Глава 579. Подготовка к пощечине (часть 2)

Цзюнь У Се ответила:

— После того как я оставил факультет исцеления духа, мне пришлось вынести бесчисленные проклятия и дискриминацию, поскольку меня неправильно поняли. Если я должен вернуться, то хочу полностью очиститься от всего этого, поэтому все должно быть сделано правильно и законно.

Гу Ли Шэн замолчал, улыбка исчезла с его лица, и на смену ей пришло выражение вины и стыда.

Он знал, через что пришлось пройти за это время Цзюнь Се. Он даже подумывал попросить Цзюнь Се вернуться пораньше, но преждевременное раскрытие всех фактов до завершения техники исцеления духа принесло бы Цзюнь Се только еще больше ненужных проблем.

В конце концов, сама техника исцеления духа очень почиталась учениками и пользовалась высочайшим уважением. Если бы он вдруг объявил, что Цзюнь Се мог улучшить и дать новый толчок к развитию техники исцеления духа, независимо, сказал бы он это сам или нет, в это было бы не так-то просто поверить. Это, возможно, не только не избавило бы Цзюнь Се от направленных на него проклятий и подозрений, но даже напротив, привлекло нежелательное внимание людей, желавших обладать этой техникой. Эти люди бесконечной очередью потянулись бы к Цзюнь Се, пытаясь втереться ему в доверие.

Хуже того, к нему мог подобраться кто-нибудь со злыми намерениями, и итог всего этого ему даже представлять не хотелось.

Соблазны техники исцеления духа были слишком сильны для людей, и они не могли позволить себе проявить небрежность.

Из-за всех этих опасений и того факта, что Цзюнь Се до сих пор не проявлял никакого желания вернуться на факультет исцеления духа, Гу Ли Шэн и не принимал никаких мер.

Но ходящие по академии обвинения и критика в адрес Цзюнь Се больно кололи его.

— Можешь быть уверен, — тяжело вздыхая, встал Гу Ли Шэн, — я позабочусь о том, чтобы ты со славой вернулся на факультет исцеления духа. Я удостоверюсь в том, чтобы вся клевета и возведенная на тебя напраслина были полностью стерты. Просто предоставь это мне. Я позабочусь о том, чтобы ты остался доволен.

Цзюнь У Се кивнула, соглашаясь на его предложение. Слова Гу Ли Шэна были именно тем, что она хотела услышать.

Когда Цзюнь У Се принимала ответные меры, она не только хотела спасти свое имя и репутацию.

Нет, она хотела увидеть, как всем лезущим не в свое дело дуракам отвесят пощечины на глазах у всей Академии Западного Ветра!

Это удовлетворило бы ее куда больше!

— Завтра. Я устрою все завтра. Просто поверь в меня и подожди, — серьезно пообещал Гу Ли Шэн.

Цзюнь У Се опустила голову и задумалась.

Завтра?

Согласно тому, что сказал Фань Цзинь, армия Жуй Линь прибудет в Академию Западного Ветра на следующий день. Завтра было бы самое подходящее время, чтобы она успела привести в порядок все свои планы.

Хорошее представление должно включать в себя последовательные сцены, чтобы оно стало разнообразным и прекрасно поставленным, верно?

— Хорошо, — Цзюнь У Се снова кивнула. Перед уходом она положила заранее написанный свиток на стол Гу Ли Шэна, а затем ушла, ни разу не обернувшись.

Гу Ли Шэн взял свиток и бросил на него один взгляд, после чего его глаза распахнулись, и он внезапно забыл, как дышать.

Каждый красивый и изящно написанный иероглиф врезался в его разум, и его сердцебиение ускорилось.

Это был метод преобразования техники исцеления духа, и он был записан таким образом, что позволил ему сразу и полностью понять заключенный в нем смысл!

— Цзюнь Се, ты раз за разом продолжаешь меня удивлять. Проклятье… Этот маленький парень просто… совершенно потрясающий! — просмотрев весь свиток на одном дыхании, Гу Ли Шэн обнаружил, что сильно вспотел. Прислонившись к спинке стула, он откинул назад голову, и на его губах просияла широкая улыбка, преисполненная радости и благодарности.

«Я наткнулся на бесценного паренька!»

Покинув кабинет Гу Ли Шэна, Цзюнь У Се сразу вышла из здания факультета исцеления духа. Несколько учеников с этого факультета заметили появление Цзюнь Се, метнув в него кинжально острые взгляды и жалея лишь о том, что взгляд не может убить.

Ли Цзы Му не пользовался особой популярностью на факультете исцеления духа, и это происходило из-за очевидного и явного фаворитизма Гу Ли Шэна, обрекшего Ли Цзы Му на зависть и ненависть со стороны других учеников факультета. Но этой ненависти и зависти все равно было недостаточно, чтобы оставить их совершенно равнодушными к смерти Ли Цзы Му. Поэтому, столкнувшись с чужаком, убившим одного из них, они ни за что бы не простили его.