Том 55. Глава 7. День рамена (часть 1)

Ограбление логова дракона возымело огромный успех. Настолько огромный, что Ли Хэн, разглядывая горы добычи, на какое-то время впал в самый настоящий ступор.

«Слишком много, чтобы продать всё это одновременно…».

В ближайшее время ожидалось падение цен на экипировку, поскольку много кто захочет не носить полученное, а заработать на нём.

Ли Хэн посмотрел достаточно много фильмов про ограбления, чтобы понять: после успешной операции грабители всегда стремятся как можно быстрее сбагрить награбленное.

Вот почему он решил не спешить. Впрочем, сильно откладывать продажу всего этого добра он тоже не собирался. Как-никак, после распределения доли между гномами и людьми Манауэ у него должно было остаться более половины трофеев.

— Да уж… кажется, я заработаю огромную кучу денег, — безмятежно потянувшись в кресле, пробормотал Хэн, — И наконец-то куплю то, о чём уже давно мечтаю.

Ли Хэн собирался купить толстую зимнюю куртку. Определённо, одежда с рынка сильно уступала в плане защиты от холода фирменным аналогам, которые продавались в торговых центрах.

— Если я поищу что-нибудь на распродажах, то, уверен, смогу отыскать более-менее подходящий и недорогой вариант. А затем, на оставшиеся деньги, куплю недвижимость.

В конце концов весь жизненный план Виида сводился к тому, чтобы стать арендодателем!

Тем не менее, когда Хэн уже открыл интернет, чтобы присмотреть пару-тройку хороших мест, перед его глазами появился список самых частых поисковых запросов.

• Ограбление Логова Дракона.

• Чёрный дракон Кайберн.

• Лесной пожар.

• Смерть Оберона.

• Гламурное тело Союн.

• Логово Кайберна.

• Рост Союн.

• Сокровища логова дракона.

• Голос Союн.

Большую часть поисковых запросов занимало ограбление логова дракона. Что касается Союн, она всегда была на вершине хит-парадов, а потому неожиданностью для Виида это не стало.

— Но… смерть Оберона?

Виид уже мельком видел обрывки видеокадров, как Оберон бежал в сторону одной из транспортных команд, попавших в окружение. И вот, вскоре Ли Хэн выяснил, что Оберон действительно сумел спасти своих товарищей и повозки с трофеями, пожертвовав своей собственной жизнью.

А ведь совсем недавно он принёс ещё одну жертву — отдав Жаровне Жертвоприношения часть своих уровней и Здоровья. Ли Хэн был очень благодарен Оберону за такую бесценную помощь, но… в то же время ему было немного неудобно.

— Неужели ему весело так жить?

Для Хэна жизнь имела ценность только тогда, когда он жил для самого себя.

Оберон же вёл такой образ жизни, который Виид попросту не понимал. Но при этом другие люди очень ценили и уважали Оберона.

— Учитывая ситуацию в логове, я признаю, что наибольший вклад внёс именно Оберон. В конце концов, у меня тоже есть хоть капля совести, а потому мне кажется, что двух единиц экипировки будет недостаточно.

Ли Хэн всерьёз обеспокоился тем, какую награду он должен вручить Оберону. Он считал, что должен быть искренним человеком, а потому быстро запросил контактные данные Оберона и всех гномов, которые участвовали в транспортировке Жаровни Жертвоприношения. Затем он собственноручно отправил им текстовое сообщение следующего содержания:

— Привет. Это Виид. Я искренне благодарен вам за помощь с логовом дракона. Кажется, не существует ни одного подходящего способа выразить мою

благодарность, но… Завтра мы всей семьёй планируем собраться и поесть рамена. Также в меню вкусное кимчи и домашние пельмени. Не хочешь присоединиться к нам? Рамен буду готовить я сам.

Виид не думал, что кто-либо из адресатов воспримет его приглашение всерьёз.

— Они все занятые люди. Да и зачем им какой-то рамен? Они наверняка поймут, что это письмо — всего лишь способ проявить уважение.

Это было верно особенно для Оберона, который отличался от других пользователей Королевской Дороги тем, что прославился своей бездеятельностью на публике.

Да, в мире Королевской Дороги он создал гильдию и страстно руководил людьми, но в реальной жизни он никогда не появлялся на вечерних ток-шоу.

И вот, вскоре Вииду начали приходить ответы.

— Это честь для меня. Я обязательно приеду.

— Какой же сегодня хороший день! Я совсем не разочарован тем, что погиб!

— Я хотел встретиться с тобой всю свою жизнь.

— Большое спасибо за приглашение. Я обязательно нанесу Вам визит.

— Мой босс уже подписал приказ о двух выходных днях лично для меня, чтобы я приехал! Пожалуйста, не откажите в просьбе дать ему автограф.

— Ох, поскорее бы дождаться завтрашнего дня!

Также откликнулись и те игроки, которые не проживали в Южной Корее.

— Я уже забронировал рейс. Вечером лечу в Париж, а затем, транзитом, в Южную Корею. Рано утром буду у тебя!

— Могу ли я прилететь вместе со своей мамой? Моя мама тоже очень хочет познакомиться с тобой. Мы прилетим из Москвы.

— Япония на связи. Я собираюсь взять с собой любимую игрушку. Поставишь на ней свой автограф? У меня есть все 45 игрушек оживлённых скульптур, включая виверн и Ледяного Дракона!

— Я из Турции, но, раз такое дело, с удовольствием прилечу.

Прочитав всё это, Ли Хэн мог лишь тяжело вздохнуть.

— Ну вот кто мог предположить, что они действительно все приедут…?

Всё-таки люди были слишком невежественными.

А затем, с некоторым запозданием пришёл ответ Оберона.

— Только что прочитал твоё сообщение и уже еду в аэропорт.

По правде говоря, это была не самая приятная ситуация.

— В их родных городах что, рамен не продают?

**********

Вопреки намерениям Виида, ожидалась самая настоящая раменовая вечеринка! Вот почему на следующий день Хэну пришлось встать ни свет ни заря и вместе с Союн отправиться на рынок.

— В районе обеда к нам приедут гости, так что я должен купить продукты для приготовления рамена.

— Я знаю. По телевизору уже сказали.

— По телевизору?

— Ага. Это была срочная новость от КТС Медиа, мол ты проводишь вечеринку для гномов.

Кто-то слил информацию средствам массовой информации, из-за чего Ли Хэн понял, что сегодня ему придётся столкнуться с настоящим вторжением.

— Ухм-м… Ладно. В любом случае, ко мне придут люди, и я, как хороший хозяин, должен буду их накормить.

— Может, тогда заодно купить ещё и говядину?

— Нет. Не до такой степени… Давай просто добавим в рамен побольше овощей. Как говорится, жить нужно красиво, но скромно.

У Хэна было мало воспоминаний о его покойных родителях, с которыми он жил, когда был ещё совсем маленьким. Тем не менее, он хорошо помнил, что когда приходили гости, его мама накрывала довольно большой стол.

— Ладно, давай купим немного мидий… И немного крабов. Суп с крабами будет просто потрясающим.

— Как насчет сашими? А ещё, я могу приготовить гостям острое рыбное рагу.

— Повторяюсь, это не должно заходить так далеко, — холодно произнёс Хэн. Впрочем, его резкий тон был связан вовсе не с предложением Союн. Просто о своём желании посетить «вечеринку» его уведомили ещё 28 человек.

Так Ли Хэн и продолжил бродить по рынку вместе с Союн, покупая ингредиенты и наслаждаясь этим вынужденным перерывом.

***

Обеденное время близилось, а потому Ли Хэн решил позаботиться о том, чтобы Хаян не сболтнула чего лишнего.

— Это касается всех, но в особенности не думай смеяться над ростом Оберона.

— Хорошо, брат.

— Ты должна показать себя воспитанной девушкой. Нельзя смеяться над людьми, основываясь на их внешности.

— Вообще-то, я никогда этого и не делала. Кроме того, гномы — это ведь игровая раса. Не думаю, что их маленький рост как-то связан с реальным.

— Да? А почему, в таком случае, он никогда не появлялся на интервью и ток-шоу? Я гарантирую, что он будет ниже и страшнее меня.

— Ну, не знаю. Он добрый и харизматичный лидер. Не похоже, чтобы у него были какие-то комплексы.

— Так, я что сказал…

— Да, братик. Я буду следить за своими словами, — поспешила согласиться Хаян, хоть и считала умозаключения своего брата не совсем логичными.

Впрочем, ссора из-за его ворчания могла легко превратиться в 10-часовую лекцию.

Давным-давно она дружила с не самыми хорошими людьми и стала настолько разболтанной, что в конце концов сломала ногу. Нога очень болела, но это было ничто по сравнению с тем, что произошло впоследствии!

Хэн мучал её своими наставлениями и ворчаниями по десять часов в день до тех пор, пока нога не зажила!

— У нас нет ни мамы, ни папы! Да ещё и эта школа! Мне стыдно показываться

перед другими детьми, поскольку вся наша одежда — старые обноски!

Хэн знал, что резкие разговоры и упрёки не возымеют никакого эффекта и просто начинал многочасовое ворчание.

— Тебе стыдно быть бедной? И мне стыдно. Вот почему нужно терпеть. Когда ты была маленькой, я каждый день менял твои подгузники и носил тебя на спине. Наверное, ты уже всё забыла? Да-да, ты была совсем не приучена к горшку.

Садясь у её больничной койки, Виид в течение всего срока лечения рассказывал об инцидентах, когда таскал её школьный портфель или пытался найти для неё более-менее сносную одежду, в которой не стыдно будет показаться в школе.

Его ворчание было переполнено старыми, бесконечными историями, а также глубочайшим анализом каждой детали, почему её нынешние действия незаконны. Он вспоминал о своих заботах в прошлом, настоящем и даже о тех, которые его ждали в будущем! Это была настоящая словесная бомбардировка, имеющая пролог, сюжетное развитие, внезапный поворот и эпилог!

Поначалу Хаян это просто выматывало, и она быстро засыпала. Однако на следующий день всё начиналось с новой силой, и уже спустя неделю…

«Может быть, я действительно способная ученица? Кажется, я уже запомнила каждое слово из его десятичасовой лекции».

Так продолжалось в течение двадцати дней, пока Хаян не пришла к одному весьма очевидному выводу:

«Лучше со всем согласиться и сделать, как говорит брат… потому что если это продолжится, я точно наложу на себя руки».

С того дня Хаян резко изменилась. Она порвала все контакты со своим старым окружением, начала усердно учиться и не давала своему брату ни единой возможности возобновить наставления.

— Ты…

— В этом месяце я получила 98 баллов за экзамен по английскому, допустив одну ошибку. Обещаю, что на следующем я получу сто.

— Вот-вот, внимательнее надо…

— Ага. Я проверю экзаменационный лист два, нет, три раза перед тем, как его сдать.

— Твои друзья…

— Все мои друзья — отличники.

— Не нужно тратить всё своё время на обучение…

— Я трачу на учёбу далеко не всё своё свободное время. У меня есть различные хобби. Кроме того, я читаю книги и подрабатываю.

Его ворчание было способно изменить саму человеческую душу!

Сны, в которых случайно появлялся её брат и начинал её отчитывать, были похуже любого кошмара!

Вот почему Хаян считала, что Союн убежит сразу же, как только узнает истинную личность её брата. Его ворчание начинало раздражать уже после нескольких слов. Что и говорить, если оно продолжалось часами!

«Честно говоря, в мире есть множество других хороших парней. Если сестрёнка уйдёт… братик наверняка расстроится».

Хаян понимала, что пройдет не так и много времени, прежде чем Виид начнёт ворчать и на Союн. Её ожидала настоящая психологическая атака, которая не остановилась бы даже если она бы заплакала или попыталась спрятаться.

Итак, всерьёз переживая за их отношения, девушка решила поговорить с Союн.

— Сестрёнка, сегодня тебе следует быть острожной с моим братом.

— Хм-м?

— Он готовит рамен для гномов и наверняка сильно этим раздражён.

— Насколько сильно?

— Насколько это вообще возможно. Как его сестра, я хочу предупредить тебя, чтобы ты ни в коем случае не разговаривала с другими парнями. У моего брата проблемы с ревностью.

— Он когда-нибудь ревновал к своим подругам?

— Ну… по правде говоря, раньше он ни с кем не встречался, но это же очевидно: его кругозор очень ограничен, а потому он чрезмерно ревнив.

— Он не такой человек, — уверенно покачала головой Союн.

— Точно тебе говорю. Кстати, хочешь открою тебе большой секрет? Он думает, что хорошо выглядит.

— Разве нет? Он самый красивый парень на земле.

Хаян была сбита столку, поскольку её предостережения оказались не эффективнее метания гороха об стену.

«Кажется, Союн смотрит на него как сквозь розовые очки…», — подумала она, после чего предприняла ещё одну попытку вразумить подругу:

— На самом деле, мой брат часто нудит.

— Он делает это для того, чтобы ты добилась большего успеха в жизни. Я прекрасно его понимаю.

Хаян с юных лет считала, что её брату никогда не удастся завести отношения с какой-нибудь девушкой. Но теперь она своими собственными глазами увидела, что на каждый товар найдётся свой покупатель.

«Эх-х… если я хочу с ними выжить, то должна как можно скорее стать независимой».