь».

В комнате ожидания.

Чжан Е вернулся один и сел на диван. Он выпил воды и продолжил молчать. Он спел все, что хотел сказать о последних годах своего опыта. Но по какой-то причине, он все равно не мог успокоиться. Вместо этого он лишь сильнее злился.

Он услышал, как в сумке завибрировал телефон.

Чжан Е оглянулся и достал свой телефон. Это был его личный телефон, ему звонила секретарь У Цзецин, Бай Ли.

Он взял трубку.

Чжан Е сказал: «Да?»

Секретарь Бай тут же сказала: «Это Учитель Чжан?»

Чжан Е сказал: «Да, это я».

«Начальник У сейчас за границей в командировке, поэтому она не могла связаться с Вами. Он попросила меня передать Вам, что она уже в курсе о том, что здесь происходит, и она разберется со всем, как можно быстрее. Я тоже буду помогать разобраться с некоторыми моментами, которые касаются Ваших двух песен и…»

Чжан Е перебил: «Мне не важны мои проблемы. Секретарь Бай, Вы можете забанить „Письмо Домой“ и „Король послал меня патрулировать гору“. Я приму это. Я уже был к этому морально готов. Это также нормально, что Вы запрещаете рекламу Брейн Голд и все мои другие работы. Я могу справиться с проблемами, которые сам же создал. Если бы я не мог с этим справиться, то я бы принял последствия! Но как это всё связано с шоу Маска? Как это связано с другими певцами из шоу бизнеса? Вы не можете оставить участников в покое? Вы не можете не перекрывать кислород работникам телеиндустрии, которые сражаются на передовой? Не можете?»

Секретарь Бай поспешно ответила: «Учитель Чжан, Вы неправильно поняли, вправду неправильно поняли. Ситуация, что сейчас происходит, не связана с SARFT. Мы написали новые правила, которые регулируют музыкальные и кинематографические работы, но они вообще не так выглядят. Я гарантирую, что это не были наши изначальные намерения. Пекинское Министерство Культуры само приняло такое решение. Телевизионные ассоциации несут полную чушь! Мы точно не писали таких правил! Мы не просили, чтобы все песни распространяли исключительно вдохновляющие и позитивные сообщения!»

Бай Ли не знала, какими были отношения между Чжан Е и У Цзецин. Но она понимала, что их отношения были довольно близкими. Именно поэтому Бай Ли разговаривала с Чжан Е очень вежливо и профессионально. Она разговаривала с ним так, как разговаривала бы с Начальником У.

Секретарь Бай сказала: «Учитель Чжан, я разберусь с этой проблемой. Чиновники ведут себя слишком возмутительно! Оставьте это мне!»

Она завершила звонок.

Раздался звук в дверь.

Чжан Е убрал телефон и сказал: «Входите, пожалуйста».

В комнату вошли Хань Ци, Сяолу и несколько других человек. «Учитель Клоун».

«Что случилось?» — спросил Чжан Е.

Сяо Лу ответила: «Ничего. Мы просто пришли повидаться с Вами».

Хань Ци спросила взволнованно: «Учитель, Вы в порядке?»

Чжан Е кивнул. «Я в порядке».

Хань Ци сказала: «Ваше сегодняшнее состояние…я боюсь…»

Сегодня Клоун действительно вел себя иначе. Хань Ци и члены команды испугались, что Клоун начнет думать о чем-то плохом и решится на какие-то необдуманные действия из-за всей ситуации с крупномасштабным баном музыки. Может быть, он решит покинуть соревнование?

Работники производственной команды изо всех сил пытались понять, о чем он думал.

Чжан Е потребовалось много времени, прежде чем он понял их беспокойства. Он рассмеялся.

Покинуть соревнование?

Не переживайте, я этого не сделаю.

Я не убегу, даже если рухнет небо!

Кроме того, небо пока не рухнуло, верно?

Когда он подумал об этом, он застыл.

Его работы были отовсюду удалены!

Его реклама была удалена!

Его забанили!

Его музыку ограничили!

Несколько ассоциаций указывало на него пальцами!

Если бы это был кто-то другой, то он бы решил в этот момент залечь на дно. Но кто в индустрии не знал о его характере? Из-за того, что всё развилось до такого состояния, то Чжан Е внезапно понял, что пока он злился, он все равно верил, что всё в итоге будет хорошо!

Только тогда он понял, что он никогда не был пессимистом. Он был борцом. Он мог чувствовать себя удрученно, мог испытать одиночество, а иногда чувствовать себя безнадежно, но он никогда не планировал сбегать с поля боя!