Глава 1100. Ты смеешь подавлять Бессмертного?

Сунь Дэ в третьей жизни показался мне очень интересным. Сначала всё было как обычно. Он прославился на весь городок благодаря истории о борьбе Древнего и Ло, но потом по удачному стечению обстоятельств во время выступления его заприметил проезжавший мимо практик. Так он попал в секту. С тех пор его жизнь стала ухабистой, но очень интересной.

На новом поприще, как по мне, он смог по-настоящему блеснуть своим талантом, обеспечивший ему стабильный рост. Колебания его души как будто раздражали мир, отчего на пути к вершине Сунь Дэ столкнулся с множеством треволнений.

Чаще всего это касалось… его секты. При мне Сунь Дэ сменил девяносто семь сект. Итог всегда был один. Их уничтожал могущественный противник. Иногда после его вступления секта не доживала до заката. Другим могли протянуть и три месяца.

Культивация Сунь Дэ была не очень высокой. Однако в мире практиков многие о нём слышали. Его неоднократно похищали практики-отступники. Они меняли его внешность и брали под контроль. Для чего — спросите вы? Его засылали во вражескую секту… в качестве живого оружия!

Несколько захвативших его сект просто не успевали закинуть его в стан врага и сами становились жертвами его необычайной «судьбы». После череды катастроф имя Сунь Дэ прогремело на весь мир практиков. Его начали обсуждать особенно бурно, когда «судьба» стала срабатывать еще быстрее. Катастрофа обрушивалась на секту практически сразу после его вступления. После таких необычных новостей имя Сунь Дэ зазвучало во многих уголках звёздного неба. Многие секты стали нести круглосуточную вахту.

Вариант его убийства, разумеется, рассматривался… правда никто не мог на это решиться из страха навлечь на свою голову катастрофу, которая убьет раньше, чем он успеет что-то сделать.

Показательный случай произошел с одним из практиков. Тот вполне имел право называть себя всесильным экспертом. Он долгое время готовился, собрал немало магических сокровищ, чтобы противостоять злому року, но так и не нанёс удар. Внезапно на него свалилось несколько тысяч метеоров. В результате этого нечастного случая он был серьезно ранен.

Другие, кто замышлял недоброе против Сунь Дэ, погибли при загадочных обстоятельствах. Одних убили молнии, другие поскальзывались и насмерть разбивались. Сложно представить, чтобы практик поскользнулся и умер… у Сунь Дэ это не укладывалось в голове. Даже мне эти истории показались уж слишком невероятными.

Спустя много лет необычайно захватывающая жизнь Сунь Дэ подошла к концу. Когда он умер от старости в своей постели, мне показалось, будто весь мир возликовал. Правда этот радостный крик был совсем тихим и длился одно короткое мгновение. Когда Сунь Дэ испустил дух, мир рассыпался прахом и обернулся в ничто.

Такое замечательное представление пришлось мне по вкусу. Даже зная, что к следующему разу всё забуду, я с нетерпением ждал нашей следующей встречи.

Наконец я услышал голос старика.

«Вторая».

В этот раз голос был каким-то ослабленным, словно говорившему с большим трудом далось каждое слово. Прежде чем я успел это обдумать, моё сознание засосало в чернеющую пустоту.

— Кто я, где я… — спросил я у пустоты, но та не ответила.

Я терпелив, поэтому вскоре… вновь узрел свет и Сунь Дэ. Для описания второй жизни этого человека слово «интересная» было совершенно недостаточно. Увиденное я смог описать лишь одним словом.

«Чудо!»

Жизнь Сунь Дэ красноречивее всего описывало слово чудо. Это было не преувеличением. Иначе как после окончания истории о борьбе Древнего и Ло в простом смертном по имени Сунь Дэ внезапно народилась неслыханная сила культивации.

Эта культивация была настолько ужасающей, что при виде неё любой, вне зависимости от жизни или уровня могущества, пришел бы в неописуемый ужас, ибо такая мощь могла уничтожить их мгновенно!

Если это не чудо, то откуда в Сунь Дэ взялась культивация? Покинув уездный городок, он практически каждый день находил артефакты и магические сокровища. Стоило ему подумать, как желаемое само собой возникало перед ним.

Как-то раз он пожелал встретить спутницу жизни. Как вдруг перед ним необъяснимым образом появилось множество девушек-практиков. Все до единой удивительным образом были влюблены в него…

Я видел, как он пожелал найти друга. В этот же день миллионы практиков были к его услугам. Они слетелись к нему с разных планет и при встрече дали клятву о том, что они отныне названные братья.

Однажды он при мне задался вопросом, почему у него нет врагов. В этот же миг весь мир, всё звездное небо, всё сущее ополчилось против него.

Такому всемогуществу, способности воплощать в реальность любое желание, даже я завидовал. И тогда я не утерпел и незаметно внушил Сунь Дэ мысль о том, что ему не помешал бы преемник. Как только он это пожелал… кровь в жилах всевозможных людей и нелюдей, населявших вселенную, стала испускать родственную ему ауру. Масштаб этого инцидента поражал воображение.

Сунь Дэ долго простоял перед возникшим гигантским деревом. Казалось, будто по жилам этого дерева струится его кровь, поэтому в некотором смысле это и был его преемник.

Сунь Дэ удивленно опустил голову и посмотрел на меня. Этой выходкой… я раскрыл себя. Во мне отсутствовала аура его линии крови, чего он не мог не заметить. Теперь его больше всего интересовал я. Сунь Дэ, способный крутить вселенной как вздумается, начал изучать меня.

В ход пошло всё. Заклинания, небесные молнии, мечи, огонь, печати, сила, способная стереть всю вселенную. Он перепробовал всё. Разумеется, мне это не особо понравилось!

Очевидно, ничего не сработало. Что бы он ни делал — всё было без толку. Во время экспериментов я заметил в его теле кое-что. Невероятно слабую остаточную душу. Она крепко спала и постепенно рассеивалась. Похоже, она могла пробудиться только при определенных условиях. Вот только соблюсти их было крайне трудно.

В осколке души я увидел две тончайшие нити. Черную и красную.

Первая уходила куда-то в пустоту. В неизвестность. Выглядела она крайне хрупкой. Словно могла порваться от легчайшего дуновения ветра. Это проклятье. Не знаю, как я это понял.

Меня насторожила красная нить. Это точно было не проклятье. Да и она выглядела органичной частью души. Несмотря на некоторую незавершенность, это была и не печать, наложенная откуда-то извне, а скорее нечто, что фрагмент души силой пытался заполучить и вобрать в себя.

Высокая позиция. Неимоверно высокая. Что именно за позиция… я не знал, но это было что-то знакомое. Быть может, я раньше об этом слышал?

Одно точно. Эта нить с первого взгляда мне не понравилась, потому что я чувствовал её ненасытность. Она представляла для меня угрозу.

Хоть она не пришлась мне по душе, немного подумав, я кое-что сказал Сунь Дэ.

«Эта нить будет всегда подавлена!»

Как только я это сказал, нить цвета крови в осколке души Сунь Дэ задрожала и стала сильно извиваться, словно сколопендра. Потом раздался пронзительны писк.

— Ты смеешь подавлять Бессмертного?

От писка алой нити весь мир тут же потрескался, а потом разбился на множество осколков. Они закрутились во всепоглощающий вихрь. Но моё сознание вернулось в пустоту. Там снова раздался дрожащий голос старика. Похоже, ему пришлось приложить титаническое усилие, чтобы из последних сил сказать…

«Первая!»