Том 55. Глава 7. День рамена (часть 2)

Перед домом Ли Хэна были выставлены десятки телекамер. Складывалось такое впечатление, что дело обстоит где-то в аэропорту, куда с минуты на минуту должна была прилететь телезвезда.

— Так, дайте пройти.

— Пожалуйста, отойдите от двери.

Каждому приглашенному Ли Хэном гостю приходилось чуть ли не пропихиваться к входной двери, по пути отвечая на вопросы журналистов.

— Да, я прилетел из Амстердама и сегодня впервые попробую корейский рамен.

— Сегодня потрясающий, особенный день. У меня будет то, чем можно похвастаться перед детьми и даже внуками. Я скажу им, что их папа ел рамен, приготовленный самим Виидом! Кстати, мои дети мечтают стать кем-то вроде Виида.

— Сегодня моя мечта осуществилась.

Ответив на череду коротких вопросов, гости наконец-то прорвались внутрь дома. И среди прибывших гостей особо выделялся Оберон.

— Привет, я Оберон.

Это был улыбающийся молодой человек с золотистыми волосами. Настолько красивый, что его вполне можно было бы поставить в один ряд с моделями из глянцевых журналов.

— Ты действительно Оберон?

— Да. Для меня большая честь встретиться с тобой, Виид.

— Ты очень хорошо говоришь по-корейски.

— Это моё маленькое хобби.

— Хобби? Ты что, увлекаешься изучением других языков?

— Да. Я говорю на китайском, японском и французском языках.

Он был не только красивым, но и умным!

Тем временем во дворе уже были накрыты столы, и люди поспешили рассесться по своим местам. Рамен Ли Хэна был особенным, приготовленным из краба и прочих морепродуктов.

Проблема заключалась в том, что он оказался слишком вкусным.

— Ай! Горячий!

— Горячий, но при этом пахнет так вкусно, что я не могу дождаться, когда он остынет.

— Стейки? Пф-ф! Такой рамен, как этот, я могу есть до конца своей жизни.

Вкус рамена сломал все международные барьеры. Он полностью удовлетворял вкусовые рецепторы и соскальзывал в желудок, предоставляя необъяснимое чувство удовлетворения.

Складывалось такое впечатление, будто у него есть своя душа, и она — по-настоящему родственная для вас!

И вот, когда двадцать восемь человек с аппетитом опустошили свои миски, им ничего не оставалось, кроме как вкрадчиво уставиться на Виида. Естественно, кимчи и маринованная редька также были уничтожены.

— Скажи… а добавки случайно нету? — внезапно раздался чей-то осторожный голос.

В этот момент для всех присутствующих не было ничего важнее рамена. Люди очень хотели съесть ещё хотя бы миску.

От услышанного брови Ли Хэна дернулись, но всё-таки у него была совесть. Все они прилетели из далёких городов, и накормить их всего-навсего одной миской рамена было бы слишком бессердечно.

— Если немного подождёте, я приготовлю ещё.

— Ура!

— Спасибо, Виид!

Под громкие вскрики рамен был приготовлен вновь. И уничтожен ещё быстрее предыдущего.

Как и следовало ожидать, этим гости тоже не насытились, а потому, морща лоб всё сильнее и сильнее, Хэну пришлось повторить данный процесс ещё несколько раз.

Каждый раз, когда он приносил очередную кастрюлю, гости прямо-таки

набрасывались на еду, уплетая её за обе щеки. А затем, когда их желудки наконец-то наполнились тёплой лапшой, они начали общаться. Как-никак, это была их первая встреча вне Королевской Дороги.

— Думаю, все согласятся, если я скажу, что Вииду нужно было выбирать не скульптурную профессию.

— Да. Если бы он стал поваром, то уже давно завоевал бы всю Королевскую Дорогу.

— Бьюсь об заклад, Гильдия Гермес попросила бы его возглавить их после первой же дегустации рамена.

— Но в игре нет рамена. Максимум — суп из морепродуктов.

— Это же Виид. Он может собственноручно раскатать лапшу и приготовить всё, что нужно.

— Что ж, используя лучшие ингредиенты Королевской Дороги, он получил бы просто превосходный результат.

Кулинарные навыки Ли Хэна стали известными на весь мир, а его лучшим блюдом был единогласно избран рамен.

Когда Хэн был совсем юным, он всегда готовил самый дешевый рамен. Вынужденный употреблять его на завтрак и ужин, он часто задумывался над тем, как сделать вкус лучше, а также сохранить лапшу твердой и сочной.

И теперь квинтэссенция этих знаний была передана пришедшим на встречу гостям.

***

Раменовая вечеринка подразумевала наличие всего-навсего одного блюда на каждого гостя и немного закуски! Но эти чудовищные люди съели по три, четыре, а некоторые даже по семь порций!

Посреди обеда у Хэна банально закончилась лапша, и ему пришлось идти в магазин, чтобы купить еще две коробки.

Закончилось это разочаровывающее мероприятие лишь к вечеру, когда Союн подала всем апельсиновый сок.

— Не знаю, каков он будет на вкус, но… я сама выжала его.

— Сама?! Ох, как же это прекрасно!

За исключением двух девушек, все остальные гости были мужчинами. Вот почему они тут же вцепились в апельсиновый сок так, будто в бокалах покачивался райский нектар.

Ли Хэн сильно устал от приготовления более ста порций рамена, а потому уселся рядом с Лопесом — Обероном в Королевской Дороге.

— У тебя здесь очень тепло и уютно, — проговорил Оберон.

— Я сам много чего построил.

Ли Хэн время от времени и вправду ремонтировал свой дом. Он высадил деревья и купил декоративную плитку, а также построил курятник и собачью будку. Не было ни одного угла, к которому он бы не приложил свою руку, но даже при этом его удовлетворенность своим жилищем никогда не достигала 100%.

— Я тоже всегда хотел построить свой собственный дом, но мне ещё не представилась такая возможность.

— Правда? Ну… покупка земли и строительство дома — непростое дело, -согласился Виид. Когда-то он жил в полуподвальном помещении и мечтал о собственном доме. И на то время эта мечта казалась совершенно несбыточной.

— В настоящее время я живу в довольно стареньком доме, унаследованном от отца.

— И сколько ему лет?

— Около ста пятидесяти.

Ответ Лопеса немало удивил Хэна. Как правило, такие старые дома были либо наполовину-разрушенными и заброшенными, либо реконструированными в качестве памятников архитектуры. Тем не менее, ситуация Лопеса отличалась. Он чётко дал понять, что этот дом переходил из поколения в поколение.

— И какой у тебя участок? Пеней двести или около того? (п/п: шесть-семь соток)

— Пеней? Я не знаком с корейскими мерами измерения площади. Кажется, так около 290 акров.

— 290 акров… Наверное, это довольно много, если дом старый и находится где-нибудь за городом, — пробормотал Хэн, после чего зашёл в интернет и вбил в поиске перевод акров в пени.

Результат просто поражал. 355,000 пеней! (п/п: сто семнадцать гектар)

— 290 акров?

— Да.

— Ваш дом построен на таком огромном участке земли? Наверное, ты — фермер?

— Ну, я занимаюсь разведением лошадей. Да и взлетно-посадочная полоса занимает много места.

— Взлетно-посадочная полоса? — переспросил Хэн, услышав словосочетание, при помощи которого не должны были описываться дома, — У тебя что, личный самолёт?

— Да, хоть я и предпочитаю летать обычным эконом-классом. Кстати, хочешь, покажу фото? — предложил Оберон, после чего показал Вииду фотографии своего дома.

Это был далеко не стандартный дом с симпатичной лужайкой, как это часто встречалось в пригородах Сеула. Снимки были сделаны с высоты птичьего полёта, и на них действительно виднелась взлетно-посадочная полоса, три самолета, огромный сад и особняк, напоминающий собой замок.

— Это твой дом?

— Если точнее, у меня есть личные резиденции во Флориде, Лос-Анджелесе и Сан-Франциско, а этот дом принадлежит моей семье.

Лопес был поистине впечатляющим американским миллиардером!

«Неудивительно, что он не интересуется телетрансляциями».

Зачем ему тратить своё время ради каких-то жалких копеек, когда он мог набить деньгами все свои три самолёта?

«Если бы я был таким богатым, как этот парень, то никогда бы не жалел, что потратил на соль лишние двести вон. Зачем вообще экономить? Я не смог бы потратить всё это, как бы ни старался…».

Ли Хэн с трудом выносил боль ревности, которая развивалась в нижней части его живота.

— И зачем, в таком случае, ты прилетел в Южную Корею? Ради рамена, что ли?

— Да, ха-ха. Ты пригласил меня, и я не смог отказать…

— В твоём городе что, не готовят рамен?

Неважно, насколько он был богатым. В глазах Виида Оберон казался ходячей катастрофой, съевшей семь пачек лапши!

***

К тому времени, когда Виид вошел в Королевскую Дорогу, ситуация на континенте серьёзно усугубилась.

Тор, королевство гномов, стонало под гнётом Кайберна.

— Всё кончено. Моя кузница сгорела дотла…

— Мой дом разрушен.

Кайберн только-только взялся за гномов, но последствия были настолько ужасными, что гномы начали потихоньку уходить из Тора. Воины дракона разошлись по разным частям континента, собирая всё новых и новых монстров.

Конечно, Союн предоставляла гномам компенсацию и место для новой жизни, однако суть проблемы не менялась.

— Если всё так и продолжится… даже не знаю, что нас ждёт. Крупные города были разрушены, стихийные бедствия участились, а количество монстров растёт в геометрической прогрессии. Пока что мы держимся, но… чем это всё закончится?

В прошлом Версальский Континент уже оказывался на грани пропасти из-за разрушительной активности Церкви Эмбиню. Вииду удалось избежать серьёзных последствий с помощью классового задания, но если бы этого не случилось, весь континент оказался бы под контролем фанатиков.

— Гильдии Гермес удалось остановить их у своих границ, однако… Даже я не смог бы исправить ситуацию, если бы не возвращение назад во времени.

Виид был бы счастлив увидеть, как Гильдия Гермес тратит свои силы и ресурсы на противостояние Церкви Эмбиню, но что бы ни случилось — континент всё равно понёс бы серьёзные потери.

Никто не хотел, чтобы дракон уничтожил континент. А ведь это вполне могло произойти.

— Почему сейчас? Почему это произошло в тот самый момент, когда моя жизнь стала хоть немного легче?

Если дракона не остановить, мир столкнется с катастрофическим концом.

Появление спасительного классового задания также не было совпадением, поскольку постоянные атаки Кайберна представляли угрозу для самого миропорядка.

Но вот, пока Виид был погружён в тяжёлые раздумья, ему пришло личное сообщение.

Манауэ: — Ну наконец-то ты вернулся! Товары на пути кУльгорскому нагорью.

Речь шла о несметном количестве богатств, украденных из логова Кайберна!

Вспомнив о них, Виид расплылся в широкой улыбке и ответил:

Виид: — Ху-ху-ху. Я так полагаю, ты хорошо позаботился о них?

Манауэ: — Конечно. Хотя некоторые гномы хотели прибрать их к своим рукам.

Сокровища дракона были поистине ошеломляющими, а среди гномов нередко встречались те, кто не мог устоять перед соблазном утащить себе хоть какой-нибудь артефакт.

Во время отчаянной битвы в логове и в самый разгар лесного пожара творился настоящий хаос, а потому часть добычи была присвоена участниками экспедиции. Тем не менее, благодаря всеобъемлющей телетрансляции почти всё удалось вернуть.

Некоторые счастливчики сумели урвать куш, но тут уже ничего нельзя было поделать.

Виид: — Скоро буду.