13 Том. Глава 10. Дьявольский дракон Кэйберн

Деревня Железная рука.

Как и любое другое место в королевстве Тор, она славилась своими мастерами, производившими качественные изделия из добываемых в близлежащих шахтах минералов.

По многочисленным маленьким домам и редким, но то и дело попадавшимся на глаза кузницам можно было уверенно сказать, что это деревня гномов-ремесленников. Да и что тут гадать, если большую часть присутствовавших составляли именно гномы.

В то же время если в поселениях других рас сделки чаще всего проводились на центральной площади или рынке, то в Железной руке торговля начиналась уже перед входом в деревню.

Люди, эльфы и представители других рас приезжали сюда на широких повозках, чтобы найти гномов, с которыми можно было провернуть удачную сделку.

- Я, Митра, лучший торговец Роена. Если у вас имеются готовые оружие или доспехи, не продадите ли вы их мне?

- Моя повозка забита множеством предметов. Если их немного починить, то плату...

- Если есть товары, которые вам нужны, я готов доставить их сюда в большом количестве. Цены на железо и медь в королевстве Тор высоки, а что насчёт того, чтобы заказать у меня дешёвое железо третьего сорта из королевства Нойд?

- Высоко оценю ваши товары. Хотите узнать, насколько?

Торговцы с упорством старались наладить торговые связи!

Удерживая проходивших мимо гномов, они изо всех сил пытались навязать им свои услуги. Делали это они, конечно, не просто так. Купленные в деревне Железная рука оружие и доспехи можно было с легкостью продать в любом месте Версальского континента.

Так что, проделав весьма дальний путь, чтобы добраться сюда, им не оставалось ничего другого, кроме как отчаянно пытаться заполучить как можно больше клиентов.

- Пожалуйста, пропустите меня.

- Я простой воин...

Особенно нелегко приходилось гномам с красиво отращенной бородой.

По правде говоря, из-за этих приставаний высокоуровневые гномы-кузнецы практически не появлялись в Железной руке. Те же мастера, что жили в деревне, обладали не самыми выдающимися навыками. Да и занимались если не производством, то близкой к мошенничеству перепродажей вещей.

Именно в такое поселение и направлялся Виид.

Ещё издали увидев торговцев, он довольно покачал головой, выглядевшей, в сравнении с телом, несколько великоватой.

'Кажись, наконец-то дошёл. Раз здесь куча торговцев, значит, рядом какое-то поселение гномов'.

Некоторые крупные торговцы в погоне за прибылью преодолевали значительные расстояния. Например, ехали из самой Моры. Они закупали и продавали товары оптом, из-за чего тут их многие не любили. Ведь, занимаясь чистой перепродажей в больших объёмах, они не только мешали своим менее удачливым собратьям, но и не позволяли поселению развивать производство и завышать цены выше определенной планки. Поэтому качество товара в большинстве своём в поселении было посредственным.

Торговцы тоже издали увидели приближавшегося Виида.

'Добыча'.

'Тот гном мой!'

Жаждавшие наживы, они гурьбой ринулись на подошедшего близко гнома.

- Покупаю и продаю предметы.

- Готов торговаться.

- Мы приехали издалека. Продайте нам хоть что-нибудь подешевле. Пожалуйста!

- Я предложу цену выше, чем у других. Если хоть что-то есть, куплю.

Когда торговцы сбивались в такие группы и окружали со всех сторон, то неповоротливым гномам было довольно сложно выйти. Более того, когда начинающие игроки, пришедшие в поселение по своим делам, подвергались такому нападению, многие из них потом подолгу находились в подавленном состоянии.

Но Виид пронёсся словно ветер.

Используя свой маленький рост и абсолютное владение телом, он проскользнул, изворачиваясь, между ногами торговцев так, что не был задет ни одной протянутой рукой.

- Как?!

- Убежал...

Впервые столкнувшись со столь непонятным гномом, торговцы просто застыли в ступоре, пытаясь понять произошедшее.

Виид же направился к воротам деревни, рядом с которыми неподвижно сидели ещё одни торговцы. В отличие от предыдущих, они использовали другую стратегию привлечения клиентов:

- Ни один человек в мире не купит у тебя вещи дороже, чем я.

- Помимо денег...

Но, не став даже вслушиваться в их речи, Виид быстро прошёл через ворота и наконец-то оказался в гномьей деревне.;

* * *

Гномы создавали хорошие оружие и доспехи благодаря врождённому таланту к ремеслу.

Среди них даже простые воины могли без труда делать предметы наподобие факелов или стрел. Хотя славились они больше другим - тем, что никогда не отступали и сражались до последнего.

Но ремесленников в королевстве, конечно же, было больше. Все благодаря расовой особенности гномов - повышенной скорости роста Ремесла, Искусства и связанных с ними профессий.

Значительное число игроков, желавших стать кузнецами, играло именно за гномов в расчёте на эти положительные стороны. Они выбирали расу, которая искусней всех обращалась с огнём и железом.

Именно гномы-кузнецы создавали самое прочное и надёжное оружие на континенте, чем и снискали повсеместную славу среди игроков.

Другие расы, например, люди, тоже имели ремесленников, но практически все их изделия сильно уступали в качестве гномьим.

Единственным исключением можно было назвать эльфов. Созданные их мастерами луки были признаны лучшими на континенте. Но эльфы больше увлекались заклинательством, магией или стрельбой. Так что настоящих высокоуровневых мастеров среди них было совсем немного, да и создававшееся ими оружие делалось из весьма специфических материалов, из-за чего закупить его в больших количествах становилось невозможным.

Многие ремесленники мечтали о жизни гномов-кузнецов, хотя на самом деле будни тех не были такими уж прекрасными, как казалось со стороны.

- Уф, наконец-то в этом месяце выплатил почти весь накопившийся долг за железную руду.

- Ты тоже? Я думал, что умру из-за роста цен на железо.

- Навыки уже не так быстро растут, да ещё и торговцы повышают цены... Ох, как же тяжело.

В таверне сидело много жаловавшихся гномов.

Виид, устроившись за непривычно низким столом и неспешно попивая молоко, прислушивался к их разговорам.

'Каждый считает себя несчастнее остальных'.

Не только деятели искусства, но и обычные гномы сетовали на свою жизнь. И большая часть разговоров крутилась вокруг одного и того же - законов, угнетавших их счастливую жизнь.

- Говорят, что в этот раз Кэйберн опять увеличил налоги.

- Три месяца назад же увеличивал, и снова?

- Он хочет украсить золотом своё логово.

- Ого... Его требованиям нет конца. Кого он послал выколачивать деньги на этот раз?

- Какая разница? Под его началом одна или две армии монстров.

- Я слышал, что приходили воины-минотавры...

Дьявольский дракон Кэйберн.

Монстр, под властью которого находились королевство Тор и близлежащие горные цепи. Он отличался необычайной жадностью к драгоценным камням, и гномы ради спасения своих жизней должны были постоянно платить ему дань.

Другие королевства тоже страдали из-за периодических нападений монстров на их пограничные поселения. На самом деле даже Мора не была защищена от того, чтобы когда-нибудь не стать жертвой этих армий.

В поселениях же гномов было относительно безопасно. Вот только оплачивать отсутствие монстров приходилось ежемесячной данью в виде драгоценных камней или золота.

Безусловно, такое положение многих не устраивало. Ведь пусть драконы и обеспечивали гномам охрану при разработке новых месторождений, половина всех добытых ресурсов, будь то мифрил или железная руда, шла в счёт уплаты налогов.

При всём этом гномам разрешалось охотиться на монстров в горах. За подобное драконы не наказывали. Всё потому, что если гномы для них были всего лишь способными на сложные задачи работниками, то монстры считались не более чем мошкарой.

Всего в королевстве Тор жило пять драконов, среди которых Кэйберн славился самыми большими запасами сокровищ. И если бы эти пятеро не были хозяевами гномов, то по мнению многих игроков эти земли получили бы колоссальное развитие.

Когда-то давно в королевстве часто собирались наёмники, которые с жаром обсуждали свержение власти драконов. Но так как доход их постепенно уменьшался, к настоящему времени игроков, принадлежавших к этому классу, здесь практически не осталось.

* * *

Закончив свой лёгкий перекус молоком и хлебом, Виид покинул таверну.

'Тем не менее всё не так плохо'.

На его взгляд, страдальческая жизнь в рассказах жаловавшихся гномов была в значительной степени преувеличена. О какой нищете вообще можно говорить, когда, сидя в таверне, поедаешь мясо с пивом!

Конечно, чтобы вольготно жить в деревне, приходилось сживаться с высокими налогами. Но это нисколько не мешало знаменитым гномьим мастерам использовать в работе самые высококачественные материалы для создания оружия и тем самым увеличивать не только своё мастерство, но и поток бесконечных заказов.

Некоторые гномы, что покинули королевство Тор для скитаний по континенту и сколачивания состояния, в итоге после продолжительного изготовления оружия и доспехов становились даже лордами. Другие поставляли товар и налаживали контакты с высокоуровневыми игроками, увеличивая своё мастерство и организовывая целые гильдии.

На Версальском континенте находилось довольно много амбициозных кузнецов.

Прогулявшись по улочкам, Виид зашёл в гильдию скульпторов.

В отличие от других королевств, сюда устремлялось множество игроков. Скульптурное мастерство быстрее всех повышало Ремесло, поэтому значительное число гномов посвящало ему часть своего времени.

Никто из них не обратил внимания на Виида, что объяснялось возросшим уровнем скульптурного мастерства и безупречным перевоплощением в гнома.

- Так-так, ты до сих пор далёк от совершенства. Иди поучись, после попытаешься снова.

Местный гном-наставник придерживался строгих методов обучения.

- Что насчёт того, чтобы хоть немного думать об искусстве во время создания оружия? Ведь задумайтесь, даже если оно будет прочным, без искусства вам никогда не сделать шедевр.

- А ты, значит, пришёл в нашу гильдию, чтобы вдохнуть жизнь в оружие? Похоже, что ты хорошо отучился в гильдии кузнецов. Однако пока тебе ещё рано. Приходи, когда из-под твоих рук станет выходить что-то более хорошее. Нельзя вдохнуть жизнь в предметы с дефектами.

- Меня окружают одни бездарности.

Слова наставника загоняли гномов в тупик.

'Да сколько ещё нужно стараться?!'

'Раздражает, как же раздражает его манера разговора'.

Но даже мысленно негодуя, гномы терпели и вежливо кланялись наставнику. Ведь чем выше навыки ремесла, тем лучше будут получаться работы, и тем раньше придут слава и деньги от мастерства. Не говоря уже о том, что само создание скульптур немного помогало при производстве других предметов.

Дождавшись своей очереди, Виид обратился к наставнику:

- Я, Артхэнд, пришёл сюда, следуя дорогой искусства, ради обучения новым методам.

- Что ты сказал? - произнёс наставник с распахнутыми от удивления глазами.

Его морщинистое лицо застыло, и, забывшись, он начал гладить свою длинную бороду.

- Повтори-ка, что ты сейчас сказал?

- Я сказал, что пришёл просить вас обучить меня новым методам создания скульптуры.

Тут уже загалдели и ученики:

- А-а-а? Что сказал тот гном?

- Новые методы, о чём это вообще?

- Какой у него уровень скульптурного мастерства, раз он просит о таком?

Гномы не могли поверить в услышанное, потому как ещё ни один игрок на их памяти не просил о таком. Конечно, они знали, что с развитием скульптурного мастерства, как и во всех других профессиях, откроются новые навыки и техники. Но абсолютно каждый из присутствовавших тут был полностью уверен, что скульптура - это пустая трата времени. И однозначно, если бы с помощью неё нельзя было повысить Ремесло, да и обучение не стоило бы втрое дешевле, чем в других местах, они бы тут не находились.

Наставник повёл Виида в сторону сложенного в углу эльфийского дерева.

- Ну, раз так, надо бы дать тебе шанс доказать, что ты обладаешь достаточными способностями. Итак... Покажи-ка мне на этом дереве свои умения.

- А какая тема?

- Можешь делать всё, что душе угодно. Но было бы просто прекрасно, если бы эта скульптура затрагивала душу.

За прошедшее время Виид уже наловчился работать с эльфийским деревом.

'Дорогостоящий материал, продающийся в лавках скульпторов. Самый высококачественный среди всех видов древесины'.

Виид так часто создавал скульптуры из дерева, что уже немного устал от этого. Но сейчас ему снова придётся показать своё мастерство, причём сделать это предельно быстро. Он внимательно осмотрел материал: структуру годовых колец и рисунок коры. Естественные узоры сами по себе очень красивы, так что было бы преступлением не использовать их при создании работы.

Предложенное наставником эльфийское дерево относилось к действительно хорошим материалам и стоило никак не меньше нескольких десятков золотых.

- А ведь оно плохо режется. Сделать из такого материала скульптуру без подготовки и опыта... Да-а, сложный экзамен.

- Ну, а если провалит, что тогда?

В этот момент гильдию скульпторов окутала редкая тишина. Все, кто тут присутствовал, побросали свою работу ради наблюдения за проводимым испытанием.

Виид, не отрывая взгляда от дерева, придвинул к себе стул. После превращения в гнома и уменьшения роста ему требовался высокий стул для комфортной работы. После он вытащил нож Захаба и уверенно воткнул его в эльфийское дерево.

Казалось, такое простое действие, но многие из присутствовавших гномов отлично знали, как порой сложно решиться это сделать, какой страх приходится преодолевать!

Воткнутый глубоко в древесину нож уверенно заскользил по диагонали. Со стороны казалось, что он резал не твёрдое эльфийское дерево, а мягкий сыр. С каждым следующим движением Виида появлялось всё больше и больше разрезов, но внешне оно оставалось пока абсолютно целым.

- Это такая скульптурная техника?

- Орудует ножом с таким же мастерством, как другие - мечом... Как такое возможно?

- Инструмент точно непростой.

Гномов удивляли необычные способности ножа, но ещё больше их поражали уверенность и ловкость движений рук. Они летали над материалом, крутя, разрезая и высекая всё больше линий.

В этот момент дерево потихоньку начало приобретать какую-то форму.

Пусть со стороны и казалось, что Виид режет без разбору, но в его действиях на самом деле не было ни одной ошибки. Те же места, что у других подправлялись несколько раз, у него выходили с первой попытки.

Подобное невозможно было совершить без выдающегося владения скульпторским ножом. Да и сверх того - без полной уверенности в своих силах, основу которых составляли опыт и высокий уровень мастерства.

Несмотря на большое количество зрителей, Виид не волновался, и это многих удивляло. Он работал всё так же сосредоточенно и быстро, как в самом начале.

'Всё равно на материал ушли не мои деньги! - повторял про себя Виид, подобно пытавшемуся успокоить себя на экзамене студенту. - Нужно спешить, пока голоса не набрали силу'.

Их гул уже медленно усиливался в голове. Если сейчас он потратит на работу слишком много времени, то неизвестно еще, какое проклятье от них прилетит. Скорость решала всё.

'Я обязан справиться, нельзя, чтобы деньги пропали зря... За потраченное на эту скульптуру время можно было бы заработать как минимум несколько медяков...'

Будучи новичком, Виид старательно и медленно выводил каждую деталь своих работ. Но сейчас, после того, как он приобрёл опыт, научился создавать великолепные громадные скульптуры, в его движениях чувствовались уверенность и какая-то особая значимость. И захваченные этим процессом гномы незаметно для себя начали, не отрывая глаз, привставать, упиваясь разворачивавшимся перед ними творением скульптуры.

'Скульптура, которая бы затронула душу'.

Обдумывание вариантов у Виида не заняло и нескольких секунд. Это деревня мастеров. И даже после нескольких минут нахождения здесь было ясно, какая скульптура затронет душу простого гнома.

- Дракон! - распахнув рот, выдохнул кто-то из толпы.

- Широкие крылья, крупные бёдра и мощные лапы... Это же дьявольский дракон Кэйберн!

Из-за небольшого размера материала скульптура получилась в сотни раз меньше оригинала. Но гномы всё равно смотрели на неё, распахнув рты... от жадности.

Они видели собственные деньги!

Виид быстро продолжил вырезать детали, пока у окружающих не отпали последние сомнения. С лапами, полными сокровищ, дьявольский дракон Кейберн, расправив крылья, готовился к взлёту.

- И здесь этот дракон.

- Не будь его, мы бы сейчас ели и гуляли.

Увидев дракона Кэйберна, гномы покраснели и стиснули кулаки. Пусть скульптура была простым выражением трехмерного объекта... Но от одного упоминания ненавистного имени гномов охватывала злость, а уж при виде уменьшенной копии дракона с их драгоценностями в лапах в глазах окружающих запылала настоящая ярость.

Наставник вышел вперёд.

- Ты прошёл испытание. Не думал, что за столь малое время можно завершить подобную скульптуру. Надеюсь, в других своих работах ты не будешь таким же самонадеянным и станешь лучше выбирать предмет изображения, иначе это может привести к плачевным результатам.

Подобные слова от наставника в этой гильдии равнялись чуть ли не похвале. Но Виид не хотел показывать свою гордость, поэтому тихим голосом оправдался:

- Я старался не выходить за рамки испытания.

- Понимаю. Кажется, у тебя более выдающиеся навыки к скульптуре, чем даже у меня, и что главнее, имеются достаточная усидчивость и точность движений. И смелость... Не думал, что найдётся кто-то, способный высечь дракона Кэйберна, изображение которого - табу в королевстве гномов.

- Ну что вы, мастер. Я всего лишь сделал ядовитую змею.

Наставник довольно захохотал.

- Этот парнишка мне нравится.

У наблюдавших эту сцену учеников окаменели лица. Привыкшие осыпать про себя проклятьями твердившего о бездарностях наставника, они пришли в настоящий шок от того факта, что кто-то сблизился с ним посредством всего нескольких слов!

- Появился игрок, которому удалось подружиться с мастером!

- Где он так научился льстить?

Все пришедшие в гильдию гномы в действительности тоже хотели подружиться с ним. Даже притом, что между собой они отзывались о наставнике нелестно, каждый из них был впечатлён когда-то его мастерством.

'Мы живём в таком сложном мире'.

'Да уж, не зря говорят, что красным словцом можно закрыть долг. Этот парень, случайно, на жизнь не разговорами зарабатывает?'

В любом случае, благодаря наладившимся отношениям с наставником Виид сходу получил двадцатипроцентную скидку на обучение в гильдии.

- Каждая скульптура должна затрагивать душу увидевших ее людей. В некоторых случаях по ней можно узнать настоящие чувства создателя, закрыто или же открыто его сердце.

Дзынь!

  Получен навык Язык скульптур.

- Но работы не вечны. С годами они разрушаются. Однако если разваливающиеся скульптуры подвергнутся реставрации, то это станет счастьем для будущих поколений. Овладев искусством реставрации, ты сможешь узнать скрытый веками мир искусства.

  Получен навык Реставрация скульптур.

Виид сразу проверил сведения о полученных навыках.

- Информационное окно навыков. Язык скульптур, Реставрация скульптур!

  Язык скульптур.

Позволяет завязать разговор с монстрами или людьми, не идущими на контакт. С помощью ценной скульптуры можно смягчить враждебность и вызвать симпатию противоположной стороны.

Когда поднимутся уровень навыка и слава, появится возможность разговаривать с менее распространёнными на континенте расами. При достижении среднего уровня можно получить специальные эмоциональные навыки искателя приключений.

  Реставрация скульптур.

В зависимости от уровня навыка возможно восстановление определённых повреждений скульптуры для приведения ее в первоначальное состояние.

Виид уже обладал огромной славой и превосходно умел льстить, благодаря чему запросто налаживал отношения с собеседниками. Но отказываться от новых навыков он, конечно же, не стал. Ведь с самого начала целью похода было именно новое знание. Если верить богине Фрее, именно в королевстве Тор можно найти ответ, чего именно хотят от него неизвестные сущности. Голоса, которых не устраивала ни одна его работа.

Виид так до конца и не представлял, удастся ли ему найти ответ.

Но тут его размышления были прерваны внезапно прозвучавшим вопросом наставника.

- Как ты думаешь, что такое скульптурное искусство? О чём ты мечтаешь, будучи скульптором?

Застигнутый врасплох Виид замешкался.

'Деньги, слава, влияние, сила. Что же ответить?'

Момент для ответа прошёл, и, видимо, не сильно его и ожидавший наставник тут же продолжил:

- Конечно же, мечты скульптора связаны со скульптурами. С теми чувствами, когда хочется создать наиболее совершенную работу и затронуть ею сердце самого мира. Разве это не романтично?

- ...

- В любом случае, что касается тебя... Пришло время выбирать свой путь скульптора.

- Свой путь?

- Да. Скульптура, по сравнению с другими отраслями искусства, во многом сложнее и благороднее.

С этим Виид был полностью согласен. Зарабатывать деньги посредством скульптур было совсем не простой задачей.

- Посвятить всю жизнь скульптурному искусству... это действительно нелегко. Твоё сегодняшнее мастерство впечатляет, но для покорения больших вершин предстоит проделать нелёгкий путь.

При достижении высших уровней скульптурного мастерства получение опыта сильно замедлялось. А вместе с этим затруднялось и развитие связанных с ним навыков: техники секущего ножа, оживления скульптур и скульптурной трансформации.

- Трудно полностью себя посвящать одной лишь скульптуре. Так что пришло твоё время пожинать плоды своих лишений и страданий.

- Плоды?

- Именно. Для примера, имея заслуги в скульптуре и получив признание в области искусства, можно обратить на себя внимание королей. Если захочешь, то сможешь стать аристократом в королевстве людей.

Но у Виида подобное предложение не вызвало никакого интереса. Он и так уже имел титул графа, да к тому же с собственным поселением.

- Или ты можешь использовать имеющиеся навыки скульптурного мастерства в других областях. Возможно, захочешь ступить на более лёгкий путь? Правда, тогда ты никогда не достигнешь истинного мастерства, но зато твои страдания облегчатся.

- ...

- Скульптурное искусство - это приятный путь для каждого, кто им может наслаждаться. Если же удовольствия нет, кто имеет право осуждать тебя за это? Теперь, если захочешь, думаю, ты сможешь облегчить свою ношу.

Дзынь!

  Выбор собственного пути скульптора.

Гном-наставник ждёт от вас важного решения:

Краткосрочное искусство. При ежедневном создании пяти и более скульптур в течении десяти и более дней полученный от новых работ опыт резко увеличивается. Однако рост других навыков сильно замедляется.

Искусство красоты. Значительно повышает скорость получения характеристик Искусство и Очарование. Даёт огромную поддержку для создания Прекрасных работ.

Разносторонний мастер. Оказывает помощь при развитии других навыков, основанных на Ремесле. Дальнейшее развитие скульптуры становится невозможным, но зато получение опыта в любых других ремесленных навыках увеличивается на 25%. Однако эти навыки никогда не смогут достичь последних уровней мастерства.

Вечный скульптор. Человек, посвятивший себя миру скульптур. Помимо ранее создаваемых Прекрасных, Великолепных, Грандиозных скульптур он может творить и другие особенные работы.

Характеристики создаваемых им произведений увеличиваются. Открывается возможность создавать Исторические, Таинственные, Континентальные и другие виды скульптур. Эффекты, связанные со скульптурным мастерством, повышаются на 20%.

Благодаря высокому мастерству и способности создавать удивительные работы можно получать невиданные ранее результаты и награду, однако при неудачах риск снижения характеристик значительно увеличивается.

Обдумывание не заняло много времени:

'Каждый раз так'.

За время игры у Виида было несколько возможностей поменять свой класс, но каждый раз он останавливался лишь для того, чтобы продолжить путь по дороге скульптора.

Нельзя отрицать, что его мастерство за прошедшее время возросло. Он научился тонкой отделке и создал уже не одну Грандиозную работу.

Но понял Виид и другое. Даже самые детальные работы могут не впечатлять, если в них нет частички души.

Да, порой недостаточно мастерства. Но созданная маленьким ребёнком скульптура, пусть неумелая и неуклюжая, благодаря своей искренности, превосходила любые красивые пустые работы.

Скульптуры, сделанные в минуты счастья, вызывали улыбки у смотревших на них людей, передавали им частичку радости. Такие работы становились радостью и для самого творца. Ведь, создавая скульптуры, содержащие любовь, пусть и невольно, он сам наполнялся верой.

'Улыбающееся лицо сестрёнки, любящие глаза бабули... Это, кажется, самые счастливые моменты моей жизни'.

Истинную радость Виид получал, когда творил пронизанные искренностью работы! Такие как улыбающаяся Союн. Эта скульптура, отражавшая желание увидеть улыбку, можно сказать, стала началом его 'настоящих' скульптур. А в самые тяжёлые дни снежного шторма, когда казалось, что смерть вот-вот придёт, Виид выжил, работая над статуей Ледяного дракона.

Скульптурное искусство сопровождало его во всех приключениях. Он мечтал в минуты страдания и воплощал несбывшиеся мечты посредством творения. Раскрывал технику секущего ножа, оживлял свои произведения и перевоплощался в них. И благодаря всему этому выбранный путь не казался полным страданий.

Да, как и любой высокоуровневый скульптор, он боялся потерпеть неудачу, но в то же время и не меньше радовался победам. Скульптурам, в которые смог вложить душу.

Весь путь Виида заключался в постоянном обдумывании прошлого и стремлении к будущему.

'Как же тяжело жалеть о совершённых ранее поступках... Ведь каждый раз всё могло быть и лучше... всё, хватит, остановлюсь на том, что есть'.

И в этот момент Виид ответил:

- Я выбираю путь вечного скульптора.

* * *

- Ой, а как это сделать?

- Ну...

Используя 'шёпот', Зефи общался с оставшейся одной в Тодуме Юрин. Он отвечал на её вопросы, помогая в тех моментах, когда она чего-то не понимала. Уже довольно давно они частенько связывались, здоровались и подолгу 'шептались'.

'Если МЕЧи узнают об этом, мне конец'.

Каждый раз, когда в голове возникал её голос, сердце Зефи уходило в пятки! Но и отказаться от разговора он не мог, поэтому вежливо отвечал на все вопросы.

Так все и продолжалось, пока однажды Юрин неожиданно не сменила тему:

- Зефи, а где ты живёшь?

- Канбук, провинция Пхёнчхан.

- А где находится провинция Пхёнчхан?

- Позади гор Пукхан... Долго объяснять.

- Ой, тебе, видимо, нелегко живётся. Вода из крана хоть капает? И автобусы там не ходят, верно?

- ...

- Тогда попозже я заверну тебе токлокки с кимпабом. Держись.

Провинция Пхёнчхан считалась отсталым горным районом, местом, где не ходили визитки даже средних предпринимателей.

- А чем ты собираешься заняться после окончания университета?

- Заняться?

- Ну да, разве нет того, чему бы ты хотел посвятить жизнь?

- Чему бы посвятил жизнь... Честно говоря, об этом я ещё не думал. Наверное, просто унаследую семейный бизнес. Я как раз занимаюсь его изучением.

- А-а, вот оно что. А какой у вас бизнес?

- 'Осунг'.

По правде говоря, Зефи сильно колебался перед ответом на этот вопрос. В Королевской дороге он ещё никому не рассказывал о своей семье.

- Случайно, не 'Осунг электроникс'?

- М-м-м? Ага.

'Осунг электроникс' - это один из филиалов компании 'Осунг', который устанавливал частые мировые рекорды по ежегодным продажам и чистой прибыли, из-за чего часто мелькал на телевидении.

'Я ведь не соврал? 'Осунг электроникс' тоже является нашим бизнесом'.

Тогда вдруг Юрин радостно спросила:

- В 'Осунг электроникс' продают компьютеры, телефоны и всякую домашнюю утварь?

- Ну... Да.

- Ох! Здорово!

Прекрасно разбиравшийся в девушках Зефи был немного озадачен.

'Странная реакция'.

Он чувствовал, что это не удивление и не восхищение, а что-то совершенно другое. Как будто бы собеседница нашла то, что долго искала.

Но тут вновь послышался 'шёпот' Юрин.

- Тогда, может, придёшь сегодня вечером к нам? Только не говори моему брату... Он немного задержится в университете.

* * *

С громко бьющимся сердцем и измождённым лицом Цой Чжехун подъехал на машине к району, где жила Ли Хаян.

- Что же это я творю...

Вообще, приглашения в дом от девушек его не смущали, но в данном случае звала Ли Хаян, и всё было по-другому. Рискуя жизнью, он сблизился с ней, благодаря общению, а теперь ещё и получил приглашение домой...

- Мне точно конец. Пощады от них не будет.

Голову Цой Чжехуна захватили многочисленные ужасные видения, но всё равно он насильно заставлял себя идти к цели.

Благодаря доступному объяснению Хаян найти искомое место не составило большой проблемы. Частный небольшой домик, расположенный в тихом районе в достаточном отдалении от оживлённых дорог и магазинов. Во дворе располагалось множество цветущих растений, в углу пристроилось сразу несколько чанов для хранения соевого соуса.

- А ничего так.

Цой Чжехун даже улыбнулся.

- Будет хорошо жить с девушкой, выросшей в доме с такими утончёнными традициями.

Но кое-чего он, конечно, не знал. Всякий раз, когда Хаян собиралась чем-то заняться на кухне, Хэн отчаянно её отговаривал.

- Кухонную работу ты сможешь делать и после замужества. А пока я займусь приготовлениями кимчи и салатов, так что не пачкай свои руки.

Не то чтобы Хаян вообще не мыла посуду или не стирала одежду, просто в большей степени Хэн делал всю работу по дому.

Да и сам дом нашёл именно Хэн. Работая в детстве по доставке газет, он научился прекрасно ориентироваться в городе. Так что и дом приобрёл в хорошем зелёном районе, на солнечной стороне, с атмосферой спокойствия.

Дин-дон.

Не успел Цой Чжехун позвонить в звонок, как калитка тут же открылась.

- Прошу прощения.

Он не впервые приходил в дом девушки, но почему-то сейчас его сердце так сильно забилось, что он невольно, словно за спасательный круг, вцепился в принесённые в качестве подарка корзину фруктов и цветы.

- Гав-гав!

Как только Чжехун вошёл во двор, из кустов с громким лаем выскочила собака.

- Ой!

Немного испугавшись, он попятился назад.

'Что это ещё за собака, похожая на телёнка?'

Но, подбежав к нему, упитанное нечто лишь начало тереться и энергично вилять хвостом. Проявлять так называемую собачью радость. Животное понимало, что это гость.

- Добро пожаловать.

Хаян вышла на крыльцо в повседневной одежде: белой футболке и спортивных шортах. Но пёс, показывая свою доброжелательность, всё ещё не позволял Чжехуну пройти.

- Супчик, иди отдохни.

Услышав команду Хаян, пёс тут же перестал вилять хвостом и побежал в свою будку. Чжехун же подошёл поближе и протянул корзину с фруктами и цветы.

- Я не мог прийти с пустыми руками, поэтому взял тут немного.

- Да, спасибо.

Хаян взяла корзину и провела Чжехуна в дом.

- А цветы?

- Поставь в подставку для зонтов.

- ...

* * *

Ли Хаян поставила на стол тарелки с меч-рыбой в соевом соусе, рисом и салатами.

- Приятного аппетита.

Цой Чжехун так спешил, что не смог поужинать. Поэтому когда он увидел вкусно накрытый стол, первым делом схватился за ложку.

'Постараюсь есть, отбросив стеснение'.

И хоть еда отличалась от той, что готовили у него дома, красиво украшенные салаты ему очень понравились.

- М-м-м... Очень вкусно.

И это были не пустые слова: он съел целую чашку риса. Еда оказалась намного вкуснее, чем подавали даже в некоторых дорогих ресторанах.

Закончив трапезу, Цой Чжехун взял пустую чашку и поднялся.

- Где можно помыть посуду?

- Что? Нигде, ты же гость. Я сама помою, а ты пока поднимись в мою комнату и отдохни немного. Я скоро приду.

- В к-комнату?

- Ага, иди расслабься.

- ...

Следуя объяснениям, Чжехун вошёл в комнату Юрин. В святую святых незрелой девушки, которой совсем недавно исполнилось двадцать лет.

Он ожидал увидеть развешенные постеры знаменитостей на розовых стенах. Но нашел лишь полки, забитые книгами, связанными с химией и медициной. Хотя среди них попалось и несколько мистических детективов.

'Десять технологических достижений, которые разрушат мир'.

'Человеческая анатомия'.

'Приглашение серийного убийцы'.

- Хорошие произведения она читает.

Чжехун взял одну из книг и в задумчивости полистал.

- Она скоро придёт... О чём же поговорить?

Нахождение в комнате Хаян заставляло его сильно нервничать.

'Но... я не смогу решиться остаться тут с ней. Она совершенно отличается от тех, с кем я раньше общался'.

В комнате Хаян витал какой-то неуловимый свежий аромат. Казалось, что совсем недавно, до его прихода, она училась, так как книга и тетрадь на столе лежали открытыми.

Через некоторое время Хаян вошла, держа в руках ящик, из которого явственно торчали ручки отвёрток и даже молотка.

- Надеюсь, не заскучал? У меня телевизор не показывает. Почини, пожалуйста.

- М-м-м?

- Телевизор починить. Ты же сказал, что ваша семья владеет 'Осунг электроникс'.

- Ну, да... Но это же не значит, что я обязательно должен уметь ремонтировать телевизоры. А если, скажем, была фирма, производящая корейские автомобили, мы бы все умели конструировать машины?

Цой Чжехун чувствовал сильную неловкость, но всё же, чтобы не выглядеть абсолютным дураком, используя инструменты, разобрал телевизор и спустя какое-то время нашёл причину поломки, которую тут же, на месте, и устранил.

- О! Экран показывает.

Чжехун смахнул со лба выступивший от волнения пот. Телевизор был старым и походил на те, что он разбирал и ремонтировал в детстве в качестве хобби.

'Кто бы знал, что этот опыт когда-нибудь пригодится'.

На его лице даже появилась улыбка.

'Вот теперь можно и пообщаться'.

В тот момент, когда Хаян звонко засмеялась, он почувствовал себя победителем.

- Действительно починил. Великолепно!

Цой Чжехун стал наигранно бить себя в грудь.

- Это пустяки. Если в следующий раз возникнут проблемы, сразу зови меня.

- Правда?

- Конечно.

- Вообще-то, есть ещё сломанные вещи.

- ...

- Может, принести? Или, если ты устал, в следующий раз...

- Нет, неси сейчас.

- ...

Ли Хаян и вправду принесла. Портативную газовую плиту, микроволновую печь, освежитель и очиститель воздуха, пылесос, телефон, ноутбук, компьютер, принтер, монитор, магнитофон, домашний телефон, вентилятор, кашеварку и даже биде!

- Э... Это всё?

- Нет. На кухне ещё холодильник барахлит.

- ...

- Не сможешь починить? Мне отнести обратно?

- Нет, я попробую.

Сначала он принялся за самое лёгкое - домашний телефон.

Некоторые из принесённых предметов, как оказалось, уже окончательно сломались, но встречались и такие, которые удавалось чинить даже вот так, на коленке. А всё потому, что люди не хотят разбираться в технике и даже при мелких поломках, не думая, сразу бегут покупать новое.

- А откуда все эти вещи?

- Ну, часть - наши собственные, а другие принёс брат. Он подбирал их, когда занимался развозом газет.

- Ах, вот как.

Ремонт давался непросто, но Цой Чжехун был спокоен и расслаблен. Ведь за работой он мог беседовать с сидевшей рядом Ли Хаян.