Глава 527. Внезапная приветливость (часть 2)

Когда Фань Чжо открыл главные двери во двор, он на мгновение удивился, увидев красивую девушку, которая стояла снаружи. В его глазах промелькнуло какое-то непонятное чувство, но оно быстро исчезло.

— Маленькая Синь? — Фань Чжо выглядел удивленным, когда его взгляд упал на Нин Синь, которую он уже так давно не видел.

Хотя они и были помолвлены, день за днем ухудшающееся здоровье Фань Чжо не позволяло ему об этом даже словом обмолвиться. Желая иметь спокойное место для поправки здоровья, Фань Чжо переселился в эту маленькую бамбуковую рощу, и Нин Синь крайне редко здесь появлялась.

Он помнил, что в последний раз Нин Синь приходила сюда больше года назад.

— Старший брат Чжо, — лицо Нин Синь осветила невинная и милая улыбка, сделавшая ее похожей на чистую и наивную маленькую девочку, живущую по соседству, она заставляла людей испытывать теплые чувства по отношению к ней. — Старший брат Чжо, маленькая Синь довольно давно не навещала тебя, ты сердишься на маленькую Синь?

Фань Чжо ласково улыбнулся и сказал:

— Нисколько.

Нин Синь виновато посмотрела на Фань Чжо, а затем опустила глаза, и на ее лице отразились внутренние терзания.

— Я на самом деле сильно скучала по старшему брату Чжо, но отец раз за разом напоминал мне, что старшему брату Чжо нужно отдохнуть и не позволял мне прийти, чтобы не побеспокоить тебя. Поэтому маленькая Синь так долго сдерживала себя и не навещала старшего брата Чжо. Старший брат Чжо, пожалуйста, прости маленькую Синь.

Фань Чжо издал легкий смешок и добродушно покачал головой.

На лицо Нин Синь тут же вернулась радостная улыбка, посмотрев на Фань Чжо, она заставила себя кротко сказать:

— Маленькая Синь приготовила для старшего брата Чжо пирог из клейкого риса. Я помню, что старший брат Чжо любил есть его, когда мы были маленькими, — сказав это, Нин Синь подняла руку и потрясла маленькую затейливо сделанную коробочку для завтрака.

Глаза Фань Чжо на мгновение опустились, но он быстро снова поднял голову и, посмотрев на Нин Синь, мягко сказал:

— Маленькая Синь такая заботливая. Солнце здесь слишком яркое, заходи внутрь, выпей чая и отдохни.

Нин Синь с улыбкой кивнула и последовала за Фань Чжо к его маленькому домику в бамбуковой роще. Невинный взгляд и застенчивые манеры маленькой девочки мигом исчезли, как только Фань Чжо повернулся к ней спиной, и когда она уставилась на худую и костлявую спину Фань Чжо, ее глаза опасно прищурились.

Фань Чжо на самом деле обладал выдающейся внешностью и не менее исключительным характером, но его недостатком стало плохое здоровье, не позволявшее ему достичь чего-либо значительного.

Если бы Фань Чжо был в добром здравии, Нин Синь была бы счастлива выйти замуж за такого выдающегося молодого человека. Но слабое тело Фань Чжо тянуло его на дно, всегда казалось, что он находится на последнем издыхании, и никто не знал, когда он сделает свой последний вдох. Но, если Фань Чжо умрет, вся Академия Западного Ветра, скорее всего, попадет в руки Фань Цзиня, и тогда ее отец лишится всякого шанса на что-то претендовать.

Но…

Уголки губ Нин Синь приподнялись. Фань Чжо тоже был им по-своему полезен, из-за чистого сердца, лишенного мирских желаний, им было легко манипулировать.

В глубине души он, должно быть, все еще видел в ней наивную и невинную маленькую девочку, какой она была в детстве.

Нин Синь собралась с мыслями и взяла себя в руки, обдумывая ситуацию в маленькой бамбуковой роще. После изгнания А-Цзина здесь остались только Фань Чжо и Цзюнь Се, тогда как Фань Цзинь часто появлялся во время еды.

Фань Чжо был здесь, прямо перед ее глазами, так где же находился Цзюнь Се?

Нин Синь искоса осматривалась по сторонам, пытаясь обнаружить свою настоящую цель.

Но как только она погрузилась в свои мысли, Фань Чжо внезапно остановился.

Нин Синь не заметила этого и едва не столкнулась с Фань Чжо. Она пробормотала какие-то извинения и подняла голову. Внезапно она увидела крошечную фигурку, стоявшую на ступеньках перед бамбуковыми домиками, смотревшую прямо на нее своими пронизывающе холодными глазами!

Сердце Нин Синь затрепетало. С того самого дня, как она стала свидетелем великолепной битвы, в которой Цзюнь Се сражался с духовным зверем класса хранителя, у нее невольно появились настороженность и страх перед крошечным юношей, который был моложе ее.

Теперь его глаза против воли заставляли ее вздрагивать всякий раз, как она их видела!