Глава 1058. «Интернационал!»

Сразу три участника попросили изменить песню в последнюю минуту!

Час спустя официально возобновилась запись раунда на выбывание пятой серии шоу Маска!

Тремя участниками, что прошли в раунд, определяющий победителя серии, были Душ из Лепестков, Закат и Клоун. Оставшиеся участники: Текущее Время и два новичка; проиграли в первом раунде.

На сцене.

Новичок серии громко пел «Цветы юности».

«Не ожидай так много от людей.

Не будь таким упрямым.

Возможно, однажды, мы оглянемся назад.

И ты поймешь, что ничего нельзя изменить».

Глаза зрителей засияли!

«Это не детская песня!»

«Здорово!»

«Я сегодня так устал слушать детские песни!»

«Что происходит? Почему они тоже начали петь такие песни?»

«Ведь не должно быть пессимистичных песен! Верно?»

«На них повлиял Клоун! Все наконец разозлились! Они только сейчас начали петь так, как хотели. Цензура? Правила? Они не собираются больше слушать эту чушь!»

«Наконец послушаем нормальные песни!»

«Песня, которую пел Клоун, была спета не зря. Все наконец пробудились!»

«Все эти дерьмовые ассоциации только и знают, как давать своевольные указания!»

«Верно. Такое хорошее развлекательное шоу мирового класса было чуть не испорчено их вмешательством!»

Раунд на выбывание завершился, Текущее Время остался в шоу, спев минскую песню.

Следующей шла битва за звание победителя пятой серии.

Первой на сцену вышла Душ из Лепестков, а за ней Закат.

Они обе попросили поменять песни, которые собирались исполнять. Они вернулись к своему обычному подходу к выступлению и спели в своих стилях. Зрители порадовались их выступлению, так как эти песни полностью отличались от их выступлений в первом раунде.

Закат завершила свое выступление.

Дун Шаньшань вышла на сцену и огласила: «Следующим на эту сцену выйдет Клоун!»

Однако, еще до того, как люди смогли начать аплодировать, внезапно пришла группа людей и помешала процессу съемок. 8 или 9 человек в костюмах ворвались прямо в студию!

Сяо Лу опешила и тут же попыталась остановить их. «Что вы пытаетесь сделать?»

Лидером группы был мужчина средних лет, который холодно объявил: «Я из Ассоциации ТВ Шоу!»

Дафей тоже подошел к ним. «Мы сейчас в процессе съемок!»

«Мне всё равно!» — сказал еще один мужчина средних лет. «Мы были здесь два дня назад и довольно ясно донесли до вас новые правила. И что теперь тут происходит? Вы не слушали ни единого моего слова?»

Пришли люди из ассоциации!

Никто не знал, откуда они прознали о происходящем, но они тут же ринулись на станцию, когда узнали о том, что во время съемок шоу Маска произошли несогласованные действия.

Ху Фей был зол. Он зашагал вперед и сказал им: «Это съемочная площадка! Посторонним лицам вход запрещен! Всё, что вы хотите сказать, скажете после окончания съемок!»

Представитель из ассоциации сказал: «А вам не нужно прекращать съемку!»

«Что Вы имеете в виду?» Ху Фей усмехнулся.

В этот момент пришел руководитель из Пекинского ТВ, который услышал о том, что произошло.

Мужчина средних лет из ассоциации решительно произнес: «Несколько дней назад мы донесли до вас новое руководство. Вы специально пытаетесь создать проблем? Ладно, посмотрим, у кого сильнее поддержка!» Он повернулся к секретарю и сказал: «Отдайте приказ соответствующим отделам, затем свяжитесь с Директором Чжоу и сразу уведомите его о произошедшем».

Секретарь сказал: «Понял!» Затем он отошел в сторону и совершил звонок.

Руководитель станции спросил: «Старший Ху, что происходит?»

Ху Фей не знал, как ответить ему.

Закат, которая только что завершила свое выступление, нахмурилась.

Лицо Душа из Лепестков помрачнело.

Судьи обернулись.

Чжан Ся нахмурилась. «Это люди из ассоциации?»

Эми сказала: «Что они делают тут в такое время? Будет ли продолжена съемка?»

Ван Чжуйшу сердито ответил: «Камеры все еще снимают. Как они могут так врываться? Что происходит? Даже если они из вышестоящих органов, почему они так себя ведут?»

Зрителям это не понравилось.

«Блять!»

«Ублюдки!»

«Они вправду пришли?»

«Черт возьми, что они делают!»

«Они пришли создать проблем?»

«Мне тоже это интересно. Это же просто песни. Почему они создают такие трудности?»

«Всё кончено. Сегодня уже ничего не будет доснято».

«Что, черт возьми, происходит!»

«Они меня разражают!»

«Они действительно собираются внедрить эти новые правила в музыкальную индустрию? Не слишком ли они строгие?»

«Этот ход вообще не имеет смысла!»

«У людей больше не будет права слушать ту музыку, которую они хотят?»

«Неужели мы для них являемся теми, кем можно так легко управлять?»

«У нас собственный мыслительный процесс и мы знаем, как отличить хорошее от плохого! Нам не нужны люди, которые будут совать нос в наши дела!»

«Они относятся к нам, как рабам!»

«Ой, давайте без этого. Мы же обычные бессильные людишки, сраные рабочие. Как мы можем им противостоять?»

Дун Шаньшань посмотрела в зал.

Там она увидела группу людей из ассоциации, которая ругалась с производственной командой!

Текущее Время подошел к сцене.

Два новичка тоже подошли поближе.

Но прямо в этот момент на сцене незаметно появилась тень, которую никто не заметил. Эта тень встала перед микрофонной стойкой, поправила ее и посмотрела на Музыкального Директора Бай Баньфейя и музыкальную группу.

Те сразу всё поняли.

Бай Юаньфей немного колебался, но потом кивнул.

Тут же всё услышали удар палочек по тарелке.

А затем гитарные ноты!

Ху Фей, Сяо Лу, Дафей и остальные из команды опешили. Музыка? Откуда заиграла музыка? Они посмотрели на источник звука и поняли, что на сцене стоит Клоун!

Душ из Лепестков опешила!

Закат опешила!

Текущее врем выпучил глаза!

Тем временем, люди из ассоциации впали в ярость!

«Что это такое?»

«Уберите его со сцены!»

«Почему он поет?»

Зрители тоже были поражены. Никто не знал, что запланировал Клоун, или что он собрался петь. Но по какой-то причине, когда заиграла эта музыка, всю толпу охватило возбуждение!

Клоун открыл рот!

Студия была шокирована!

Первой же нотой, что вырвалась из его рта, была ревущая высокая нота!

Клоун указал на потолок и закричал.

«Вставай, проклятьем заклеймённый,

Весь мир голодных и рабов!

Кипит наш разум возмущённый

И смертный бой вести готов».

(П.П.: Чжан Е исполняет «Интернационал», международный пролетарский гимн; гимн коммунистических партий, социалистов и анархистов. В главе буду использовать перевод А. Я. Коца. «Интернационал» в версии А. Я. Коца в России стал общепризнанным партийным гимном революционной социал-демократии, с начала 1918 года — гимном Советского государства, затем СССР. Чжан Е исполняет версию группы Tang Dynasty: https://youtu.be/H15UiQXejO0)

Вставай?

Проклятьем заклейменный?

Производственная команда была ошарашена!

Душ из Лепестков и Закат с разинутыми ртами смотрели на сцену!

Зрители почувствовали, как закипает их кровь!

Что это за песня?

Что это, блять, за песня?

Кто-то посмотрел на экран!

«Интернационал»?

Рок?

Клоун пел на высоких нотах громко и сердито. Он никогда прежде так не пел на этой сцене. Сегодня был первый раз, когда он делал это. Казалось, что он хотел использовать эту песню для того, чтобы высвободить гнев!

«Весь мир насилья мы разрушим

До основанья, а затем

Мы наш, мы новый мир построим —

Кто был ничем, тот станет всем».

Лица людей из ассоциации почернели от ярости!

Однако люди в зале уже были готовы идти в бой!

Клоун указал на них и громко пропел:

«Это есть наш последний

И решительный бой;

С Интернационалом

Воспрянет род людской!»

Клоун поднял вверх сжатый кулак, что было универсальным символом рабочих всего мира!

Интернационал?

«Интернационал?»

Международная ассоциация трудящихся?

Это песня рабочих?

Это песня таких же простых людей, как они?

Чень Гуан был явно тронут!

Эми слушала, пребывая в неверии!

Клоун громко пел:

«Никто не даст нам избавленья:

Ни бог, ни царь и не герой.

Добьёмся мы освобожденья

Своею собственной рукой».

Никто нам не поможет!

Но мы и не ждем помощи от других!

У нас есть мы!

У нас есть оружие!

Вставай!

Не бойся!

Вставай!

Такие же люди, как я!

Клоун закричал:

«Чтоб свергнуть гнёт рукой умелой,

Отвоевать своё добро, —

Вздувайте горн и куйте смело,

Пока железо горячо!»

Мужчина средних лет из зрительского зала внезапно поднял вверх сжатый кулак, изобразив жест Международной ассоциации рабочих, и встал!

Рядом с ним находился молодой мужчина, который гордо поднял сжатый кулак и тоже встал!

Затем еще один человек!

А потом еще 10!

15!

100!

Клоун громко пел:

«Это есть наш последний

И решительный бой;

С Интернационалом

Воспрянет род людской!»

Чень ГУан встал и поднял правую руку!

Эми встала и тоже подняла правую руку!

Ван Чжуйшу!

Яо Цзяньцай!

Душ из Лепестков!

Закат!

Они все подняли вверх свои сжатые кулаки!

Хань Ци тоже подняла правую руку. Ее разрывали эмоции, она не могла сдержаться, так как на нее повлияло настроение в зале.

Дафей гордо поднял правую руку!

Сяо Лу медленно подняла руку!

Сотня человек!

Три сотни человек!

Пятьсот человек!

В этот момент в студии не осталось ни одного сидящего человека!

Стояли даже некоторые работник, что трудились за сценой. Их рука была поднята, а жаркие слезы лились из глаз!

Клоун громко пел:

«Лишь мы, работники всемирной

Великой армии труда

Владеть землёй имеем право,

Но паразиты — никогда!

И если гром великий грянет

Над сворой псов и палачей,

Для нас всё также солнце станет

Сиять огнём своих лучей».

Внезапно, без какой-либо отданной команды, когда не было произнесено ни слова, так, словно весь зал договорился об этом заранее, все зрители громко запели вместе с Клоуном.

«Это есть наш последний

И решительный бой;

С Интернационалом

Воспрянет род людской!»

Пела Душ из Лепестков!

Пела Закат!

Пел Бай Юаньфей!

Пел Чень Гуан!

Пела Чжан Ся!

Пела Эми!

«Это есть наш последний

И решительный бой;

С Интернационалом

Воспрянет род людской!»

«С Интернационалом

Воспрянет род людской!»

Почти тысяча человек пела эти строки, подняв вверх свои сжатые кулаки!

Если бы кто-то увидел это со стороны, он был бы шокирован. Такой шок — это то, что просто нельзя описать словами. Источником этой шокирующей сцены было то, что называлось достоинством!